ЛИТЕРАТУРА >>
тема: На одной волне
автор темы:
M@ksimka
цитировать
Это зарисовки и картинки из нашей жизни. Можете писать свои, комментировать и ругать, ибо всегда найдется причина :) Заранее прошу прощения за нецензурную брань и прочие неприятности.

Дамы и господа, читающие то, что здесь написано! Несколько подумав, я решил сменить место публикования своих опусов. Если у Вас возникнет желание почитать меня еще, заглядывайте на огонек в ЖЖ, по адресу http://chubarin.livejournal.com
Буду рад встретить вас там :)

Созидание.
Стоп. Щелчок. Все замерло. Ты замер. Замерла. Чего ты ждешь? Вдох. Горький ветер сигаретного дыма проник в твои легкие. Заполнил твои легкие. Черно-розовые, бледно-серые скользкие слизистые мешки. Растекся по альвеолам, маленьким воздушным пузырькам. По тысячам воздушных пузырьков твоих легких. Ты выпускаешь через нос струйки горячего дыма, пропитанные твоей влагой, твоим теплом и твоей жизнью. Распухший язык проводит по сухим растрескавшимся губам, подбирая капельки выступившей крови. Глоток. Острый кадык нервно дернулся под тонкой кожей. На глаза набегают слезы. Кто ты? Зачем ты пришла. Пришел? Рука скользит по незнакомому лицу, вбирая крохи информации, той, что так бережно хранило твое тело. В вихре бесполой, бестелесной памяти кружится твой вопрос, твой страх. Твое имя? Стискиваешь зубы, забыв про боль. Тлеет окурок в твоих пальцах. Столбик серого с черными прожилками пепла срывается вниз и разбивается о холодный бетон липкой бесцветной пылью. Дым разъедает глаза. Красные жилки – это твои лопнувшие капилляры. Ниточка слюны от угла губ к подбородку – потеря контроля над кучей никому уже не нужных рефлексов. Ты один. Одна. Под ногами хрустит стеклянное крошево разбитого зеркала. Стены, холодные и голые, пожирают твой свет. И твое тепло. Где Я? Пальцы дрожат. Пальцы скребут равнодушный бетон. Пальцы уничтожают себя. Ты уничтожаешь пальцы. Стираешь грань между плотью и камнем. Стираешь ногти, кожу и мясо с онемевших, застывших пальцев. Создаешь идеальный инструмент уничтожения собственного тела. Оставляешь кровавые полосы на жадных грязных стенах. Падает на пол окурок. Вслед за каплями твоей жизни, озаряя жалкий лоскуток пола маленьким фейерверком умирающего огня. Крохотным снопом искр. Где Ты? Потерялась. Потерялся. Впитываешь в себя информацию. Ты – универсальный сканер пространства. Универсальный преобразователь мысли в предмет. Ты сам сама создаешь мир вокруг себя. Собираешь из разрозненных кусочков свою реальность. Сплетаешь из видимых лишь тебе одной одному тонких нитей стены, пол, пряди тусклого света у тебя под ногами. Сквозь толстую подошву ты кончиками пальцев ощущаешь напряжение лишь тебе одному одной видимой нити. Слышишь ее несуществующий звон. Шаг за шагом. Вдох за вдохом, ты продвигаешься вперед, изуродованными пальцами творя то, что ждет тебя дальше. Позади тебя – узкий коридор. Впереди – неизвестность. Ты еще не создала создал свое будущее. Собираешь из фрагментов воспоминаний продолжение своей жизни. Коридор уходит влево. Под потолком мигает слепая лампа. Что дальше? Пьяный смех. Плеск воды. Бормотание радио. Шаг за шагом. Вдох за вдохом. Закрываешь глаза. Ступаешь только вперед. В неизвестность. Что дальше? Забываешь придумать следующий кадр. Шаг за шагом. Вдох за вдохом, ты входишь в пустоту. Исчезаешь, растворяешься в Ничто. Тебя больше нет… А дальше – кто-то решится повторить твой путь. И снова будет: «Стоп. Щелчок. Все замерло. Ты замер. Замерла. Чего ты ждешь? Вдох. Горький ветер сигаретного дыма проник в твои легкие. Заполнил твои легкие. Черно-розовые, бледно-серые скользкие слизистые мешки. Растекся по альвеолам, маленьким воздушным пузырькам. По тысячам воздушных пузырьков твоих легких. Ты выпускаешь через нос струйки горячего дыма, пропитанные твоей влагой, твоим теплом и твоей жизнью»…

Тема создана: 2007.01.06 16:53 MSK | Исправлено: 2007.09.13 18:36 MSK
M@ksimka цитировать
Немного лирики и психоделии. Рассказ из цикла "На одной волне"

Шорох бесплотных шагов.
Все относительно. Бессилие и твердый стержень воли сплелись воедино в одном организме. В одном органическом носителе. Скажи мне, как тебя зовут. Дай мне твою руку. Мы будем вместе. Я буду рядом.
Кто-то плачет, а кто-то смеется. Все относительно. Ты уходишь, я остаюсь. Ты с другим, я один. А помнишь: «Мы будем вместе. Я буду рядом…» Вновь теряю покой. Скажи мне, как тебя зовут… Сигарета дрожит между пальцев. Сизый дымок вьется тонкой ниточкой, лезет в глаза. Мы будем вместе. Сколько слов. Так глупо сейчас. Вся правда превращается в ложь. У каждой правды – свой срок годности. Любая правда со временем превращается в ложь. Когда ты убиваешь свои мозги таблетками и алкоголем, любая ложь кажется правдой. Чаще всего ты врешь сам себе, придумывая светлые дали, сказочные страны и воздушные замки. В это проще всего поверить. Когда ты пьешь или глотаешь таблетки. Когда ты убиваешь свои мозги…
Все относительно. Жизнь и смерть. Ненависть и любовь. Скажи мне, как тебя зовут. Назови свое имя. Влажный след поцелуя на щеке, на губах. Тепло твоего тела. Дождь за окном. Первый весенний дождь. Первая осенняя любовь, которой нет еще и года. Кроваво-красная роса в винном бокале, окурки в пепельнице. Засыпаешь у меня на плече. Мой ангел. Мое счастье. Где ты сейчас? С кем ты сейчас? Мы будем вместе.
Пальцы скользят по струнам. Что ты слышишь? Звуки сплетаются в кружево, звуки плывут, струятся, перетекают из плоскости в плоскость. И наши тела следуют этой музыке. Они вливаются в эту музыку. В музыку тел. Чувствовать себя Создателем – не грех. Все мы – боги, творцы реальности. Боги без храмов и жрецов. Свободные и одинокие, слепые и беспощадные – именно такие, какими и положено быть богам. А вокруг толпятся люди. Бесполезные маски, жестокие игры, бессмысленные взгляды, тупые ухмылки на тупых лицах. Стадо, которому нужен личный пастух. Которому нужен Отец и Вождь в одном лице. Пастырь, которого можно любить и ненавидеть. Который будет решать все за всех. Карать или миловать; лечить или калечить; поднимать из мертвых или лишать жизни… Скажи мне, как тебя зовут.
Тот, кто верит в реальность происходящего – либо святой, либо сумасшедший. Одной для всех реальности не существует. Все относительно. Ты улыбаешься. Глаза говорят: «Я тебя люблю». Мы будем вместе. Губы шепчут: «Я тебя люблю». Это было в другой реальности. Сейчас в твоем сердце зима и идет снег. Говорить слова и читать молитвы, петь псалмы и проклинать Богов. «Доколе, о Господи, милый, терпеть твои игры, не смея подняться с колен и оскалить клыки?!» Что может быть глупее? Слова – это всего лишь информация. Ели информация не материализуется, значит, она бесполезна. И если ты говоришь «люблю», то как ты себе представляешь материальное воплощение этого слова? Бестолковая абстракция. Ты лжешь.
С кем ты сейчас? Пальцы скользят по струнам. По клавишам телефона. Набирают номер. Извлекают звуки. И ты снова не отвечаешь. Где ты сейчас? Голос дрожит и срывается – хронический бронхит. Горло забито слизью. Красные глаза – расплата за бессонные ночи с крепким чаем и сигаретами. Сижу на грязном подоконнике, закутавшись в плед. Окурки в пепельнице, наушники в плеере. Или диск в плеере, а наушники в ушах? «За окном живут люди, идут праздники и войны, а тебе плевать – у тебя свои проблемы» За окном – снова дождь. Мое любимое состояние души. Дождь – это отсутствие снега, отсутствие зимы. Листья на деревьях – они либо есть, либо их нет. Но это ничего не меняет. С кем ты сейчас? Скажи мне, как тебя зовут. Я так и не узнал. Знающий имя – да владеет им до скончания веков. То, что я отдал тебе, никогда не вернется обратно. Теперь ты – полноправная хозяйка почти всей моей души. Хозяйка, которой не нужна такая бесполезная мелочь. Мы будем вместе.
Наполняю легкие влажным воздухом из раскрытой форточки. Кислород смешался с кровью, кровь пробежала по венам. Я живу. Существую. Созидаю. Создаю. Почти гениальный, но так и не вышедший в тираж. Сижу «на грязном подоконнике в позе лотоса» Такой маленький и нелепый. Позвольте представиться: почти Бог. Усмешка, кривая и несимметричная. Звериный оскал – ни больше ни меньше… Где ты сейчас? Когда мы были вместе, ты любила меня. Сейчас в твоем сердце зима и идет снег. Эмболия. Это когда в кровь попадает воздух. Сердце взрывается от перепада давления. Стопроцентная смерть… Человек, который смеется – либо дурак, либо Гуинплен. С кем ты сейчас? Мы расстались. В этой реальности. То, что случается со всеми. То, что может случиться с каждым. Сигарета дрожит между пальцев. «Ни капли никотина тридцать минут». Такая штука жизнь. Грязная. Нелепая. Жестокая…
Твои глаза говорят «я тебя люблю». Я люблю твои глаза. Я до сих пор люблю тебя. Мы будем вместе. С кем ты сейчас? Где ты сейчас? В час Дракона. В год Уходящей Любви. Мы все стремимся к яркому свету далеких звезд. Холодной Луны. Глупые гигантские мотыльки. Никому не нужные одинокие боги. Творцы самих себя. Расправляем крылья навстречу голодному огню. Кара за стремление стать выше, чем есть. Сгореть в собственном пламени, что горячее, чем жар сотни солнц. Пламя, что бьет через край невостребованной, непонятой души. Мы будем вместе. Я и Ты. Лед и Пламя. День и Ночь. Все относительно…

Сообщение создано: 2007.01.06 20:36 MSK
M@ksimka цитировать
Щелчок. Рокировка. Шаг в пропасть. Поворот.

Ты – красивая, чистенькая домашняя девочка четырнадцати лет. Детство прошло относительно недавно, и из твоей комнаты еще не успели сбежать мягкие игрушки и обои в радужных тонах. Ты ведешь дневник, флиртуешь с мальчишками и мечтаешь о большой светлой любви. Ты еще только учишься быть настоящей женщиной, и неумелые поцелуи на школьных вечерах – лучшее тому подтверждение. Ты не рискуешь вести себя слишком вызывающе. Ты не позволяешь своим приятелям ничего выходящего за грань дозволенного – легкие поцелуи и ненавязчивый петтинг – вот все, чего могут добиться от тебя сверстники. Время от времени, когда ты чувствуешь, что доходишь до точки кипения, ты в спешке возвращаешься домой и долго мастурбируешь, представляя себе, что ЭТО делает с тобой твой кумир из очередного модного бойс-бенда. Любовь родителей и любовь в мире девичьих грез – что еще надо для счастья? Но один шаг и – о, Боже! Ты безнадежно влюблена в парня на четыре года старше тебя. Он галантно ухаживает за тобой, дарит розы и плюшевых зверей. Ты понимаешь, что он тоже влюблен в тебя. Все развивается по известному сценарию и, выдержав несколько первых натисков, ты, в конце концов, отдаешься ему. Крепость сдана. Ваша первая ночь проходит вовсе не так, как ты себе представляла: вместо белых простыней и огромной кровати – грязное покрывало и старый обоссаный матрас; вместо хрустального дворца – вшивая комнатушка в коммуналке; вместо сказочного наслаждения – дикая боль и много крови; вместо прекрасного принца – похотливый юнец, который взял тебя жестко, без всяких ласк; который за пять секунд довел себя до оргазма, придавив тебя к полу, пыхтя, брызжа слюной тебе в лицо, дергаясь, словно эпилептик во время припадка; который умудрился кончить в тебя – не хватило денег на презервативы, а ты слишком долго витала в своих грезах, чтобы помнить о таких пустяках. Ты разочарована. Но ты окажешься еще более разочарованной, когда месячные не начнутся ни через неделю после положенного срока, ни через две, ни через месяц. Твой друг, узнав об этом, станет тебя избегать. Перестанет звонить, перестанет отвечать на звонки. Ты испугана. Ты в панике. Ты не знаешь, что делать. Забота родителей – та самая забота, в которой ты сейчас так нуждаешься, – начинает раздражать. Ты в пух и прах разругалась с матерью, повздорила с отцом, поссорилась со всеми подружками, пошла на конфликт с учителями; ты стала подумывать о самоубийстве. Еще пару дней ты набиралась смелости, пыталась дозвониться до своего друга… А потом просто проглотила горсть успокоительного и искромсала отцовской опасной бритвой свою левую руку до кости, под звук льющейся из крана теплой прозрачной воды. Когда тебя нашли, ты лежала в ванне в темной от крови воде. Как прекрасная нимфа, в коктейле из крови и слез. Ты так стремилась умереть, тебе было так больно, что ты прокусила насквозь губу, когда резала вены. Вот оно – твое счастье.

Куда теперь?

Иван сидит, подперев бородатый подбородок огромным кулаком. Наверно зря мы его растрясли. Сейчас пойдет на кухню, усядется за стол, и будет хлестать водку из горла, а потом тяжело вздохнет и отправится на улицу. Искать приключений. Он всегда становится дурной, если много выпьет. Благо, много выпить для него – это литра два водки. Такое не часто случается.
Закуриваю крепкую сигарету и сажусь за компьютер. Ангел кричит из соседней комнаты голосом капризной маленькой девочки, чтобы я выключал свою железяку и присоединялся к ней: она занята важным делом – лежит на диване кверху попкой и ей, несомненно, требуется помощник в столь важном начинании. Ух, похотливая кошка! Когда-нибудь она меня совсем измотает. Иван как будто читает мои мысли: он хитро щурится и выдает вполголоса такую злачную реплику, что я невольно краснею до самых пяток. Понимаю, что Иван не в лучшем настроении, и срочно сваливаю в соседнюю комнату, чтобы спрятаться от мира в объятиях моего ненасытного Ангела.

Сообщение создано: 2007.02.25 00:39 MSK
M@ksimka цитировать
Стакан за стаканом – потому что так легче воспринимать творящийся вокруг спектакль концентрированного абсурда. Сигарета за сигаретой. Книга за книгой. Песня за песней. Плевок за плевком, глоток за глотком. Создавать свой мир из обломков чужих фантазий, нерожденных мыслей и несказанных слов. Путем разрушения собственного тела и собственного мозга, и собственного разума, и собственной жизни. SELFDESTRUCTION. САМОПОЗНАНИЕ. САМОСОЗИДАНИЕ. САМОРАЗРУШЕНИЕ. HELP-YOUR-SELFING. Великолепная возможность показать всем, что ты НЕ ТОТ, за кого они тебя принимают. Правильный мальчик с безупречными манерами, грамотной речью и изысканным вкусом. Нет. Врожденное патологическое стремление к бунту, к разрушению, к обесцениванию моральных принципов и социальных норм; к пьянству, блядству и скорой смерти. Стремление не оставить после себя ничего, что пошло бы на пользу следующим поколениям. Ни одной вразумительной адекватной весточки из прошлого – лишь скупые обрывки фраз, пара пожелтевших фотографий и кипа никому не нужных бумаг – записки из две-тысячи-лохматого-года, привет из могилы, пропитанный трупной вонью и кладбищенской сыростью. БЛЯДЬ! Когда же станет тепло? Ответ прячется под тоннами грязного снега и чересчур скользкого льда. Деревья шепчут – «Никогда, никогда» Снег шуршит, птицы спят, свет горит. Ночь подходит, проходит, сменяется утром с похмельем и головной болью – если долго пьешь, или со страшной эй-ты-как-тебя-там? под боком. Плохой табак и дерьмовое пойло, трипперные бляди и гопники с голодными пустыми глазами – флакон полон, льет через край. Закупорить пробкой и поставить на полку для выдержки. Чтоб через десять лет получить уникальный аромат и цвет, и вкус. Зелье с названием на манер «Запах притона Х.О.» Безумно дорогая штука. На этом можно зарубить нехилую кучу бабок. И дедок… Такая же бодяга, как похоронное агентство «Всем смертям назло!» Умирать молодым и свободным, старым и больным. Состарить свое тело на девяносто лет за год или состариться за девяносто лет. Есть ли принципиальная разница? Разве что в длительности процесса. Все остальное не имеет значения. Любой поступок умрет гораздо раньше, чем его автор (творец, создатель?). Любой человек рискует быть забытым задолго до своей смерти. Так есть ли принципиальная разница между нелепой смертью в двадцать пять лет или закономерной в девяносто? Она существует лишь для сторонних наблюдателей. Этакая СУБЪЕКТИВНО-ПРИНЦИПИАЛЬНАЯ разница для хилых плакальщиков, дефективных нытиков, истеричных теток и сильных духом мужей. Сборище лицемерных подонков, для которых твоя смерть не значит ничего – они «за свою жизнь еще и не такого насмотрелись» Что же это за жизнь, в которой сопливый прыщавый подросток может толкать умные речи перед разинувшим рты стадом быдла, взирая на эту самую пресловутую жизнь «с высоты прожитых лет»?! Дамы и Господа! Внимание на арену! Сейчас пред вами предстанет УНИКАЛЬНЕЙШИЙ экземпляр Homo-какого-то-там-us, обитавший сотни лет назад в одной огромной и безобразно непригодной для жизни человека стране. Сенсационная находка, феноменальное открытие! Существо совершенно самостоятельно пьет водку, курит и ругается матом!!! Спешите видеть!
Погрязшие в своих мелочных проблемах, зачастую нами же и созданных, мы ищем, мы пытаемся найти легкий способ отпущения грехов, своих и чужих, ударяясь в какую-то-там-религию, воспевая гимны какому-то-там-богу. Как просто, сочинив радужную реальность, позволить обмакнуть себя мордой в дерьмо, веря в райские кущи и мужиков с крыльями, поющих сладкими голосками в том самом месте, куда МЫ ВСЕ ПОПАДЕМ КОГДА СДОХНЕМ. Поверить в то, что большинство наивно называет сказкой; в иную реальность, одинаково близкую и далекую. Что за ...?! Бормотуха какая-то.
Полоумный дворник ворочает лопатой пласты снега, складывая ему одному известную мозаику из мусора и талой воды, ворчит, плюется, корчит рожи. Где он? Явно не здесь. Рожденный в точке соприкосновения двух миров, оставив разум своему двойнику из СТРАНЫ СЧАСТЬЯ, сам он счастлив, собирая лопатой пласты снега, грязь и собачьи какашки в ему одному известную мозаику. Блаженны нищие духом. Что-то вроде этого сказал всем известный классик, не припомню его имени. Никакая радость не достойна права на существование. Лишь та радость, что не принесла радости, способна доставить удовольствие стороннему наблюдателю. Такому как ты. Или я. Или она. Как вашей душе будет угодно.
Смотреть на происходящее со стороны, делая вид, что тебя это не касается. Стакан за стаканом, глоток за глотком. Зачем подростки пишут на стене ХУЙ? Да потому что в этом возрасте принято думать об этом. Думать о том, куда бы этот самый ХУЙ повыгоднее приспособить. И далеко не во всех случаях подойдет привычное выражение «Засунь в задницу». Взрослые дяди и тети с честными лицами и мыслями, праведными, как микстура от кашля. Все они имеют целую кучу тараканов в своих головах. Сборище нравственных импотентов, со стандартным набором комплексов, со стандартным набором моральных устоев, семейных традиций, ценностей и проч. Все они с радостью нашпигуют вас бесполезными советами; накормят ничего не стоящим, а потому бесценным жизненным опытом. Каждый из них – счастливый обладатель хотя бы одной сексуальной проблемы (последствия психической травмы в далеком детстве). Боязнь разрешить себе думать об ЭТОМ хотя бы наедине с самим собой. Они никогда не называют вещи своими именами: вместо «ЧЛЕН» они говорят «ПИСЯ», а все остальное уже не имеет значения. Здесь главное суметь убедить себя и других, что тебя это не касается, что эта проблема не имеет к тебе отношения.
Все эти дядьки с волевыми лицами, квадратными фигурами и собственной манерой мышления испокон веков ассоциируются со словом СИЛА. Все, абсолютно все привыкли думать, что это и есть СИЛА. Суровая мужская дружба, идеалы и ценности – все это пропитано духом латентного гомосексуализма и завуалированного детства-в-жопе-заиграчества.

Сообщение создано: 2007.02.03 12:19 MSK | Исправлено: 2007.02.03 12:23 MSK
M@ksimka цитировать
Стремление выставлять напоказ железные нервы, железные мускулы и несгибаемую волю – лишь попытка скрыть слабость духа и страх перед окружающей действительностью. Облачиться в железо и гордо выступать ВПЕРЕДИ ПЛАНЕТЫ ВСЕЙ, доказывая непонятно кому, а в первую очередь – самому себе, что, мол – вот он я какой, большой, могучий, непобедимый! Как средневековый рыцарь, закованный в латы, только хуже. Рыцари, по крайней мере, стремились защитить свое отнюдь не слабое тело от равнодушной смертоносной стали. Современные же РЫЦАРИ скрывают под маской напускной жесткости, оградивши себя намеками и условностями, лишь отсутствие интеллекта и врожденное скудоумие. Это и есть их СИЛА. Страшно? Отнюдь. Скорее смешно. Над обмоченными штанами, блевотой в унитаз и так далее. Неужели никогда не видели таких картинок? Ярость цепных псов, тупая и никчемная.
Словоизвержение, бурый вонючий поток бессвязной чепухи. Сказать «Я умнее всех» - значит поставить себя как минимум на порядок выше окружающих. Попытайся соответствовать хотя бы этим же окружающим. Наше дружное общество-сообщество за многие сотни лет приобрело поистине бесценный опыт в ОБРЕЗАНИИ крыльев посмевшим взлететь выше, чем положено. И если ты вдруг решил сменить цвет цвета безликой массы на какой-нибудь-другой, то будь готов к тому, что эта самая безликая масса сделает все, чтобы этот цвет был либо голубой, либо мертвый, что в принципе равнозаменяемо и взаимодостаточно. Пить коктейль из собственной глупости, замешанный на спирту и дешевых понятиях о ДОСТОИНСТВЕ, ЧЕСТИ и РОДИНЕ. Какая же это блядская белиберда!

Сообщение создано: 2007.02.03 12:21 MSK
Savyolo4ka цитировать
Специально перечитала со 2-й стр. (1-ю, извини, моя женская ментальность не выдерживает). Да-а, давненько я не заходила на этот ЛитП… И мне еще говорили про пессимизм???
Ладно, это неважно, знаешь, что мне понравилось больше всего? «Ты улыбаешься. Глаза говорят: «Я тебя люблю». Мы будем вместе. Губы шепчут: «Я тебя люблю». Это было в другой реальности. Слова – это всего лишь информация. Ели информация не материализуется, значит, она бесполезна. И если ты говоришь «люблю», то как ты себе представляешь материальное воплощение этого слова? Бестолковая абстракция. Ты лжешь.» Надо запомнить :) Буду парням после объяснений в любви ее говорить (интересно на реакцию посмотреть)!

Неужели, ты серьезно так считаешь про «сильных и стальных мужиков/дяденек»? Далеко не все люди, соответствующие этому имиджу столь плохи и ни на что путное не способны (во всяком случае, назвать вещи своими именами, по-моему, большинство из них смогут! (особенно, когда подопьют)).

И вышел Он,
Весь стали полн,
На низкую трибуну.
Сказал – «Ать - два»,
Потом – «Отбой».
И кончил речь
Топнув ногой.

Затем?
Трактир.
Веселый смех
Почти нагих капризных дев.
Еще?
-Шампанского!
-Ликер!
Немного, карт, драк,
Договоров и …
Успех?


Сообщение создано: 2007.02.04 17:51 MSK
M@ksimka цитировать
Ма-аленькая такая картиночка. Из разряда "со всеми бывает"... :)

Может чаю выпить? Или вина? У меня тут где-то вполне сносный коньячок завалялся. А может сигарету? Или все сразу? Кошка, ну-ка брысь отсюда! Вечно под ногами путается. В зеркало глянуть мимоходом. Ой, батюшки свет, какие же мы красивые! Ну ничего, сегодня все же суббота, выглядеть безупречно – без надобности. Сейчас позавтракаю на скорую руку и немного приведу себя в порядок. Кухня. Это последнее пристанище вымирающей интеллигенции сегодня более напоминает картину, многим известную под названием «Мамай воевал». Бутылки пивные, банки, склянки, тарелки с недоеденным ужином-завтраком-обедом, еще одна кошка. Сколько же их всего? Ах да, точно: трое. Или четверо? Уй, блин, арифметика явно не для меня. Все-таки сигарету. Снежок за окошком, хмуро, пасмурно. Надо еще ребятушкам позвонить, поинтересоваться вежливо «Как добрались вчера? Э-э-э, ну в смысле, сегодня». Так, стоп. А уходил ли вообще кто-нибудь? Ладно, проверим позже. Чайник тоскливо завыл, предлагая свои услуги. Выключить газ. Полную чашку кипятку, две щепотки зеленых листьев. По запаху – вроде чай. Зеленый. Прикрываю блюдечком – пускай настаивается. Что там у нас в холодильнике? Пиво, консервы, сыр, сахар… Эй, кто это так пошутил?! Сахар убрать на место. Дальше: какие-то овощи, молоко из музея палеонтологии, вино – целых полбутылки, хлеб (он-то что в холодильнике делает?). Ух, кошмар какой-то. Ладно, мы не привередливое растение, можем и яичницу поклевать. Так, пару яиц. Или еще парочку? Сверху сыром приправим. Красота!
Из комнаты медленно выплывает тело. Небритое, лохматое, с распухшим лицом (или мордой?). Прям неандерталец, ни дать ни взять. «С добрым утречком, Солнце мое! Как тебе спалось?» Тело тупо шарит взглядом, пытаясь определить источник издевки. Увы, в таком состоянии ему бы местонахождение себя в пространстве найти. Или холодильник с пивом. Удивительное чутье! Тело добралось до вожделенного холодильника практически сразу. Явно вчера тренировался – вырабатывал рефлекс. Берет пару банок, уходит обратно. Вот она – мужичья благодарность! Нет бы, хоть слово доброе сказать! Как же, только пиво и футбол! А то, что женщине с утра грустно, да и вообще на душе тоскливо – так до этого никому дела нет. Ну что ж, пора создать себе лицо, а потом произвести разведку боем на предмет выживших в этом царстве пьянства и разврата. Чует мое сердце, что тело, явившее себя большому миру, окажется далеко не последним. Новый день начался. Жизнь продолжается…

Сообщение создано: 2007.02.04 20:31 MSK | Исправлено: 2007.02.04 20:33 MSK
M@ksimka цитировать
Вспышка. Кадр 1

Вся жизнь в спешке – модный стиль. Стиль жизни нашего времени. Стиль нашей жизни. Спешить куда-то, в извечной погоне за лучшей жизнью. В извечной схватке с вчерашним днем. В сумбурных, бестолковых, лишенных смысла разговорах. В спорах ни о чем, в движении в никуда. Вот она – наша жизнь. Встречая рассвет, провожать закат, – и день прошел. Проносится мимо нас с немыслимой скоростью. Ради чего. Все наши достижения, гадкие помыслы, светлые мысли – все это становится никому не нужной историей. Архивом с пометкой «Топ сикрет». Все наши вшивые постельные секреты, все наши гнусные делишки. Все наши пустые переживания, тайные стремления, детские страхи, придуманные проблемы. Ради того, чтоб об этом забыли потомки. Похоронили вместе с памятью о прошлом, вместе со старыми фотографиями, пожелтевшими письмами, устаревшей музыкой. Ради того, чтобы дать жизнь новой морали, новым нравам, свободным от предрассудков прошлого. Что будет после нас? Ничего нового. Все то же, только в ином свете, в ином ракурсе, с другой точки зрения. Вся наша жизнь – это хождение забитой клячи по грязной арене провинциального цирка под крики «Алле!». Вся наша жизнь – замкнутый и замкнувшийся круг. Круговорот, круговая порука в извращенной форме. Еще до того, как мы умрем, мы станем историей; обузой для наших детей, игрушкой в руках наших внуков. Имеет ли смысл?
Имеет ли смысл стремиться к лучшей жизни, если все то, чего мы достигнем путем тяжкого труда, хитрых махинаций, изощренных интриг – все это перестанет принадлежать нам после смерти. Стоит ли тратить свою жизнь во благо следующих поколений, которые, как правило, не будут ценить ваши достижения. Стоит ли транжирить драгоценное время на обустройство чужой жизни после своей смерти?

Сообщение создано: 2007.02.05 21:31 MSK
M@ksimka цитировать
продолжение:

Шаг, второй, поворот…

Иван развалился в кресле и курит трубку. Ароматный дым клубами вьется под потолок и лениво выползает в раскрытую форточку. В комнате холодно и пахнет дождем с улицы. Пахнет Ивановым табаком. Пахнет жареным мясом, что готовит на кухне Алина.
Иван берет с пола бутылку коньяка и разливает по тридцать грамм в пузатые бокалы. Я сижу за компьютером и терзаю монстров в Quake 2. Мне наплевать, чем заняты остальные. Ангел выходит из ванны, взъерошенная и мокрая, закутанная в махровое полотенце. Ничуть не похожая на ангела. Хватаю тонкую длинную сигариллу из пачки около системного блока. Иван щелкает зажигалкой, я прикуриваю. Крепкий табачный дым, густой, как разлитый в бокалы «Арарат», обжигает горло и легкие. Выпиваю коньяк, предварительно чокнувшись с Иваном. Зажевываю «Тоблероном», делаю глубокую затяжку. Ангел хитро улыбается, подходит ко мне и усаживается на колени. Не очень удобно – в компютерном-то кресле. Трется носом о мою небритую щеку, морщит лоб, потом осторожно целует. Что-то замышляет. Выгружаю игру, запускаю медиаплеер. Начинает петь Чиж.
– Выключи. – Иван хмурится и берет в руки гитару. – Это я и сам могу.
Ангел опережает меня, щелкает клавишей, и музыка замолкает. Иван осторожно проходится по струнам, подстраивает, и начинает петь что-то из своего репертуара. Что-то тихое, грустное, но безумно красивое. Я люблю, когда Иван поет. Но это редко бывает. Алина пришла с кухни и теперь слушает, примостившись на полу, рядом с Ивановым креслом. Она тоже любит его песни, и Ангел любит. Только Иван не любит. Но поет.

Щелчок. Рокировка. Стоп-кадр.

Еще вчера ты был счастлив и доволен жизнью. Еще вчера у тебя были деньги, квартира, машина, жена и любовница. У тебя были дети – мальчик и девочка. Сегодня ты узнаешь, что твоя жена ходит на сторону и беременна, причем не от тебя. Сегодня она объявила, что подает на развод. Сегодня ты узнаешь, что твоя любовница больна гепатитом С, и не факт, что ты не заражен – ведь вы не пользовались презервативами. Сегодня твой сын скажет, что он – гомосексуалист, а дочь вскроет вены в ванной, сославшись на несчастную любовь и непонимание родителей. Твою квартиру отберут бандиты, твоя фирма обанкротится, в твой «Мерседес» последней модели въедет грузовик с бетонными плитами. Ты останешься ни с чем. Ты станешь никем.
Что остается делать, когда все пошло наперекосяк? На следующий день тебя найдут в грязной душевой заводского общежития. Голый и жалкий, ты будешь болтаться под потолком на дорогом брючном ремне, весь раздувшийся и посиневший; в слюнях и блевотине, по твоим ногам будет струиться кал и сперма – результат полного расслабления мышц. В субботней газетенке опубликуют скандальный материал, о тебе вспомнят несуществующие друзья, твоя жена будет безутешно рыдать на твоих похоронах. Она будет безутешно рыдать на груди будущего отца ее будущего ребенка. Ребенка, у которого нет судьбы, ребенка, который обречен – ведь и с женой ты не использовал резинки. Что еще требуется для счастья?

продолжение потом допишу, ибо некогда :)

Сообщение создано: 2007.02.05 21:34 MSK | Исправлено: 2007.02.05 21:36 MSK
M@ksimka цитировать
Этакий перерыв в потоке брани и сквернословия. Кое-что вспомнилось из лирики:
Очередной вечер в очередном городе. Каждый город начинается с вокзала. А каждый пригород с автостанции… Старухи, торгующие семечками и сигаретами, бомжи и опойки, менты и бандиты, проститутки и попрошайки. Ужин в вонючей забегаловке. Пропахшие табаком и дешевым вином стареющие бляди, размалеванные и грязные. Ловлю такси, еду по центральной улице. Где-то меня ждут. Нас всегда кто-то ждет, мы всегда к кому-то едем. Извечная схема «работа-дом», без промежутков и лирических отступлений. Фонари зажглись и теперь нагло заглядывают в тонированные стекла пижонской красной «девятки», символа достатка и процветания в любом провинциальном городке. Водитель скалится, глядя на девок, стоящих вдоль дороги. Водитель – этакий шакалисто-гиенистый гоблин с бритым черепом и зековскими замашками. В магнитоле – на редкость бездарный и безобразный «гоп-стоп-хит», дешевые печатки на пальцах, огромная цепь из позолоченного алюминия. Закуриваю. Водитель сразу же обращает внимание на дорогие по здешним меркам сигареты, просит угостить. Без проблем. Он сразу же располагается ко мне и начинает что-то быстро и невнятно рассказывать про свои проблемы, про «кидалово» и «попадалово». Изображаю на лице живейший интерес. Колесим еще полчаса. Вежливо намекаю на то, что я «не лох» и знаю город. Водитель говорит что-то типа «ну, извини, брат», и через десять минут я на месте. Расплачиваюсь, выхожу. Гоблин довольно скалится, пряча деньги в карман. Вечер близится к ночи. Теплое нынче лето. Во дворе тусуется молодежь. Пьяные и агрессивные гопники. Поднимаюсь на третий этаж, жму кнопку звонка. Здравствуй, родная, я вернулся…
Сколько бессонных ночей было проведено на кухнях старых «хрущевок» в тумане сигаретного дыма и винных паров. В спорах и мечтах, с пьяным смехом и объяснениями в любви, в признаниях, слезах и ругани. Каждый раз в муках рождая истину, известную только нам, творя и созидая свой собственный мир, погружаясь с головой в свой личный микрокосмос, в атмосферу сообщничества и страшных тайн. Каждый раз мы чувствовали себя заговорщиками, хранящими великие секреты вечной жизни, познавшими таинства сотворения мира и рождения звезд. Все, что было снаружи, все, что было вокруг – все это не имело значения. Целую ночь, пытаясь отсрочить наступление следующего дня, веря в то, что завтра все будет иначе. Но приходило утро, а вместе с ним начинались повседневные дела, мелкие проблемы, ссоры, головная боль и опухшие красные от бессонных ночей глаза. И все, о чем говорилось ДО, превращалось в дым, который тихонько просачивался в открытую форточку и разносился вольным ветром по всему свету. Мы бежали на работу или на учебу; или оставались дома прибираться и готовить; или вообще ничем не занимались, лежа на расправленной постели и глядя в телевизор или рассматривая трещины на потолке. Волшебство первой сигареты, первой чашки кофе или чая, первого поцелуя или первого секса. Волшебство ночи, утра или нового дня. Все это сливалось в одно короткое слово «жизнь». Настолько короткое, что никто из нас не замечал, как скоро наступала смерть. И когда на кухонных собраниях стали все чаще и чаще пить не чокаясь, когда наши ряды изрядно поредели – лишь тогда мы поняли, что молодость прошла, уступив место приближающемуся закату…
Здравствуй, родная, я вернулся. Ты улыбаешься. Такая красивая и такая родная. Только сейчас я могу забыть все, что тревожило меня ДО. Ты обнимаешь меня, и я забываю все слова, что хотел сказать. Слова больше не нужны, мы слились в едином танце, в единой мелодии музыки тел. Я вернулся. Вернулся к тебе, моя любимая женщина. И вот опять ночь на кухне, и так здорово, что завтра суббота…

Сообщение создано: 2007.02.10 17:25 MSK
M@ksimka цитировать
продолжение...

Щелчок. Рокировка. Два вправо.

Ты – преуспевающий школьник. Состоятельные родители устроили тебя в элитный лицей за умопомрачительные деньги. Ты учишься в классе с такими же богатенькими оболтусами. Вы целыми днями слоняетесь по игровым залам, пуская на ветер папины сбережения; ночи напролет вы кутите в ночных клубах, а поутру, наспех похмелившись и скудно позавтракав, спешите на занятия. Вскоре такая жизнь перестает приносить радость, мир становится скучным. После очередной любовной неудачи, ты понимаешь, что тебя непреодолимо тянет к твоим товарищам. Ты уже не обращаешь внимания на девушек – все чаще и чаще ты флиртуешь с симпатичными мальчиками-батарейками из клубов. Безобидные сигареты и вино уступают место тяжелым наркотикам. Ты забросил учебу. Теперь каждый твой день начинается в каком-нибудь притоне, в объятиях очередного бой-френда. Ты счастлив. Счастлив до тех пор, пока не кончаются отцовские деньги. Ты хитришь, и уворачиваешься от нападок родителей. Ровно до тех пор, пока тебе не надоедает; и когда отец вызывает тебя на серьезный разговор, ты с легкой душой выкладываешь всю правду. Папенька в шоке. Ты пользуешься моментом и, пока никто не видит, потрошишь его кошелек, выгребая всю наличку – весьма нехилую сумму, и сваливаешь. На сей раз навсегда, чтобы никогда больше не вернуться в родительский дом, который вскоре вообще прекратит свое существование. Через пару дней из газет ты узнаешь, что твой отец «погиб при трагических обстоятельствах», а сестра покончила жизнь самоубийством. Тебе глубоко наплевать на это. Твоя жизнь теперь – достать дозу, поставить на вену пару кубиков и забыться в полунаркотическом дурмане в объятиях своего мускулистого любовника. Через два года ты умрешь в одном из многочисленных притонов Питера; избитый, грязный, всеми забытый, зараженный ВИЧ. Умрешь, вколов вместо «винта» кубик соляной кислоты. Что еще нужно для счастья?

Вниз, вверх, на себя…

Иван закончил петь и теперь хмуро глядит на нас с Ангелом – мол, что хотели – то и получили. Ангел сползает с моих колен и направляется в комнату, что-то мурлыча себе под нос. Встаю, разминаю затекшие ноги, докуриваю и отправляюсь на кухню, чтобы под подозрительным взглядом Алины налить себе водки и соорудить бутерброд из соленого огурчика и куска черного хлеба. Возвращаюсь, фыркая и морщась – водка оказалась не очень хорошего качества. Иван снова курит. На экране телевизора очередной шарлатан рекламирует очередное средство для чистки обуви, удаления накипи с чайников и лечения язвы желудка – все в одном флаконе. Иван снова курит.

Сообщение создано: 2007.02.10 11:34 MSK
M@ksimka цитировать
Щелчок. Рокировка. Босиком по краю.

Тебе тридцать лет, но выглядишь ты на все пятьдесят. Результат бессонных ночей и повального пьянства. Ты не помнишь, когда в последний раз была трезвой. Грязные свалявшиеся в колтун волосы, мешки под глазами, обвисшая грудь и целлюлитные ляжки. Глаза не отражают ни единой мысли. Они похожи на тающие мартовские льдины – такие же мутные и блеклые. Твои пальцы уже давно пожелтели от никотина; ногти, длинные и грязные, слоятся и крошатся от различного грибка и нарушения обмена веществ. Ты уже давно разучилась думать, забыла, что такое настоящая человеческая пища. Вонючка. Ты перестала быть человеком. Но еще не стала животным. Твои бесчисленные ухажеры – такое же пьяное быдло, – они приходят к тебе каждый день. Они знают, что ты даешь за бутылку денатурата, и ходят к тебе толпами. Стоят в очереди, скидываются на пойло, пьют вместе с тобой. А потом дерут тебя. Долбят во все отверстия.
Ты так хотела стать счастливой.
Когда твой муж ушел от тебя, забрав все вещи, все деньги – только для того, чтоб ты их не пропила; когда он ушел от тебя, забрав с собой дочь – только для того, чтоб она была в безопасности, только для того, чтоб у нее было будущее, – ты даже не сопротивлялась. Согласись, трудно сопротивляться, будучи мертвецки пьяной. Ты осознала, что произошло, лишь через неделю, когда закончились последние деньги. Когда ты окончательно протрезвела. Лишь для того, чтобы начать пить вновь с утроенной силой. Расплачиваясь за пойло собственным телом. Деля постель с такими же опойками, как ты сама. Весь день слоняясь по помойкам. Подбирая чинари и питаясь объедками. Ты сама этого хотела. Ты стремилась к этому.

Щелчок. Рокировка. Два назад, три влево.

Load up on guns, and bring your friends – its fun to loose and to pretend. Заряжай свои пушки и зови друзей – пришло время порезвиться. Тебе всего восемнадцать, но ты уже давно считаешь себя ОЧЕНЬ крутым и ОЧЕНЬ взрослым. Ты – ОЧЕНЬ серьезный молодой человек с очень серьезными планами на будущее. У тебя есть газовый пистолет, и с ним тебе можно все. Каждую субботу вы собираетесь на заброшенной стройке. Всего восемь человек. Восемь ничем не примечательных молодых людей, одетых в ничем не примечательные старые джинсы и что-нибудь уж совсем непримечательное сверху – старый свитер или джинсовая жилетка или футболка. Вы практически не знакомы, и, встретившись случайно на улице, ни за что не обратите друг на друга внимания. Никогда не поздороваетесь. Вы не знаете друг друга по именам. В вашем клубе по интересам – лишь ничего не значащие прозвища: Дрозд, Стрелок по львам, Шкура, Человек, который смеется; и так далее. Вас объединяет одно общее дело, ради которого каждую субботу ровно в полдень вы собираетесь на заброшенной стройплощадке. Это ваше хобби – вести охоту на бродяг. На безобидных беспомощных бомжей. У каждого – восемь стальных шариков в обойме. У каждого – охотничий нож на поясе. Минимальная добыча – один бомж. Максимальная – восемь. Но такого никогда не случается. Это было бы слишком жестоко. Чаще всего, уловом могут похвастаться только один или двое-трое из вас. В доказательство удачной охоты вы должны принести что-нибудь из одежды поверженного бомжа; или что-нибудь из его тела – ухо, палец или на что хватит смекалки. Полностью на свое усмотрение. Процесс охоты безумно прост – выбираешь жертву, в пустынном месте, стреляешь по ногам, собираешь трофеи, уходишь. Вы никогда их не убиваете, ведь это было бы слишком жестоко. Вы просто мило безобидно развлекаетесь. Просто здорово проводите день вместе. Это ли не счастье?

Сообщение создано: 2007.02.26 17:40 MSK | Исправлено: 2007.03.12 17:19 MSK
M@ksimka цитировать
Перезагрузка. Пять по касательной.

Все еще разгоряченные от любви, мы с Ангелом молча лежим на диване, упиваясь ощущением друг друга. Мы счастливы. Мы действительно любим. Иван за стенкой снова что-то поет. Алина гремит тарелками на кухне. А нам с Ангелом ничего не надо. Мы лежим рядом и дышим друг другом, нежимся в тепле наших тел. Глаза у Ангела полуприкрыты. Она спит. Она счастлива. Чмокаю ее в нос, одеваюсь и иду в душ. Пора немного остыть.

Красная кнопка. Закрытая зона???

Бывают моменты, когда ты нуждаешься в помощи. Нуждаешься в совете. В дружеской поддержке. Любая беда, случившаяся с тобой – лучший способ проверки на вшивость. Проверки на вшивость всех твоих друзей. Как правило, они не проходят ее. Как правило – из сотни друзей настоящими окажутся максимум два-три человека. Они не пожалеют своего времени и своих сил на то, чтобы поддержать тебя, посидеть на краю твоей постели, когда ты болен. Вот они, настоящие друзья. Всего два-три человека. Только они будут менять твои грязные простыни, когда ты будешь не в силах встать с кровати. Только они заступятся за тебя перед лицом жестокого мира. Только два-три человека. Или ни одного.

Только попробуй!.. У тебя получится.

Когда по утрам у тебя трясутся руки, а во рту возникает такое ощущение, что там ночевал супервпитывающий «Тампакс» - все это называется похмельным синдромом. Добавь ко всему дикую головную боль, тяжесть в правом боку, постоянно текущие сопли, чих, ломоту в спине – и ты получишь самую яркую и полную картину каждого твоего утра. Ты так слаб, что даже ежедневный подъем по лестнице на пятый этаж – ужасная пытка. Изощренный способ поиздеваться над собой.
В поисках утраченного. В поисках утраченного смысла жизни. Ты довел себя до того состояния, когда даже почесать задницу становится лень. Целыми днями тупо бродишь по пустой квартире, в надежде, что раздастся телефонный звонок. Никто не звонит. Ты никому не нужен, о тебе все благополучно забыли. Ты проводишь вечера то в одной, то в другой компании. В компании с новомодными ребятами, которые пьют дешевое пиво прямо из горлышка из пластиковых бутылок. С теми ребятами, которые тоннами поглощают генетически модифицированный крахмал в виде картофельных чипсов; сухари, сдобренные хорошей порцией L-глютаминовой кислоты; ненатуральные продукты с ненатуральными запахом и вкусом того-то, ароматом и цветом сего-то. С теми ребятами, которые считают полублатной сленг единственно верным русским языком. С теми, кто приехал из ближайших деревень и умерших колхозов. С теми, кто живет по «чисто пацанским понятиям».
В компаниях, где каждая девушка – блядь. В компаниях, где все одинаково модно одеты, где все одинаковы. В одинаковых рваных джинсах – пусть стремно, зато дань моде. Благополучно забыв, что еще три года назад гоняли хилых неформалов за то, во что сами сейчас нарядились. В компаниях, где каждая девушка стремится выставить напоказ свою не по возрасту огромную целлюлитную жопу, одетую в обтягивающие джинсы с заниженной талией. Свой обвисший живот; свои громадные сиськи, так и норовящие выпрыгнуть из весьма нескромного выреза в топике; свой дико крутой автозагар, неровно размазанный поверх толстого слоя белил и штукатурки. Это твои новые друзья. Стадо немытых гопников и блядей.
Ты и сам стал подобен им. Правильно – с волками жить… Теперь ты можешь позволить себе выйти на улицу в классических ботинках, спортивных штанах и джинсовой куртке, нацепив на нос темные очки. Жизнь стала безумно легка – ведь теперь никто уже не упрекнет тебя в отсутствии вкуса. Потому что там, куда ты направляешься, об этом даже не слышали. Никто не станет вести с тобой философских диспутов, рассуждать о любви, о повседневной жизни, о жизни вообще. Никому из твоих приятелей это НА ХРЕН НЕ НАДО. Потому что так проще. Потому что никто не хочет казаться умнее других. Вот оно – твое счастье. Счастье сменить цвет с любого на никакой. Счастье слиться с толпой, смешаться с грязью. Стать одним из… Забраться в скорлупу, спрятаться в раковину. Оградить себя от мира напускной тупостью и стадными инстинктами. Животными потребностями. Ты сам выбрал это счастье.

Сообщение создано: 2007.02.27 19:59 MSK
M@ksimka цитировать
Когда начинаешь забывать то, что было вчера… Когда не знаешь, что ждет тебя завтра… Возвращаюсь домой усталый и разбитый. Теплый вечер какого-то июля какого-то года. Ветер тихо шуршит в обалдевшей от жары листве. Сигарета совершает движения «вверх-вниз», повинуясь воле руки, ее держащей. Повторяет движения вновь и вновь. Где-то бренчат на гитаре. Воздух густой и горячий. В воздухе вьются тучи мошкары. Тучи комаров. В небе беснуются ласточки. Орут. Свистят. Бла-бла-бла…
Почему-то не хочется ровным счетом ничего. Прикуриваю следующую от предыдущей. Сажусь на лавку меж двух тополей. Никак. Голова болит. Пустяки. Пройдет. Прислоняюсь головой к дереву. Закрываю глаза. Вдыхаю душный воздух какого-то июля какого-то года. Вдыхаю запахи травы и деревьев. Запахи цветов. Запахи птиц и зверей. Бла-бла-бла… Вдыхаю горький табачный дым. Вчера была пятница. Завтра будет суббота. А дальше что? Встаю. Иду. Домой…
В спасительную прохладу грязного зассаного местными проходимцами подъезда. В спасительную прохладу ванной комнаты. Я бочка дегтя. В бочке меда… И нашим, и вашим – всем понемножку. Закуриваю. Не слишком ли много? В квартиру вползает подъездная вонь и прячется под диваном. Или на антресолях? Комната купается в сумраке. Она тонет в сумраке позднего летнего вечера какого-то июля какого-то года. Спасаю несчастную, щелкнув выключателем. Свет вспыхивает и гаснет, вспыхивает и гаснет… Нервничаю. Балуюсь. Кошка орет. Ласточки орут. В животе урчит. Бла-бла-бла…
Падаю на диван. Пью холодное молоко прямо из пакета. Свинья. В ботинках. Следующий! Нет таких. В говорящем ящике какое-то очень занятное месиво из перестрелок ругани рек крови фрагментов мертвых тел живых тел крутых парней террористов наркоманов драк гонок любви мертвых животных половых органов хеппи-эндов. Щелк. Телевизор гаснет. Пакет выскальзы

Сообщение создано: 2007.02.28 20:09 MSK
M@ksimka цитировать
вает из рук. Весь в молоке. Вставать, а тем более что-то убирать лень. Мерзко. Противно. Мокро. Но все равно лень…

О чем это я??!

Кнопка экстренного обрыва связи. Это то, что требуется порой каждому из нас. Кнопка экстренного обрыва связи с миром. Порой нам бывает так необходимо абстрагироваться от окружающего мира. Забраться в непробиваемую капсулу. Сбежать от действительности.
Нажать кнопку экстренного ухода в себя. Нажать кнопку экстренного отключения света. Остаться в темноте. В пустоте.

Шаг вперед. Влево. Два по диагонали.

Из ванны слышу, как Иван разбивает об стену бутылку. Или бокал. В прихожей раздается возня и топот, громко хлопает дверь. Иван пошел бороться с несправедливостью этого мира. Этакий современный Дон Кихот. Вытираюсь досуха и выхожу. Возвращаюсь в жестокую реальность. Алина сидит в комнате, вжавшись в кресло, уткнувшись лицом в колени. Она всегда плачет, когда на Ивана находит дурь. Виной всему – его дурацкая служба в горячих точках. Гребаный миротворец-пацифист. Он так и не сумел забыть все эти прошедшие годы. Так и не сумел замолить свои грехи; смерть товарищей и кровь врагов, таких же людей, только отстаивающих другую правду; воюющих за другую истину; стремящихся к другой свободе. Включаю компьютер. Пока Ангел спит, у меня есть пара-тройка часов, чтобы поработать. Включаю «Нирвану». Алина немного успокаивается и закуривает.

Щелчок. Рокировка. До утра.

Каждый когда-нибудь умирает. Ты твердишь эту всем известную истину каждый раз, когда кто-то из твоих приятелей умирает. Почти каждый месяц. Ты упрямо твердишь, что просто пришло время. Что конец есть у всякого начала. Что просто подошел срок. Но каждый твой день начинается, проходит и заканчивается в страхе за собственную жизнь. Это как эксперимент над собой – сколько ты еще сможешь выдержать. Ты выходишь курить на темную лестничную площадку, и сердце твое тревожно сжимается всякий раз, когда внизу хлопает входная дверь. Когда кошка скребется в дверь, просясь домой. Ты живешь в постоянном ожидании смерти. Такой непредсказуемой и неумолимой. Такой неизбежной – ты сам прекрасно знаешь это. Ты запираешь дверь на все замки. Ты ждешь, что смерть вот-вот выскочит из-за поворота, чтобы забрать тебя с собой. Забрать в царство мертвых. А ты еще так молод. Тебе еще так хочется жить.
Твои друзья умирают от обширного инфаркта; от инсульта; от гангрены и диабета; умирают, впадая в кому; умирают от рака и астмы;. Невольно задумываешься, что это все неспроста. Ты не знаешь, что это значит, но это не мешает тебе жить в постоянном страхе за свою жалкую, никчемную, никому не нужную жизнь. И вот в какой-то момент ты понимаешь, что ждать остается уже недолго. Ты запираешь дверь на все замки, ты закрываешь форточки в окнах, ты плотно задергиваешь занавески, выключаешь свет и ложишься спать. Чтобы больше никогда не проснуться. В три часа, двадцать одну минуту утра ты умрешь во сне от остановки сердца. Ты умрешь от старости, хотя был так молод. Тебе было всего шестьдесят девять…

Сообщение создано: 2007.03.02 17:46 MSK
M@ksimka цитировать
- Привет, как дела? – Банальный вопрос. Вопрос ничего не значащий. Что я хочу услышать в ответ?
- Да все ничего, а у тебя? И у меня все в порядке. Почти.
- Заглядывай на огонек. – Пустая надежда. Зачем? С какой целью? Глубокий вздох на другом конце провода. – Давай не сегодня.
- А когда? – Зачем? Ворошить прошлое без всякой надобности. Делаю большой глоток из бокала. Обжигает горло, стремится по пищеводу вниз, к желудку.
- Ну, не знаю. Давай позже созвонимся, а то ко мне сейчас Игорь должен прийти.
- Это твой новый хахаль? – Негодованию моему нет предела. Злюсь, но ничего не могу поделать. Ровным счетом НИ-ЧЕ-ГО…
- Я же просила не называть его так! Я его люблю!
- Помнится, когда-то ты мне то же самое говорила. Или это не одно и то же?
- Извини, я не хочу разговаривать на эту тему. Я тебе позвоню. Пока!
………………………………...…………………………………………………………………
Бросаю бокал на пол. Вдребезги. Пахучая жидкость расплескалась по комнате вперемешку с битым стеклом. Очень нерациональное использование бренди. От бессилия и злости скриплю зубами. А что еще делать? Курить.
Можно, конечно, отправиться в центр. Или позвонить какому-нибудь другу-алкоголику, и напиться, что называется, «в сопли». Но я не ищу простых решений для простых проблем. Одеваюсь и выхожу на улицу. Майский вечер. Точнее преддверие вечера. Чистый весенний воздух. Воздух, который приятно вдыхать полной грудью. Такое бывает лишь раз в году – весной. Воздух зарождающейся жизни…
Одинокая кошка жалобно мяучит перед дверью. Маленькая, худая, но на удивление чистая. Сколько их, брошенных на растерзание голодным улицам кошек, собак? Сколько их, преданных человекоподобными животными? Нами, то бишь, людьми. Достойны ли мы носить звание высших, если так относимся к «низшим»? Да и кто еще, если разобраться, окажется высшим?
Я тебе позвоню. Да нет, спасибо. Я как-нибудь переживу. Это того не стоит. Когда «вдруг» узнаешь, что твоя «единственная, любимая и неповторимая» мало того, что спит с другим, так еще и говорит о тебе всякие гадости, естественно у тебя за спиной, первым делом в голову приходит мысль типа «НЕПРАВДА! НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!». Когда же все твои опасения «вдруг» подтверждаются, остается только благодарить БОГА за то, что ты узнал это из первых рук, то есть от ее нового хахаля, который пришел к тебе под вечер с бутылкой, чтобы поговорить «по душам», и которого ты выпнул за дверь через полчаса с криком «Убью, сука!». Но через пару дней ты «вдруг» узнаешь, что об этой истории все знали еще задолго до того как ты об этом узнал… Твари.
После того как я еще пару раз встретился с ее хахалем, он стал старательно избегать меня. И было из-за чего. Но это так, из области прикладного рукоприкладства… Обидно, конечно, но ничего не поделаешь: моя любимая сказала мне «ПРОЩАЙ» на веки вечные. Если ей так легче, что ж, пожалуйста!..

Сообщение создано: 2007.03.03 14:29 MSK
M@ksimka цитировать
Я вернулся, правда ненадолго =)))
Принес свежачог =)))

Даты и адреса. Встречи. Ссоры. Пьяные скандалы. Вчера, сегодня, завтра… Эта музыка будет вечной. Да.
Поезд прибывает ровно в восемь. Пью. Снова на вокзале. Уже который год. Вся жизнь превратилась в бесконечную погоню за призрачным счастьем, за призрачными деньгами, которых никогда не бывает много.. Местная шпана крутится в толпе. Шакалы, ищущие легкую добычу. Вечно куда-то спешащие люди с котомками, сумками и рюкзаками. Скучающие менты. Грязные оборванцы. Многоликая безликая толпа. Запах мочи, блевотины и поездов. Хмурое небо и так некстати моросящий дождь. Где-то, за многие сотни километров отсюда, раскинулся мой родной город. Такой же хмурый и неприветливый. С таким же грязным вонючим вокзалом. Очередная банка пива летит в урну. Курю.
Телефон мелко вибрирует – это сигнал к действию. Телефон взрывается незамысловатой мелодией – это последний намек. Эта музыка будет вечной. Да. И снова я подбираю для тебя теплые слова. И снова «я тебя люблю» звучит банально и не к месту. И снова я не верю тебе. И не знаю, что еще сказать. Остается лишь взять еще бутылку и продолжить ждать.
Я помню. Ты помнишь. Потная толпа, оглушающая музыка, длинные волосы, рваные джинсы. Местные звезды. Римейки на Radiohead. Последние деньги на бутылку дрянного вина. Безумные ночи и такие же безумные дни.. Первый поцелуй. Первая ссора. Ты помнишь. А еще завистливые взгляды и искренняя радость наших общих и тогда еще друзей. И бесконечные пьянки, репетиции, концерты. И сорванные связки. И лопнувшие струны. И стертые до крови пальцы. И сгоревший усилитель… Я помню. А потом переезд, новоселье, попойка на три дня. Соседи, менты, гопники… Зассаный подъезд и облезлые кошки на лестничных пролетах. Мутные стекла и осыпающаяся штукатурка. Тесная комнатушка, маленькая кухня, балкон и прихожая. Но это был наш мир. Наш собственный мир. А еще были R.E.M. и Nirvana, Led Zeppelin и Queen... Был «72-й» и «Агдам». И мы верили, что вот-вот наступит новое время. Мы верили, что надо подождать всего 3-4 года, и наступивший миллениум расставит все по своим местам… Но вот и миллениум пролетел, оставив в записной книжке с десяток зачеркнутых адресов. Прошло еще три года, и эти годы унесли с собой и гитару, и ночные посиделки с друзьями, и самих друзей, оставив только кипу фотографий и боль в сердце. И любовь давно ушла, оставив лишь привычку, и невозможность оставить друг друга в одиночестве..
Потом была осень, проведенная дома. Осень с ароматом коньяка и дорогого табака. Осень нашей любви, безудержной и бесконечной. Осень, которая заставила нас поверить, что любовь еще жива. И холодные ночи, и хрустящие льдом луж прозрачные дни, и опадающие листья вперемешку с запахами увядающей земли… Эта музыка будет вечной. Да.
Снова поезд. Заспанная проводница проверяет билеты. Тесное купе, прокуренный тамбур. Пьяные соседи, карты и бестолковые разговоры. Леса и поля, через сотню-другую километров сливающиеся в один унылый и однообразный пейзаж. Мчащиеся мимо грохочущие товарные поезда, электрички, станции, вокзалы, люди, деревни и города, стада коров, поля и леса. Повторение, повторение, повторение. Замкнутый порочный круг. Проводница приносит чай. Проводница торгует вином. Проводница коротает с тобой ночь. За небольшую плату. Или просто так. Твои соседи пьяны. Всегда. Так уже было. Не раз и не два. Так было. Всегда.
Утро встречаю, держа в трясущейся руке бутылку пива. В пепельнице, на столе, на полу – везде окурки. В открытую форточку проникают звуки просыпающегося города. Собаки лают. Дворник шаркает метлой. Опойки орут песни под окнами. Эта музыка будет вечной. Да.
Ты спишь, закутавшись в тонкое одеяло. Ты улыбаешься во сне. Рядом, развалившись, дрыхнет огромный кот. Наклоняюсь и осторожно целую тебя в щеку. Тихо шелестит кулер системника, колонки выдают какую-то музыку. В воздухе витает дух вчерашней пьянки. Первой за эти два года. В соседней комнате вповалку спят еще человек десять – все те, кто не пожелал свалить домой. Подъезд еще необитаем. Еще не проснулись, не заходили взад-вперед старые бабки, не вылезли из своих тайных нор вечно голодные облезлые кошки. Выползаю на улицу. Свежо. Ветра нет почти. Птички уже чирикают, радуясь наступившему дню. Солнце лениво ползет по небу, поднимаясь все выше и выше. Закуриваю. Бросаю. Иду. Я помню. Ты помнишь.
Не прошло еще и недели с тех пор как я вернулся, а мы уже успели разругаться, помириться, снова разругаться, и снова помириться.. Говорят, это нормально. Не успел я приехать домой, как все друзья уже прознали о моем приезде. А соседи молча перекрестились и сплюнули через плечо. И правильно сделали… А в общем-то, ничего удивительного. Я так давно здесь не был. Ты помнишь.
Я иду по пустынным улицам навстречу очередному дню. Я иду туда, где никто меня не потревожит. Иду по мокрому от выпавшей росы асфальту. Иду по разбитым тротуарам и поросшим сорной травой газонам, загаженным собаками. Иду по лужам. Иду на берег реки. На высокий берег реки, где когда-то, очень давно, мы случайно с тобой встретились. Я помню.
И я стою над обрывом, вдыхая запахи утра и позднего лета. Я стою, подставляя лицо лучам восходящего солнца. И я знаю, я чувствую, что ты стоишь рядом. Я протягиваю руку и ловлю твою маленькую теплую ладонь. И мы снова верим, что любовь еще жива. Что любовь еще есть.
Эта музыка будет вечной. Да…

Сообщение создано: 2007.06.11 22:00 MSK
M@ksimka цитировать
Сидеть в темной комнате и курить – это лишь очередной виток безысходности. Еще одна неоконченная глава моей недописанной книги. Пальцы сведены судорогой. Зажигалка зажата в кулак. Пламя дрожит и колышется от невидимых сквозняков, гуляющих по комнате. Тени бродят из угла в угол. Касаются моего лица своими пепельными одеяниями. Я смотрю на огонек зажигалки и, как молитву, твержу сквозь зубы – Гори, гори, милая! Не гасни! Сигарета уже дотлела до фильтра, а я все сижу, такой нелепый и жалкий, один в центре огромной плоскости. Один во всем мире. Холодно. А за окном – дождь. Уже который день. И ты тоже сидишь где-то, но тебе тепло, и наплевать, что я сижу здесь один, замерзший, нелепый и жалкий.
В кухне гремит посудой Настя – дама вредная и бестолковая. Она никогда не расстается с сигаретой. Даже когда готовит. Она носится по кухне, соря пеплом в грязную посуду, которая занимает все свободное пространство вокруг. Она кашляет. Она матерится, безуспешно пытаясь найти «хоть-одну-гребаную-чистую-ложку-в-этом-доме» Она думает, что любит меня. Она думает, что я и дня не протяну без ее заботы. Она думает. Настя постоянно все пересаливает. Она говорит, что это – от большой любви ко мне. У нее постоянно что-то горит, она постоянно что-то проливает. Я боюсь заходить в кухню. Я не ем уже третий день.
Над головой что-то грохочет, топот ног. Это – мои соседи. Они снова выясняют, кто же из них прав. Снова истеричная толстая девка визгливо вопит, что ее все достало. Что ее муж – сраный алкоголик. Что ей не на что купить себе даже сраную помаду. Что она уйдет от него. Потом она визжит, чтоб он не подходил к ней. А потом долго молчит. Но явно слышна возня и глухие удары – то ли головой об пол, то ли еще чего. Мне смешно. Да. Я уже неделю слушаю эти спектакли. И поражаюсь - как они друг друга еще не убили?
Глаза болят. В них словно насыпали песка. Болит голова. И каждый звук отдается гулким взрывом. Оглушает. Сижу и тупо пялюсь в потолок. Изучаю трещины. Настя что-то напевает, все так же гремя посудой. И снова матерится. И снова гремит. И снова курит. А в комнате только я и ветер. Только я и тени. Только я и огонек зажигалки. И стрелки на часах вдруг начинают идти вспять. И я боюсь, я дрожу, но не могу стряхнуть наваждение. Не могу проснуться. Лишь в висках стучит «хоть-одну-гребаную-чистую-ложку-в-этом-доме!» Лишь возня соседей и пьяные крики с улицы. А потом – ватная тишина. И боль волнами накатывает, разрывая на части мою голову. И огонек зажигалки ослепляет. И я шепчу, как молитву повторяя – Гори, гори, милая! Не гасни…
Утро застигает врасплох. Открываю глаза. Настя спит, положив голову мне на колени. Она думает, что любит меня. Она думает. Ноги затекли. Меня бьет озноб. Я хочу подняться, но сил нет. Настя открывает глаза. Настя встает и протягивает мне руку. Я вцепляюсь в ее холодную маленькую ладонь, как утопающий в спасательный круг. Я поднимаюсь. Ноги не держат. Хватаюсь за стенку, чтоб не упасть. Настя поддерживает меня. Шепчет какие-то слова. Я не понимаю. Я чувствую тепло ее тела. Она тоже боится.
Настя ведет меня на кухню и сажает за стол. Она греет чайник. Она заваривает чай. Она садится напротив меня и берет меня за руку. Смотрит в глаза. В глазах – любовь. В моих – пустота. Но в душе что-то шевелится. Что-то скребет грудь изнутри острыми коготками. И я понимаю, что все окружающее – иллюзия. И лишь мы настоящие в этой иллюзии. Я, замерзший, нелепый и жалкий. И Настя, шумная и бестолковая. Настя, которая думает, что любит меня. Только двое в огромном холодном мире. И в глазах вспыхивает огонек зажигалки. Только сейчас превратившийся в любовь…

Сообщение создано: 2007.09.05 17:58 MSK
M@ksimka цитировать
Ты курила на кухне, а я плёл макроме из нервов и голосовых связок на балконе. Ты сжимала тонкую сигарету тонкими пальцами, а я кромсал по живому, пытаясь придать форму непослушной плоти.. Ты помнишь? Когда мы встретились с тобой, всё было совсем иначе. Небо было другое. И снег лежал. Или была осень? Ты помнишь. А я уже забыл. Потому что всё изменилось. Я изменился, ты изменилась. И снег уже не лежит. И не осень вовсе, а какая-то бестолковая неправильная весна.. И нет больше между нами того, что мы сдуру назвали любовью. Есть только привычка. И ты куришь на кухне, а я плету макроме. Ты красишь ногти, а я пью вино. И даже стена, на которой мы рисовали наше будущее, макая пальцы в гуашь, потускнела и расплылась. Кошки лениво лижут друг друга. Кошки спят вместе. Ходят вместе. Гадят вместе. У них тоже любовь. Такая же, как у нас. Свободная друг от друга. Мы похожи на наших кошек. Кошки похожи на нас. Телефон звонит. Срываешься и летишь куда-то, чтобы прийти поздно ночью. Пьяно пошатываясь пройдёшь в кухню и будешь долго и жадно глотать воду прямо из чайника. А я сделаю вид, что сплю. Только обниму тебя, как бы невзначай. А ты тяжело вздохнёшь и прижмёшься ко мне. Ты знаешь.
Воздух уже прогрелся и пахнет новой жизнью. Птички чирикают, собаки лают. Пойдём, прогуляемся по парку. Посидим на скамеечке, выкурим по сигарете. Это наша любовь.. Я тебя не держу, но не отдам никому. Да. Ты это сказала. Ты помнишь. И я помню. Поэтому давай просто посидим и покурим, а потом сходим на берег и посмотрим на лёд, плывущий по реке. На птичек и собачек. На детей и насекомых. Пройдёмся по прошлогодней траве, нарвём чахлых цветочков мать-и-мачехи. Давай сделаем вид, что мы действительно безгранично счастливы. Счастливы так же, как много лет назад.
Знаешь, раньше я хотел неидеальных отношений. Хотел бунтарства и разлада. Боже, как я был глуп. За все эти годы у нас не было ни одного дня идеальных отношений. Без сор и ругани. Без скандалов. Все эти годы ты курила на кухне, а я плёл макроме из нервов. Из своих нервов. Плёл, превращая их в канаты. Чтобы вытерпеть. Чтобы не сорваться. Ты знаешь. Каждый день для нас — маленькая бескровная война. Противостояние. День за днём мы доказываем друг другу свою силу. Свой характер. И горе тому, кто первый даст слабину. Вся наша любовь держится на этом противостоянии. И мы действительно любим друг друга. Только по-своему. Иначе, чем другие. Ты помнишь.
Счастливы ли мы? Конечно. Гораздо больше, чем несчастны. Да и как можно не быть счастливым, когда рядом есть человек настолько родной, насколько это вообще возможно? Да. Жизнь продолжается, и вот уже с утра ты куришь на кухне, а я плету макроме...

Сообщение создано: 2008.06.11 11:58 MSK
ПРИНИМАТЬ УЧАСТИЕ В ВИРТУАЛЬНЫХ КОНФЕРЕНЦИЯХ (ФОРУМАХ), ВЫ СМОЖЕТЕ ТОЛЬКО ПОСЛЕ ТОГО, КАК СТАНЕТЕ ЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ ЧИТАТЕЛЕМ
ЗАПИСАТЬСЯ В БИБЛИОТЕКУ

ЕСЛИ ВЫ ЯВЛЯЕТЕСЬ ЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ ЧИТАТЕЛЕМ, ТО ВАМ НЕОБХОДИМО ВОЙТИ В СИСТЕМУ СО СВОИМИ УЧЕТНЫМИ ДАННЫМИ
ВХОД В БИБЛИОТЕКУ