Алекс Орлов
База 24

– Бесподобно! – согласился Тони.

Наконец шасси коснулись посадочной полосы, отчего вздрогнули стены и пол салона. Двигатели включились на реверс, и дискоид стал сбрасывать скорость.

Через некоторое время лайнер полностью остановился, и тогда в салоне появилась Саманта. Она еще раз поблагодарила пассажиров за то, что те воспользовались услугами компании «Аэргасс», а затем указала, в каком направлении следует идти, чтобы попасть в один из разгрузочных рукавов.

Джим и Тони взяли свои вещи, пристроились в хвост образованной пассажирами колонны и стали медленно продвигаться вместе со всеми, постепенно приближаясь к трапу. Приятели уже ступили на неподвижную лестницу, когда шедший первым Джим заметил, что внизу, у основания трапа, стоят пятеро полицейских. На них были каски и черные бронежилеты, а в руках – автоматы с маленькими фонариками на стволах. Фонарики были включены, и их лучи рисовали на бетоне зигзаги.

Джим остановился, на него натолкнулся Тони.

– Ты чего встал? – спросил он.

– Полиция…

– Что полиция? – спросил Тони, но спустя мгновение до него дошло, и он бросился назад – в салон аэробуса. Джим побежал за ним.

– Стой, сволочь! – закричали снизу, и, расталкивая пассажиров, вверх по лестнице стали пробиваться полицейские.

Тони и Джим, словно загнанные звери, помчались по коридорам. Они совсем не соображали, куда следует бежать, – их гнал только страх. Пару раз они задерживались возле иллюминаторов и видели, как вокруг аэробуса выстраивается плотная цепь полицейских, за которыми со включенными фарами стояли бронированные машины с пулеметами на открытых башнях.

– Что будем делать, Джимми?! – крикнул Тони.

– Не знаю!..

Беглецы свернули за угол и выскочили прямо на троих полицейских, которые не ожидали увидеть злоумышленников так быстро. Они вскинули автоматы, однако не решились стрелять внутри лайнера, а Джим с Тони успели юркнуть в один из коридоров и снова помчались что есть духу, совершая повороты и путая следы.

Позади тяжело ухали шаги полицейских. Порой они почти настигали беглецов, иногда отставали. Сами того не замечая, Джим и Тони в конце концов снова примчались в свой салон, где застали Саманту, которая проходила по рядам и выравнивала спинки кресел.

– Вы что-то забыли? – спросила она, сразу узнав пассажиров.

– Нам нужна Викки! – выпалил Джим.

– Викки? Она у себя в блоке.

– Спасибо!

Приятели пробежали по знакомому коридорчику и ворвались в производственное помещение, где Викки занималась уборкой в гриль-шкафах. Девушка удивленно посмотрела сначала на одного, потом на другого и спросила:

– А вы чего тут делаете? Или вам так понравилось?

– Нет! То есть – да, конечно, понравилось, Викки! Но сейчас нам нужна твоя помощь, – сказал Джим.

– Говорите толком.

– Нас ищет полиция.

– И вы думаете, что я вас спрячу? С чего это вдруг? Я вас первый раз вижу и если позволила себе…

– Послушай, Викки! – перебил ее Джим. – У нас совсем нет времени – полиция уже здесь, в коридорах. Мы бежим из Галлиополиса, где нас обвинили в попытке изнасилования нашей бывшей одноклассницы!..

– А вы, конечно, даже не пытались, – усмехнулась девушка.

– Конечно, нет!

– Почему я должна вам верить?

– Потому что все случилось из-за того, что в восьмом классе Тони обозвал эту стерву кривоногой, а она до сих пор помнит это! – сказал Джим.

– Она права – такое не забывают, – заметила Викки.

– Это еще не все! – затараторил Джим. – Нас преследовал один псих полицейский, который хотел упечь нас на семь лет! Мы чудом проскочили на ваш авиалайнер и думали, что все позади, однако он поднял на ноги полицию Сан-Лоиса… Они оцепили все вокруг и ворвались внутрь лайнера. Они могут оказаться здесь в любую минуту.

В дверях появилась Саманта:

– Что случилось, Викки?

– Этих мальчишек нужно как-то вывести с борта, – со вздохом ответила Викки.

– Они что, боятся собак?

– Да нет, весь этот переполох с полицией…

– Я знаю, полицейские уже на борту, – сказала Саманта. – Неужели это за ними?

– За ними, – подтвердила Викки, глядя то на одного, то на другого беглеца. – Но они говорят, что не виноваты. Я верю им: у меня брат отсидел четыре года по ошибке – никто не хотел перепроверять показания свидетелей.

– Шелдон с первого яруса говорил, что ловят террористов, которые взрывали машины.

– Мы не взрывали никаких машин! – едва не плача, закричал Тони.

– Ну… – Саманта пожала плечами и, критически на него посмотрев, согласилась: – На террористов вы точно не тянете… Ладно, идите за мной, только не спотыкайтесь.

Саманта вывела беглецов из кухни Викки и через узенькую технологическую дверь провела их в служебные переходы, куда имели доступ только механики, обслуживавшие магистрали и датчики. Здесь не было дорогой отделки, ее заменяли пучки проводов и тонких трубочек. А на полу вместо мягких паласов лежали панели перфорированного пластика.

Джим, Тони и их проводница блуждали довольно долго, поднимаясь и спускаясь по лесенкам, пригибаясь в одних местах и перебираясь через препятствия в других. Наконец шедшая первой Саманта остановилась возле очередной металлической двери и сказала:

– Тихо.

Приложив ухо к двери, она послушала, что творится снаружи. Затем отперла сложный замок, выглянула наружу и, обернувшись, сказала:

– Все в порядке, можно выходить.

Следом за ней Джим и Тони вышли в длинный полутемный бокс, в котором было довольно прохладно.

– Это грузовой отсек, – сказала Саманта и подошла к небольшой, ярко освещенной кабинке. В ней сидел мужчина, который смотрел на видеодеке футбольный матч и терзал зубами большой кусок соевой колбасы.

Саманта постучала по стеклу. Мужчина повернулся и, оставив футбол с колбасой, вышел из кабинки.

– Ты как здесь оказалась, Сэм? – спросил он, с обожанием глядя на девушку. Затем осторожно покосился на незнакомцев.

<< 1 ... 17 18 19 20 21 22 23 24 25 ... 29 >>