Чингиз Акифович Абдуллаев
Тень Ирода


– Нет! – крикнул кто-то в ответ. – Он не приехал! Погиб его секретарь, который привез приветствие. И его водитель с охранником.

Министр иностранных дел, вышедший вместе со всеми, нахмурился и повернулся, ища глазами человека, которого только что видел на презентации. Найдя главного редактора, он подошел к нему.

– А где ваш напарник? – спросил министр.

– Не знаю, – удивился главный редактор, – куда-то исчез. А почему вы спрашиваете? Он вам нужен?

– Нет, – ответил министр, – возможно, я действительно ошибся. Мне показалось, что я видел его раньше. Иногда так бывает.

– Что вы думаете об этом преступлении? – вспомнил наконец о своем основном ремесле главный редактор. – Как вы можете оценить этот террористический акт? – Он уже представлял заголовки в своей газете.

– Я всегда против любых террористических актов, – туманно ответил министр и, повернувшись, зашагал к своей машине, стоявшей недалеко от места взрыва. Там уже суетились водитель и помощник министра.

– С вами все в порядке? – кинулся к нему помощник.

– Да!

Министр сел в машину и поднял трубку телефона, набирая номер своего бывшего первого заместителя, ставшего теперь вместо него руководителем Службы внешней разведки.

– Добрый вечер. Извините, что так поздно беспокою, – сказал министр. – Только что была попытка покушения на лидера оппозиции. Он остался жив. Мне нужны срочные сведения по одному человеку. Очень срочные! Кажется, я видел живого Дронго.

– Этого не может быть, – убежденно ответил генерал. – Он погиб в прошлом году.

– Я видел его и даже разговаривал с ним.

– Вы думаете, это он? – В голосе говорившего чувствовалась тревога. – Объявился таким образом?

– Нет, я думаю, это совпадение. Просто он случайно оказался рядом. Дронго никогда не был террористом. Кроме того, я всегда помню, что мне сказал о нем Шебаршин, сдавая дела. Он сказал, что этот человек никогда не ошибается. Его мозг работает, как хорошо отлаженный компьютер. А покушение не удалось. Нет, он не замешан в этом деле. Но мне все равно нужны документы по его операциям. Абсолютно все, – еще раз подчеркнул министр.

2

Сидевший за столом в светлом просторном кабинете читал газеты. Сообщения были похожи одно на другое. Все газеты сообщали о неудачном покушении на лидера оппозиции. Как всегда, ругали ФСБ, МВД, президента, премьера – всех, кто отвечал за правопорядок в стране. Снова говорили о беспомощности правоохранительных органов, вспоминали нераскрытые преступления, издевались над следователями, не имеющими никаких результатов.

Он раздраженно убрал газеты. Можно было прочитать одну, чтобы понять, о чем пишут все остальные. Взял карандаш и постучал им по столу. После чего нажал кнопку селекторного аппарата, расположенного слева от него.

– Славина ко мне, – попросил он своего секретаря.

Через пять минут в кабинет вошел подтянутый, выше среднего роста голубоглазый блондин лет тридцати – тридцати пяти, одетый в хорошо сшитый светлый костюм.

– Вызывали? – спросил он.

– Читали? – вместо ответа показал на ворох газет хозяин кабинета.

– Да, – сказал вошедший. – Я в курсе происходящего.

– И что вы думаете?

– Журналисты получили хороший материал, чтобы потрепать нам нервы.

– Это все, что вы можете сказать? – явно разозлился хозяин кабинета. – Садитесь.

Славин прошел к столу говорившего и сел напротив него.

– Это покушение на убийство – самая настоящая политическая акция, – строго заметил хозяин кабинета. – Надеюсь, это вы понимаете?

– Конечно, понимаю.

– Мы решили создать специальную группу для расследования происшествия. Прокуратура и МВД ведут свое параллельное расследование, но на них нам рассчитывать нельзя. Мы обязаны провести собственное расследование, доказав, что не зря восстановили следственное управление в нашем ведомстве. Но до того как следователи примут это дело к своему производству, я думаю, будет правильно, если поработает ваша группа. В конце концов, вы должны показать, как нужно работать.

Славин молчал, ожидая следующего вопроса, который сразу же последовал:

– Сколько человек в вашей группе?

– Сейчас пятеро. Вы ведь знаете, мы провели реорганизацию и решили ограничиться этим числом. Пятеро. По-моему, вполне достаточно.

– По-моему, тоже. Начните самостоятельное расследование и попытайтесь установить, кто стоял за этим преступлением. Какие силы, кому это выгодно? Сейчас, перед президентскими выборами, может произойти любая неожиданность. Мы должны все предвидеть. Вы меня понимаете?

– Конечно, – поднялся Славин. – Мы сегодня начнем расследование этого взрыва.

– Если хотите, я могу позвонить министру МВД, чтобы вас ознакомили с первично собранным материалом.

– Думаю, в этом нет необходимости, – улыбнулся Славин. – Вы ведь правильно сказали, что мы будем лишь дублировать работу друг друга. Я думаю, будет гораздо лучше, если они не будут знать о нашем самостоятельном расследовании.

– Вам вообще не нужны их материалы?

– Конечно, нужны. Но я поговорю с нашими следователями, уже работающими совместно со специалистами из МВД. Ребята будут знать все гораздо лучше.

Хозяин кабинета кивнул, разрешая уйти своему сотруднику. Потом, подумав, взял трубку с большим гербом на телефоне, набрал четыре цифры и коротко сказал:

– Я поручил своим людям провести самостоятельное расследование.

– Они справятся? – спросил голос из трубки.

– Группа новая, но ребята перспективные.

– Хорошо, видимо, это правильно.

– Что? – не понял звонивший.

– Правильно, говорю, все правильно.

Славин вышел из приемной и, пройдя к лифту, спустился вниз, чтобы выйти из здания. По дороге он зашел в одну из комнат, позвонил в другое здание, где располагались его помощники. Сотрудники его группы никогда не заходили в это основное здание бывшего Комитета государственной безопасности, расположенное в центре города, рядом с «Детским миром». Многие не знали, что в этом здании, являвшемся для всего мира олицетворением тоталитаризма и несокрушимости режима, были расположены лишь вспомогательные отделы. Слева от основного входа, например, располагалась пресс-служба, которой ранее в организации, именуемой КГБ, не было.

Славин получил звание «подполковник» лишь три месяца тому назад, когда его группа отличилась на Северном Кавказе, сумев арестовать одного из лидеров преступной группировки, за которым МВД и ФСБ охотились почти полтора года. Сотрудники Славина в основном были еще моложе своего руководителя и являли собой новую генерацию контрразведчиков – талантливых, любознательных, знакомых с компьютерами, имеющих прекрасное образование.

Группа была сформирована всего полгода назад, но, несмотря на это, на ее счету было уже несколько серьезных дел, причем три из четырех порученных группе расследования были проведены в довольно быстрые сроки и неизменно с положительным результатом.

Подполковник Славин не работал в «Альфе». Ему шел тридцать шестой год. Четырнадцать из них он провел в контрразведке, после того, как, окончив с отличием МГИМО, получил направление во Второе главное управление КГБ СССР. С тех пор он и работал в контрразведке. В восемьдесят девятом году ему повезло. Он был отправлен работать в Ленинград и избежал знаменитых «бакатинских» чисток, когда после августовских событий и ареста генерала Крючкова многие офицеры и генералы посчитали невозможным для себя оставаться на службе, а еще многие тысячи были уволены пришедшим в КГБ «прорабом» Бакатиным. Только в конце девяносто пятого, когда новый руководитель контрразведки за три месяца получил два новых звания и маршальский жезл, о Славине наконец вспомнили и перевели в Москву. Он неплохо проявил себя в Санкт-Петербурге, и именно ему решили поручить возглавить новую группу. Семья его осталась в северной столице, так как приобрести новую квартиру было невозможно и нереально.
<< 1 2 3 4 5 6 ... 13 >>