Сергей Аркадьевич Фрумкин
Новый Король Галактики


Сергей и сам не понял, как оказался перед огромным неудобным рулем и блекло светящейся приборной панелью. Андрей завел сам.

– Сцепление!

– Да перестань ты…

– Сцепление, я сказал!! Так. Держи! Передачу включу сам. Отпускай, только тихо! Понемногу давай газ…

Машина тронулась и поехала, правда, очень медленно, зато плавно, а не так, как в лапах хозяина.

– Так. Молодец. Опять сцепление!

Андрей воткнул вторую, затем третью. Сорок километров в час показались Сергею неимоверно скоростными – дорога тряслась в свете фар, из темноты выскакивали блестящие столбики ограждений, непонятные знаки, призраки деревьев. Руль слушался плохо, но, слава богу, хотя бы слушался.

– Не трясись! Жми газ! Жми, Серега, жми! Тут никого нет.

Девчонки одобряюще завизжали.

Восемьдесят! Как, оказывается, это много для старого ржавого автомобиля, затуманенной алкоголем головы и вспотевших скользких пальцев!!!

Что заставило его сесть за руль? Почему он согласился? Что он сейчас делает? Вроде, бояться было нечего. Все получалось. Влитая в желудок водка сглаживала острые углы, смягчала краски, прогоняла страх, но Сергей все равно никак не мог подавить тревогу – та давила и нервировала все сильнее. Нужно было остановиться, отдать руль… как можно скорее, прямо сейчас, через минуту могло быть поздно… Хм! Все равно он не знает, как!!! Предчувствие стучало в висках, а Сергей все списывал на простое малодушие, точнее – безрезультатно пытался списать. «Москвич» катился по пустой дороге, стрелка спидометра в немом безумии перескочила за 90, девчонки отпускали комплименты, Андрей самодовольно улыбался своему таланту прирожденного, как, должно быть, думал, инструктора и чуть придерживал руль, глядя на серый асфальт за лобовым стеклом затуманенными глупыми глазами…

Откуда на неширокой объездной дороге в это время суток мог взяться еще один автомобиль, и куда несло шикарную иномарку по ухабам разбитого асфальта, все четверо смогли задуматься лишь гораздо позже. Из темноты поворота вынырнули большие квадратные фары тяжелой легковой машины, а ядовитый «дальний» бело-голубой свет галогенных ламп резанул глаза, совершенно ослепив и ошарашив непривычного к таким встречам «курсанта». Руль сам ушел из рук, выбрасывая на встречную полосу.

Все произошло очень быстро. Свет пропал также неожиданно, как и возник. Иномарка на огромной скорости в последнюю секунду ушла в левую сторону, подняла облако пыли по обрывистой обочине и пропала сзади. Дальше – сперва пронизывающий визг тормозов – запоздалое торможение «Москвича» – и еще более резкий звук, издаваемый с задних сидений напуганными пассажирками. Потом – грохот взрыва за обочиной у кустов, метрах в тридцати сзади, и яркая вспышка света, осветившая весь салон и бледные лица четверых ребят, уже почувствовавших, что случилось что-то непоправимое, но еще не способных что-либо осознать.

«Москвич» же продолжал двигаться. Все еще воткнутая передача заставляла двигатель хрипеть и тащить машину дальше на непригодно малой скорости – прошли секунды – они еще не успели «заглохнуть». В шоке, не понимая, что делает, но, почему-то, очень уверенно, Сергей совсем отпустил тормоз и утопил газ. Никто не смотрел на него – все взгляды приковывал огонь за задним стеклом. И лишь один Сергей не видел, как с асфальта взметнулась серая тень живого человека. Взметнулась и замерла на мгновение, выбросив вперед руку с чем-то блестящим.

Два быстрых громких хлопка прозвучали едва ли не слитно, одним звуком. В это самое время машина дернулась на незамеченной Сергеем яме и взлетела, подброшенная не вовремя добавленным ускорением – «курсант» допустил очередную ошибку и перепутал газ с тормозом. Всех тряхнуло. Девчонки ударились лбами и тихонько заскулили. Андрей едва не вылетел через лобовое стекло. Но «Москвич» уносился дальше, а огонь пожара и несчастный водитель исчезали за поворотом.

– В нас стреляли!!! – прорычал Андрей, едва вернув равновесие.

Все быстро переглянулись. Боли пока не чувствовали (вроде бы не чувствовали!), не было битых стекол – либо «мимо», либо разберутся позже – нужно уносить ноги…

– Вернись!!! Ты обязан помочь раненным!!! Вернись немедленно!!! Что ты делаешь?!!

Сергей дернулся и бросил взгляд сперва на Андрея, а потом в зеркало заднего обзора на подружек. Никто в машине не мог сказать таких слов, да, вроде бы, никто ничего даже не слышал. Тогда кто кричал?! А собственно, какая разница?! Действительно, он ведь обязан вернуться, должен оказать первую помощь, тут нечего и думать!!! Удирать – еще большее преступление! Что он такого сделал? Простой несчастный случай – не справился с управлением… правда пьяный и без прав…

– Вернись!!! Будет поздно!!! Ты слышишь!!!

Кто мог так орать? Черт!!! Сергей вдруг понял, что четко видит глаза человека, оставшегося там позади, у раскуроченной иномарки, тонущего в дыму и освещаемого сполохами огня – разъяренного и удивленного одновременно. Большие темные глаза с гипнотизирующим стальным блеском… Полная чушь! На таком расстоянии, в темноте да еще за поворотом невозможно никого разглядеть даже, если у тебя на затылке третий глаз, а на нем устройство ночного видения!.. И все равно Сергей совершенно точно смотрел в чьи-то глаза и не только смотрел, но и ни на секунду не задумался, почему и как смотрит – мало ли, что может приключиться с мозгом, когда три дня пьешь, а потом встреваешь в шоковую ситуацию – он думал лишь о том, что обязан остановиться, развернуть машину, потом бежать, бежать, как можно скорее бежать на помощь к умирающим детям, к израненным женщинам, к тому, кто еще жив, кто лежит истекающий кровью, глушимый болью и страхом… и все по его вине, вине Сергея, этого пьяного придурка, который не умеет водить машину… Бежать, бежать… к человеку с пистолетом…

Сергей едва ли мог воспротивиться зову внутреннего голоса – он и не противился – но нога упиралась в газ, а руки остервенело крутили руль лишь для того, чтобы удержаться на трассе. Расстояние от места аварии все увеличивалось. Неожиданно видение пропало, и вместе с ним внутренний голос, звавший вернуться, словно кто-то вдруг задушил последние остатки совести. В голове воцарилась тишина, а телом овладела слабость. Сергей бросил газ, а Андрей силой вырвал передачу, поскольку жать на сцепление никто не собирался, а скорость падала. Предоставленная сама себе, машина постепенно затихла, остановившись посередине дороги…

Все вышли. Первые минуты никто ничего не говорил, только тяжело дышали и переглядывались. Дыр от пуль в корпусе не было. Крови тоже. От броска на яме ничего не побилось и не сломалось, по крайней мере, снаружи и на первый взгляд. Все живы. Все целы.

Андрей заговорил первым:

– Что делаем?

На заданный хриплым голосом вопрос ответила тишина.

– Я знаю что, – опять прохрипел Андрей. – Едем, куда ехали!

Все посмотрели удивленно.

– Непонятно? Во-первых: здесь недалеко – первый поворот налево в город и пять минут езды по задворкам – там темно, нас не заметят, ментов не водится. Во-вторых: не надо возвращаться назад по этой дороге. В-третьих: в кабаке нас не будут искать.

Доводы прозвучали неубедительно.

– Кто… искать? – затравленно спросил Сергей.

– В тебя стреляли, забыл? Кто его знает – может «крутой» какой?! Подымет на уши весь город. А мы пьяные и в кабаке – ну какой остолоп пойдет на дискотеку после того, что с нами было? Значит, там искать не будут. Номер запомнить невозможно – он у меня сзади весь грязный. Машина цела – в ней ничего особенного – мало ли в городе «Москвичей»?

– Слабоватая логика.

– Нас будут искать! – повторил Андрей. – Понял?! Не «крутые», так менты! Ехать домой нельзя – это же через весь город продираться. А прятаться и ждать, как малые дети, пока папа остынет, положит ремень и сядет смотреть футбол, глупо да и бесполезно – нет сегодня футбола… И вообще, – он сглотнул, – мне нужно выпить, или крышей поеду! Всё, тронулись!

Больше никто не спорил. Девчонки же вообще вели себя как зомби и только смотрели огромными наивными глазами, словно мгновенье назад проснулись.

А через пятнадцать минут на их четверку обрушилась оглушающая музыка, шум, жара, духота, море света и огней какой-то сумасшедшей городской тусовки…

Человек долго провожал взглядом уходящий «Москвич» с нетрезвой компанией. «Москвич» скрылся за поворотом. Через какое-то время стихло рычание старого глушителя, а человек все еще стоял неподвижно. Потом хмыкнул, спрятал оружие и развернулся лицом к огню. Внизу под здоровенной сосной полыхал перевернутый «Мерседес», сложенный в груду металлолома. Человек усмехнулся, сложил на груди руки и так, в задумчивости, стоял, глядя вниз, пока за его спиной не затих шорох резины по асфальту, и такой же, как только что погибший, новенький «Мерседес» не замер в ожидании.

– Неплохо! – закрыв тему аварии этой фразой, человек сел в машину.

– С Вами все в порядке?

– Да, конечно.

– Следить за ними?

– Слежения не установили?

– Нет, но уверен, найдем быстро – куда они денутся…

– Знаю. Пока не надо. Будет нужно – сам отыщу.

– Как скажете.

Человек усмехнулся, глядя на водителя.

– Интересная ситуация.

– Быстро ехали?

– Да. Слишком быстро, но дело не в этом… Ладно, трогай куда-нибудь, где можно перекусить и подумать – есть над чем поразмыслить.

– Ok!
<< 1 2 3 4 5 6 ... 27 >>