Макс Арно
Необходимо исчезнуть

Необходимо исчезнуть
Макс Арно

Макс Арно

Необходимо исчезнуть

Пролог

Это был китаец или малаец. Угадывалось это по росту и очертаниям фигуры, видимой в течение доли секунды. Белый, безусловно, был выше, а индус или пакистанец не выглядели бы одновременно коренастыми и тонкими. Между тем с полной уверенностью этого нельзя было сказать. Сингапур предлагает такое смешение наций, что сами антропологи ошибаются. Это мог быть филиппинец, или бирманец, или один из неместных метисов, расплодившихся благодаря смешению рас в этом районе Азии.

Но, основательно поразмыслив, можно было склониться к мнению, что это все же был китаец.

В настоящее время он прятался позади массивного дерева, совершенно невидимый в темноте, которая спускалась с чернильного неба, покрытого черными тучами.

С той поры, как два часа назад он проник в сад виллы, он практически не шевелился. Место, которое он выбрал, позволяло ему одновременно наблюдать за порталом, от которого шла аллея, ведущая в дом, и за домом, в двух окнах которого ярко горел свет.

По всей вероятности, он засел на всю ночь.

За исключением непредвиденных неожиданностей и обстоятельств. В тридцати метрах от этого массивного дерева мужчина осторожно переместился, чтобы покинуть убежище позади толстого ствола, за которым он спрятался. Он засел в засаду еще тогда, когда ночь сменила тропические сумерки. И он очень надеялся, что станет той неожиданностью, о которой узкоглазый совсем не подозревал.

Вилла располагалась в одном из жилых кварталов, расположенных на холмах, доминирующих над портом и районом рейда экзотического Сингапура. Морской бриз дул из пролива и заставлял шевелиться листву деревьев. Если ветер не переменится, то был риск, что пойдет дождь.

Мужчина подобрал карабин, лежащий у его ног, и полностью выпрямился. Он испытывал желание размять мускулы, но остерегался делать это. Несмотря на шум, производимый ветром, он решил не рисковать. При малейшем постороннем шуме китаец будет знать, что он в саду не один, и станет подозрительным.

Человек привычным жестом прижал приклад к плечу и прильнул к визиру. Нужно было действовать быстро. Жара стояла невыносимая. Человек почувствовал, как капли пота стекают на шею. Между тем он был совершенно спокоен, когда направил пересечение волосков визира на затылок своей жертвы.

Несмотря на мешающие ветви деревьев, он смог убедиться, что действительно тот был китайцем. Это была мишень, по которой невозможно было промахнуться.

Продолжая прижимать глаз к объективу, человек ясно рассмотрел реакцию китайца на выстрел. В течение доли секунды после этого он производил впечатление, будто хотел повернуться лицом к напавшему, затем странно поднял руку и упал головой вперед, не издав ни звука.

Убедившись в том, что стрелять во второй раз ему не придется, человек поспешил к массивному дереву.

Прежде чем нагнуться к китайцу, он достал из кармана короткую дубинку. Карабин был приспособлен к тому, чтобы стрелять специальными пулями, не оставляющими видимого ранения, но их мощного удара было достаточно, чтобы оглушить пораженного в голову. В целях предосторожности он угостил китайца ударом дубинки по основанию черепа.

Такого удара ему должно хватить на долгое время.

Опасность в виде следящего китайца была устранена, и путь был свободен. Человек прислушался. Все было нормально. Ветер продолжал шуметь в ветвях деревьев и заглушал шумы, идущие из города и порта. Из соседней виллы доносились звуки музыки.

Человек перекинул ремень карабина через плечо, и, подняв китайца, закинул его за правое плечо.

Это была удача, что в засаде находился всего один человек, в противном случае дело бы обстояло намного сложнее.

Выйдя на дорожку, человек направился к задней части виллы, окна которой по-прежнему светились. Войдя внутрь через служебную дверь, которая не была заперта, человек ногой захлопнул ее и повернул ключ в замке. Он не хотел, чтобы ему помешали сделать то, что он намерен был сделать. Кондиционер был выключен, и жара внутри помещения казалась еще более невыносимой, чем снаружи.

Без церемоний сбросив китайца на пол, человек стал, задыхаясь, вытирать лицо обшлагом рукава. Он прошел в гостиную, потом в кабинет, чтобы везде выключить свет.

Человек вернулся в прихожую с сумкой, которую раньше спрятал под шкафом. Китаец не шевелился.

Он торопливо положил сумку на стол и открыл ее. В ней было много пакетов, содержимое которых невозможно было угадать из-за темноты, царившей на вилле. Он достал маленький фонарик, включил его и направил луч на пакеты. Они были похожи на коробки из-под ботинок, завернутые в оберточную бумагу. Развернув бумагу с одного из них, человек открыл кусок желтоватой массы, похожей на материал для лепки.

Любой специалист узнал бы в жуткой массе пластиковую бомбу-взрывчатку. А этот человек был специалистом.

Затем он вытащил из сумки различные предметы, в числе которых находились детонаторы и много зажигательных трубок. С большими предосторожностями он стал приготавливать бруски взрывчатки, располагая их у стены. Видя, как он действует, можно было понять, что он не первый раз имеет дело со взрывчатыми веществами. Менее чем за десять минут все было закончено. Вытирая руки, он с холодной улыбкой подумал, что здесь находится достаточно взрывчатки, чтобы взорвать три-четыре таких дома. Расточительно, но, раз на то пошло, не оставлять же лишний товар! После того, как он при помощи фонарика проверил расположение взрывчатки, человек издал удовлетворенное ворчание. Все было проделано явно «на отлично». Это не причинило бы большого вреда такому зданию, как «Раффл» или «Четоредж банк», но для этого дома было более чем достаточно. Будет превосходный фейерверк, который вышибет немало окон из зданий поблизости.

Преодолевая желание закурить, мужчина посмотрел вокруг себя, проверяя, не забыл ли чего. Все было в порядке, за исключением мешка, в котором он принес пластиковую взрывчатку и остальной материал. Ничего больше не связывало его с виллой.

Оставалась проблема китайца, валявшегося на полу. Человек скорчил гримасу и пожал плечами. Не разбив яиц, не поджаришь и яичницы… Он со вздохом вынул из кармана маленькую дубинку и два раза ударил ею по лбу китайца. Он не мог рисковать: китаец мог прийти в себя и увидеть бруски пластиковой взрывчатки. Было необходимо, чтобы вилла взлетела на воздух и китаец вместе с ней. Человек соединил две зажигательные трубки, отрегулированные на взрыв через тридцать минут. Это было меньше, чем обычно, но у китайца мог оказаться слишком крепкий череп. Всегда трудно определить время, в течение которого кто-то будет находиться в бессознательном состоянии.

Не теряя ни секунды, он вернулся в коридор, сунул карабин в футляр и закрыл за собой дверь. Он не бросил ни одного взгляда назад, а направился прямо в глубину сада, где располагалась небольшая калитка, выходящая на дорожку, более уединенную, чем улица. Его машина находилась в двухстах метрах от калитки. Теперь проблема заключалась в том, чтобы возможно больше увеличить дистанцию между собой и виллой.

Начали падать капли теплого дождя.

Глава 1

Небо было неприятного свинцового цвета и посылало на землю давящий жар. Само солнце казалось лишь туманным шаром, лучи которого приобретали видимость металла и были трудно переносимы.

Для обитателей грустных климатов, в которых зима является синонимом холода и стужи, название тропиков или экватора вызывают представление о каком-то рае, в котором всегда царит лето. Но это лишь легенда, выдуманная туристическими агентствами для путешественников, жаждущих перемен. Действительность совсем иная. Если и существуют места с роскошными золотистыми пляжами, окаймленными пальмами и омываемыми синими морями, то они редки. И, во всяком случае, нужно только вспомнить, что там в большинстве мест находятся безжалостные пустыни. А если говорить об экваторе, не бесполезно повторить, что он дает право на жизнь таинственным джунглям, из которых живым выходит один из тысячи… Наклонясь к иллюминатору, Кристиан Фови увлеченно раздумывал над этим в то время, как самолет спускался, чтобы приземлиться на аэродроме Сингапура.

Под крыльями самолета море казалось сапфирового цвета, тут и там были разбросаны пятна островов цвета кобальта. Около горизонта море и небо, сливаясь, создавали нечто вроде сверкающего тумана. Спереди побережье большого острова Сингапур представляло собой контраст между интенсивным пространством зеленых насаждений и пустыней белого цвета.

Сингапур – «город Льва», который называли и жемчужиной Востока, бывшее гнездо пиратов, которых уничтожили британцы, в свою очередь устроившие здесь базу для колониальных завоеваний в прошлом веке. Теперь англичане уходили, а американцы стремились их заменить, о чем свидетельствовало присутствие двух эсминцев Седьмого Флота, стоявших на якорях в порту.

По своему обыкновению Кристиан Фови был среди первых, приготовивших к выходу. Хотя он и ожидал этого, но ему показалось, что он в парилке, как только поставил ногу на первую ступеньку трапа. Когда он спускался, у него создалось впечатление, что каждая пора лица освобождается от излишнего содержания влаги. И это будет происходить в течение долгих часов, пока он не акклиматизируется.

Никто не приехал встречать его в аэропорт. Кристиан оглядел толпу, ожидавшую на перроне. Его предупредили, что он должен держать красный бумажник в руке, а в другой нести плащ светлого цвета. В случае необходимости контакт должен был состояться.

Кристиан не заметил никаких симптомов этого, что было ему приятно. Обратное было бы нежелательно и означало бы, что он находится в опасности. А если этого не случилось, то значит, множество неприятностей и неожиданностей у него ещё впереди. Тут и там протягивались руки к родным, близким и друзьям.

Бросив последний взгляд на террасу, Кристиан прошел в здание, чтобы подвергнуться неизбежным формальностям таможни. Эта процедура была проделана быстро. Сингапур, считающийся открытым городом, контроль осуществлял чисто формально.

Сев в такси, Кристиан попросил отвезти его в отель «Гудвуд парк». Со времени своего последнего посещения он нашел, что Сингапур почти не изменился. В противоположность Гонконгу, старая столица Малайзии, казалось, продолжала жить по образцу роскошного прошлого.

Теперь такси следовало вдоль моря, где громоздкие строения викторианской эпохи и большие более современные здания странным образом напоминали «Бука» в Шанхае.

Кристиан долго раздумывал, что могло потребовать его приезда в Сингапур. С первого взгляда существовал лишь один банальный инцидент, какие происходят десятками во всех уголках света. По неизвестной причине их агент был ликвидирован, а вилла его была взорвана две ночи назад. Первый необычный факт в этом деле – это то, что не было уверенности в том, что агент был убит. В развалинах действительно были найдены человеческие останки, но ничто не указывало на то, что они в самом деле принадлежали ему. И чтобы еще более усложнить проблему, его машина была обнаружена за пределами Сингапура на дороге и со следами крови на сиденье. Естественно, можно было предположить, что человека заманили в засаду, схватили, привезли в его дом и потом взорвали вместе с виллой. В этом не было ничего удивительного и невозможного, если они хотели его допросить или потребовать от него что-то, что находилось на вилле.

До сих пор ничто не объясняло, почему ЦРУ срочно вызвало одного из своих лучших сотрудников и поручило ему все досконально выяснить. Когда агент исчезал или его убивали, это считалось большой потерей, но его дело должен был продолжить другой, если, конечно, исчезнувший не был персоной исключительно важной.

Судя по досье, с которым Кристиан ознакомился перед отъездом, это был как раз такой случай.

Антус Олдридж был довольно значительной фигурой и, без сомнения, одним из десяти самых компетентных специалистов азиатского Юго-Востока. Родившийся в Малайзии, он странствовал по всей Азии и изучал все ремесла, прежде, чем приземлился в Сингапуре. Здесь он стал сотрудником ЦРУ. Было указано, что ему удалось проникнуть в подпольную организацию, уникальную в своем роде. Несколько раз сведения, которые он сообщал, оценивались очень высоко и представляли особый интерес.

Читая между строк, можно было догадаться, что Олдридж не был резидентом в том смысле, который обычно ему придают, деятельность его была гораздо шире. Кристиан догадывался, что он мог знать очень многое об активности ЦРУ в Малайзии и различных соседних странах.

Таков был человек, который, возможно, встретил смерть во время взрыва виллы.

Распоряжения, которые получил Кристиан, были четкими. Первым делом точно выяснить, что тело, найденное в развалинах, а вернее все, что от него осталось в результате взрыва, принадлежит Олдриджу. В случае подтверждения этого нужно было постараться узнать, почему его ликвидировали. Во-вторых, если выяснится, что убит не он, объяснить, что же случилось с ним. И, если предоставится возможность, сделать что-нибудь, чтобы он не мог рассказать то, что ему было известно.

В перспективе – грязная работа!
1 2 3 4 5 >>