Чингиз Акифович Абдуллаев
Срок приговоренных


– Ничего не помню, – вздохнул Резо.

– Ясно, не помнишь. Кричал как резаный. Всех соседей разбудил. Я поэтому к тебе и зашел, чтобы успокоить. Да ты еще нацелился принять, я тебя не пускал на кухню. Ты клялся, что у тебя в холодильнике еще три бутылки текилы.

– А почему я в баре не взял, в своем кабинете?

– Откуда я знаю. Я поэтому подушки и принес сюда, чтобы здесь вход на кухню охранять. А потом ты прямо в одежде свалился и заснул. Ну и я решил, что немного полежу перед уходом. Ты чего так головой качаешь? Болит? Пойдем на кухню, я тебя научу, что нужно делать, чтобы голова не болела.

– Только я пить больше не буду, – предостерегающе поднял руку Резо.

– Чудак-человек, – усмехнулся Никита, – кто говорит про выпивку? Подожди немного, я тебе покажу, что нужно делать.

– Только быстро показывай, – сказал Резо, – я еще не брит и не одет. А в час дня должна прийти Надя.

– Много ты о ней вчера думал, – засмеялся Никита, – нужно было вчера ее с собой взять, так бы не напился. – Он поднялся на ноги и пошел в кухню. – Она на тебя хорошо действует.

– Ты же знаешь, у нее муж есть, – напомнил Резо. – Как я ее могу ночью куда-нибудь увозить? Скандал будет.

– Ты с каких пор стал скандалов бояться? А в четверг, когда выставил этого нахала, ты ничего не боялся.

– Наглый дурак разошелся. Начал права качать. Они хотели именно в ту гостиницу, которую заказывали из Лейпцига. А как я могу поместить их в этот отель, если идет конференция и все места уже заняты? Я поэтому и перевел их в другой отель, получше. Так он полчаса орал, что я нарушил договор. Я долго его слушал, только потом выставил за дверь. Ничего, больше к нам не придет.

– Ты нам так всех клиентов распугаешь, – крикнул Никита, открывая холодильник. – Где у тебя лед?

– Я тебе сказал, что ничего пить не буду, – недовольно буркнул в ответ Резо, отправляясь в ванную комнату. – Лучше приму таблетку аспирина.

– Ты про запрос не забыл? – спросил Никита. – Завтра ответ должен прийти. Насчет паспортов.

– Группа в Швейцарию? Нет, не забыл. Только они все равно визы сразу не дадут. Будут проверять несколько дней. Сколько ни прошу – ничего не помогает. А там еще все номера паспортов подряд идут. Я в УВИР написал, пусть разберутся, как такое произошло. Ничего мне не наливай, – крикнул Резо. – Я иду в ванную. Понял? Ничего пить не стану.

– Все будет готово через двадцать минут, – успокоил друга, появляясь в холле, Никита. – Давай быстрее заканчивай, а то действительно придет Надя, и мне придется принимать ее вместо тебя. Кстати, я не отказываюсь. Когда она тебе надоест, скажешь мне.

– Иди ты к черту! – разозлился Резо, залезая под душ.

Через десять минут он вышел из ванной и направился в спальню, чтобы переодеться. Еще через несколько минут он громко позвал Никиту:

– Иди сюда!

– Чего тебе? – спросил Никита, входя в спальню.

В спальне никого не было.

– Кончай хохмить, – недовольно заметил Никита, направляясь в небольшую комнатку рядом, служившую гардеробом супруги Резо. И там никого не было. Никита открыл стенной шкаф. Здесь тоже пусто. – Ты где? – разозлился Никита.

– Не нашел, – довольным голосом сказал Резо, открывая дверь. В гардеробе было небольшое углубление, служившее ранее шкафом, а теперь закрытое дверцей с обоями в виде глухой стены.

– Здорово, – засмеялся Никита. – Зачем тебе этот шкаф?

– Любовниц прятать буду от жены, – засмеялся Резо. – Она еще не знает про него. Я ремонт в спальне уже после ее отъезда закончил. И вообще никто не знает, кроме тебя. Заходишь туда и закрываешь изнутри дверь. Ни единая душа не найдет. Здорово, а?

– Что, действительно для любовниц придумал?

– Да нет, конечно. Бумаги там можно держать, деньги. Как надежный сейф, никто о нем не знает.

– Ну и правильно. Только жене не говори. А то она своих любовников там прятать будет.

– Ты на эту тему лучше никогда не шути, – серьезно посоветовал Резо. – У нас таких шуток не понимают и не любят. Мужчина может делать все, что угодно. Это его право. Если есть деньги и силы – обеспечивай семью, а сам гуляй как хочешь. Но не в ущерб семье. Но это касается только мужчины. Жене о таком и подумать нельзя. На Кавказе женщина изменять не имеет права. У нас такие вещи не прощают.

– Но ты же сам изменяешь ей с чужими женами, – возразил Никита.

– Это проблема их мужей, – серьезно сказал Резо. – Но нельзя говорить об этом мужчине в лицо. Честь мужчины – это его самое большое богатство. Если женщина умная, она никогда не позволит, чтобы мужчина даже помыслил о чем-то подобном. Один мой друг, профессор, доктор наук, когда ему говорили о равенстве полов, долго слушал, внимательно, а потом сказал: «Все правильно, дорогой. Мужчина и женщина равны. Абсолютно равны. Полностью равны. Это как форточка в обе стороны. Только когда мужчина изменяет, он плюет из своей форточки, а когда женщина, то в свою. Вот и все равенство».

– Ты у нас философ, – криво улыбнулся Никита. – Ладно, выходи из своего шкафа, посмотри, что я для тебя приготовил.

И тут позвонили в дверь.

– Это Надя, – крикнул Резо, – подожди, я спрячусь. Ничего ей не говори. Пусть сама попробует найти. Только скажи, что я дома. И не подсказывай, где меня искать.

– Не беспокойся, – улыбнулся Никита.

Они не могли даже предполагать, что это был их последний в жизни разговор.

Никита пошел к дверям. И даже не посмотрев в «глазок», открыл двери. На пороге стояли двое незнакомцев.

– Это квартира Резо Гочиашвили? – спросил один из них.

– Да, – кивнул Никита.

– А вы, очевидно, его компаньон? – спросил другой.

Никита не успел даже удивиться. Он только кивнул, когда человек выхватил пистолет с глушителем и дважды выстрелил. Никита отлетел в сторону, успев лишь вскрикнуть. Незнакомец подошел к нему и, подняв пистолет, выстрелил третий раз, в уже мертвое тело. И только потом обернулся. В комнату входили еще несколько человек.

– Быстро, – приказал первый, – найдите хозяина.

Резо стоял в шкафу, когда послышался крик Никиты, стук падающего тела и быстрые шаги незнакомцев. Он видел сквозь щель в зазоре между дверью бывшего шкафа, куда он влез, и стеной, как в спальню ворвался незнакомец. Пистолет в его руке не оставлял никаких сомнений в намерении. Резо замер, стараясь не дышать. Незнакомец шагнул в гардероб, постоял около него секунду, показавшуюся Резо вечностью, и, повернувшись, пошел к зеркальному шкафу в спальне. Резко открыл шкаф, толкнул костюмы. Наклонился, чтобы взглянуть внутрь. В комнату вошел кто-то еще невидимый. Был слышен только голос.

– Где он? – спросил вошедший.

– Его здесь нет.

– Ищите. Он должен быть дома. Найдите его. Он, наверное, услышал выстрелы и спрятался. И принеси сюда труп его компаньона. Чтобы у дверей не лежал.

– Сейчас, – поспешил исполнить приказ незнакомец.

«Труп, – услышал потрясенный Резо. – Они убили Никиту. Убили, как только он открыл им дверь. Ничего не спрашивая, ничего не говоря. Значит, они пришли сюда, чтобы убить и меня. Но почему они решили нас убить? Кто они такие? Откуда взялись?» Он боялся дышать, опасаясь, что убийцы услышат шум его дыхания. Он почувствовал, как пот льется со лба и падает на грудь, но даже не пошевельнулся, словно находившиеся в другой комнате незнакомцы могли услышать даже такой слабый звук.

– Его нигде нет! – крикнул кто-то.

– Он в доме, – сказал тот, кто распоряжался ими. Этот характерный голос Резо никогда не забудет. – Мы следили за домом. Он никуда не выходил. Значит, где-то прячется. Переверните все шкафы, все столы – и найдите непременно.
<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 14 >>