Юлия Витальевна Шилова
Охота на мужа, или Заговор проказниц

Глава 4

С самого раннего утра наша квартира напоминала самое настоящее поле битвы – давно уже у нас не бывало подобного тарарама. Светка готовилась к встрече со своим режиссером, а я к встрече с Лидиным супругом. Ближе к полудню позвонила Лида и поинтересовалась, не передумала ли я насчет нашего совместного заговора. Я довольно уверенно заявила, что мое решение непоколебимо, и на Лидину робкую просьбу не торопиться сказала, что не стоит откладывать дела в долгий ящик. Даже дедушка Ленин учил нас не откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня.

Позвонив в фитнес на Большом Кисельном переулке, я поинтересовалась стоимостью гостевой и чуть было не упала со стула, когда услышала истинную цену. Мою реакцию заметила Светка, которая снимала бигуди и клала их на прикроватную тумбочку.

– Ань, ты чего такое лицо сделала?

– Какое?

– Такое, словно тебя кирпичом по голове огрели.

– Скажешь тоже. Просто я и не знала, что фитнесы такие дорогие.

– А что нынче дешевое?!

– Так-то оно так, но такие цены просто немыслимы.

– Можно подумать, твои интимные стрижки дешевые.

– Интимные стрижки для избранных.

– Вот и фитнесы для избранных, – никак не хотела сдаваться Светка.

– На спорте нельзя драть с людей такие деньги. Спорт должен быть доступен для каждого. В конце концов, спорт это здоровье. А на здоровье нельзя наживаться. Это грех.

– Сейчас наживаются на всем подряд, а на здоровье в первую очередь. Как будто ты не знаешь, что сейчас в медицине творится. Дешевле сдохнуть, чем попробовать лечиться. Капитализм нынче на дворе. Никуда не денешься. Ничего, настанет такое время, что и мы с тобой фитнес себе позволим. Выберем самый дорогой. Это для самоудовлетворения очень важно. Мы с тобой и так уже кое-чего достигли. По крайней мере, не стоим в очереди безработных на бирже труда.

Сняв бигуди, Светка развернула жвачку и отправила ее в рот.

– Я сегодня взяла отгул. Уж слишком важное мероприятие. Сама знаешь, что я не каждый день с режиссерами обедаю.

– А ты уверена, что этот режиссер востребован? – нерешительным тоном спросила я Светку в надежде, что этот вопрос никак не заденет ее звездного самолюбия. – Если у мужика профессия режиссера, это еще ни о чем не говорит. У них сейчас больше половины безработных. Ты же моя подруга, поэтому я за тебя переживаю. А то трахнешься вхолостую и все. Может, лучше поискать того, то нынче спонсирует фильмы. С таким точно не ошибешься.

– Я же тебе сказала, что этот режиссер очень известный, и уж тем более востребованный. У меня глаз наметан. Он скоро ставит фильм с довольно внушительным бюджетом. Ты его фамилию явно слышала, только я называть ее не хочу, боюсь сглазить. Я никогда не трахаюсь в холостую, тем более с людьми такого плана. Если он возьмет меня в свой фильм, то меня моментально заметят, потому что меня невозможно не заметить. А это значит, что моя карьера взлетит вверх и будет расти словно на дрожжах. Короче, я должна сделать этому гребаному режиссеру полнейшую сексуальную привязку. Я обязана взять его своим огненным жаром и опытностью в постельных делах.

Светка замолчала, поставила энергичную музыку и, раскидав целую кучу различных чулков, кофточек, юбок и платьев, пыталась остановиться на чем-то одном. Я последовала ее примеру и, одев чулки цвета капучино на тонких кружевных подвязках, принялась ходить в такт музыке.

– Светка, господи, какие же мы с тобой классные!

– А ты сомневалась! Да мы с тобой такие сексуальные, такие красивые… Таких вообще больше на всем белом свете нет!

– Тогда почему у нас нет приличных мужиков?!

– Будут! Мы же не виноваты, что их с молодости всех разобрали, а те, которые у нас будут стрелять на сигареты, нам и даром не нужны! Анька, у нас такие мужики будут, что тебе и во сне не снилось!

– А такие бывают?!

– Бывают. У меня на них глаз наметан. Даже если они будут не свободны, ничего страшного, мы их освободим! От нас хрен куда денешься!

Музыка орала на полную катушку, я делала танцевальные движения, подбирая нужный лифчик, который бы сидел на моей груди словно влитой. Светка переодевала одно платье за другим, подбирая к платью бижутерию, сумочку и даже туфли. Наконец, найдя нужный стиль, она изогнулась как струна и, сверкая глазами, заорала, что было сил:

– А-ля Франция! Ну чем тебе не Джорджио Армани или не Кристиан Диор! А может, это прикид от Тома Форда или Карла Лагерфельда! Да и ты выглядишь так круто, будто одеваешься у самого Йодзи Ямамото!

– А кто это такой?! – постаралась перекричать я Светку.

– Это известный кутюрье! Деревенщина!

– Сама ты деревенщина!

– Не обижайся, а лучше запоминай имена тех модельеров, которых я тебе назвала. Ты же сегодня должна крутого охмурить…

– Не охмурить, а просто познакомиться.

– Это одно и то же. А вдруг он тебя спросит, какой марки ты покупаешь одежду… Вот тут-то ты ему и покажешь класс. Как выдашь… Смотри не проболтайся, что мы в Лужниках одеваемся. Ты должна идти такой походкой, словно идешь по подиуму какого-нибудь дорогущего коллекционного показа мод, И пусть только кто-нибудь скажет, что точно такие вещи в Луже видел, заткнем любого. Скажем, что видел подделку, а на нас последние хиты!

Светка встряхнула волосами и оглядела свое отражение в зеркале взглядом, полным восхищения.

– Хороша, чертовка! Это же нужно было такой уродиться! Словно с обложки навороченного журнала сошла! Ну, режиссер, ну сукин сын, держись?! Сегодня тебя под себя подомнет настоящая женщина! Главное, чтобы у тебя не лопнула ширинка и не подвела ранняя эрекция!!! Ох я тебе покажу, ох я тебе устрою?! У тебя яйца разбухнут, как у слона!

– А с чего это они разбухнут?

– С желания!!!

– А что ты ему устроишь-то?! – чуть было не подавилась я со смеху.

– Варфоломеевскую ночку! У него же глаза из орбит вылезут! Пусть знает наших! Пусть прочувствует, что значит секс с настоящей женщиной! И пусть увидит, как она пахнет!

– И чем пахнет настоящая женщина?

– Настоящая женщина пахнет женщиной, – отчеканила Светка.

В тот момент, когда Светка принялась лихо крутить бедрами в так громко орущей музыке, я иронично пробубнила: «Господи, какая же ты сумасшедшая» – и решила выйти в лоджию подышать свежим воздухом. Открыв дверь, я шагнула и чуть было не потеряла рассудок. Прямо на нашей лоджии лежал совершенно незнакомый мужчина, и лежал он в довольно приличной луже крови. Мне захотелось закричать, но куда-то пропал голос. Мне захотелось броситься обратно, но тело парализовало, и я не смогла сделать ни единого шага.

– Бог мой, кто это? – произнесла я словно во сне и задышала так тяжело, словно мне в буквальном смысле перекрыли кислород.

Пытаясь побороть головокружение и призвав все оставшиеся силы на помощь, я выскочила с лоджии и посмотрела на танцующую Светку глазами, полными ужаса. Светка была уже во всеоружии и, по всей вероятности, уже намыливалась удрать из дома.

– Свет, там мужик лежит… То ли раненый, то ли мертвый.

Реакции не последовало. Из-за громко орущей музыки Светка просто не могла меня слышать.

– Там мужик!!! – заорала я так громко, что от собственного голоса у меня зазвенело в ушах. – Выруби музыку!

– Что?!

– Выруби музыку!

Моя подруга подошла к проигрывателю и слегка убавила его громкость.

– Я сказала не убавить звук, а вырубить…

Неожиданно меня зазнобило, а перед глазами поплыли ярко-желтые круги. Я постаралась удержать равновесие, но эта задача оказалась не такой простой, как я думала. Схватившись за ближайшее кресло, я перекинула вес своего тела на него и повторила:

– Звук нужно не убавить, а вырубить…

Как только до Светки дошло, она тут же вырубила звук и всем своим видом продемонстрировала мне свое недовольство.

– На лоджии мужик…

– Какой еще мужик?!

– Обыкновенный…

– Тебе понравился мужик на соседней лоджии?!

– Не на соседней, а на нашей.

– На нашей?!

– На нашей…

– А откуда на нашей лоджии мужик?! Его, что, ветром, что ли, занесло?

– Похоже на то… И похоже, это труп…

Мои последние слова произвели на Светку довольно сильное впечатление. Она широко раскрыла глаза и заморгала ими что было сил. Направившись в мою сторону решительным шагом, она буквально отодвинула меня к подоконнику и вошла внутрь. Через пару секунд раздался истошный вопль, от которого было впору затыкать уши. В тот момент, когда на лоджии стало тихо, я переборола охвативший меня страх и, последовав примеру своей подруги, высунула голову в дверной проем.

Светка сидела на коленях и пыталась перевернуть мужика лицом вверх.

– Весь в крови, козел, – истерично прошептала она и, достав из кармана платья платок, вытерла пот со лба.

– Свет, он живой?

– Мертвый. У него пульса нет. Ты не знаешь, какого черта он делает на нашем балконе?

– – Нет, – я замотала головой, как школьница и набрав в легкие побольше воздуха, вышла на лоджию.

В тот момент, когда Светка перевернула труп лицом вверх, мы внимательно всмотрелись в его безжизненные черты, пытаясь найти в совершенно неизвестной физиономии хоть какой-то знакомый образ.

– Я его в упор не знаю, – произнесла Светка, почти задыхаясь, и перевела взгляд в мою сторону. – А ты?!

– А я тем более.

– Странное дело. Лоджия наша, а труп не наш.

– Может, милицию вызовем?

Произнеся последнюю фразу, я ожидала от Светки любой неоднозначной реакции, но только не той, которую мне довелось увидеть. Неожиданно для меня самой моя подруга встала, зашла в комнату и, вернувшись на лоджию с пуховым одеялом, довольно бережно и как-то по-матерински заботливо накрыла труп.

– Это зачем?!

– Затем, чтобы не замерз, – съязвила Светка и направилась к выходу.

– Свет, я тебя серьезно спрашиваю! Какого черта ты накрыла его одеялом?!

– Такого, чтобы глаза не мозолил. Ровно через полчаса я встречаюсь с режиссером. Ты сама знаешь, как для меня важна эта встреча. Этот труп сбивает мой боевой настрой. Мне пора ехать.

– Свет, ты в своем уме?!

– Понятное дело, не в чужом. Если мы сейчас вызовем милицию, то как мы ей объясним, каким образом этот гребаный мертвый мужичонка попал к нам на балкон?!

– Так и объясним, – растерянно пожала плечами я.

– Вот и объясняй. Я не могу. Мне пора. Такие люди ждать не умеют. Если я опоздаю, я потеряю шанс, который ждала долгие годы. Давай сейчас вообще не будем думать о трупе. Я еду к режиссеру, а ты езжай в свой фитнес и кадри мужика, за которого получишь трешку баксов. Я думаю, что они тебе сейчас не помешают. Когда сделаем свои дела, встретимся на квартире и сразу вызовем милицию.

Я чуть было не потеряла рассудок и посмотрела на свою непоколебимую подругу ничего не понимающими глазами. Она стояла словно мумия. На ее лице не было страха, а только какая-то растерянность и недовольство – мол, как это все некстати навалилось на наши бедные головы…

– Свет, а как мы объясним милиции, почему мы ее сразу не вызвали?!

– А хер ли ей объяснять?! Ментам вообще ничего и никогда не нужно объяснять. Это они нам должны объяснить, откуда на нашей лоджии взялся труп.

Взглянув на часы, Светка побледнела намного больше, чем в тот момент, когда она по собственной инициативе прикоснулась к трупу.

– Анька, мне пора. У меня вся жизнь коту под хвост пойдет. Ты даже не можешь себе представить, сколько я этого режиссера обрабатывала. Короче, встречаемся дома и решаем, что делать с трупом.

– А если я приеду раньше тебя?

– Подожди меня на улице.

– Сколько мне тебя ждать? А если ты зависнешь с этим киношником на несколько суток?!

– Не зависну. Как я могу зависать, если на нашей лоджии труп… В конце концов, мы живем не в Средние века и ты можешь позвонить мне на мобильный.

Я посмотрела на подругу молящими глазами, но она была непреклонна. Положив под язык таблетку валидола, она схватила сумочку, еще раз взглянула на часы и выбежала из квартиры. Ощутив громкие и учащенные удары своего сердца, я моментально последовала ее примеру и побежала вниз по лестнице, не чуя под собой ног.

Глава 5

Бог мой, только трупа, нам еще не хватало, думала я, ловя такси. Второй этаж, незастекленная лоджия, попасть на которую не составляло труда даже подростку…

Но кому понадобилось подкинуть нам труп?! А может, его и не подкидывали, может, этого мужика хлопнули прямо на ней?! От всех этих не самых веселых мыслей голова шла кругом и я никак не могла настроиться на рабочий лад. Как только мне удалось поймать машину, я схватила звонивший мобильный телефон и перевела дыхание. Я и не сомневалась в том, что это была Светка, которая переживала ничуть не меньше моего, просто упорно не показывала виду.

– Анька, ты где? – быстро спросила она таким взволнованным голосом, которого мне никогда не доводилось слышать раньше.

– Еду в фитнес.

– Вот и молодец. Вот и езжай себе спокойненько.

– А я и еду.

– И езжай.

– И еду…

В тот момент, когда в трубке воцарилось молчание, я подумала о том, что наш диалог похож на разговор двух сумасшедших.

– А ты где?

– А я уже опаздываю к своему режиссеру. Поймала какого-то водилу, который, наверно, и педали газа-то не видит. Я бы уже пешком быстрее дошла.

– Не опоздаешь?

– Не должна.

– Давай не опаздывай. Это же дело всей твоей жизни. Ты сама говорила…

– Говорила… Анька, ты это… Ты про то, что мы видели на лоджии, не думай. Мы с этим потом разберемся. Ты сейчас думай о муже своей клиентки.

– Легко говорить…

– Да и говорить-то не так легко. Мы с тобой, как только в квартиру вернемся, сразу позвоним в милицию. Моя милиция меня бережет, только мне кажется, что она нас совсем не бережет, если мы прямо у себя на балконе обнаруживаем такие сюрпризы.

– Свет, ты только постарайся побыстрее управиться. А что если ты останешься на ночь? Сама посуди, что я буду делать целую ночь?

– Мы созвонимся. Даже если я останусь на ночь, то ты переночуй в финесе. Я слышала, что там круглосуточно. А хочешь, вызови милицию сама…

– Как сама? Одна, что ли?

– Ну да.

– Сама я ничего делать не буду! – Я чуть было не перешла на крик, но все же моментально взяла себя в руки и постаралась сдержать свой пыл.

– Ну хорошо. Тогда дождись меня. Ладно, я уже почти приехала. Пока.

– Пока, – пробубнила я себе под нос и сунула мобильный в сумочку.

Сев поудобнее, я бросила на таксиста беглый взгляд и сжалась в комочек. Мне захотелось закричать, заплакать, попросить совершенно незнакомого человека о помощи, но я знала, что ни в коем случае не должна этого делать. Мне хотелось побыстрее забыть о трупе, но все мои мысли, к моему великому сожалению, работали только в одном направлении помимо моей воли. Лучше бы я вообще не открывала балконную дверь и не заходила на лоджию. Лучше бы мы не знали о существовании трупа или узнали о нем намного позже. Найти чужой труп в своей квартире!

Это же нарочно не придумаешь… И как только я не упала в обморок и у меня не подкосились ноги. Я чувствовала себя совершенно обессиленной и выжатой, как лимон.

Я попыталась прокрутить все последние события в памяти еще раз, но то ли у меня стало плохо с памятью, то ли так подействовал нервный срыв, но я с ужасом подумала о том, что я практически ничего не помню.

Помню только, как поплыло перед глазами и как я прислонилась к холодной я гладкой стене… А еще мне было неспокойно от того, что Светка так быстро сделала ноги и оставила меня совершенно одну, наедине со своим страхом. Я уже плохо понимала, куда я еду и как в таком чудовищном состоянии смогу заинтересовать чужого мужа. И все же я должна суметь это пережить и быть точно такой же, как Светка. Все будет потом. Милиция, соседи, протокольные записи… Все это будет, но не сейчас. Сейчас я должна встретиться с очень красивым мужчиной с довольно красивым именем Денис, и я должна его заинтересовать, должна ему очень понравиться. Это главное, и за это главное я получу ровно три тысячи долларов. Три тысячи долларов за то, что я кому-то понравлюсь… Что ж, неплохо. Даже совсем неплохо. Правда, я должна ему не только понравиться, но и умудриться его соблазнить. Хотя в наше время соблазнить женатого мужика проще пареной репы. Их и соблазнять-то не надо, они сами соблазняются, аж пар идет. То ли им жены редко дают, то ли они без разнообразия жить не могут. Я что, с мужиками, что ли, не спала?! Спала еще как. У меня их столько было… Никаких пальцев не хватит, ни на руках, ни на ногах… Для меня это не проблема. А тут еще и за трешку баксов… Три тысячи долларов за случайный секс, каково? Такие деньги не слупит ни одна даже самая навороченная и умелая путана. Ища хоть какие-то объяснения своему поступку, я понимала, что загоняю себя в угол все дальше и дальше и попадаю в совершенно беспросветный тупик.

Чем дальше я отъезжала от своего дома, тем сильнее на меня нападала какая-то необъяснимая тревога, как будто все, что уже случилось, еще не самое страшное, а самое страшное ждет меня впереди. Мне было жутко подумать о том, с какими глазами мне придется доказывать милиций, что жизнь этого бедняги, невесть как оказавшегося на нашем балконе, для меня закрытая книга. Что я не знаю, кто это такой, как его зовут и каким манером он попал на мою лоджию… Я ни черта о нем не знала, не знаю и вряд ли уже когда-нибудь узнаю. Остается только догадываться, как он залез на наш балкон и кто его там так хладнокровно шлепнул. Странно, жил человек и нет человека. Наверно, он жил какой-то своей жизнью, имел семью, имел свои собственные тайны и свои маленькие трагедии, кому-то перешел дорогу или вставил палки в колеса… И этот кто-то приговорил его к смерти… Господи, и кто же это сделал?!

Кто?! Почему именно на нашей лоджии и почему мы не слышали выстрелов?! Возможно, потому, что играла громкая музыка, а возможно, потому, что пистолет был с глушителем.

Как только мы подъехали к фитнесу, я рассчиталась с водителем и решительно вышла из машины, строго-настрого запретив себе вспоминать о трупе.

Купив гостевую, я прямой наводкой отправилась в раздевалку, а оттуда в тренажерный зал.

Признаться честно, я никогда не была заядлой спортсменкой и всегда с опаской поглядывала на чересчур накачанных или, даже можно сказать перенакачанных мужчин, увлекающихся неподъемными штангами и анаболиками. Тут их было так много, что у меня просто зарябило в глазах. Слегка оглядевшись, я подошла к одному из самых простых тренажеров и посмотрела на всех присутствующих беглым взглядом. Нужного мне объекта не было видно. Ничего, это не повод для расстройства. В конце концов, Лида оплачивает мое любое начинание, связанное с поисками ее супруга, так что материальная сторона дела ни в коем случае не должна занимать мою голову.

– Девушка, вы новенькая?

Я повернулась в противоположную сторону и увидела весьма неприятного пожилого мужчину, который смотрел на меня таким взглядом, словно я напутала все на свете и явилась в этот клуб не для занятий спортом, а для того, чтобы постоять на панели.

– Старенькая… – буквально сквозь зубы ответила я.

– Что-то я вас раньше не видел…

– Наверно, у вас что-то со зрением.

– А почему вы такая злая?

– По кочану.

Дав понять, что разговор окончен, я вновь отвернулась, да так и застыла. В зал зашел Денис. Его нельзя было ни с кем спутать, и я ни в коем разе не могла ошибиться. Он был слишком хорош. Такого мужика можно помнить всю жизнь даже по фотографии. Я смотрела в его сторону широко открытыми глазами, слишком потрясенная для того, чтобы все же приступить хоть к каким-нибудь упражнениям. Он был слишком самоуверен, а его выражение лица всячески подчеркивало то, что плюс ко всему он был еще победителем и даже надменен. За такого мужика жена должна держаться мертвой хваткой, трепетать дрожащим телом и застывать в сумасшедшем экстазе от каждого его прикосновения.

Но жизнь штука сложная, и в ней, увы, все происходит совсем по-другому. Уж слишком закрученные сюжеты она нам подкидывает.

Делая вид, что я полностью поглощена спортом, я постоянно поглядывала в сторону Дениса и, как только случайно сталкивалась с ним взглядом, тут же опускала глаза. По всей вероятности, Лида была права и я являла собой именно тот тип женщин, что нравились Денису. В тот момент, когда он, наконец, улыбнулся, я постаралась не растеряться и улыбнулась ему в ответ.

Это произвело на него должное впечатление и, проходя мимо меня, он сказал, что я потрясающе выгляжу.

Пробыв в тренажерном около часа, я пошла в раздевалку, переоделась в довольно откровенный купальник и посмотрела на свое отражение в зеркале. Ну что ж, к бою готова. Как говорит моя подруга Светка, хороша чертовка. Даже слишком хороша… Это же нужно было такой уродиться. Мне бы фотомоделью работать, а не делать интимные стрижки. Да только время для работы такого плана уже прошло. В моем возрасте женщины занимаются уже чем-то другим, хотя не стоит о возрасте…

Повертевшись у зеркала, я слегка пригладила волосы и, повязав полотенце на бедра, вышла из раздевалки. Дойдя до стойки бара, заказала себе зеленый чай и села за самый крайний столик, стоявший прямо над бассейном. Посмотрев на немногочисленных расслабляющихся после трудового дня людей, я тихонько перевела дыхание и в очередной раз подумала о том, как все-таки хорошо иметь деньги. Без них никуда. Есть деньги, есть и право не только на труд, но и на отдых. А отдых тут далеко не дешевый. Постепенно подливая чай из чайника, я чувствовала какую-то затаенную досаду и никак не могла понять, откуда она взялась и с чем она связана. Возможно, она была связана с тем, что на фоне столь обеспеченной и изысканной публики я чувствовала себя довольно неуютно и испытывала определенный комплекс неполноценности, а быть может, дело было в предстоящем разговоре с Денисом: я боялась оказаться не на высоте. Наверное, Денис начитан, умен и образован, а я…

Я ничего не понимаю в театре, не очень-то разбираюсь в литературе, совершенно лишена светских манер и художественного чутья. Правда, я неплохо орудую вилкой и ножом и умею заказывать аперитив. Хотя не стоит переживать. Светке сейчас не легче, да и рыбешка у нее ничуть не меньше, а возможно, и больше.

Но она особо не переживает на этот счет и считает секс своим главным орудием… Обычно мужики, значащие чего-то в жизни и занимающие положение в обществе, совершенно ничего не значат в постели. В ней они чувствуют себя уязвленными, и радом с такими женщинами, как я и Светка, они всегда будут в проигрыше. Пусть богатый мужик будет сильнее меня в своей власти, в деньгах, в связях, но только не в постели. В постели я никогда не отдам ему пальму первенства, потому что инициатива будет исходить именно от меня и если я соберу в кулак всю свою волю, то весь постельный сценарий пойдет по моей указке и я смогу сделать так, что победитель по жизни почувствует себя настоящим ничтожеством.

Неожиданно я вздрогнула – рядом со мной приземлился Денис.

– И как вам здешний чай? – небрежно бросил он.

– Довольно ароматный. Конечно, вы это прочувствуете только в том случае, если закажете именно зеленый и именно с жасмином.

– Хорошо, я доверюсь вашему вкусу.

Повернувшись в противоположную сторону, Денис посмотрел на мужчину, сидящего за соседним столиком, и сказал уже более серьезным тоном:

– Виталик, мне зеленый чай с жасмином и джем.

Мордоворот, названный Виталиком, преданно кивнул головой и направился к стойке бара.

– Это мой охранник, – вежливо пояснил Денис.

– Неужели на территории фитнеса вам может угрожать опасность?

– Нет. Мне тут совершенно ничего не угрожает. Тут мы все, как в Багдаде.

– А как в Багдаде? – спросила я лукаво.

– А в Багдаде все спокойно, – рассмеялся Денис.

Когда охранник принес ему чай, мой собеседник сделал несколько довольно приличных глотков и продолжил:

– Все оставляют своих охранников и водителей за территорией фитнеса на стоянке, а я купил своему абонемент. Пусть тренируется и парится. Я никогда не считал работающих на меня людей холопами. Если я им плачу, то это еще не означает, что я побрезгую с ними париться в одной сауне. У меня к людям более демократичный подход. Виталик хороший парень, а самое главное, надежный. В наше время нужно уметь ценить людей, которым ты доверяешь.

– Совершенно верно. А вы уже здесь давно?

– Больше полугода. Я объездил довольно много фитнесов, но остановился именно на этом. Тут конечно же есть кое-какие изъяны, но их можно терпеть.

– И какие же здесь изъяны?

– Изъяны есть везде, даже в самых дорогих и элитных местах. Что поделать, в такой стране живем. Иногда в джакузи бывает холодная вода, иногда в турецкой бане пахнет так, что впору затыкать нос, да и обслуживающий персонал тут не блещет доброжелательностью. А вы тут совсем недавно?

– Первый день.

– Первый день?!

– А почему вы так удивились?

– Потому что это же целое событие. Я считаю, что это дело нужно отметить.

Мы дружно засмеялись, и я подумала о том, что Денис производит впечатление довольно приятного человека, совсем не такого мрачного и ужасного, как говорила Лида. Он даже смеялся как-то по-особенному, заразительно, словно ребенок, обрадовавшийся долгожданному походу в цирк. А его лицо было такое искреннее, и даже ребячливое, что от него было просто трудно оторвать глаз. С виду совершенно нормальный мужчина. Наверное, и семья у него с виду тоже нормальная. Получается, что с виду одно, а внутри совсем другое. Видимо, и вправду говорят, что даже в самой спокойной реке всегда есть свои подводные камни и подводные течения.

– Ну что, может, пройдем в бассейн? – миролюбиво предложил Денис и помог мне встать со своего места.

Его совсем не «новорусские» манеры заставили меня почувствовать еще большую симпатию к совершенно незнакомому человеку Наверное, это произошло оттого, что всю свою сознательную жизнь я мечтала о человеке, который бы меня обязательно оберегал, любил и жил бы со мной не потому, что ему необходимо с кем-то жить, а по велению своего сердца.

К сожалению, мы не смогли устроиться рядом на лежаках, потому что со свободными местами тут была самая настоящая напряженка, но это не помешало нам вместе пойти в турецкую баню и усесться на самую верхнюю ступеньку.

– А вы вообще любите турецкую баню? – донесся до меня голос Дениса.

– Обожаю, – не моргнув глазом ответила я, хотя парилась в ней первый раз в жизни.

– Я тоже. Сухой пар по мне совсем не то.

Немного позже я уселась в довольно просторную джакузи и наблюдала за тем, как Денис плавает вместе со своим охранником, изредка улыбаясь и махая ему рукой. Он плавал так же красиво, как и делал все остальное, Крепкое, накачанное тело ударяло руками по воде и создавало вокруг себя настоящие волны.

Интересно, а в какой именно период жизни его отношения с Лидой дали трещину?! Денис не похож на того человека, который сможет совершить низкий и пошлый поступок. Неужели эта трещина послужила платой за несколько лет сытой, обеспеченной, даже чересчур обеспеченной жизни?! На первый взгляд трудно понять, кто из этих двоих лучше, а кто хуже… Один зарабатывает деньги, а другой их тратит. У них есть общий дом, достаток, общая жизнь, но у них нет одного – общего счастья.

Они словно находятся рядом, но в то же время далеки друг от друга. Наверное, они уже редко разговаривают по душам, смеются, строят различные планы, а в постели у них нет былой страсти и наслаждения, криков, полных неподдельного удовольствия, и монотонных громких стонов. Их история любви закончилась именно в тот момент, когда началась их совместная жизнь. Почему так бывает? Наверное, никто не знает ответа. Никто…

Как только Денис очутился в джакузи рядом со мной, я поправила мокрые волосы и украдкой посмотрела на сидящего рядом с ним Виталика. Интересно, сейчас Виталик тоже при исполнении или ходит за своим шефом как приклееный потому, что срабатывает профессиональная привычка?

– Сегодня вода не такая, как всегда, – крикнул мне в ухо Денис, стараясь заглушить шум льющейся воды.

– А какая всегда?

– Всегда прохладная, а сегодня прямо кипяток. Словно по заказу. Наверное, это подарок администрации.

– За что?

– За то, что в наш фитнес пришла такая красивая девушка, – засмеялся Денис.

Он смотрел на меня с особой гордостью, и это говорило о том, что ему льстит внимание такой шикарно выглядящей женщины. И то сказать – на меня смотрел не только Денис. На меня смотрели все, кто сидел в этой джакузи. В глубине души я старалась как можно больше походить на самоуверенную Светку и радовалась своей маленькой, но такой приятной победе.

А затем была совершенно непринужденная беседа о московской изменчивой погоде, насыщенной театральной жизни столицы и клубной ночной Москве с ее желтой и таинственной иллюминацией. Я открыто кокетничала, громко смеялась и старалась испускать в сторону Дениса флюиды необычайной сексуальности и энергетики.

Все, что случилось в следующее мгновение, отложилось в памяти довольно смутно и как-то расплывчато. Денис весело подмигнул, нырнул в бурлящую воду и шутя постарался схватить меня за ногу. Я засмеялась, попыталась вырваться и закричала, что так можно утопить. Мы стали дурачиться и вызывать интерес у окружающих… Неожиданно Виталик куда-то исчез, а почти прозрачная вода в джакузи окрасилась в ярко-красный цвет… Словно кто-то решил поиграть в дурацкие игры и бросил в воду банку с алой гуашью.

…Денис вынырнул из воды и посмотрел на ее расцветку ничего не понимающим, растерянным взглядом. Его глаза моментально изменились. В них появились беспокойство, усталость и изуродованные красные прожилки. Кто-то закричал… Кто-то выскочил из джакузи и отбежал от него на приличное расстояние.

Кто-то перестал плавать и встал как вкопанный… Кто-то вышел из-за своих столиков в баре и стал спрашивать стоящих рядом людей, что же случилось. Денис рванулся и вытащил из бурлящей ярко-красной воды Виталика. Виталик не двигался и не издавал ни звука.

Его глаза смотрели куда-то вдаль, зрачки застыли на одном месте. В них не было ни страха, ни ужаса, ни малейшего намека на боль… В его лбу виднелась ровная, но неимоверно глубокая дырочка, из которой сочилась кровь.

Я словно прилипла к бортику ванны и, не чувствуя собственного тела стала жадно ловить взгляд Дениса: такой несчастный, испуганный, усталый и такой безнадежный.

– Виталика грохнули, – сказал Денис почти шепотом и посмотрел на огромнейшие стеклянные окна бассейна.

– Кто?! – Я понимала, что задаю не самый умный вопрос, но не могла спросить в этой ситуации что-то другое.

– Виталика грохнули, а ведь целились в меня…

– Почему в тебя???

– Потому, что смерть Виталика никому не нужна.

– А твоя нужна, что ли?

– Получается, что кому-то нужна… Стреляли из соседнего дома, там коммуналок полно. Видимо, в одной из этих коммуналок снайпер и укрылся.

<< 1 2 3 4 5 >>