Алекс Орлов
Тени войны

4

Мегазавр оказался намного проворнее, чем предполагал Алекс, и последние два заряда ушли в небо, лишь на миг ошеломив животное. Теперь охотник сам превратился в добычу, и легионер, недолго думая, рванул по острым камням в сторону горной речки, на берегу которой лежали тела еще двух неудачливых ловцов. Алекс надеялся разжиться у них патронами. Он бежал на пределе сил. Воздух с хрипом вырывался из пылающих легких. Сервоусилители бронекостюма помогали слабо – не хватало энергии. Солнечные батареи, питавшие их, были заляпаны грязью.

Тень мегазавра уже почти накрыла беглеца, позади слышались тяжелые удары лап по камням. Больше всего Алекс боялся споткнуться, но бежать осталось совсем немного. Вот и растерзанные тела двух десантников. Оттолкнувшись из последних сил, Алекс прыгнул прямо на труп. Одним движением он сорвал с пояса мертвого легионера дымовую гранату и кувыркнулся с обрыва в реку в туче пыли и камней.

Из-за высокой силы тяжести Алекса слегка контузило от удара о воду, но холод горного потока быстро привел его в чувство. Оттолкнувшись ногами от дна, легионер ухватился за большой камень и через секунду почувствовал, как заработали сервоусилители бронекостюма. Подтянувшись на руках, Алекс забрался на камень. Шипованные ботинки не скользили по граниту, и Алекс смело поднялся во весь рост. Он подставил спину солнцу, и вымытые батареи быстро зарядили накопители энергии.

Мегазавр уже спустился к воде и, хрипло рыкая, топал по мокрым камням, не решаясь лезть в ледяной поток. Стараясь не упускать зверя из виду, Алекс ткнул пальцем в небольшое углубление на тыльной стороне левой перчатки. Послышался щелчок, в бронещитке пониже локтя открылась маленькая панель с кнопками. Легионер набрал комбинацию и запрограммировал разрядку энергонакопителей через семь секунд. Затем тщательно осмотрел гранату и ослабил чеку.

Зверь на берегу потерял терпение и начал понемногу заходить в воду. Когда до него оставалось метров десять, Алекс закрыл панель и, сжимая гранату, прыгнул в сторону мегазавра. Под водой он выдернул чеку и положил гранату на дно. Как только из-под воды начали вырываться газовые пузыри, мегазавр рванулся к ним, молотя перед собой когтистыми лапами. И в этот момент Алекс вынырнул рядом из-под воды, как ракета, и со всей мощи энергонакопителей всадил десантный нож в хребет зверя.

Алекс без сил лежал в кресле. На нем не было ни одной сухой нитки. Виртуальный шлем валялся на полу. Сгрудившиеся вокруг героя десантники восхищенно галдели.

– Ну ты и дал жару, парень! Вот, ребята, как сейчас учат. Это называется – кадровый офицер, – сказал ветеран многих операций сержант Тильзер.

На этом тренинге никто не продержался и двух минут, так как программа была рассчитана на невозможное. И даже авторам программы не приходило в голову, что уровень можно закончить дымовой гранатой и десантным ножом.

Уже на следующий день Алекс сидел в информационном зале и просматривал данные на Каванг-12. Высадка на эту планету была намечена через неделю.

На этот раз противником бойцов «Корсара» выступал асомера. Выглядел он устрашающе. Фактически это был гигантский скорпион длиной около четырех метров. Почти всех его естественных врагов уничтожили за предыдущие высадки, и теперь асомера, выраставший за пятнадцать месяцев со времени вылупления из яйца до непомерной величины, являлся полновластным хозяином единственного материка планеты.

Вместо жала у асомеры имелся торчавший из загнутого хвоста известковый гарпун, покрытый ядовитой слизью. Гарпун вылетал с большой скоростью и поражал жертву на расстоянии до пятидесяти метров. Восстановление гарпуна происходило за двенадцать часов, но асомера мог «выстрелить» и частью гарпуна или просто изрядной дозой ядовитой слизи. Этот монстр легко маскировался под цвет окружающей среды, прекрасно плавал и мог по нескольку часов обходиться без кислорода. В ближнем бою асомера противопоставлял противнику две пары острых как бритва шипованных лап.

Дочитав материал до конца, Алекс некоторое время сидел, уставившись в одну точку, потом решительно поднялся и пошел в тренажерный зал.

Челнок высадил бригаду из двадцати четырех человек на большом острове. Этот участок суши площадью более десяти квадратных километров был родиной монстров, и все они по достижении полово-зрелого возраста возвращались сюда, чтобы продлить свой род. После того как самка откладывала от двух до трех сотен яиц, супруги вдвоем охраняли кладку до появления потомства. Только после этого самец вплавь возвращался на материк, а самка оставалась с детенышами до тех пор, пока они не подрастали настолько, что могли осилить водное путешествие на большую землю.

Время было выбрано так, чтобы застать на острове возле их кладок максимальное число асомер. Операция началась на рассвете, когда асомеры еще сидели в норах, терпеливо ожидая, пока солнце нагреет камни.

Со стороны скал послышались выстрелы и разрывы гранат. Это десантники из подразделения «Иглз» начали выкуривать асомер из их нор. Норы представляли собой сообщающиеся ходы и занимали до двух третей острова. Оставшаяся треть приходилась на песчаный пляж, где и была высажена бригада Алекса.

Солдаты построились в цепь с интервалом в десять шагов. От скал их отделяло около ста метров. За спиной в нескольких шагах стояли наготове четверо санитаров. Вокруг острова на катерах на воздушной подушке патрулировали легионеры из отряда «Барракуда», готовые в любую минуту прийти на помощь. Один только транспорт Алекса стоял на песке с запущенными турбинами на случай эвакуации бригады.

Легионеры напряженно ждали.

Со своего места на левом фланге Алекс заметил, как из-за скалы справа выскочили первые три асомеры. Они, не раздумывая, ринулись вниз по склону, перебирая лапами и поднимая тучи пыли.

Десантники по команде сержанта Тильзера активизировали свои радары, и в пыльное облако возле скал ударили выстрелы.

Вслед за первыми асомерами стали появляться все новые и новые. Поднимаемая ими пылевая завеса становилась все плотнее. Силуэты мишеней в прицелах расплывались, и только по непрекращающемуся шуму осыпающихся камней можно было судить о количестве монстров.

С треском отлетали куски хитиновых панцирей при попадании в них разрывных пуль, отрывались конечности и брызгали потроха, но было очевидно, что десантники все же не справлялись, и пополнявшаяся армия асомер надвигалась вместе с облаками пыли.

По радио слышались грубая брань солдат и отрывистые команды сержанта Тильзера.

Асомеры подошли на бросок гарпуна и сделали недружный залп. Несколько десантников, сбитые с ног, закувыркались по песку. Гарпун попал в стоявшего по соседству с Алексом капрала и, разбившись о его доспехи, разлетелся на куски. Алекс перевел свой MS-400 на параллельный огонь, и комплекс бешено забился в его руках, вперемешку посылая в цель и пули, и гранаты.

По приказу сержанта десантники начали отступать к морю. Боевые геликоптеры, пролетая на низкой высоте, прикрывали их своим огнем.

От разрывов ракет и реактивных пуль песок кипел и вздымался тучами. Но асомеры наступали, ковыляя по иссеченным останкам своих собратьев. Они израсходовали гарпуны и теперь отчаянно плевались ядом.

Легионеры, не жалея боеприпасов, поливали атакующих монстров огнем. Когда боекомплекты заканчивались, они бросали MS-400 и принимались за ручные гранаты. Израсходовав и их, грузились на эвакуационный транспорт.

Наконец сержант Тильзер пересчитал солдат по головам и захлопнул бронированные створки. Судно взревело турбинами и, приподнявшись на воздушной подушке, заскользило по поверхности воды, а на береговую полосу обрушились ракеты с геликоптеров и катеров подразделения «Барракуда».

Судно раскачивалось и подпрыгивало на волнах, но некоторые солдаты уже дремали.

Кому-то оказывали помощь санитары, а кто-то делил свой паек с другом. Ко всему привычные десантники в грязных доспехах со свежими вмятинами уже и не вспоминали о прошедшем бое.

Еще через семь часов болтанки транспортное судно прибыло на промежуточную базу. У посадочного модуля в полной боевой готовности ожидала другая бригада.

Увидев выходящих из корабля десантников, легионеры замахали руками.

– Привет, Линдер! Как дела, Мишель? Как работалось, ребята?

Алекс устало улыбался. Мишель только поморщился, держась за грудь, – в бою его достал гарпун асомеры.

– Мы очень старались, – за обоих ответил Алекс.

Алекс сидел в изоляторе, отдыхая после сауны, и смотрел телевизор. За этим занятием его и застал лейтенант Бооз.

– Эй, Линдер, тебя хочет видеть майор Горн.

– Что, так срочно?

– Начальство всегда все желает срочно.

– Хорошо, уже иду… – И Алекс нехотя поплелся одеваться.

Когда Алекс вошел к майору Горну, тот сидел за столом, склонившись над бумагами. Он взглянул на Алекса и жестом предложил садиться.

В кабинете было чисто, но запахи табачного дыма и спиртного еще не выветрились.

– Вот что, коллега, – не по уставу начал майор, – вы у нас всего три месяца, но уже очень хорошо зарекомендовали себя. Я просмотрел личное дело и взял на себя смелость ходатайствовать перед начальством о досрочном окончании вашего испытательного срока. Ответ получен, и он положительный.

Майор пододвинул Линдеру какой-то документ, который, видимо, и был тем самым ответом.

– Теперь вы получите звездочки лейтенанта и наберете себе бригаду. Первое задание для вас уже подготовили. Есть у нас одно темное пятно в системе Бонакус. Разведывательно-информационный центр полагал, что система состоит из девяти в основном не пригодных для жизни планет, но модернизированный разведзонд, запущенный совсем недавно, определил, что это обманка. Специальные искусственные спутники экранируют десятую планету, делая ее невидимой. Эта планета получила кодовое название Эр-Зет-10. – Майор помолчал, поигрывая карандашом, потом поднял глаза на Алекса: – Теперь о дерьме, Линдер. В силу ряда причин мы пока не можем предать огласке эту информацию. В условиях строгой секретности в место предполагаемого местонахождения планеты был направлен десантный корабль с командой из сорока восьми человек во главе с лейтенантом Глозом. Как только они вошли в систему, мы потеряли с ними связь. Что с этим отрядом, мы не знаем. Я хочу, чтобы вы, Линдер, разобрались во всем. Здесь нужен нестандартный подход и… интуиция. Я слышал, что она у вас есть. Для выполнения этого задания вы получите десантный корабль с усиленным бронированием и новейшим вооружением… Вот так. Что скажете?

– Я готов, господин майор.

– Иного ответа я и не ждал.

Майор взял со стола лист бумаги и встал. Алекс тоже поднялся на ноги.

– Вот приказ. «До окончания срока испытания Алексису Линдеру присваивается звание полного лейтенанта». Поздравляю, – улыбнулся майор и пожал Алексу руку. – Теперь вы можете приступать к набору своей команды. Курс – Эр-Зет-10, отправление бригады через пять дней.

5

Десантный корабль стремительно приближался к границе планетной системы, и весь экипаж пребывал в напряжении, ожидая неприятных сюрпризов.

– Сэр, до входа в систему Бонакус десять минут ровно. Никакой планеты Эр-Зет-10 пока не видно.

– Спасибо, Гаусс. Боевой части – проверить исправность вооружения и аппаратуру разведки!

– Есть, сэр! – ответил капрал Тони Джефферсон.

– Две минуты до входа в систему. Никакой планеты с ориентировочно указанными координатами не наблюдаю. Остальные отслеживаются отчетливо.

– Послушай, Гаусс, а ты ничего необычного не чувствуешь?

– Нет, сэр, ничего такого. Я смотрю на приборы, и все. Тридцать секунд до системы Бонакус… Внимание, мы пересекаем границу системы…

Корабль продолжал стремительно нестись вперед, и еще ничто не предвещало опасности, как вдруг лейтенант Линдер резко скомандовал:

– Левый поворот! Двигатели на максимальную тягу! Джефферсон, выбросить контур!

Перегрузки вдавили тела в кресла, а за бортом судна под напором сжатого газа развернулась оболочка, повторявшая силуэт корабля.

– Контур выброшен! – объявил Джефферсон. – Пять секунд – ничего не происходит. Восемь секунд… вспышка! Контур уничтожен!

– Сэр, я их вижу! – закричал Гаусс. – Это что-то вроде «умных мин» – X6. Метки на радаре отчетливые – они идут за нами, сэр!

– Джефферсон, выбросить еще один контур… Если они изготовлены по типу X6, то им требуется время для перезарядки. Гаусс, после уничтожения ложного контура разворот на сто восемьдесят градусов – и на полной тяге к минам. Джефферсон, ваше дело – стрельба.

– Понял, сэр!

– Десантное отделение, всем пристегнуться!

Капрал Джефферсон сидел в главной стрелковой башне корабля, готовый открыть огонь в любую минуту. Лежавшие на пусковых джойстиках руки нервно подрагивали. Массивный шлем закрывал его лицо до подбородка.

Двенадцать светящихся визиров свободно плавали по сетке перед взором капрала, и он старательно контролировал свои эмоции, чтобы быть готовым начать стрельбу в любую секунду.

Компьютер мог молниеносно захватить цели в визиры, но только человек интуитивно определял приоритет их поражения.

В пересечении десятков лучей полыхнул уничтоженный контур, и в ту же секунду корабль, развернувшись по крутой дуге, открыл огонь. Детонируя от попаданий, зарядные контуры мин вспыхивали сверхновыми звездами и разлетались молекулами раскаленного газа, демонстрируя фейерверк чудовищного масштаба.

– Главная рубка! Докладывает боевая часть: цели уничтожены. Общее время стрельбы – две и три десятых секунды.

– Ну, Джеф, ты даешь… – только и сумел сказать Гаусс, в восхищении качая головой. – Ну, ты даешь…

Не сразу нашелся и лейтенант Линдер.

– Я ни разу не видел ничего подобного, капрал. Большое спасибо.

– Рад стараться, сэр, – весело ответил Джефферсон, улыбаясь под своей маской.

Пока десантный корабль дрейфовал вдоль границ планетной системы, Алекс составил донесение о том, что с ними произошло, и приказал Гауссу отправить его кодированным сигналом на Красные Камни. Затем корабль снова пересек опасные рубежи, но на этот раз его никто не атаковал.

Используя всю имеющуюся разведывательную аппаратуру, корабль продвигался в глубь планетной системы, однако десятой ее планеты приборы засечь по-прежнему не могли. Наконец радары обнаружили два объекта, с большой скоростью приближавшиеся к кораблю. Бортовой компьютер определил их как торпеды класса «экскалибур».

Последовала короткая схватка торпед и Джефферсона, из которой капрал без труда вышел победителем. Алекс восстановил на мониторе траектории посланцев смерти и определил места базирования охранных станций.

Корабль развернулся и снова прошел по опасному месту, и вновь был атакован торпедами. Пока пушки Джефферсона делали свое дело, удалось точно определить исходную точку торпедного залпа.

Провоцируя третью атаку, корабль сделал новый заход и выпустил миниатюрные разведывательные зонды. Они помчались вперед, оставив далеко позади корабль, и вскоре были возле торпедной станции, не обнаруживая себя активными действиями. Не связываясь с кораблем, зонды лишь пассивно собирали информацию. Они просеивали эфир на всех частотах, ожидая, когда станция произведет очередные залпы и выдаст сигнал, наводящий торпеды на цель.

Это была идея Алекса. Он понимал, что станция – единственная ниточка, которая могла привести к Эр-Зет-10.

Наступила очередь Гаусса, который был не только пилотом, но и специалистом по взлому компьютерных систем. В этом ему помогал искажающий блок-генератор, в случае необходимости выдававший бесчисленное количество компьютерных вирусов.

Торпеды были выпущены, и тотчас же проснулись зонды, предоставив бортовому компьютеру нужную информацию. Гаусс моментально вклинился в диалог торпед со станцией и, щелкнув тумблером, включил питание вирусного блока-генератора.

Станция подавилась первой же порцией вирусов. Летящие торпеды зарыскали носами и самоликвидировались, а Гаусс терпеливо ждал, когда компьютер станции займется своими проблемами. Наконец тот понял, что в системе непорядок, и включил режим чистки, временно приоткрывая пароли. Гаусс тут же начал копировать все файлы подряд, и через полминуты дело было сделано. Станция, следуя заложенной в ней программе безопасности, немедленно связалась с командным центром, чтобы доложить о взломе, и, как только центр откликнулся, Гаусс этим тотчас воспользовался.

Дежурный оператор, очнувшись от сладкой дремы, не сразу понял, что происходит в его беспокойном хозяйстве. Увидев на экране таблицы новых характеристик, он озадаченно поскреб затылок.

– Эй, послушай, я ничего не понимаю: «Бастион-300» ведет себя странно. Что-то там разладилось после последнего залпа. Смотри, наши банки информации сами разворачиваются из архива…

Через секунду лицо оператора побелело.

– Вольф!.. – истошно заорал он. – Они в нашем компьютере!.. Они нас грабят!..

– Как – в нашем? Они не могли…

– Они пролезли по аварийной частоте! Я не могу их выкинуть! Рви кабели! Вырывай!..

Пришло время аплодировать Гауссу. На экране перед Алексом появились схемы расположения торпедных станций, минных полей, места базирования экранирующих установок и сама Эр-Зет-10 во всей своей красе.

– Боюсь, что это удовольствие дорого обойдется нам, – задумчиво произнес лейтенант. – Однако отступать уже поздно, да и не затем мы сюда пришли. Времени у нас в обрез, и уходить в космос нет никакого смысла. Там нас быстро достанут, поэтому остается только одно – попытать счастья на Эр-Зет-10. Гаусс, включай режим полета в атмосфере. Джефферсон, ушки на макушке! Десанту – перебраться в броневик! Приготовьтесь, ребята, самое интересное – впереди…

Солдаты, отстегнув ремни безопасности, встали со своих скамеек и без суеты начали устраиваться на новых местах.

Для десантников BDM был привычным транспортом. Надежно закрытый броней, оснащенный двумя мощными турбинами и вооруженный семидесятимиллиметровыми пушками, он давал солдатам ощущение надежного прикрытия.

Стрелки заняли места у огневых башен и надели шлемы с прицельными устройствами, десант, готовясь к болтанке, крепил оружие и тяжелую амуницию, а механик-водитель привычно щелкал кнопками, наполняя броневик жизнью.

В патронных транспортерах зашипел сжатый воздух, в стволы пушек легли первые снаряды, проснувшиеся турбины сделали по нескольку оборотов, и в компьютер был отправлен сигнал о готовности.

Деревья вздрогнули и уронили с ветвей целый дождь тяжелых капель, а спрятавшиеся в норы обитатели леса с тревогой прислушивались к непривычным пугающим звукам. Бронированные створки полуметровой толщины синхронно разошлись в стороны, из открывшейся шахты на струях раскаленных газов вышли две огромные «манты» и четыре «ребуса». Повисев в воздухе несколько секунд, они развернули свои сплюснутые тела в сторону солнца и, резко набирая скорость, преодолели звуковой барьер над бурным водопадом.

Когда оборванные с деревьев ветви и огромные листья перестали падать, из большого дупла на засохшем дереве выбрался карликовый медведь и как ни в чем не бывало принялся дожевывать древесную дыню.

– «Манта»-один, я «ребус»-один. Вижу нарушителя. Дистанция – четыреста километров. Курс – восток-восток-запад. Корабль второй категории. Бронирование обычное. Экипаж – примерно тридцать человек. В трюме груз – возможно, танк или что-то в этом роде.

– Вас поняла, «ребус»-один. Получен приказ – нарушителя уничтожить. «Ребус»-три, «ребус»-четыре – атакуйте.

– Сэр, кто-то ловит нас в прицел! – закричал Гаусс. – И сканирует неизвестным жестким излучением!

– Капрал, что у вас?

– Слева – восемьдесят градусов по курсу групповая цель. Две приближаются к нам. Определить класс трудно – аналогов нет. Подлетное время – две минуты сорок. Через пятьдесят секунд могу открыть огонь, – доложил Джефферсон.

– Стреляй как только сможешь, парень! Гаусс, подумай, как им помешать!

– Ничего не лезет в голову, сэр. Ведь мы о них ничего не знаем.

– Ну напрягись, Гаусс, внизу вода, нам нужно дотянуть до берега, а там джунгли… Несколько минут полета, и мы спасены.

– Я действительно не знаю, командир… – В голосе Гаусса сквозила безнадежность.

Корпус корабля мелко завибрировал, когда заработали пушки Джефферсона.

– «Манта»-один, я «ребус»-три. Они в меня попали! Повреждений нет. Незначительный перегрев лобовой брони, но стреляют быстро и точно, сволочи.

– Я – «ребус»-четыре, в меня тоже попали. Снаряды с обедненным ураном и лучевым ускорением. Все, я их убиваю.

«Ребус» поймал чужака в прицел, но тот выбросил сразу несколько ложных контуров в отчаянной попытке помешать стрельбе.

– Как дети, честное слово, – ухмыльнулся пилот и выпустил две бласт-ракеты. Он видел, как они вспороли обшивку судна-нарушителя и вызвали пожар на его борту. «Крепкий попался, – подумал пилот и улыбнулся. – Ничего, сейчас добавим».

Алекс ожидал подобной развязки. Когда страшный удар потряс корпус, стало ясно, что проскочить до берега не удастся.

Скомандовав Гауссу и Джефферсону, чтобы перебирались на борт BDM, Алекс включил аварийный сброс топлива, и над зеленоватыми волнами океана повисла чадящая стена пламени.

– Я «ребус»-четыре. Иду на завершение задания.

«Ребус» пошел на сближение с горящим кораблем, намереваясь окончательно разнести его из пушек. Однако там его ждал неприятный сюрприз.

– Тебя-то я и дожидался, дружище… – шепотом произнес капрал Джефферсон. Он снял свой тяжелый шлем и открыто рассматривал противника через обычную оптическую систему наведения. Капрал отчетливо увидел хищные обводы «ребуса» и с ходу оценил его компоновку. Наведя лазерную установку на двигательный отсек истребителя, Джефферсон вздохнул. В запасе у него был только один залп. Он знал, что до следующей перезарядки ему не дожить, и поэтому умышленно раздавил электронный медальон. Теперь компьютер BDM перевел его в число потерь и задраил люки, тем самым подготовившись к эвакуации с борта корабля-носителя.

Поначалу пилот «ребуса» ничего не понял. Аппарат сильно тряхнуло, резко упала тяга левого двигателя. Одновременно загорелось несколько сигнальных лампочек, что указывало на перегрев многих узлов. Аварийно включился автопилот, и истребитель стал покидать опасную зону.

Видя, что «ребусы» плохо справляются с поставленной задачей, командир тяжелой «манты» Берта Клотц развернула башню роторного лазера, и спустя мгновение корпус подбитого нарушителя разлетелся рваными кусками металла, однако в последний момент умирающий корабль успел освободиться от какого-то груза. По виду – спасательной капсулы…

Когда зажужжал привод закрывающейся двери броневика, лейтенант Линдер понял, что капрал Джефферсон сделал свой выбор. BDM покинул брюхо корабля-носителя за пару секунд до выстрела «манты» и камнем полетел навстречу туману, стелющемуся над джунглями.

Берта наблюдала за падающим предметом, ожидая, что он расколется, как орех, но неожиданно, почти у самой земли, над броневиком раскрылся парашют.

– Вот канальи! – воскликнула Берта. – «Манта»-два, уничтожьте этот танк. «Ребусы»-один, два, три, найдите его.

Повинуясь приказу, ведомая «манта» встала на крыло и заскользила вниз. За ней поспешили «ребусы».

Для обнаружения броневика не понадобились даже сканеры. Прокладывая широкую просеку и подпрыгивая на попадающихся валунах, BDM мчался напролом в глубь джунглей, наводя панику на лесных обитателей. Не теряя времени, легионеры десантировались через боковые люки и летели кубарем, ломая кусты и держась за свои штатные MS-400. Последним, двадцать шестым по счету, выпрыгнул Алекс, а еще через несколько секунд в броневик попала тяжелая бласт-ракета, выпущенная с «манты», и BDM прекратил свое существование.

Над пылающим корпусом разбитой машины пронеслись ромбовидные силуэты «ребусов».

Алекс лежал не шевелясь, боясь выдать себя неосторожным движением. Однако буйная зелень надежно скрывала солдат, и «ребусы», порыскав еще немного, в конце концов убрались ни с чем.

<< 1 2 3 4 5 6 >>