Нина Васина
Шпион, которого я убила

– И что, – заинтригованы мужчины, – есть и третья версия?

Есть. Например, в память о ее прежних шалостях решено провести обыск на предмет дозы наркотика.

В фургоне светится экран компьютера. По нему мужчины делают запрос и выясняют, что все эти версии – не плод нездорового воображения Наденьки, а результат неприятных столкновений с законом. Да, она проходила по следствию о мелких хищениях в гостиницах и по хранению наркотиков. Срока не имела.

После досмотра, совершенно безрезультатного, мужчины стали еще более грустными, а возмущенная Наденька сказала, что она плохо прочла название организации в их удостоверениях и теперь хочет точно знать…

– Да! Я хочу точно знать, кто именно сегодня ковырялся в моей заднице!!

Тихим проникновенным голосом ей сообщили, что досмотр проводился работниками Федеральной службы внешней разведки.

От такого сообщения Наденька впала в оцепенение, ее потрясли за плечо, сунули в руки плащ и вывели из фургона.

Совершенно обессилев от невероятных приключений, Наденька спала крепким сном, пока ее не разбудил телефонный звонок. Мастер-костюмер сообщил, что она уже опоздала на работу на сорок минут, сколько ей нужно еще, чтобы наконец приехать сюда и заняться плащом Ромео?

Придя в театр, Наденька первым делом прошла на сцену за кулисы, некоторое время слушала репетицию оркестра, заблудившись глазами на покачивающейся где-то далеко вверху, под самым куполом, яркой красной тряпке. Потом очнулась, когда визгливо сорвалась скрипка, открыла совок, засунула туда руку, на ощупь нашла прикрепленную жвачкой зажигалку и отлепила ее от боковой стенки.

…гуляй, душа! Высыпай из водосточных труб бусины вчерашних дождей. Ты убежала по застывшим лужам, разбивая вдребезги утренние зеркала на асфальте, ты – ничья и нигде, как же я понимаю твой полыхнувший под ребрами восторг удачно сыгранной прятки!..

3. Учительница

Дойдя до своего кабинета, директор школы успокоился, собрался с мыслями. Учтиво пропустил Еву Николаевну вперед, предложил ей стул и зажигалку, включил кнопку чайника на маленьком столике у окна, уселся в свое кресло и задумчиво осмотрел женщину. Ева молчала. Зашумел чайник, потом грозно забулькал, клацнул и затих. В кабинет стремительно вошел запыхавшийся молодой человек, кивнул, пометался между стеллажами с папками и чайником, наконец освободился от кипы бумаг под мышкой, налил в чашку кипяток, и Ева вдохнула запах крепкого кофе. Еще через минуту степенно вошла женщина в возрасте, по внешнему виду – классический образец строгой Марьванны, села за стол напротив Евы, тщательно расправила юбку, потрогала очки и уставилась на Еву с пристрастием учительницы, категорически возмущенной поведением ученика.

– Кофе? – спросил директор, глядя на женщин по очереди. – Нет? Тогда приступим к обсуждению некоторых вопросов. Я – директор школы, это мой заместитель по воспитательной работе, Маргарита Францевна, – он кивнул на женщину, та не пошевелилась и глаз от Евы не отвела. – А это – заместитель по хозяйственной части Виктор Скатов.

Молодой человек, стесняясь, шумно привстал и поклонился.

– Ева Николаевна Курганова, отдел внутренних расследований ФСБ, – кивнула Ева.

Директор побледнел, переложил кое-какие бумаги на столе, поправил ручки и карандаши, Маргарита зловеще улыбнулась, Скатов приоткрыл удивленно рот и испуганно уставился на директора.

– В данный момент нахожусь в отпуске. – Ева говорила медленно, отслеживая глазами причудливый парок над кружкой с кофе. – В вашу школу пришла по определенному заданию с целью устроиться на некоторое время охранником. Вы заказывали через ведомственные структуры охранника?

Директор кивнул.

– А что это за определенное задание? – тихо, почти шепотом поинтересовалась Маргарита.

– Охрана объекта и выяснение общей обстановки.

– Ка… какого это объекта? – решился Скатов.

– В вашей школе находится человек, семья которого проходит в службе безопасности по программе охраны свидетелей. За всеми членами семьи установлено постоянное наблюдение.

– Это – ребенок? – с нескрываемым ужасом поинтересовался директор.

– Да. Это ученик вашей школы. Вот почему, наблюдая сегодняшнее шоу старшеклассника на крыше, я подумала, что в должности охранника, конечно, весьма вам пригожусь, но в должности учителя еще больше.

– Чему же вы собираетесь учить? – это, конечно, Маргарита.

– В силу профессиональной специфики я могу преподать курс основ безопасности жизнедеятельности, ОБЖ. Объясню. Наблюдая сегодняшнее поведение учеников и учителей на улице, я пришла к неутешительному выводу о полной психологической и физической непригодности и взрослых, и детей к суициду и к его предотвращению.

– Вы полагаете, – не сдавалась Маргарита, – что ОБЖ предполагает не только предотвращение, но и подготовку к самоубийствам?

– Я не знаю, что конкретно предполагает школьный курс ОБЖ, но для меня основы безопасности включают в себя полное представление, что именно может угрожать человеку, и разъяснение, как выйти из ситуации угрозы. Это не обязательно разъяснение поведения в момент опасности для жизни. Это может быть полный курс правильного вождения автомобиля, знакомство с оружием, с действием некоторых ядов, с психологическими нормами поведения при захвате в заложники, а также что надо делать, если окажешься с насильником в лифте, как помочь другу выйти из наркотической комы, как правильно вести себя в компании незнакомых агрессивных людей, что делать в давке на стадионе и так далее.

– Простите, но только знакомства с оружием нам здесь и не хватало. – Маргарита решительно встала, считая разговор оконченным. – Превращать школу в цирковой балаган? А как ходить по канату на высоте, вы не будете учить? Это тоже может пригодиться в жизни. Какой наркотик лучше употреблять, как правильно уколоть вену, да? Я слышала ваше выступление на улице. Вы еще обещали научить правильно топиться и прыгать с крыши, чтобы быстро – и насмерть. Внешне вы – женщина яркая, предлагаете вещи невероятные, если вы вот так же объясните старшеклассникам, что собираетесь преподавать, они все залезут на крышу и попрыгают оттуда, лишь бы вас приняли. А мы здесь, представьте себе, просто учим детей. Не готовим бригады захвата или бандитские группировки. Мы учим добру, справедливости и грамотности. Попрошу телефон вашей организации, чтобы убедиться в правдивости информации.

– Кто решает вопрос о приеме кадров на работу? – спросила Ева, доставая из сумки и протягивая директору визитку. Она обращалась к нему: – Вы лично? Или только втроем?

– А я – за! – не дал ответить директору Скатов. – Маргарита Францевна, сейчас такое время…

– Вопросы о приеме на работу решаю я, – перебил его директор.

– Тогда давайте продолжим наш разговор наедине.

Маргарита уходила, фыркнув, Скатов – вывернув голову настолько, чтобы видеть Еву до щелки закрывающейся двери.

– Не буду терять ваше время, – Ева раскрутила на полировке стола зажигалку …на обтянутый зеленой тканью стол в костюмерной Наденька осторожно положила другую зажигалку, сама легла головой рядом на подставленную ладонь и смотрела, пытаясь соотнести существование такого красивого предмета и необходимости чьей-то смерти… – и что-то доказывать. Я прекрасно знаю, насколько не подготовленными к самому факту жизни выходят из школ выпускники. Я также знаю, какой набор необходимых бумаг мне нужно собрать, чтобы их подписали в роно. Учебная разработка моей программы будет составлена лучшим психологом. Я сама имею высшее юридическое образование и опыт работы в экстремальных ситуациях любой сложности. Попробуйте отказаться от такого подарка судьбы!

– А… Вы действительно работаете в Федеральной службе?

Ева протянула удостоверение.

– Нет, я к тому, что удивлен желанием весьма серьезной структуры тратить время своих высокооплачиваемых сотрудников на охрану и работу в школе.

– Это не ваши проблемы.

– А я все равно удивлен. У нас работает представитель дорожной службы полиции. Вождение автомобиля. Правда, только теория и правила безопасности на дорогах. Но чтобы ко мне пришел человек с высшим юридическим и по званию…? – Директор задумчиво выдержал паузу. Ева вздохнула:

– Майор.

– Майор! Это что-то из области фантастики. И что, есть опыт работы с детьми?

– А это, я думаю, мои проблемы.

– Вот тут вы ошибаетесь. Мне сюрпризов не надо.

– Не любите сюрпризы? – Ева села удобнее, закинула ногу на ногу, и директор, сглотнув, не смог отвести глаз от показавшейся под натянутой юбкой ажурной резинки чулка. – Опыт работы с детьми? Странно слышать, что вы, по определению – самый осведомленный в школе человек, называете детьми вполне взрослый и даже слегка криминальный контингент. Две девочки из вашего одиннадцатого летом делали аборты. Две подрабатывают у гостиниц, еще две шьют на дому, чтобы содержать семью, а одна в свободное время дежурит в хосписе. Перейдем к мальчикам. Один из учеников, потеряв родителей, живет со своей теткой, воспитывая ее двоих детей, и зарабатывает тем, что нейтрализует антиугонные автомобильные системы. Трое задерживались в состоянии алкогольного опьянения. Двое – на стадионе с металлическими предметами и ножами. Один – за наезд на человека. Еще один дважды попадал в больницу в наркотической коме. Трое мальчиков – детей, как вы говорите, – подрабатывают по ночам, причем один из них – в морге. Двое потрошат файлы коммерческих фирм, имея над собой бандитскую структуру, и могут потрошить еще год, потому что, если их задержат, им как несовершеннолетним грозит только серьезное порицание – детки, не играйте в хакеров! Минуточку, – Ева остановила побледневшего директора, который хотел что-то сказать, – есть еще троица, которая пару раз удачно угоняла автомобили и даже не очень их разбила, нагулявшись.

– Это… Это все – официально? – после долгой паузы поинтересовался директор.

– Это просто статистика. Не заведено ни одного уголовного дела, вы же знаете. И несколько раз вы сами замяли инциденты.

– Вы неплохо подготовлены к работе с детьми, – невесело улыбнулся директор. – Но отсутствие педагогического образования и опыта…

– Не страшно. Наверстаю интуицией и психологическими опытами. – Ева медленным движением натянула юбку на резинку чулка.

– Понимаю, понимаю… Ваша поза – это своеобразный опыт. И как, позвольте спросить, я прошел этот тест?

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 18 >>