Чингиз Акифович Абдуллаев
И возьми мою боль

Нужно идти, они сказали, что через час покончат с хозяином. Значит, через час на него нападут. Нужно добраться до первого же телефона и срочно позвонить. Он боялся, что Махмудбеков ничего не понял из его бессвязного доклада. Стольников попытался подняться, опираясь о стену. Боль ударила ему прямо в мозг. Он поморщился и сделал вторую попытку. На этот раз ему удалось встать. Левая нога сильно дрожала, но он старался не обращать на это внимания.

Он с трудом сделал несколько шагов к выходу. Наверно, Кязим либо убит, либо тяжело ранен, вспомнил он о своем напарнике. Оставалась еще надежда, что нападавшие не тронут его «БМВ». Все-таки испытанная система защиты. Правда, не рассчитанная на откровенное нападение бандитов. Опираясь о стенку, он подошел к выходу. Осторожно посмотрел во двор. Вроде никого… Здесь людей не удивляла частая стрельба. Она стала вообще обычным явлением не только для Москвы, но и для многих других городов и поселков огромной страны. Он попытался открыть ворота, но почувствовал резкую боль в спине, когда стал двигать тяжелую створку. Понимая, что не сможет распахнуть ворота, действуя лишь руками, он сделал еще один шаг, обернулся и, встав спиной к воротам, толкнул их всем телом. Они тяжело подались.

Стольников едва не упал. Когда ворота наконец открылись, он снова посмотрел вокруг. Никого. Он сделал еще один шаг и упал словно подрубленный. Закрыл глаза, услышав чьи-то шаги.

«Ну и черт с ней», – подумал Стольников про свою жизнь.

Он открыл глаза, чтобы увидеть лицо убийцы. Над ним наклонился какой-то старик с седой щетиной. Испуганные глаза смотрели на Стольникова.

– Что здесь случилось? – спросил старик.

Стольников обессиленно закрыл глаза. Это явно не убийца.

– Нападение на склады, – прошептал он. – Ты кто такой?

– Я здесь сторож, – расхрабрившись, сказал старик. – Это за тобой гнались? Тебя хотели убить?

– Меня, – выдохнул Стольников.

– Живучий ты, – улыбнулся сторож, – значит, сто лет жить будешь.

– Запиши номер, – попросил Стольников, – и срочно передай…

– Какой номер? – не понял старик. – Тебе помочь нужно. Загнешься ведь совсем.

– Номер, – упрямо повторил Стольников, – запиши номер и срочно позвони.

Старик понял, что происходит нечто чрезвычайно важное. Он достал карандаш, вытащил какой-то блокнот. Наклонился еще ближе.

– Какой номер? – спросил он.

Стольников назвал все цифры по одной. Сторож все исправно записал.

– Срочно передай, – снова попросил Стольников, – передай, чтобы уходили с дачи. Через час на нее нападут.

– Нападут, – записал и эти слова старик, потом с любопытством посмотрел на лежавшего перед ним, – а кому передать?

– Исмаилу Махмудбекову, – в который раз закрыл глаза Стольников, – скажи, что звонишь по поручению Славы. Запомнишь? От Славы.

– Давай сначала я тебя куда-нибудь перенесу, – предложил сторож, – нельзя тебе здесь оставаться. Они могут вернуться и найти тебя.

– Беги звонить, – упрямо повторил Стольников.

– А ты здесь останешься? – спросил сторож.

– Беги, – у него уже не было сил на споры.

– Хорошо, хорошо, – заторопился старик, – давай только я тебя в соседний склад перенесу. У меня и ключи есть. Я тебя там оставлю, чтобы никто, не дай бог, не тронул… И на ключ закрою, чтобы не догадались.

Он наклонился и попытался поднять Стольникова. Тот застонал от боли. Старик, изловчившись, просунул руки под мышки и легко поднял неподвижное тело.

– Потерпи, потерпи, родимый, – как маленького просил он Стольникова.

Старик оказался крепким и жилистым. Он донес Вячеслава до ближайшего склада, бережно прислонил его к стене. Достал ключи, открыл ворота. И, снова подняв Стольникова, внес его внутрь.

– Я быстро… – пообещал сторож, – позвоню и вернусь. Может, в милицию позвонить?

– Не нужно, – прошептал Стольников.

Старик с интересом посмотрел на него.

– Как знаешь, – рассудительно сказал он, – воля твоя.

Он закрыл дверь и поспешил куда-то. Только бы он успел, подумал Стольников, только бы успел позвонить.

Глава третья

Автомобили въехали в дачный поселок, соблюдая строгий порядок. Огромная квартира Махмудбекова на Мичуринском проспекте все еще перестраивалась по плану, утвержденному самим хозяином. Несмотря на роскошные семикомнатные апартаменты, хозяин посчитал, что их ему будет недостаточно, и, прикупив соседнюю квартиру из четырех комнат, начал все это перестраивать. Строители твердо обещали закончить через два месяца. Но даже если бы и не это, то и тогда бы он поехал на дачу. Летом в Москве душно, и ему больше нравилось на даче, напоминавшей своими размерами небольшую крепость феодала средней руки. Кроме основного здания на двенадцать комнат, здесь были и два флигеля для охраны и прислуги. Большой крытый бассейн и роскошная сауна дополняли удобства.

На даче их уже ждали. Когда они подъехали к крыльцу, рядом с ним стояло несколько человек, в том числе выделявшаяся своей сухой, подтянутой фигурой женщина лет пятидесяти. У нее были тонкие, правильные черты лица, правда, подбородок чуть тяжеловат. Эта была домоправительница всего хозяйства, Светлана Михайловна. Раньше она работала в НИИ, занимаясь проблемами выплавки стали, и даже успела защитить кандидатскую диссертацию. Познакомились они с Махмудбековым больше десяти лет назад. Злые языки даже утверждали, что тогда между ними существовали более тесные отношения. Однако ничего конкретнее узнать не удавалось. Махмудбеков был вдовцом, а его домохозяйка числилась в разводе.

Она согласилась работать у него еще в начале девяностых, когда перспективы научные работники почти не имели, а на зарплату кандидата наук можно было один раз пообедать в ресторане. У нее было двое детей, и Махмудбеков сразу назначил ей фантастический по тем временам оклад, существенно улучшивший ее материальное положение. Однако с этого дня между ними установились исключительно деловые отношения. Светлана Михайловна оказалась прекрасной домохозяйкой и жестким руководителем. Теперь за свой московский дом и дачу Исмаил Махмудбеков мог быть абсолютно спокоен.

Выйдя из автомобиля, он кивнул женщине, улыбнувшись. Она также улыбнулась в ответ, зная, что он, как и все кавказские мужчины, не любит здороваться с женщинами за руку. При каком-либо торжественном случае он, правда, мог позволить себе поцеловать ей руку.

– Здравствуйте, Светлана Михайловна, – коротко сказал он. При людях он всегда обращался к ней по имени-отчеству.

Следом за ним из машины выпорхнула длинноногая девочка, с любопытством осматривающаяся вокруг.

– Неужели Ирада? – всплеснула руками Светлана Михайловна, подходя ближе.

– Она, – улыбнулся Махмудбеков, легонько подталкивая дочь, – узнаешь девочку?

– Какая взрослая стала, – засмеялась Светлана Михайловна, обнимая девушку. – Ну, здравствуй, дорогая. Наверно, совсем забыла меня… Сколько лет ты не была в Москве?

– Не забыла, – тихо сказала девушка. По-русски она говорила хорошо, но с мягким восточным акцентом.

– Пойдем, пойдем в дом, – увлекла ее за собой Светлана Михайловна.

Махмудбеков прошел следом. Охранники вытаскивали чемоданы и вносили их в дом. Он прошел в большой холл, подозвал неотступно следующего за ним Джафара.

– Как только приедет Слава, пусть зайдет ко мне, – приказал он и поднялся к себе в спальню.

Он уже снял пиджак и галстук, когда в дверь комнаты постучали.

– Да, – крикнул он.

В комнату вошла Светлана Михайловна. Плотно прикрыла дверь.

– Как дела, Исмаил? – спросила она.

– Ничего, – кивнул он ей. – Ты последи за девочкой. Она столько лет в Москве не была. У меня будет много дел в городе, я не успею с вами поездить. Возьмите машину и езжайте там куда нужно, в магазины или куда-нибудь еще. В общем, сама знаешь.

– Найдем куда, – улыбнулась она, – обед уже готов. Есть будете?

– В самолете кормили, – сказал он, – давай немного попозже. Как здесь, все в порядке?

– Да, конечно. Слава просто незаменимый человек, – сказала Светлана Михайловна, – он один стоит всех твоих людей.

– Это правда, – недовольно сказал Махмудбеков, – он умнее их всех. Никому ничего нельзя поручать. Сегодня опять какие-то неприятности у Кязима. Я сказал, чтобы они, как только приедут, поднимались ко мне.

– Я предупрежу.

– Подарки я тебе привез, – сказал вдруг Махмудбеков. – Небольшой сувенир из Турции.

– Опять? – вздохнула женщина. – Знаю я твои небольшие подарки.

Он улыбнулся, подходя ближе.

– Почему ж ты тогда не вышла за меня замуж? – спросил он.

– Ты вспомни, сколько нам лет было. Почти под сорок. У меня уже дочь на выданье была. Хороша бы я была в фате, – усмехнулась Светлана Михайловна. – Я ведь тебе говорила тогда, что, если стану на тебя работать, – все, наши отношения кончатся.

– Помню, – невесело сказал Махмудбеков, – все помню. Я думал, ты всегда рядом будешь. А ты…

Он сделал еще один шаг и привлек к себе женщину, пытаясь поцеловать ее.

– Тогда я уйду, – спокойно сказала она, глядя ему в глаза.

Он разжал объятия, и в этот момент зазвонил телефон. Он поморщился, взглянув на аппарат, лежавший на столике. Телефон продолжал звонить. Он повернулся и подошел к столику.

– Слушаю, – недовольным голосом сказал он.

– Алло, – сказал кто-то, словно закрывая трубку рукой.

– Кто говорит? – разозлился Махмудбеков, не понимая, кто мог позвонить ему по личному мобильному телефону.

– На нас напали, – донесся до него голос и снова повторил: – на наши склады напали.

– Что? – не понял Махмудбеков, еще не узнавая голос Стольникова.

Пока он четко расслышал только одно слово – «напали» и поэтому переспросил:

– Кто напал?

– На нас напали… На складе была устроена засада, – закричал ему позвонивший, и Махмудбеков наконец понял, что это звонит Слава Стольников. Тот пытался сказать еще какую-то фразу, даже прокричал что-то вроде: – Будь… – но разговор неожиданно оборвался.

– Черт возьми, – разозлился Махмудбеков. Он надеялся, что Стольников позвонит еще раз. Взглянул на женщину.

– Что-нибудь случилось? – спросила она.

– Какие-то неприятности на складе. Приехала комиссия, – он все еще ждал звонка Стольникова. Минуты тянулись медленно. Он нахмурился, оставил мобильный телефон на столе и, подойдя к обычному телефону, набрал номер Стольникова. Подождал, пока произойдет соединение. Но вместо этого услышал приветливый женский голос, извещавший о том, что телефон данного абонента отключен. Он с раздражением бросил трубку на рычаг.

– Там что-то случилось, – нервно сказал он, – позови Джафара, пусть возьмет людей, съездит туда и все выяснит.

– Хорошо, – она знала, если он нервничает, все нужно делать быстро и четко. Поэтому, не задавая лишних вопросов, повернулась и вышла из комнаты.

Он недовольно посмотрел на мобильный телефон. Тот по-прежнему молчал.

«Он что – не может найти другого телефона? – нервно подумал Махмудбеков. – В конце концов, мог бы взять трубку и у Кязима».

В дверь постучали.

– Да, – крикнул он громче обычного. Сказывалось напряжение, вызванное непонятным телефонным звонком.

Вошел Джафар, опасливо переминаясь с ноги на ногу. Уже по крику хозяина он понял, что тот не в настроении.

– Какой номер у Кязима? – отрывисто спросил Махмудбеков, поднимая трубку.

Джафар испуганно посмотрел на него.

– Не помню, – честно признался он.

– В таком случае узнай, – закричал Махмудбеков. – Что ты вообще помнишь? Узнай быстро, какой номер.

Джафар бегом бросился вон из комнаты. Оставшись один, Махмудбеков начал снимать рубашку. Пуговицы не поддавались, и он дернул ворот так, что пуговицы брызнули на пол. Устыдившись, он подошел к шкафу, где обычно висели уже отглаженные новые сорочки. Достав одну, надел. Он еще не успел застегнуть пуговицы, когда в комнату без стука ворвался Джафар.

– Узнал телефон? – хмуро спросил хозяин.

Джафар назвал номер телефона. Он тяжело дышал. Махмудбеков, искоса взглянув на него, поднял трубку, набрал номер. Довольно долго ждал и снова услышал тот же проклятый голос, извещавший о том, что телефон отключен. Он с раздражением отбросил трубку.

– Быстро на наш склад, – приказал он Джафару, – возьми людей. Человек пять-шесть. Оружие тоже прихвати. Там что-то случилось. И каждые десять минут звони мне… нет, каждые пять. Как только приедешь, сразу звони. Ты меня понял?

– Все понял, хозяин, – у Джафара был бритый затылок и мощные широкие плечи, почти как у самого хозяина. Сейчас он был явно испуган вспышкой гнева Махмудбекова.

– Постой, – вдруг передумал хозяин, когда Джафар уже собирался выбежать из комнаты, – сколько людей из охраны на даче?

– Со мной восемь человек, – доложил Джафар.

– Подожди, – Махмудбеков прошел к столу, взял стул и тяжело опустился на него.

На даче всего восемь человек охраны, подумал он. Если сейчас уедут пять-шесть человек, то никого не останется. Он никогда никому не доверял. А если Слава и Кязим, сговорившись, решили устроить какой-то странный балаган? Он на секунду задумался. Нет, этого просто не может быть. Чтобы оба оказались предателями? Это его самые надежные люди. Тогда при чем тут засада? Какая засада могла ждать его людей на складе? В который раз он недовольно подумал, что напрасно привез в Москву дочь. Сейчас не время и не место ей здесь находиться. Ничего, успокоил он себя. Пусть два-три дня побудет, и он отправит ее вместе со Светланой в Париж. Там спокойнее и есть что посмотреть. Нужно будет заказать им визы.

Джафар терпеливо ждал, пока хозяин думал. Махмудбеков взглянул на него и нахмурился.

– Вызови дополнительно всех наших людей, – приказал он. – Сюда вызови. Собери по всему городу. И сам никуда не отлучайся. А кого-нибудь пошли посмотреть, что там случилось на складе. И пусть нам сразу позвонит.

Джафар кивнул, собираясь выйти, но хозяин снова позвал его.

– Джафар, – приказал он, – скажи людям, чтобы не зевали. Всякое может быть…

«Совсем испугался хозяин», – добродушно подумал Джафар, выходя из комнаты. Он спускался по лестнице, когда неожиданно раздался взрыв. Похоже, стреляли из гранатомета. Послышались звон разбитых стекол, дикие крики и резкие автоматные очереди.

Он даже присел от неожиданности, но в этот момент из своей комнаты выскочил хозяин.

– Ты что, заснул? – закричал он. – Доставай оружие, закрывай двери!

Джафар подбежал к окну и сразу понял, что произошло. Из подъехавшего на полной скорости чужого джипа пробили ворота гранатой. Дежуривший за воротами один из охранников мгновенно погиб. Сразу три джипа, переполненных боевиками, ворвались на дачу. В руках у нападавших были автоматы. У двоих или троих поблескивали гранатометы.

Трое боевиков Джафара отстреливались из флигеля, где жили охранники, пока один из нападавших не выстрелил туда из гранатомета. Какой-то боевик успел выскочить из дома еще до выстрела и мгновенно попал под автоматные очереди. Двое других выскочить не успели. Раздался еще один взрыв, и домик взлетел на воздух.

У Джафара с собой не оказалось даже пистолета. Хозяин не любил, когда в дом входили с оружием. Джафар успел пробежать через холл и закрыть тяжелую массивную дверь. Он нервно посмотрел по сторонам, размышляя, что делать, но тут Махмудбеков закричал ему сверху:

– Быстрее ко мне в кабинет. Там есть оружие, в моем сейфе. Набери имя «Лейла» и три пятерки – и дверца откроется.

Джафар бросился в кабинет. Лихорадочно отыскал сейф. Стрельба гремела уже совсем рядом. Он торопливо набрал имя и код. Сейф открылся. Это был большой сейф американского производства. В глубине его лежали деньги. Много денег. И несколько пистолетов. Немного помедлив, Джафар достал все оружие, еще раз посмотрел на деньги и, пересиливая себя, закрыл сейф.

Исмаил Махмудбеков в это время искал по всему дому свою дочь. Он ворвался в ее комнату, но там никого не было.

– Ирада! – звал он, не обращая внимания на выстрелы, дробящие оконные стекла. – Ирада!

Оставшиеся в живых охранники пока еще пытались сопротивляться, но их безжалостно расстреливали нападавшие, не потерявшие ни одного человека благодаря своему внезапному и стремительному появлению. Джафар рванулся по коридору, увидев снизу, как по верхней лестнице мечется в поисках дочери хозяин.

– Нужно уходить, – закричал он ему, – они сейчас ворвутся сюда.

– Нет, – упрямо заревел Исмаил. – Где моя дочь?

Последний из охранников пытался отстоять дом хозяина, но и его расстреляли почти в упор. С третьего этажа, где находилась комната для игры в бильярд, послышались крики. Светлана Михайловна увела туда Ираду, чтобы спасти ее. Но, очевидно, кто-то из нападавших увидел мелькавшие там тени и дал очередь по окнам. Вслед за Ирадой и Светланой Михайловной наверх поспешила и кухарка. Поняв, что их заметили, Светлана Михайловна схватила девушку за руку и закричала кухарке, чтобы та уходила вниз. Но кухарка решила, что на третьем этаже, пока внизу стреляют, будет гораздо спокойнее.

В это время один из нападавших встал на колено и, прицелившись, выстрелил по окнам третьего этажа, решив, что там укрывается сам хозяин.

Взрыв потряс здание. Послышался дикий крик, сверху посыпались балки, камни, штукатурка. Упало чье-то тело. Джафар, перевернув массивный диван в гостиной, готовился встретить незваных гостей, когда Исмаил увидел, что с лестницы безжизненно свесилась чья-то женская рука. Боясь поверить увиденному, он подполз ближе, схватил руку за запястье.

Двое ворвались в гостиную, когда Джафар начал стрельбу. Первый из нападавших отлетел к стене, оставляя за собой кровавый след. Джафар еще раз выстрелил в него, с удовлетворением заметив, как тот, дернувшись, затих. Второй дал длинную очередь из автомата и, пригибаясь, поспешил вперед. Он увидел на лестнице обезумевшего от ужаса Исмаила Махмудбекова, пытавшегося разглядеть лицо убитой. Нападавший поднял автомат, забыв на мгновение о Джафаре. Махмудбеков даже не посмотрел в его сторону. В это мгновение привставший из-за дивана Джафар всадил в него всю обойму. Он стрелял и стрелял, словно вымещая на трупе гнев и возмущение из-за наглости нападения.

Махмудбеков наконец рассмотрел лицо погибшей. Это была кухарка. Джафар, подскочив к убитым, забрал их оружие.

– Уходим, хозяин, – отчаянно закричал он, – они сейчас сюда придут!

– Я не уйду, пока не найду девочку, – с упрямством безумца повторял Махмудбеков. Он взял протянутые ему автомат и пистолет, огляделся, словно намечая себе жертву.

– Уходим, хозяин, – почти умолял его Джафар. Дверь и часть стены рухнули от нового взрыва.

– Папа! – крикнула сверху Ирада, услышав голос отца и испугавшись очередного взрыва.

– Ирада! – отец поспешил к ней. Через пролом лезло еще несколько человек. И хотя Джафар героически отвлек на себя их внимание, один из боевиков прицелился и дал длинную очередь в сторону Махмудбекова. Тот со стоном рухнул. Пуля попала ему в ногу. Пистолет, который он держал в левой руке, отлетел в сторону. Лежа на полу, морщась от боли, он полуобернулся и, подняв автомат, дал длинную очередь в сторону нападавших.

Ирада, увидев отца, попыталась броситься к нему, но ее остановила Светлана Михайловна.

Джафар продолжал вести неравный бой с пятью нападавшими. Ирада, упав на пол, поползла к отцу.

– Уходите, – кричал он, весь перепачканный кровью, – Света, уводи девочку, уводи ее, ты меня слышишь?

Он поднял автомат и выстрелил. В ответ прогремели длинные очереди. Лестница была построена таким образом, что она просматривалась из гостиной, образуя как бы второй уровень в огромном зале. Ирада услышала за спиной шаги и испуганно обернулась. Один из нападавших сумел, забросив веревку, влезть в окно второго этажа, выбитого взрывной волной. И теперь с пистолетом в руках оказался на лестнице.

– Нет! – закричал Махмудбеков, в ужасе протягивая руку и глядя, как боевик целится в голову его дочери. У него кончились патроны, но, даже если бы они у него были, он не сумел бы стрелять из страха, что попадет в Ираду.

Нападавший был совсем еще молодой парень, лет двадцати пяти. Девушка, испуганно обернувшись, вскрикнула. Парень увидел ее лицо, заколебался и вдруг, опустив пистолет, схватил девушку за волосы и потянул ее к открытой двери.

– Папа! – закричала та, пытаясь вырваться. И в этот момент прозвучал выстрел.

Не понимая, откуда в него стреляли, парень сделал неуверенный шаг и рухнул как подкошенный. За его спиной стояла с дымящимся пистолетом в руках Светлана Михайловна. Это она выстрелила нападавшему прямо в спину.

Ирада молчала, не решаясь даже заплакать. Все, что происходило вокруг, было слишком ужасно. Сверху раздались автоматные очереди, и отец снова вскрикнул. Он лежал боком, и пуля попала ему прямо в живот.

– Уходите! – прохрипел он умоляюще. – Уходите быстрее!

Джафар тоже был легко ранен в руку, но еще отстреливался. Он увидел, как в проеме мелькнул нападавший с гранатометом, и, не дожидаясь, пока граната разорвется в комнате, бросился к окну и выпрыгнул на улицу.

– Я не уйду! – закричала Ирада.

– Убирайся! – прохрипел отец. – Запомни шифр в немецком банке. Имя твоей матери и шесть семерок. Запомни шифр! Ты знаешь, какой банк…

Светлана Михайловна потянула девушку за собой. На втором этаже в конце коридора была еще одна лестница, устроенная специально для того, чтобы хозяева могли спускаться к бассейну, не проходя через гостиную. Она поспешила туда, увлекая за собой девушку.

Джафар, перекатившись, выстрелил и побежал к гаражу, откуда доносились неясные крики. Очевидно, кто-то из его людей все-таки еще жив. Нападавшие, ворвавшиеся в гостиную, взбежали по лестнице. Махмудбеков лежал на полу, тяжело дыша. Сразу двое подошли к нему.

– Спекся, гадина, – сказал один из них, поднимая пистолет. – Кажется, еще живой! – крикнул он вниз.

– Кончайте его, – закричали в ответ снизу.

– Подождите… – прошептал Махмудбеков. – Подождите, я дам вам деньги. Много денег. Я могу сказать шифр моего сейфа. Там лежит много денег. Миллион долларов.

Оба боевика переглянулись. Тот, что был помоложе, присвистнул. Другой, темноволосый, небритый, очевидно, заматеревший преступник, процедил сквозь зубы:

– Говори.

– Сначала наберите имя «Лейла», – выдохнул Махмудбеков, – остальное скажу потом.

Молодой сплюнул сквозь зубы.

– Еще торгуется, гнида, – весело сказал он. В его возрасте миллион долларов казался абстрактной цифрой, а лежавший на полу человек был тем самым типом, на которого они охотились. В таком возрасте люди обычно бывают особенно тщеславны, и ему было приятно, что все будут говорить о нем как о непосредственном исполнителе приговора над самим Исмаилом Махмудбековым. Деньги все равно никуда не убегут, рассудил он, поднимая пистолет. И прозвучал выстрел. Молодой упал сразу, так и не поняв, что деньги гораздо большая сила, чем его собственное тщеславие. И гораздо большая, чем дружба, которой, впрочем, у него никогда не было с его убийцей.

Махмудбеков вздохнул. Кровь убитого брызнула на него, обильно орошая его и без того окровавленную рубашку.

– Где сейф? – спросил второй, выстреливший в своего напарника. Он справедливо рассудил, что миллион слишком важная сумма, чтобы поддаваться из-за нее чувствам. И спокойно, без лишних эмоций, просчитав все варианты, выстрелил в своего напарника.

– Сейф? – снова напомнил он.

– Вон там, в кабинете, – не сумел даже поднять руку Махмудбеков.

Убийца недоверчиво взглянул на него и поспешил к сейфу. Набрал комбинацию букв и услышал сигнал подтверждения.

– А цифры?

Махмудбеков, собрав все силы, перекатился на другой бок, чтобы взять пистолет убитого.

– Три пятерки, – сказал он устало, нашаривая оружие.

Убийца набрал три цифры, и сейф открылся. Увидев деньги, он заколебался, но, недолго думая, начал выхватывать пачки, рассовывая их по карманам. Потом, опомнившись, поискал глазами какую-нибудь тару, увидел стоявшее на полу мусорное ведро. Он схватил его, быстро выгребая туда все деньги из сейфа.

Светлана Михайловна и Ирада спустились вниз. Пригибаясь, они обежали бассейн, выскочили к задней калитке. Здесь никого не было. Светлана Михайловна поискала ключи. К счастью, ключи всегда были при ней. Она быстро открыла калитку, пропуская девушку. Закрывая калитку, она увидела, что их бегство заметили.

– Стой, – закричал кто-то, подбегая.

– Уходи! – отчаянно закричала Светлана Михайловна, показывая в сторону леса. – Уходи быстрее!

Ключ никак не попадал в замочную скважину. К калитке бежали уже несколько человек.

– Уходи! – оттолкнула она девушку.

Та, уже ничего не соображая от шока и крови, бросилась к лесу. Нападавшие подбежали в тот момент, когда Светлана Михайловна вставила наконец в скважину ключи, закрывая замок. Но было слишком поздно. Ее расстреляли сразу из двух автоматов. Калитка была сделана в виде изящной решетки, чтобы можно было видеть тех, кто стоял за ней. Пули легко отыскали ее тело. Последним движением она успела выдернуть ключи и упасть на землю, закрыв дорогу нападавшим. Тем оставалось только просунуть стволы автоматов сквозь решетки и поливать огнем лес, где скрылась девушка.

Боевик, копошившийся у сейфа, наполнил мусорное ведро и побежал к выходу. Но, вспомнив про хозяина дома, вернулся, чтобы «поблагодарить» его. Он поставил ведро, поднял автомат и шагнул поближе. Махмудбеков лежал на полу с закрытыми глазами, словно уже не дышал.

– Закончили с ним? – нетерпеливо крикнул кто-то снизу.

– Почти, – сказал убийца, наклоняясь над своей беззащитной жертвой.

И в этот момент Исмаил открыл глаза и, вскинув правую руку, выстрелил прямо ему в лицо. Тот упал на Махмудбекова, даже не успев вскрикнуть. И снова теплая кровь оросила тело хозяина дома. Он закрыл глаза и от боли потерял сознание. И уже не видел, как в комнату ворвался еще один человек, столкнул убийцу с его тела и, взглянув на лежавшего в луже крови хозяина дома, громко закричал:

– Все нормально. Уходим.

К нему поднялся еще один человек, и они вынесли труп убитого боевика из комнаты. А потом, поднявшись снова, унесли и труп молодого парня, которого убил его собственный напарник.

Через минуту джипы выезжали с дачи, оставив на ней шесть или семь трупов. Своих собственных убитых они забрали с собой. Во дворе кто-то из раненых охранников попытался подняться, и нападавшие долго и с удовольствием следили, как он пытается доползти до дома. И лишь когда он почти дополз, его пристрелили. Потери были большими, очень большими. Из пятнадцати боевиков, участвовавших в нападении, пятеро были убиты и еще несколько человек получили ранения разной тяжести. Командовавший отрядом высокий мужчина в камуфляжной форме нервно кричал на своих подчиненных, приказав собрать всех своих убитых боевиков. Он был профессионалом и знал, как легко можно выйти на них, если сумеют опознать хотя бы один труп.

В последний джип беспорядочно побросали убитых. Под конец операции шло самое настоящее мародерство, и оставшиеся в живых тащили из дома все, что им нравилось, стараясь не попасться на глаза своему вожаку. Машины еще выезжали со двора, когда Джафар, затаившийся в гараже, поспешил в дом. Он вбежал в гостиную, проскочил на лестницу и увидел хозяина, лежавшего в луже крови. Сначала он растерялся, но затем опустился на колени, попробовав уловить дыхание хозяина. И услышал слабый стук сердца. Хозяин еще был жив. Он оглянулся и побежал звонить. По дороге ему попалось мусорное ведро, набитое долларами, и он отшвырнул его ногой, торопясь добраться до телефона.

Едва он подбежал к аппарату, как послышалась трель телефонного звонка. Это было так удивительно, что Джафар замер. Как будто жизнь постепенно начала возвращаться в этот дом. Он схватил трубку. Кто это может быть?

– Алло? – закричал он, опасаясь, что теряет время и хозяин может умереть.

– Я говорю с вами по поручению Славы Стольникова, – донесся издалека чей-то незнакомый старческий голос.

– Да-да, говорите, – прижал трубку сильнее Джафар. – Говорите быстрее!

– Мне нужен Исмаил Мансурбеков, – сказал по слогам старик, искажая фамилию. Очевидно, он ее не запомнил.

– Говори! – закричал Джафар, глядя в ту сторону, где лежал без движения его хозяин.

– Стольников просил передать, что на вас нападут, – медленно сказал старик, – чтобы вы знали, на вас…

Джафар разозлился. Он уже хотел бросить трубку, но вовремя вспомнил, что не знает, где именно находится Стольников. А если хозяин выживет и потребует отчета?

– Где Стольников? – закричал он изо всех сил.

– Он плохо себя чувствует, – старик хотел еще что-то сказать, но Джафар уже бросил трубку, вызывая «Скорую помощь». Лишь позвонив туда, он начал лихорадочно звонить всем знакомым в городе, умоляя и требуя немедленно приехать на дачу. И после четвертого звонка снова бросился к хозяину. По дороге он намочил полотенце и теперь, стоя на коленях, вытирал лицо раненого. Время от времени он наклонялся и слушал, как бьется его сердце. Оно все еще работало, и он снова хлопотал около хозяина. Через полчаса к даче стали подъезжать вызванные им люди. И почти сразу следом за ними приехала машина «Скорой помощи». А потом появилась и милиция.

<< 1 2 3 4 5 >>