Алекс Орлов
Секретный удар

6

К тому моменту, когда судно приземлилось в порту, Герберт Апач уже немного пришел в себя. Он ощупал изнутри стенки контейнера и понял, что находится в закрытом ящике. Под ним были луковицы кинацинта, а по соседству – Гэри и думать об этом боялся – лежал кто-то еще, судя по всему – мертвый.

Сколько Гэри ни пытался вспомнить, каким образом он попал в ящик, в памяти не всплывало ничего.

Мысль, что это просто мусорный бак, пришлось отбросить сразу, поскольку здесь был не мусор, а первосортные цветочные луковицы. Гэри достаточно хорошо разбирался в них, чтобы понять это.

Между тем снаружи происходила какая-то деятельность. Помимо того что ящик время от времени наклонялся и даже трясся, до Апача долетали отдельные невнятные звуки. От попытки постучать по стенкам Гэри отказался – что-то подсказывало ему, что делать этого не стоит.

Так он и лежал, не зная, что делать и как поступить, пока не расслышал звуки шагов, а затем чье-то прикосновение к ящику.

Один за другим лягнули замки, поднялась крышка, и Герберта ослепило нестерпимо ярким светом. Он прикрыл ладонью глаза, успев, однако, заметить, что над ним склонилось несколько голов. Незнакомцы были так поражены, что в первые мгновения никто из них не мог произнести ни слова. Зато потом они закричали – хором.

Сразу несколько пар рук вцепились в Гэри, выдернули несчастного путешественника из ящика и швырнули на стальной пол. От такого сотрясения у него снова поплыло перед глазами, и Гэри даже не заметил поначалу, как рядом с ним грохнулся труп таксиста.

Но вот зрение прояснилось, и при взгляде на отекшее серое лицо трупа Гэри начал как будто что-то припоминать. Впрочем, вспомнить окончательно ему не дали. По ушам больно резанули громкие крики, а затем Гэри схватили за шиворот и рывком подняли с пола.

– Ты, ублюдок, имперский шпион! – зловещим голосом произнес человек с широкими плечами и головой, упрятанной в массивный стальной шлем.

Этот шлем выглядел такой же неотъемлемой частью неприятного незнакомца, как и его низкий лоб, глубоко посаженные глаза и толстые губы.

– Ты умрешь самой страшной смертью! – добавил он, поднеся к лицу перепуганного Гэри какое-то странное оружие.

Гэри не сразу понял, что это металлическая рука.

– Тащите его к выходу! – приказал железнорукий, но тут в трюм вбежал человек в черном. Его руки выглядели вполне обыкновенно, однако выражение лица не сулило Гэри ничего хорошего.

– Сержант Огаст, сэр, – козырнул железнорукий. – Сто первый пехотный полк. Прикомандирован для охраны порта.

– Кто это? – коротко спросил префектор.

– Шпионы Империи. Один мертвый, второй скоро будет мертвым.

Префектор шагнул к открытому контейнеру, быстро заглянул туда, выпрямился и, подойдя к Гэри, приблизил к нему перекошенное от злобы лицо:

– Как вы туда попали, говори…

– Я… я не знаю… – проблеял Гэри, понимая, что его ответ звучит неправдоподобно.

– Не знаешь, – повторил префектор, сразу как будто успокоившись. – Ну ладно, мы об этом еще поговорим.

7

Шпионы были отправлены в полицейский департамент, а спустя два часа к широким воротам «Афалины» подъехал на большом лакированном автомобиле субвайзер Ливийского материка Поллер. С ним прибыла его многочисленная, вооруженная до зубов свита.

Полгода назад на Поллера было совершено покушение, и теперь он не делал и шагу без охраны.

Магнус поздоровался и по тому, как небрежно ответил ему высокий чиновник, понял, что про шпионов уже всем известно.

– Что я слышу, Магнус, вы притащили к нам каких-то имперских лазутчиков?

– Пока еще ничего не известно, господин субвайзер… Мне нужно время, чтобы выяснить все подробнее.

– Выяснять теперь будут другие, Магнус. Ваше дело сдать весь драгоценный груз. Надеюсь, он не поврежден?

– Практически нет. Небольшой дополнительной очистки потребуют только луковицы из контейнера, где находились эти двое…

Неизвестно, как долго терзал бы Магнуса субвайзер, если бы не транспорт с Лонжина, доставивший очередную партию танков. От рева его посадочных двигателей в радиусе полукилометра ничего не было слышно.

Поллер со своей свитой вернулся к машине и укатил, провожаемый недобрым взглядом Магнуса. Его так и подмывало нагрубить субвайзеру во время разговора, однако тот был лично знаком с высокими чинами Конфедерации и мог испортить префектору карьеру.

– Сеймур! – позвал Магнус, и, несмотря на грохот очередного заходившего на посадку транспорта, помощник его услышал.

– Слушаю, сэр! – отозвался он, спускаясь из трюма.

– Мне нужно отлучиться в полицейский департамент, так что вся разгрузка на тебе…

– Понял, сэр.

Махнув рукой проезжавшему мимо тягачу, префектор запрыгнул ему на подножку и поехал к краю поля.

За время его отсутствия в порту прибавилось сутолоки, прибывающие войска не успевали освобождать место для новых частей.

Войска перебрасывались с тыловых планет Конфедерации, казалось, им нет счета, однако префектор знал, что под угрозой атаки имперских флотов находятся одновременно несколько направлений и Конфедерация концентрирует повсюду оборонительные силы.

Когда тягач начал сворачивать в складскую зону, Магнус соскочил на бетон и остававшиеся пятьдесят метров до пешеходной зоны преодолел бегом.

Со стоянки пассажирских челноков ему угрожающе помахал жезлом портовый регулировщик, однако префектор нырнул в толпу солдат киберпехоты и, протиснувшись между их жесткими щитками, вошел в здание порта.

Выбрав нужное направление, Магнус пересек полупустой зал ожидания, предъявил патрулю жетон префектора и поднялся на этаж полицейского департамента. Там он снова показал свой жетон, однако на полицейского капрала это не произвело должного впечатления.

– Чем я могу вам помочь, сэр? – вежливо поинтересовался он.

– Я хочу узнать, как происходит дознание по делу двух имперских шпионов.

– Сожалею, сэр, но результаты дознания секретны и мы не имеем права разглашать их.

– Послушайте, капрал, – начал терять терпение Магнус. – Эти люди проникли на мой корабль неизвестно как, а я выполняю очень ответственную работу. Если вы не предоставите мне материалы дознания, то тем самым поставите под удар обороноспособность Конфедерации!

– Хорошо, сэр, – согласился капрал. – Покажите ваш жетон еще раз.

Магнус снова продемонстрировал серебристую бляху, и капрал, запросив его номер в базе данных, получил на терминале перечень допусков префектора Магнуса. Список оказался настолько внушительным, что полицейский мгновенно смягчился.

– Одну минуточку, сэр, – сказал он почтительно, – я выясню, где находятся эти шпионы.

Он связался с диспетчером, и скоро за Магнусом спустился курьер.

– Господин префектор? – спросил он.

– Да, это я.

– Следуйте, пожалуйста, за мной.

Они поднялись еще на один этаж и долго шли вдоль вереницы дверей, пока не нашли нужную – в глубине сумрачного коридора.

– Прошу вас, господин префектор, – сказал курьер, открывая дверь. – Здесь у нас шпионы.

Магнус шагнул первым и чуть не закашлялся от вони. Впрочем, персоналу душегубки подобный запах был привычен.

В допросе как раз наступил перерыв, и служащие пили чай с печеньем.

– Префектор Магнус интересуется результатами дознания, – сообщил курьер и выскользнул в коридор.

– Следователь Рольф, сэр, – поднявшись с привинченного к полу металлического табурета, представился один из сотрудников и стал тыкать пальцем в своих коллег, подскочивших при появлении Магнуса.

– Медицинский надзиратель Койтер. – Лысоватый субъект в грязном халате чинно поклонился.

– Дознаватель Мортейн. – Этот был низкоросл, с бугрящимися, словно накачанными воздухом мышцами.

– И, наконец, еще один дознаватель – Крага, – с некоторой торжественностью в голосе сообщил следователь, представляя типичного полукибера со стальными шарнирами вместо плеч, похожими на рычаги руками и немигающим взглядом убийцы.

– Очень приятно, господа, – сказал Магнус. – А теперь я бы хотел узнать, что сказал вам шпион, доставленный с транспорта «Афалина». Кстати, который из них? – Префектор перевел взгляд на висевшие на цепях жертвы. Их было десятка полтора. Некоторые были явно мертвы, причем уже давно.

– Вон тот, с пробитой головой, – сообщил медицинский надзиратель.

– А он живой? – засомневался префектор.

– Живой, не извольте беспокоиться, – заверил надзиратель.

– Так что же он сказал, следователь Рольф?

– Сейчас-сейчас.

Рольф торопливо смахнул с листа бумаги крошки и, разгладив его ладонью, начал читать:

– На вопрос, как он попал на судно, допрашиваемый ответил: «Не знаю».

– И все?

– Все. Как только мы его ни обрабатывали. Сначала говорил «не знаю», а потом стал говорить «не помню».

Осторожно обойдя лужи крови, Магнус подошел к «своему» шпиону.

Почувствовав чье-то приближение, тот вздрогнул, должно быть, боялся, что его снова начнут бить. Приподняв голову, он вполне осмысленно посмотрел на посетителя. Магнус заглянул ему в глаза:

– Ты должен сказать мне, как попал на корабль… В ящике – на корабль. Можешь вспомнить?

– Я… я могу только предположить… – Слова давались «шпиону» нелегко, он то и дело срывался на кашель. – Я помню, как… остановился возле дома… там еще есть оптовый магазин, торгующий семенами…

– Ты говоришь о Тироле?

– Да… Рио-Капанас…

– Хорошо, я знаю, о чем ты говоришь. Что же было дальше?

– Думаю… меня ограбили. Ударили по голове и забрали все… Деньги, часы и кольцо…

– Как тебя зовут, несчастный?

– Герберт Апач.

– Так. – Магнус повернулся к персоналу душегубки. Теперь, когда он знал, что появление на борту «Афалины» непрошеных гостей – скорее всего чистая случайность, давившая на его плечи тяжесть наконец свалилась. – Этот парень таки раскололся. – Магнус подошел к следователю Рольфу и уже тише добавил: – Дальнейшее дознание не имеет смысла. Этот человек является носителем секретной информации, поэтому его нужно уничтожить как можно скорее.

– Понятно, сэр. Сделаем обязательно.

Следователь посмотрел через плечо префектора на приговоренного:

– В случае чего можно будет сослаться на вас, сэр?

– Конечно.

– Сделаем, непременно сделаем.

8

Врывавшийся в зарешеченные окна ветер теребил Герберту волосы и приятно охлаждал избитое тело.

После нескольких часов висения на пыточном станке его и еще семерых, таких же, как он, избитых людей швырнули в автомобильную клетку и повезли куда-то прочь из города.

Зданий становилось все меньше, а войсковых колонн все больше. На дорожных перекрестках спешно сооружались долговременные огневые точки, а на холмах оборудовались позиции зенитных ракет.

Если бы не овладевшее Гербертом частичное отупение, все происходящее вокруг сильно бы его удивляло, а так он просто радовался, что его не бьют, что он может сидеть на жесткой скамье и ощущать, как к занемевшим рукам и ногам возвращается чувствительность.

Спустя четверть часа тюремная машина остановилась возле длинного одноэтажного строения, около которого скучал целый взвод солдат. Увидев автомобиль, они немного оживились.

Привезенных узников стали не слишком любезно выпихивать из фургона, почти все они падали плашмя на землю, не в силах удержаться на ослабевших ногах.

Герберту удалось устоять. Он прибился к кучке измученных людей и, осмотревшись, начал наконец понимать, что это за глухое место и почему взвод солдат строится в десяти шагах от испещренной выбоинами стены.

– Так, очень хорошо! – оглядев выгруженных из машины людей, произнес командир взвода, лейтенант с тоненькими усиками на одутловатом лице. – Господа пассажиры, пожалуйста, проходите к стене. Пора уже нам на сегодня заканчивать…

Не проронив ни слова, арестанты безропотно двинулись к последнему рубежу.

Солдаты лениво почесывались и зевали. Герберт отметил, что на них нет тяжелой брони, видимо, такая служба не предполагала никакой опасности для здоровья.

«Вот, значит, как все закончится», – отстраненно, словно о другом человеке, подумал Гэри. Какой смысл в деньгах, которые он нажил? В солидном положении, завоеванном им в среде бизнесменов? А как же Ванесса, кому она теперь достанется? Луи? Или, может быть, Эрлиху?

– Взво-о-од! Готовсь!

Солдаты подняли штурмовые винтовки, и с десяток из них, как показалось Герберту, навели свои стволы именно на него.

– Целься! – Лейтенант уже замахнулся рукой, чтобы произнести последнюю команду, но тут совершенно неожиданно его прервал шофер тюремной машины, который что-то высматривал между колес.

– Прошу прощения, сэр!

– Что? Что такое?

– Прошу прощения, сэр, но, кажется, у меня полетела демпферная камера на амортизаторе…

– И что?! – заорал в ответ лейтенант, выпучив глаза.

– Доходяги нужны мне всего на пару минут, чтобы машину приподнять… – Шофер виновато улыбнулся, словно признался в чем-то постыдном. – Пусть уж перед самым концом принесут пользу дорогому отечеству.

– Ладно, – согласился лейтенант. – Пусть принесут. Не нам же твою машину ворочать.

– Вот и я говорю – не вам же, – закивал водитель. Он перевел взгляд на построившихся у стены смертников. – Давай сюда, доходяги! Вставайте на путь раскаяния, шпионы Империи!

Видимо, шофер хотел сказать что-то еще, но внезапно на ближайшем пригорке показалась легкая гусеничная танкетка. Она стремительно помчалась вниз, прямо к бетонному бараку.

Взрыв гусеницами землю, танкетка резко остановилась. Боковые люки ее распахнулись, и оттуда выскочили четверо закованных в тяжелую броню пехотинцев.

– Сколько у вас людей?! – с ходу закричала женщина с офицерскими лотосами на плечах.

– Тридцать один, мэм! – вытянувшись в струнку, доложил лейтенант.

– Почему без доспехов?

– Э-э… – на мгновение растерялся лейтенант. – Мы специальный взвод, мэм. При военно-полевом суде…

– Ах вон оно что, – кивнула женщина и, переложив из руки в руку итальер с голубоватым фианитовым лезвием, показала им в сторону невысоких холмов. – Скоро оттуда пойдут имперцы. До сотни единиц тяжелого десанта второго уровня. Понятия не имею, откуда они тут взялись, но мы на них наткнулись случайно… Приказываю занять рубеж в этом здании и продержаться до подхода главных сил. Помощь уже близка. Как поняли?

– П-поняли… – промямлил лейтенант.

– Вот и хорошо. Занимайте оборону… Роже, Мактус! Достаньте из машины оружие, нам нужно как можно больше солдат. Раздайте бронебойные ружья этим. – Женщина указала на сбившихся в кучу приговоренных.

– Но это государственные преступники, мэм, – попытался вмешаться лейтенант.

– Они уже идут, Ирэн! – крикнул один из спутников женщины-офицера, наблюдавший за холмами с башни танкетки.

– Кто умеет стрелять? – строго спросила Ирэн у оробевших узников.

– Я, – сам не зная почему, сказал Герберт и шагнул вперед, хотя весь его воинский опыт исчерпывался стрельбой по бутылкам из малокалиберного пистолета.

– Вот, это «нерпа», полностью автоматическая бронебойная система. Главное – лучше целься. – С этими словами Ирэн вручила Гэри оружие с очень длинным стволом и сошками.

Гэри быстренько отошел от сгрудившихся «шпионов» и независимой походкой проследовал внутрь бетонного строения.

Занявшие там позиции солдаты специального взвода смотрели на него с опаской и недоумением. Герберт выбрал себе одно из окон и, установив на подоконнике сошки, принялся ждать.

С холмов ударила переносная ракета. Она с шипением пронеслась над склонами и врезалась в крышу. В воздух полетели куски черепицы, а с низкого потолка посыпалась серая пыль.

Перепуганный водитель стал заводить тюремную машину, однако Ирэн вышвырнула его из кабины и вместе с еще двумя толстыми охранниками помчалась на правый фланг – защищать куст гигантского папоротника.

Герберт приложился к прицельной рамке, однако его правый глаз полностью заплыл и ничего не видел. Тогда он попробовал приложиться левым, однако так стрелять было еще неудобнее. Гэри вздохнул, поняв, что переоценил свои силы.

– Они идут! Они и вправду идут! – с истерическими интонациями в голосе прокричал кто-то из солдат взвода.

– Заткнитесь, трусы! – не слишком уверенно прикрикнул на него лейтенант.

Справа от Гэри послышалась возня, и у следующего окна примостился еще один доходяга. Криво улыбнувшись Гэри разбитыми губами, он с трудом взгромоздил на подоконник бронебойное ружье и представился:

– Ромарио Путос. Из Бенина…

– Апач из Рио-Капанаса, – буркнул Герберт, следуя совершенно излишним здесь правилам вежливости.

– Ну как дела, дружок? – послышалось слева. – Не возражаешь, если составлю тебе компанию?

– Нет, сэр, – ответил Гэри.

Это был один из пехотинцев. Кажется, его звали Роже, на его плечевом щитке были какие-то нашивки – Гэри плохо разбирался в званиях.

– Что-нибудь видишь? – спросил Роже, прикладываясь к прицельному устройству короткоствольного автомата. Калибр его оружия был таков, что в стволе могло поместиться куриное яйцо.

– Ничего не вижу, сэр, – признался Гэри и снова вздохнул.

– Я тоже ни хрена, – сообщил Роже. Он вытянул из рукоятки автомата тонкий проводок и воткнул его наконечник в разъем где-то у себя на затылке. – Ага, вот так лучше… Они уже близко, парень, не зевай.

Автомат Роже выдал короткую очередь, и цепочка ослепительно-белых шаров врезалась в силуэт, возникший из высокой травы метрах в тридцати.

Чтобы поддержать Роже и унять собственный страх, Гэри тоже нажал на спусковой крючок. Реактивная пуля с ревом унеслась в небо, и после этого все вокруг словно взорвалось. Разом загрохотали винтовки специального взвода, застучала автоматическая пушка танкетки, послышались громкие команды Ирэн:

– Внимание! Приготовиться к рукопашной!

«Какой рукопашной? Никого же нет… Наверное, мы всех убили…» – подумал Гэри. В этот момент будто десятки тяжелых молотов обрушились на стены строения, и все внутри и снаружи заволокло пылью. Прямо перед собой в оконном проеме Гэри на мгновение увидел силуэт и невольно отпрянул, тем самым сохранив себе жизнь.

Что-то невидимое рассекло воздух перед его лицом, а затем в этой пыльной мгле Роже скрестил с кем-то клинок. Только по рассыпавшимся зеленоватым искрам было понятно, где идет схватка.

Гэри выдернул из окна свое ружье и начал отступать к стене, пытаясь определить, где же враги. Среди мечущихся солдат специального взвода ничего нельзя было разобрать. Одни из них кричали, другие стреляли по сторонам, убивая своих, поскольку враги были закованы в надежные латы. То тут, то там раздавался леденящий душу свист рассекаемого воздуха, и люди падали на бетонный пол.

Вскоре сопротивление имперскому десанту оказывали только Роже да кто-то из его группы, присоединившийся к нему, и теперь только двое пехотинцев сдерживали натиск не менее полутора десятков десантников. Гэри заметил в окне силуэт и, подняв ружье, выстрелил. Бронебойный заряд вышиб имперца обратно на улицу и тем самым привлек к Гэри внимание других десантников.

Сразу несколько врагов бросились к нему с обнаженными клинками. Гэри, попятившись, нажал на спусковой крючок. Он споткнулся и, уже падая, продолжал как заведенный стрелять, пока чья-то огромная туша не припечатала его к полу.

Скоро снаружи здания снова разгорелась перестрелка, а потом завязалась рукопашная. Имперцы сражались достойно, стараясь не ударить в грязь лицом, однако войск Конфедерации становилось все больше. Сотрясая землю тяжелой поступью, примчались роботы и стали в упор расстреливать десант из своих лязгающих пушек. А когда на броне легких танков прибыла рота пехотинцев, имперский десант, неся потери, начал отступать к холмам, где вскоре за него взялась штурмовая авиация.

9

С трудом свалив с себя тело дюжего десантника, Герберт приподнялся с пола и огляделся. Вокруг шла деловитая суета. Военные санитары с приданными им пехотинцами выносили из здания тела погибших. В основном это были солдаты специального взвода, убитые прорвавшимися имперцами.

Видя, что на него не обращают внимания, Гэри подумал, не сбежать ли ему, ведь он все еще остается приговоренным, однако в этот момент его заметил Роже.

– Эй, приятель, да ты жив! – обрадованно воскликнул он. – Ирэн, смотри, наш рекрут уцелел!

Женщина-офицер поднялась с какого-то ящика и, прихрамывая, подошла ближе.

– Ты не ранен, камрад? – спросила она участливо и дотронулась до плеча Гэри.

– Нет, мэм. Сегодня мне повезло.

– Тебе повезло вдвойне, потому что из всех, кто тебя здесь видел, никого не осталось. Мы не в счет.

– И что мне теперь делать?

– Поедешь в госпиталь. Роже, притащи ему какие-нибудь подходящие тряпки…

– Одну минуту! – отозвался Роже и исчез среди суетившихся бойцов похоронной команды.

– Тебе удалось уложить троих десантников, парень, – со значением произнесла Ирэн, присаживаясь на корточки. – А ведь это бойцы второго уровня…

Ирэн посмотрела на свой расколотый шлем, который зачем-то продолжала держать в руках, и отшвырнула его в сторону.

– Я одолела только двоих, четверо на счету сержанта Роже, но ты… – Ирэн хлопнула Гэри по плечу. – Ты молодец и заслуживаешь лучшей участи, чем расстрел… За что тебя, кстати, приговорили?

– Вы не поверите, мэм, но еще вчера вечером я был у себя на Тироле и отмечал с друзьями успешное завершение финансового года, а потом меня ударили, ограбили, бросили в ящик с цветочными луковицами и доставили на неизвестную планету. Потом били и спрашивали, как я проник на корабль, и наконец привезли сюда, чтобы убить. Я так и не понял, за что…

– А вот и я, – произнес появившийся из-за пыльной завесы Роже. – Давай, примерь обновку.

С этими словами сержант подал Гэри залитую кровью, изорванную форму какого-то бедняги из специального взвода. Все знаки отличия Роже заблаговременно сорвал, чтобы нельзя было определить, к какому подразделению приписан владелец формы.

Под присмотром своих новых друзей Гэри натянул одежду, которая как нельзя лучше подходила к его разбитой физиономии.

– Волосы длинноваты, – заметила Ирэн.

– Нет проблем, – сказал Роже. Он обнажил свой страшный меч и споро, как заправский парикмахер, придал шевелюре Гэри нужный вид.

– Ну вот, теперь он подстрижен по нашей моде, – удовлетворенно кивнула Ирэн. – Ладно, пойдем отсюда, нужно еще пристроить тебя в санитарный транспорт.

Подхватив Гэри под руки, они вывели его на воздух.

Там их нашли Мактус и Кабалье. На их погнутых наплечниках были такие же знаки, как у Роже, и Гэри догадался, что они тоже сержанты.

– Он уложил троих, – сообщил друзьям Роже, кивая на Гэри.

– Вот так парень! – восхитился Кабалье, и они с Мактусом поочередно пожали герою руку.

– Эй, а как же скальпы? – напомнил Мактус.

– Чуть не забыл! – Роже хлопнул себя по шлему и снова умчался в бетонный барак. Через минуту он вернулся и показал Гэри разложенные на ладони три комплекта эмблем имперских десантников. – Вот, можешь приколоть на пояс. Только не забудь снять их, если придется идти в бой. Имперцы таких любителей трофеев не жалуют.

– Тогда, может, не нужно?

– Нужно, – безапелляционно заявила Ирэн. – В госпитале тебе это пригодится.

– А что со мной будет, когда я вылечусь? – поинтересовался Гэри.

– Мы что-нибудь для тебя придумаем. – Ирэн устало улыбнулась. – Может быть, даже отправим домой… Если разыщем.

– Хорошо бы.

<< 1 2 3 4 5 6 7 >>