Владимир Владимирович Третьяков
Остаться или уйти

Остаться или уйти
Владимир Третьяков

К сорока годам Сергей был достаточно преуспевающим человеком. Но зигзаг судьбы в одночасье превратил его в изгоя, потерявшего все, кроме жизни, за которой идет охота. Сергей пытался уединиться в деревне, которая по непонятной причине заброшена жителями. Вскоре причина исчезновения сельчан выясняется: они ушли из нашего времени в прошлое, и приглашают Сергея присоединиться к ним. А его недруги уже сумели найти свою жертву, так что, у главного героя выбор невелик: Остаться, дать последний бой и умереть, или Уйти в светлый и добрый мир, чтобы жить и приносить пользу людям.

Владимир Третьяков

Остаться или уйти

Глава 1

С высоты холма деревенька была видна, как на ладони. Сергей сбросил с плеча котомку, достал из нее видавшую виды алюминиевую флягу и, опустившись на траву, начал жадно пить теплую, уже имеющую неприятный запашок, воду.

Метрах в ста от того места, где он решил отдохнуть, протекала неширокая, метров пятнадцать шириной, но достаточно быстрая, речушка. Если спуститься с холма по грунтовой дороге, которая упиралась в полуразрушенный мост, то можно бы набрать свежей воды. Но пройденные за последние несколько дней километры сейчас звенели колокольным набатом в ногах, а потому Сергей решил дать им роздых. Хотелось просто поваляться на зеленой травяной перине, а заодно осмотреться там, куда его занесла судьба.

С неба вовсю припекало жаркое майское солнце, а послеобеденную тишину нарушал лишь стрекот кузнечиков, да птичий гомон, доносившийся откуда-то свысока. В самой же деревне было очень тихо и не отмечалось и никакого движения.

Сергей потянулся к котомке и достал бинокль, пожалуй, самую ценную из своих личных вещей. Он прихватил эту цейсовскую оптику, когда увольнялся из армии, вовремя поняв, что офицерская служба не для него. С тех пор, куда бы ни переезжал, и как бы ни было трудно, не расставался с этим сделанным самому себе подарком.

Подняв бинокль к глазам, и наведя резкость, Сергей, как опытный военный на рекогносцировке, не спеша начал осматривать деревеньку. Скорее всего, это была именно та, о которой ему недавно рассказал бомж, с которым довелось ночевать у костра под мостом.

Сергей спустился туда, заметив огонек горящего костерка. Бомж, увидев его, хотел вначале «сделать ноги». Однако, поняв, что перед ним такой же, как и он, бродяга, успокоился, пригласив гостя разделить с ним немудреный ужин, состоявший из нескольких черствых кусков хлеба, да нескольких кусков мелко нарезанной селедки. Скорее всего, эта снедь была подобрана на какой-то помойке, но Сергей уже давно не мучился брезгливостью, привыкнув питаться всем тем, что подает ему Бог. Внеся свою долю в виде початой бутылки минералки, да нескольких пирожков с картошкой, коими удалось разжиться на выставке чего-то там кулинарного, Сергей окончательно расположил к себе хозяина подмостовой территории. Познакомились, поели, после чего Василий, так звали нового знакомого, от щедрот своих выделил пару картонных коробок, которые неплохо сохраняли тепло во время ночного сна. Пока укладывались на ночевку, Сергей поделился своей мечтой.

– Надоело все, – сказал он. – Хочу податься в сельскую местность, где можно найти заброшенный дом, да и зажить там в свое удовольствие. Руки на месте, кое-что умею, так что, не пропал бы.

– Есть такое место, – после паузы отозвался Василий. – Там не то что дом, а целая заброшенная деревня есть. Я как-то проходил по тем местам, так остался на ночь. Но потом ушел. Ни души там нет, жутко…

– А где она находится? – поинтересовался Сергей.

– Это… – начал Василий, и в мельчайших подробностях объяснил, как добраться до деревни.

Сергей не стал медлить, собрался в путь уже на следующее утро и, похоже, сейчас нашел то, чего искал.

Минут десять он водил биноклем из стороны в сторону, внимательно разглядывая крыши и дворы домов, но так и не заметил даже малейшего человеческого движения в деревеньке. Там лишь едва заметно шевелилась под слабым ветерком листва огромных пирамидальных тополей.

– Пусто! – сам себе сказал Сергей. – Так и есть, никого нет.

Он снова потянулся к котомке, достал из нее сухарь, от которого начал отламывать маленькие кусочки, медленно пережевывая их. Бедственные для него времена научили бережному и экономному отношению к еде. Теперь он, даже сам того не ведая, ел по науке. Не переедал по понятным причинам, употребляя очень мало мяса. В основном – хлеб, как правило, очень черствый, или же сухари, овощи да фрукты, которые удавалось набрать на огородах и дачных участках. Так и жил, подобно птичке божьей: то там ущипнет, то здесь ухватит. Но здоровье от этих кажущихся невзгод не пропало, а даже наоборот. Сергей не курил, почти не пил, даже когда ему предлагали. Постепенно ушли лишние килограммы, и хотя он смотрелся несколько старше своих сорока трех из-за рано появившейся седины, она его нисколько не портила.

Иногда он сам себе задавал вопрос: ради чего он теперь живет, и не находил ответа. Прежнюю жизнь с женой почти не вспоминал. Детей у них не было, так что ничего их не связывало. Обман Татьяны, которая лишила его всего, Сергей поначалу воспринял очень болезненно, как и всякий нормальный человек может воспринять предательство.

М-да, не разглядел червоточины в своей, теперь уже бывшей, супруге! Вначале было обычное, так сказать, бытовое вранье, причем началось оно с первого же дня их совместной жизни. Все шло от самой сути Татьяны, которая даже не воспринимала, как ей казалось, невинную ложь, как что-то предосудительное.

Постепенно вранья становилось все больше, и оно превратилось в своеобразную систему. «Я сегодня буду ночевать у Ленки, она пригласила меня на «девичник» у нее на даче. Можешь не беспокоиться, я доеду на машине. Правда, там нет телефона, и «сотка» не берет, но ты не скучай. Да ты и не успеешь соскучиться, как я уже вернусь. Ну, все, пока».

Ленку он увидел утром. Татьянина подруга, как ни в чем не бывало, выходила из подъезда собственного дома. Ни на какой даче она, конечно же, не была, да и «девичник» прошел без нее.

К тому времени чувства Сергея к жене уже настолько охладели, что он даже не стал устраивать по этому поводу скандала. Не стал ничего выяснять, а просто задал вопрос о том, как все прошло, невнимательно выслушал сумбурный, но все же заранее подготовленный ответ, и машинально покивал головой.

Скорее всего, это была его ошибка, а в итоге… Татьяна и его новый избранник действовали быстро, расчетливо и цинично. Позднее Сергей вспоминал, что подписывал, не читая какие-то, подсунутые ему женой, бумаги. Как потом выяснилось, своей рукой он подписал самому себе приговор. Татьяна ухитрилась нагрузить все долги на мужа, а затем и убедить кредиторов в том, что именно он должен их оплатить. Так что, у Сергея был серьезный повод опасаться не только за свое здоровье, но и, вполне возможно, за жизнь.

Конечно, обидно было в одночасье лишиться всего нажитого: небольшой, но приносящий стабильный доход мастерской, неплохой квартиры, машины, сбережений, но постепенно Сергей научился воспринимать случившееся, как данность, некое испытание, которое подбросило ему судьба. Он понял, что ему просто необходимо пройти этот период жизни, перетерпеть все лишения. Не озлобившись на всех и вся, не опустившись, не оскотинившись. Нужно остаться Человеком, во что бы то ни стало, и тогда с черной полосы обязательно ступишь на светлую. По «закону тельняшки».

Впрочем, в этом законе есть одна тонкость – определение того, как ты идешь по полосе, вдоль или поперек. Когда чувствуешь, что невзгоды затянулись, нелишне повернуть на девяносто градусов. Сергей осознавал это, пытался найти решение и, похоже, начал находить его.

Постепенно он понял, что для полного восстановления своего душевного равновесия ему необходимо остаться одному, уйти от людей подальше, поробинзонить. Только в отличие от любимого с детства героя Дефо, который изначально не желал попасть на необитаемый остров, и всегда стремился вернуться в общество себе подобных, Сергей больше всего хотел уединения, в котором можно спокойно познавать и самого себя, и окружающий мир. Поначалу подумывал о том, чтобы подобно старинным отшельникам уйти куда-то подальше в лес, соорудить там немудреное жилище, и обитать в нем. Но совершать подвиг во имя чего бы то ни было, лишая себя самых элементарных удобств, все же не хотелось. А заброшенная деревня – это было как раз то, что нужно.

Сергей потянулся, поднялся на ноги и, подобрав котомку, направился к реке. Ему захотелось искупаться, освежить тело, сбросить усталость, накопленную за время неблизкого пути. На ходу раздевшись, осторожно, дабы не напороться случайно на корягу или острый камень, вошел в воду. Она была довольно холодной, как-никак, май еще не закончился, но ласково приняла его тело и, словно играя, начала кружить вокруг небольшие бурунчики.

Сергей нырнул, проплыл немного под водой, открыл глаза, но, практически, ничего не увидел, из-за поднятой мути. Вынырнув, несколькими мощными гребками добрался до середины реки, и осмотрелся. В деревне по-прежнему было тихо, и его визит, похоже, никого не заинтересовал.

Он перевернулся на спину, полежал так с минуту, подставляя тело солнцу, но, заметив, что течение начинает уносить его от оставленной одежды, не без сожаления поплыл к берегу, и там рухнул на мягкую невысокую травку. Обсохнув, натянул штаны, рубаху, забросил за плечи котомку, и отправился исследовать мост.

Осторожно ступая по ветхим доскам, Сергей перешел на другой берег, и, бросив взгляд на покосившийся столб с указателем «с. Забродино», внутренне усмехнувшись своеобразному каламбуру, мол, да уж, забрел, двинулся дальше. Чисто механически, повинуясь засевшему где-то в глубине мозга, и неистребимого уже ничем инстинкту армейского офицера, он отметил, что небольшая группа людей пройти по мосту еще сможет, а вот технику, даже самая легкую, он вряд ли выдержит.

У первого дома он остановился. Неясное ощущение того, что, возможно, сейчас ему приоткроется некая тайна, заставило затаить дыхание. Одновременно с этим Сергей, чувствуя себя человеком, который без дозволения хозяев вторгается на их территорию, с намерением взять там все, что ему понравится, пытался унять бешено колотившееся в груди сердце.

Окончательно успокоившись, он двинулся вдоль улицы, которая пыльной лентой протянулось через все село.


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 12 форматов)