Алекс Орлов
Судья Шерман

– Привет, красавчик!.. – поприветствовала Лефлера Роза, пышнотелая крашеная блондинка, которая играла роль подруги Лизи, однако не упускала случая увести чужого кавалера. – Иди в мое кресло, я вижу, что тебе нужно побриться и изменить прическу.

– Главное – рука, – сказал Рино, показывая Розе зажатый в кулаке окровавленный платок.

– Справимся и с этим, – уверенно сказала та и развернула к Лефлеру кресло.

Рино сел и протянул Розе раненую руку.

В этот момент в зал спустилась хозяйка салона – мадам Орнелла. Увидев Рино, она улыбнулась широко и фальшиво, как ее челюсти, и пропела:

– Ах, какая прелесть!.. Рино, ты к нам как клиент или по службе?

– А как вам больше нравится, Орнелла? – спросил Лефлер.

– Такой красивый мальчик, как ты, Рино, подходит нам в любом качестве.

С этими словами мадам не без чувства ущипнула Лефлера за колено и, прошелестев своими одеждами, исчезла в маникюрном зале.

– Старуха, – тихо обронила Роза, умело бинтуя Рино руку. – То ли дело мы, девушки в самом соку.

Сказав это, Роза подмигнула Лефлеру, вызвав полный ревности и злобы взгляд Лизи, которая начала слишком энергично втирать пену в голову своей клиентки.

– Поосторожнее, милочка! – возмутилась та.

– Это обычное дело, мадам. Хотите стать красивой – терпите.

Лефлер прикрыл глаза. После перевязки его рука перестала саднить, а ножницы Розы пели, словно птички, создавая ему новую прическу.

«Пожалуй, мне действительно не мешало постричься, да и побриться тоже, – размышлял Лефлер. – Неудивительно, что эта девчонка шарахнула меня шокером. Был бы стриженым, этого бы не случилось».

Представив, каким перепуганным было лицо Биргит, когда она тыкала его шокером, Рино невольно улыбнулся.

– Тебе нравится? – промурлыкала Роза, приняв это на свой счет.

– Да, конечно, – ответил Лефлер и, приоткрыв глаза, понял, что имела в виду Роза. Ее халат был распахнут слишком смело, но она делала вид, что все происходит без ее участия.

– Нагнись, солнышко! – пропела Роза и, когда Рино повиновался, пустила на его голову струю горячей воды.

Между тем Лизи уже отпустила свою измученную клиентку и, подойдя к Лефлеру, сказала:

– Давай куртку, Рино, я ее зашью, пока Роза будет демонстрировать тебе свои прелести!..

– Ой! – воскликнула захваченная врасплох Роза. – А я и не заметила, как все это расстегнулось.

– Не переживай, – успокоил ее Рино, отдавая куртку Лизи. – Тебе идет.

Замотав голову Лефлера тяжелым полотенцем, Роза приступила к бритью.

Острая бритва заскользила по намыленным щекам, и Рино отвлекся, размышляя, где теперь можно найти Биргит. Возможно, в «Ролтексе», ресторане для любителей морской кухни, а может, в «Ургуссе», где подавали непрожаренные бифштексы.

Вскоре бритье было закончено, и Рино зажмурился, когда Роза стала яростно опылять его спреем.

– Спасибо, спасибо, дорогая, – защищая лицо перебинтованной ладонью, сказал Рино. – Вот тебе за работу.

Лефлер бросил на столик пятьдесят кредитов, в полтора раза больше, чем следовало, и поспешно поднялся с кресла, чтобы не нарваться на предложение о свидании. Сейчас у Рино просто не было свободного времени.

Однако ему пришлось поцеловать Лизи, которая не хотела возвращать ему куртку просто так, безо всякой платы. Впрочем, заштопала она ее очень хорошо, и Лефлеру не было жалко всего лишь одного дежурного поцелуя.

Спустя минуту он уже шагал по площади, выбрав для первоначального обследования ресторан «Ролтекс».

Едва он вошел в зал, в его сторону направился метрдотель, но Рино остановил его жестом, показывая, что сейчас же уйдет. Биргит здесь не было.

Рядом с морским рестораном сверкало вывеской небольшое кафе, и Рино пошел туда, а войдя, утонул в смешанных запахах кофе, ванильного мороженого и табачного дыма, исторгнутого из слабых легких курящих посетителей.

– Желаете порцию «Сливочного поросенка»? – узнав Рино, спросил бармен.

– Нет, Доил. Скажи-ка лучше, не заходила ли сюда девушка в светлом жакетике, темной юбке и…

– Попка как персик? – уточнил бармен.

– Пожалуй, так, – согласился Рино.

– Одна такая здесь появлялась. Взяла шоколадно-ромовый буккен и пошла прямо к подъезду «Глобуса».

И бармен указал рукой на прозрачную витрину, через которую хорошо был виден вход в театр.

– Спасибо, дружище, – поблагодарил Рино.

– Не за что, – ответил тот.

15

«И как это я сразу не понял, что она идет в театр, – укорил себя Рино и тут же поправился: – Вернее, не в театр, а к театру. И это после того, как она едва не стала жертвой Молотобойца, а затем еще шарахнула меня шокером».

Возле ярко освещенного подъезда стояло человек тридцать нарядно одетых мужчин и женщин. Чего они ждали, Рино не знал и внимательно посмотрел по сторонам, стараясь первым увидеть Биргит. Нельзя было исключить, что она испугается, если вдруг опознает его.

Снова промелькнула разумная мысль доложить о Молотобойце и возвращаться домой, однако, начав это дело, Рино уже не мог остановиться.

«Подожду, пока она встретится со своим парнем, и тогда уйду», – решил он.

Между тем спектакль закончился, и толпа зрителей стала спускаться по высокому крыльцу. Люди были возбуждены и продолжали обсуждать подробности представления.

Водители такси и представители охранных структур тут же предлагали свои услуги тем горожанам, кому добираться домой было слишком далеко.

Рино отошел в сторону и продолжал наблюдать, выискивая Биргит, однако та все не появлялась.

Наконец он смекнул, что, возможно, девушка дежурит у запасного выхода – в том случае, если ждет кого-то из персонала театра.

Лефлер обогнул здание и действительно увидел Биргит, которая разговаривала с какой-то женщиной. Стараясь оставаться незаметным, он подкрался ближе и услышал низкий голос собеседницы Биргит:

<< 1 ... 8 9 10 11 12 13 14 15 16 ... 25 >>