Галина Владимировна Романова
Встретимся в другой жизни

– Было бы странно, если бы он работал, – недовольно буркнула она себе под нос.

– Что-что? – приподняла очки Мария Васильевна, на минуту оторвавшись от вязания.

– Да лифт, говорю, не работает, – кивнула Лика ей в знак приветствия. – Мария Васильевна, Дима не проходил?

– Не видела, – покачала она головой. – Мне, как вахтеру, пришлось заявку оформлять на работы-то эти, вот я и отвлеклась. Ты уж, Анжелочка, извини.

– Ничего, ничего, – заулыбалась она. – Дома, наверное, где же ему быть еще. А не скоро закончат?

– Не знаю. Теперь, наверное, уж до завтра. Время-то, сама видишь, нерабочее уже. А дежурный разве будет с ним возиться?

– А что, серьезная поломка? – неизвестно отчего, но под ложечкой неприятно заныло.

– А кто его знает? Сначала свет отключили минут на двадцать, а потом лифт встал. – Она посмотрела на часы и принялась собирать сумки. – Засиделась я что-то. Домой пора.

Лика вежливо попрощалась с ней и двинулась на десятый этаж. Невзирая на совсем не преклонный возраст, подъем не показался ей приятным занятием. Уткнувшись вспотевшим лбом в свою дверь и с трудом переводя дыхание, она принялась копаться в сумочке в поисках ключей, попутно нажимая кнопку звонка.

За дверью было тихо, а ключи упорно не хотели находиться.

– Черт! – выругалась Лика вполголоса и вывалила содержимое ридикюля прямо на лестничную площадку.

Ключи, разумеется, были на месте. С раздражением запихивая все по своим местам, она поднялась с колен и вставила ключ в замок. Но на этом все и остановилось. Замок не открывался. Сколько Лика ни пробовала, сколько ни трудилась, ключ упорно не хотел поворачиваться.

– Я сегодня сойду с ума! – громко объявила она, плотно приложив ухо к двери. В квартире была тишина. – Прекрасно! Меня уже не пускают домой! Куда же мне теперь деваться? А может, слесарь что-нибудь не так сделал? Нет, я прекрасно помню, что несколько раз проверила, прежде чем захлопнуть дверь…

– Здравствуй, Анжелочка, – звонкий голос прервал ее невнятное бормотание. – Что, домой не пускают?

– Да замок что-то сегодня барахлит.

– А-а-а, – понимающе протянул пожилой мужчина из соседней квартиры, имя которого ей никак не удавалось запомнить. – Понимаю, понимаю… А где же Дима?

– Не знаю… Наверное, у друзей. Я вернулась из автосервиса и вот домой не могу никак попасть.

– Слесаря надо вызвать, – подсказал он.

– Да я уже сегодня вызывала, – пояснила Лика, мысленно посылая словоохотливого соседа ко всем чертям. – Рабочий день окончен, время позднее. А дежурного разве сейчас найдешь? Лифт вон стоит – и то дела нет никому, а уж моя дверь…

– А где же ночевать-то будешь?

– У родственников, – повернувшись к нему спиной, она подхватила сумку и начала спускаться по ступенькам.

– Анжелочка, – вновь окликнул ее неугомонный сосед, – чуть не забыл! К вам сегодня приходили дважды, да не застали никого.

– Кто?! – приостановилась она, холодея от предчувствия. – Он не назвал себя?

– Да нет, – пожал тот плечами, потом, шлепнув себя по лбу, полез в карман. – Совсем замотался! Он же записку тебе оставил. Да где же она?..

С замиранием сердца она наблюдала, как из его обширных карманов извлекаются на свет божий клочки бумаги, помятые абонементы на автобус и множество другой дребедени, место которой было в мусорном ведре.

– А вот же она, – обрадованно воскликнул он, протягивая ей аккуратно сложенный несколько раз листок из тетради в клеточку. – Уж очень убедительно просил молодой человек передать именно тебе.

– Спасибо, – нервно пробормотала Лика, выхватывая послание. – А на словах он ничего не просил передать?

– Привет, говорит, ей передайте. Да! Все о муже твоем выспрашивал. Кто, да что, да откуда, – сосед водрузил очки себе на нос и пристально уставился на нее. – Он кто вам будет-то? Родственник?

– Да, да. Спасибо вам. Вы мне очень помогли. До свидания, – ноги сами собой понесли ее вниз.

Мария Васильевна все еще была на посту.

– Анжелочка, ты уходишь? – приветливо заулыбалась она. – А я вот все никак не могу собраться. Сын мне внука обещал подбросить прямо сюда – на работу. Я жду, а их все нету…

– Мария Васильевна, – прервала ее Лика. – Позвонить можно?

– Звони, конечно, – пододвинула она ей старенький телефонный аппарат. – Только не знаю – работает ли? Сегодня что-то все у всех ломается…

– А у кого еще что сломалось? – вежливо поинтересовалась она, накручивая диск телефона.

– Да это не из нашего, – махнула она равнодушно рукой. – Это из другого подъезда. Соседи твои через стенку, кстати. Тоже на десятом этаже живут. Так вот они дверь свою сегодня не могли открыть.

– Что-то сегодня у всех двери не открываются, – машинально поддержала Лика беседу, напряженно прислушиваясь к монотонным сигналам в трубке. – Так что там у них с дверью-то было?

– С дверью-то? – беззвучно шевеля губами, Мария Васильевна считала петли на спицах. – А-а, что-то с замком. Часа три возились, не могли войти. Хотели уже дверь ломать, да она вдруг открылась.

– Как это?

– А так, – женщина подняла на нее глаза и заулыбалась. – Уж не знаю, что и как, но сначала не могли открыть. Хозяйка шумит. Говорит, что кто-то изнутри закрылся. А кто может закрыться? Вор?! Так вещи все на месте оказались. Чудно!

– Действительно… – Какое-то смутное подозрение мелькало в мыслях, мешая сосредоточиться. – Ну и чем все это закончилось?

– А ничем… Хозяйка побежала за участковым, Витька по вызову отошел минут на двадцать, а когда опять все собрались у двери, она с первого раза и открылась. Чудно!

– Ну, может, замок какой-нибудь сложный, – предположила Лика, опуская трубку на рычаг. – Всякое бывает…

– Нет, – покачала головой Мария Васильевна, – замок самый обыкновенный, с предохранителем изнутри. Витька-то по этому поводу сильно сокрушался. Ладно, говорит, у этих, это у вас значит, у них импортный, сложный, а тут местного производства, и не открывается.

– Ну, и что же за причина-то была?

– А кто знает? Витька шумит, участковый шумит. А когда ушли все, я эту женщину видела на улице. Она говорит, что кто-то был у них в квартире. Точно, говорит, был… Милиционеру-то она не сказала, боялась, за дуру ее примет. А со мной поделилась…

– Как же она определила? – медленно опускаясь на стул, спросила Лика осипшим от волнения голосом. – Что-нибудь нашла?

– Да нет. Штора на балкон была сдвинута.

– Штора?! – брови ее поползли вверх.

– Ага, – кивнула Мария Васильевна. – Она точно помнила, что занавешивала балконную дверь. А когда пришла, занавесочка была сдвинута в сторону. Причем, говорит, небрежно так, наспех. Даже две петли оборваны.

– А что же она милиционеру не сказала?

– А докажи им, мужикам. Скажут – блажь бабья, да больше ничего. И так шуму было…

– А… а что ему на балконе-то делать?

– А бес его знает. – Мария Васильевна опустила рукоделие и пристально посмотрела на Лику: – У тебя все в порядке?

– Да, да, – поспешила она ее успокоить. – Устала очень…

– Я и смотрю – бледненькая вся, прям ни кровиночки. Отдыхать нужно побольше.

И она снова забормотала, отсчитывая петли узора.

Лика медленно поднялась со стула и поплелась на улицу. Чудовищная усталость от накопившихся неприятностей буквально раздавила ее. С трудом переставляя ноги, она добрела до машины и без сил упала на переднее сиденье. Опустив голову на руль, внезапно вспомнила про записку, переданную дружелюбным соседом.

В полумраке салона строчки плясали перед глазами, не желая никак складываться в слова. Наконец после долгих усилий ей удалось разобрать следующее: «Пацан у нас. Если хочешь увидеть его живым, плати. Первый взнос пятьсот долларов, остальное потом. Не вздумай заявить в милицию. Пожалеешь!»

– Господи!!! Господи!!! Что же мне делать?! – Зубы начали отстукивать четкую дробь. – Что же делать?! А если Олег позвонит, что я ему скажу?!

Слезы потекли по щекам, смывая макияж. Страх за Димку сковал ее по рукам и ногам. В голове пульсировала одна мысль: «Что делать?!» Надеяться на чью-то помощь не имело смысла. Единственным человеком, способным помочь в этом, был Григорий, но телефон его молчал, очевидно, его не было в городе.

– А может, он просто вышел куда-нибудь? – всплыло спасительное предположение.

Немного взбодрившись, Лика постаралась привести себя в порядок. Но, несмотря на все усилия, из зеркала на нее смотрело опухшее лицо с покрасневшими от слез глазами.

– Бог с ним, мне не на светский раут, – прошептала она дрожащими губами и тронула машину с места.

К Грининому дому Лика подъехала, когда почти уже совсем стемнело. Ни одно окно не светилось. Пошарив под крыльцом, она отыскала ключ, который он всегда держал там для нее. Быстро пробежав по пустым комнатам, обнаружила маленькую записку на кухонном столе, которая гласила, что ее славный друг уехал по делам в район.

– Да… Там ты можешь разъезжать больше недели, – совсем приуныла она, плюхнувшись на табуретку.

После недолгих раздумий Лика решила переночевать у Григория. Не тащиться же через весь город темной ночью. Да и дверь не открывается.

– О боже мой! – схватилась она за голову. – Я же совсем забыла! Дверь!..

Страшные картинки замелькали перед глазами. По всему выходило, что к ней в квартиру кто-то проник и этот кто-то влез от соседей. Этим и объяснялась поломка замков сразу в двух квартирах. Возможно, когда она пыталась открыть дверь, тот человек все еще находился там.

– Ничего не понимаю… – Лика вскочила и, как всегда бывало в тяжелые минуты жизни, принялась мерить шагами комнату. – Кто же тогда передал записку? Ничего не понимаю…

Она открыла холодильник и достала бутылку кефира. Глотая кисловатую, приятную на вкус жидкость, Лика пододвинула к себе телефонный справочник и принялась перелистывать страницы.

– Ага, вот! – обрадованно воскликнула она, подчеркнув острым ноготком нужную фамилию.

После четвертого сигнала трубку наконец сняли, и сонный женский голос произнес:

– Алло. Говорите.

– Здравствуйте. А Лешу можно? – Лешей звался один из Димкиных приятелей. Он часто приходил к ним и всегда бывал предельно вежлив. Этим и объяснялся тот факт, что Лика решила позвонить именно ему.

– А кто его спрашивает? Милочка, вы хотя бы знаете, который час? – недовольно буркнула женщина.

– Извините, это Димина… – она замялась, не зная, как себя назвать.

– А… понимаю. Анжелика Владимировна, если не ошибаюсь? – потеплевшим голосом спросила мать Алексея.

– Да, это я. Простите, я не знаю вашего…

– Нина Николаевна, – мягко перебила ее женщина. – Алексея нет, но он недавно звонил, предупредил, что будет поздно.

– Понятно. Нина Николаевна, а он случайно не сказал – Дима с ним? – сиплым от волнения голосом спросила Лика.

– Нет, милая. Он ничего не говорил о нем. А что, что-нибудь случилось? – обеспокоилась Нина Николаевна.

– Да нет. Не знаю, – обреченно вздохнула Лика. – Его сегодня весь день не было дома. Я беспокоюсь. Если вас не затруднит, узнайте, пожалуйста, у Алексея что-нибудь.

– Хорошо, хорошо. Не надо так волноваться, – поспешила успокоить ее Лешина мать. – Вы ведь знаете этих ребят. Может, девушка какая-нибудь или еще что… Не переживайте.

– Спасибо вам, Нина Николаевна. Я не сильно побеспокою вас, если еще перезвоню?

– Звоните, конечно. – Нина Николаевна шумно зевнула в трубку. – Леша обещал быть часа через два. Всего доброго.

Она повесила трубку, оставив Лику наедине с ее сомнениями и страхом. Почти машинально она набрала свой домашний номер и чуть не подпрыгнула, когда ей ответил грубый мужской голос:

– Кого надо?

– А… а… а вы кто? – наконец выдохнула она. – Кто вы, черт бы вас побрал?

– А вот и мамка объявилась, – поганенько захихикали в трубку. – Записку получила?

– Что ты делаешь в моей квартире? – пролепетала Лика, задыхаясь от ужаса. – Где мальчик?

– А где деньги? – вопросом на вопрос ответил ей незнакомец.

– А сейчас наберу 02, и ты, гад, будешь объясняться не со мной, – обрела наконец голос Лика.

– А вот этого делать не надо, – осторожно предупредил ее ночной гость. – Если хочешь пацана живым увидеть, сиди и не рыпайся. Поняла?!

– Д-да, да, – закивала она головой, словно он мог ее увидеть. – Что мне нужно делать?

– Тебе же передали записку, – снова заухмылялся он. – Гони деньги – получишь пацана. Чем быстрее, тем лучше.

– Но я не могу, это слишком много, – запротестовала она.

– Твой муженек тебе отстегнет, не поскупится. Ведь он любит тебя? Ведь так?

– Любит, – согласилась Лика. – Но он далеко и приедет не скоро.

«Господи, зачем я ему все это говорю? Лишний козырь в его руки», – промелькнуло у нее в мозгу.

Словно прочтя ее мысли, незнакомец произнес:

– Тем лучше для тебя. Не думаю, что твое прошлое его порадует.

– В моем прошлом нет ничего, что могло бы мне навредить, – оскорбилась Лика.

– Да? А как же твой Гриша? Этот бандит-убийца…

– Он никого не убивал, – всхлипнула она.

– Разговор не о нем, – грубо оборвали ее на полуслове. – Расклад такой – ты нам деньги, мы тебе пацана. Срок – один день.

– Подождите, подождите, – взмолилась Лика. – Я не успею, дайте мне время.

Не дослушав, на том конце повесили трубку. Уронив голову на скрещенные руки, Лика разразилась рыданиями. Отчаяние подступило к горлу и вырывалось наружу судорожными всхлипами:

– Что же мне делать?! Что же это?! Гриня, ты-то где?! Кто мне еще поможет, кроме тебя?! Где мне взять эти проклятые деньги?!

Она не осознавала, сколько прошло после телефонного звонка, но этот временной промежуток показался ей вечностью. На негнущихся ногах Лика прошла в комнату, когда-то гостеприимно предоставленную ей Григорием, и без сил рухнула на кровать…

– Ну, что она?! – напряженно вглядывался говоривший в мужчину, который держал телефонную трубку.

– Вроде клюнула! – озабоченно потер тот шею. – Лишь бы в милицию не ломанулась…

– Не должна. Она не дура.

– Думаешь?..

– Что-что, а дурой ее не назовешь. Сколько я ее знаю, столько удивляюсь.

– Что же в ней такого удивительного? – заинтересовался мужчина. – Красавица, конечно, каких поискать, а так…

– Не скажи… Внешность, конечно, само собой, но что-то в ней есть.

– Что?!

– Не знаю, – говоривший тяжело вздохнул. – Ладно, пора сваливать. Кто знает, что ей придет в голову? Возьмет и приедет сюда.

– Ночью-то? Зачем?

– Как зачем? – коротко хохотнул говоривший. – Это все-таки ее квартира. Пошли. Если денег завтра не будет, приготовим сюрприз. Думаю, ей понравится.

Они тихонько рассмеялись и, подсвечивая себе карманным фонариком, двинулись к выходу. Внимательно оглядев лестничную площадку, двое вышли из квартиры, осторожно прихлопнув дверь. Так же крадучись, они подошли к лифту и нажали кнопку вызова.

В тот момент, когда двери лифта закрылись и кабина медленно поползла вниз, из квартиры на лестничную клетку вышел пожилой мужчина, недоуменно тараща глаза на дверь, которую только что закрыли эти двое.

– Ничего не понимаю… – недоуменно пожал он плечами. – Сумасшествие какое-то. Ладно, завтра разберемся…

С этими словами он прошаркал к себе, предварительно еще раз бросив внимательный взгляд на соседнюю дверь.

– Не жильцы, а сплошная загадка…

Тупая боль пульсировала в висках, мешая открыть глаза. Лика заворочалась и глухо застонала.

– Черт! Наверняка давление на нуле, – прошептала она, скатываясь с кровати.

Попыталась подняться и едва не упала. Перед глазами поплыли темные круги, тошнота подкатила к горлу противным комком. Чувствуя, что ей с этим не справиться, Лика почти бегом, насколько позволяло ее состояние, кинулась к раковине. Спазмы рвоты выворачивали наизнанку желудок, слезы застилали глаза. Открыв воду, она сунула под холодную струю голову и, охая и стеная, принялась умываться.

Когда наконец мир перестал вращаться вокруг нее, Лика обмотала голову полотенцем и опустилась на табуретку. Дрожащими руками расправляя спутавшиеся пряди мокрых волос, Лика корила себя за вчерашнее. Волноваться ей было нельзя, и она это знала прекрасно. Подобные волнения кончались, как правило, приступом гипотонии. Но ей никогда не было так плохо, как сегодня.

– Но я никогда и не волновалась так, – всхлипнула она, припоминая вчерашний разговор.

Перед глазами всплыло Димкино лицо с длинной модной челкой, которую он постоянно сдувал с глаз. Пухлые губы, которые он постоянно кривил в презрительной усмешке, общаясь с ней, казалось, были созданы для поцелуев.

– У него наверняка и девушки не было, – снова заплакала она. – Господи, что же это я о нем в прошедшем времени? Он жив! Жив! И я сделаю все, чтобы его спасти!

Кряхтя и охая, Лика включила газовую колонку и через некоторое время погрузилась в горячую ванну. Сдувая с обнаженных рук мыльную пену, она снова и снова прокручивала в уме вчерашние события. Что и говорить, для одного дня это было слишком! Но неприятности никогда не спрашивают нас, когда им нагрянуть, они просто врываются в нашу жизнь и начинают все в ней ломать и путать.

– Стоп! – От неожиданности Лика даже подскочила, расплескав воду через край. – Как же я сразу не вспомнила?!

Она выскочила из ванны и, на ходу сорвав халат с вешалки, кинулась в комнату Григория.

– Гринечка, ты же мне говорил, что если что… – бормотала Лика исступленно, переворачивая вверх дном содержимое ящиков платяного шкафа. – Ага! Вот она!

В руках у нее оказалась небольшая коробка из-под цейлонского чая. Сорвав с нее крышку, Лика издала радостный вопль. В коробке, плотно уложенные, теснились доллары. Она знала о том, что у ее друга есть деньги, но никогда не пыталась вникнуть: где и сколько. Хотя он неоднократно повторял ей, что, если что случится, они там-то и там-то.

– Вот и случилось! – прошептала Лика, закрывая тайник и укладывая аккуратными стопками чистое белье. – Теперь, Димуля, я тебя спасу! Хотя ты и говнюк порядочный, но ты сын Олега, а получается, что и мой сын тоже…

На минуту глаза ее затуманились. Она вспомнила, как однажды, встав ночью, уловила странные звуки, идущие из Димкиной комнаты. Осторожно тронув дверь и обнаружив, что та не заперта, Лика вошла и остолбенела.

Простыни сбились в бесформенную кучу у Димки в ногах, подушка валялась на полу, а сам он лежал почти поперек широкой тахты и всхлипывал. Крадучись, она подошла поближе и, наклонившись, отвела взмокшие волосы с его лба.

– Мама… – сквозь всхлипывания тихо позвал он. – Мама…

Закусив руку, чтобы не разреветься самой, она выскочила из комнаты и до утра не могла уснуть. В эту ночь он предстал перед ней не избалованным самовлюбленным эгоистом, а одиноким мальчиком, обиженным на весь белый свет.

Резкий стук в дверь прервал ее воспоминания. Запахнув плотнее халат на груди, Лика поспешила к выходу.

– Вам кого? – с удивлением уставилась она на молодую девушку, сосредоточенно жующую жвачку. – Вы не ошиблись адресом?

– Нет, – надула та огромный пузырь, – не ошиблась. Мне Григория. Он дома?

– Его нет, – недоуменно хлопала Лика ресницами. – А вы кто?

– А тебе-то что за беда – кто я? – хмыкнула наглая девица.

– Понятно, – разозлилась Лика и попыталась закрыть дверь, но, вовремя среагировав, непрошеная гостья не дала ей этого сделать.

– Ты не играй со мной в такие игры, – зашипела она ей в лицо. – Передай, чтобы позвонил мне. И поверь – это в его интересах. Пока…

Она махнула рукой и бодро зашагала по тропинке, ведущей к калитке.

– Не могу поверить, – оторопело глядя ей вслед, шептала Лика. – Чтобы Гриня с этой…

«А что ты о нем знаешь? – пытливо спросил внутренний голос. – Когда ты его видела последний раз?»

– Давно, – сокрушенно ответила она самой себе, – все больше по телефону, да и то в последнее время его почти не бывает дома.

То и дело недоуменно покачивая головой, она выгладила свою одежду и, кое-как приведя себя в порядок, выехала со двора.

Центральный рынок встретил Лику шумным многоголосьем. Потолкавшись среди покупателей и пару раз приценившись к фруктам, она прошла к палатке звукозаписи. Если ей не изменяла память, это место было постоянным местом тусовки Серого в том далеком прошлом.

Серый был на месте. Он сидел на ящике, вытянув длинные ноги, и, казалось, дремал. Но Лика прекрасно знала, что это его полусонное состояние не что иное, как рисовка. Серый был подобен кобре – беспощадный, коварный и… осторожный. Для Григория до сих пор оставалось загадкой, как тот остался в живых.

– Хватит притворяться, – пнула Лика его ногой. – Я же знаю, что ты не спишь.

– Ты все всегда знаешь наперед, – лениво процедил Серый и слегка приподнял козырек бейсболки. – Здравствуй, для начала. Или тебя не учили хорошим манерам?

– Нет желания тебя приветствовать, – огрызнулась она и, сунув руку в сумочку, изо всех сил сжала бумажный конверт, в который положила деньги. – Итак, что ты мне скажешь?

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 9 форматов)
<< 1 2 3