Юлия Витальевна Шилова
Охота на мужа, или Заговор проказниц

Юлия Шилова
Охота на мужа, или Заговор проказниц

Глава 1

– Простите, – пробурчала я себе под нос и извиняюще посмотрела на свою клиентку. – Простите, ради бога… Я и сама не знаю, как это получилось. Я немного задумалась. Сами знаете, как это бывает. Делаешь одно, а думаешь совсем о другом…

Девушка открыла глаза, слегка приподнялась и испуганно уставилась на нижнюю часть своего живота.

– Кровь… – произнесла она каким-то дрожащим и перепуганным голосом.

– Кровь, – обреченно подтвердила я, но тут же постаралась взять себя в руки и в корне исправить ситуацию. – Ничего страшного. Сейчас я слегка прижгу и все моментально заживет. Это бывает…

– Мне больно! – взвизгнула малоприятная клиентка. – Вы сделали мне больно…

– Я же извинилась.

Взяв марлевый тампон, я намочила его антисептиком и приложила к сочащейся кровью ранке.

– Потерпите, сейчас от вашей царапины не останется и следа.

– Не от моей царапины, а от вашей. В конце концов, вы мне ее сделали. Я плачу́ такие деньги не для того, чтобы вы мне тут весь лобок искромсали.

«Ну это она загнула», – отметила я про себя и с трудом удержалась от того, чтобы не сказать своей клиентке какую-нибудь гадость. Можно подумать, она в своей работе делает все гладко и чисто. Хотя… Мои клиентки редко когда работают. Они так устроили свою жизнь, что работают на них. Мужья, богатые любовники.

А они… Они убивают время в косметических салонах, бассейнах, дорогих магазинах и в беседах с такими же скучающими подругами…

– Я не кромсала ваш лобок. Я всего-навсего задела ваши половые губы, – произнесла я все тем же монотонным и совершенно спокойным голосом.

– Какая разница.

Не вдаваясь в бессмысленную дискуссию, я ухмыльнулась и даже подумала о том, что по большому счету я ни в чем и не виновата. Просто половые губы у этой истерички какие-то нестандартные. Большие такие… Как уши у слона… Это же надо уродиться с такими губами.

Хотя об этом ей лучше не говорить, а то напишет жалобу, разорется на весь салон. Знала бы она, что с такими губами, как у нее, трудно работать даже профессионалу.

Я бы на ее месте вообще раздевалась только при полной темноте и забыла раз и навсегда, что такое интимные стрижки.

В тот момент, когда моя работа подходила к концу, девушка вновь приподнялась и уже в который раз попыталась выразить свое недовольство.

– Между прочим, существует закон о защите прав потребителей.

– Надо же, – хмыкнула я.

– Я потребитель и могу через суд потребовать с вас моральный ущерб…

Посмотрев на скандалистку пристальным взглядом, я непроизвольно улыбнулась и подумала о том, что ей просто хочется поругаться. Наверно, от скуки. На ее лице читалась какая-то злость и неудовлетворенность. А тут есть такой повод выплеснуть свои эмоции…

– Вы хотите подать на меня в суд?

– А почему бы и нет?

– Тогда вам придется показывать свой стриженый, сексуальный лобок адвокату, судье, заседателям. Вам это очень хочется?

Немного помолчав, я встала со стула и посмотрела на разрисованный лобок.

– Дело сделано. По-моему, получилось очень даже ничего. Очень экстравагантно. Ярко насыщенные тона. Я думаю, что вашему мужу понравится. Выбритый лобок в форме ярко-оранжевого паука, запутавшегося в серебристой паутине. Если я не ошибаюсь, то в прошлый раз мы с вами делали пасть тигра.

– Надо же, вы и это запомнили.

– Я помню все свои творения и всех своих клиенток.

Открытая пасть тигра была одной из моих самых лучших работ.

– Учитывая то, что у меня в этот же день пошли месячные, – засмеялась клиентка. – Муж как увидел, что из пасти тигра идет кровь, так чуть сознание не потерял. Сказал, что я со своими экспериментами сведу его в гроб. Кстати, ваши татуировки долго не продержались. Все посмывалось.

– Оно и понятно. Это же биотатуировка.

– А по мне какая разница, био или не био.

– Разница большая. Биотатуировка делается хной. А хна, сами понимаете, краска нестойкая. Мы же делали не повседневную прическу, которая может держаться около двух месяцев, а нарядную, дополненную блестками. Если вы хотели, чтобы все это держалось подольше, нужно было сделать пирсинг. Но это стоит дороже.

– У меня нет проблем с деньгами. У меня есть проблема с сексуальной фантазией моего мужа.

Клиентка тяжело вздохнула и принялась одеваться.

Одеваясь, она кидала в мою сторону заинтересованные взгляды и, по всей вероятности, усиленно о чем-то думала.

– А вам ваша работа нравится? – как-то ехидно спросила она.

– Нравится, – произнесла я голосом, полным вызова. – А в чем, собственно, дело?

– Просто работенка у вас какая-то странная…

– Не вижу ничего странного.

– Я совсем не хотела вас обидеть, – смутилась клиентка, уловив мое нарастающее недовольство. – Ваша работа очень редкая, только и всего.

– Если она редкая, то это не означает, что она непристойная и даже запретная. В нашем салоне от клиентов отбоя нет. «Бикини дизайн» уже вовсю развивается в России, а это значит, что появляются все новые и новые стилисты интимных причесок и специалисты медицинского пирсинга… Правда, в этом ремесле еще не так много квалифицированных мастеров.

– А вы хорошо зарабатываете? – никак не унималась клиентка.

– Не жалуюсь, – резко ответила я и дала понять, что разговор окончен.

Неожиданно девушка села на стул и судорожно всхлипнула. Я посмотрела на нее перепуганным взглядом и вытянулась вдоль стены, как стойкий оловянный солдатик.

– Что с вами?

– Простите. Это просто нервы. Проклятые нервы. Дело в том, что в последнее время они очень сильно сдают. Я перестаю себя контролировать.

Почувствовав какое-то замешательство, я взяла марлевый тампон и протянула своей клиентке.

– У вас потекла штукатурка. И довольно сильно.

– Да бог с ней, со штукатуркой. – Девица подняла голову и слегка улыбнулась. – И это называется водостойкая тушь! Господи, сколько бы денег я ни тратила на косметику, какую бы тушь ни приобретала, результат налицо… Вы уж меня простите, за то, что я немного не сдержалась…

– Ничего страшного. Плачьте сколько вам влезет, – немного растерянно пробурчала я и отошла от стены, – Сейчас время такое. Нервы у всех ни к черту. У меня у самой такое часто бывает. Недавно была депрессия. Думала, вообще загнусь. Жутковатая штука, скажу я вам. Но ничего, выкарабкалась.

– А по вас и не скажешь, что у вас может быть депрессия…

– По вас тоже не скажешь, что вы можете расплакаться ни с того ни с сего.

Повертевшись у зеркала, девушка вытерла потекшую косметику и как-то робко спросила:

– Простите, а как вас зовут?

– Анна, – в который раз растерялась я.

– А меня Лида. Мы с вами уже не в первый раз общаемся, а имен друг друга не знаем. Анна, вы хотите, чтобы я побыстрее ушла? К вам сейчас придет новая клиентка? Мне нужно освободить кабинет?

– Да нет… У меня сейчас будет обеденный перерыв. А после обеда ко мне записан мужчина, но это еще через два часа.

– Мужчина?!

– Мужчина, а что тут странного?

– Разве мужчины тоже делают интимные стрижки?

– Еще как. Даже чаще, чем женщины. Конечно, мои клиенты в основном люди далеко не бедные, но среди них можно встретить и обыкновенного учителя математики, и продавца с Горбушки. Мужчины любят такие изображения, которые символизируют их мужскую силу. Например, огромный бык, корабль, красивый автомобиль или якорь. Если женщины любят листать каталога и тщательно выбирать готовый рисунок, то мужчины предпочитают вообще не брать в руки каталог, а приходят с уже сфантазированными эскизами. Наша жизнь становится современнее, и сегодня для мужчины сделать интимную прическу так же естественно, как нанести наколку на плечо.

– Господи, и кто бы мог подумать… Совсем мужики сдурели.

Посмотрев на часы, я скинула тапочки и сунула ноги в туфли.

– Лида, я прошу прощения, но я бы хотела пообедать. Мой клиент может прийти раньше, и тогда я останусь голодной до самого вечера.

– А где вы обедаете?

– В соседнем здании есть довольно уютное кафе.

– Так может, пообедаем вместе?

– Как хотите…

Через двадцать минут мы сидели в кафешке и дружно просматривали меню. Приступив к обеду, я потупила на Лиду глаза и заметила, что она сильно нервничает. Странная особа, вновь отметила я про себя и засунула в рот довольно приличный кусок бутерброда. С того самого момента, как мы сели за стол, я поняла, что Лида совершенно не голодна, и нисколько не удивилась, когда моя новая знакомая судорожно отодвинула от себя тарелку с супом.

– Что, невкусно?

– Дело не в этом. В последнее время я очень мало ем. Сказывается нервное напряжение.

– Это вы зря. Нервы и голод могут привести к упадку сил, а это повлечет за собой различные болячки.

– Понимаете, я пришла сюда не для того, чтобы обедать…

– А для чего?

– Я хотела предложить вам одно дело.

– Мне?! Дело?! – От изумления я выронила ложку, но тут же постаралась взять себя в руки и сделала невозмутимое выражение лица. – Какое еще дело?!

Моя странная клиентка занервничала еще больше и застучала своими длинными и тонкими пальцами по столу.

– Я вам заплачу. Вы не переживайте, я не задарма. Я вам хорошо заплачу. У меня есть деньги. У меня очень состоятельный муж…

Я подозрительно посмотрела на девушку и подумала о том, что она не в себе. Странно, на вид вполне приличная и милая особа… Девушка не оставила мне времени для того, чтобы подумать над ее словами, и продолжила:

– Я хочу, чтобы вы меня правильно поняли. Вы можете продолжать обедать дальше… Вы ешьте, а я буду вам рассказывать…

– Вы перебили мне аппетит, – глухо проговорила я и, отодвинув тарелку с супом, стала вяло ковырять вилкой в зеленом салате.

– Извините. Я не хотела. Понимаете, я рано вышла замуж. Даже слишком рано. Эдакой зеленой и несмышленой девчонкой. Я ведь еще тогда ничего не видела в жизни. Вообще ничего. Я только что закончила школу, поступила в институт и жила со сварливой матерью в однокомнатной хрущевке. По вечерам я сворачивалась калачиком, закрывала глаза и, слушая многочисленные упреки матери, мечтала о сказочном принце.

Я представляла его добрым и щедрым, ласковым и одновременно сильным. Он должен был забрать меня из родительского дома и поселить в своем роскошном замке. Не закончив и первый курс, я бросила институт.

Просто не захотела учиться и все. Материнская ругань становилась еще сильнее. Мать называла меня неудачницей, говорила, что я точная копия своего отца, который ушел к другой женщине, что я похожа на чучело, что у меня ничего не получается и я делаю все только хуже, за что бы я ни бралась… что у нее длинный нос, глаза навыкате и слишком большие уши… что у меня сутулая спина, как у восьмидесятилетней старухи, что я стаптываю каблуки, косолаплю, а ножища у меня, как у здоровенного мужика.

В тот момент, когда девушка замолчала и тихонько всхлипнула, я по-прежнему не смогла отвести от нее глаз и никак не могла понять, на кой черт она мне все это говорит.

– От постоянных упреков матери я испытывала просто чудовищный комплекс неполноценности и, выходя на улицу, озиралась по сторонам, – вновь продолжила девушка. – У меня не было ни подруг, ни друзей, и от этого мне хотелось кричать на весь белый свет и биться головой о стенку. Я была одинока. Господи, вы даже не можете себе представить, как я была одинока. Мой дом стал для меня тюрьмой, а моя мать самой настоящей надзирательницей. Я страшно замкнулась в себе и, прослушав очередную ругань матери, клала на голову подушку, в надежде хоть как-то заглушить этот пронзительный крик. Однажды я вышла из бюро по трудоустройству и пошла по тротуару, ведущему к набережной Москвы-реки. Неожиданно мне посигналила машина.

Я оглянулась и увидела глазастый «мерседес». Понимаете?! Вы хоть понимаете, что такое глазастый «мерседес»?!

– Понимаю, – не растерялась я. – Правда, я никогда на таком не ездила, но половина моих клиентов ездят именно на глазастых «мерсах».

– Нет, вы не поняли, что в этот момент почувствовала я. Ведь правду говорят, что на свете не бывает некрасивых женщин. Есть женщины, которые не хотят быть красивыми. Моя мать поработала над тем, чтобы я считала себя ничтожеством, и сделала все возможное для того, чтобы я перестала себя уважать. Это очень опасно – потерять уважение к себе. Я ведь была девственницей. Тогда я и мужика-то голого никогда не видела. Со мной ни один парень на улице никогда не заговорил, а тут такая машина остановилась… На меня ведь даже «Запорожцы» никогда в жизни не реагировали, а тут такой «мерс» подрулил. И не просто остановился. Из него высунулся мужчина и предложил меня подвезти… Моя первая реакция была просто смешной. Я перепугалась и чуть было не бросилась бежать со всех ног… Но мужчина был настойчив… и я села в машину.

Девушка произнесла эти слова так, будто она тогда совершила смертный грех. Посмотрев на меня своими большими и какими-то сумасшедшими глазами, она перевела дыхание и продолжила:

– Вы никогда не сможете представить, что я почувствовала в тот момент, когда села в машину. У меня закружилась голова и все поплыло перед глазами. Кожаный салон, магнитофонная панель последней модели, дорогущие и вкусно пахнущие автомобильные духи… Да и мой новый знакомый выглядел довольно прилично и, к моему величайшему удивлению, вел себя совершенно спокойно и совсем не походил на наглеца или хама. Как только мужчина заговорил о знакомстве, я залилась краской и не знала, куда деваться от стыда. Играла современная музыка, а за окнами виднелся шумный и многолюдный проспект. Море разноцветных огней, рекламные щиты, дорогие здания, снизу доверху напичканные евроремонтом. Я ехала открыв рот и чувствовала себя на вершине блаженства. А затем… он пригласил меня в ресторан… Я и в ресторане-то ни разу не была и даже не умела толком обращаться с вилкой и ножом. В тот момент, когда он сказал, что я самая красивая, я поняла, что всем моим комплексам пришел конец. Словно их никогда и не было… Словно я всегда считала себя самой обаятельной и привлекательной. К концу обеда я уже не видела мужчину, которого страшно стеснялась, я видела принца из сказки, который встретил меня для того, чтобы спасти от всех бед и несчастий. А затем… Затем он стал мне звонить каждый день. Мы стали ходить на презентации, в театры. Денис оказался не таким жадным, как большинство нынешних богатеньких буратино. Он баловал меня косметикой, красивыми нарядами и дорогими украшениями. А еще он давал мне деньги, и я могла ими распоряжаться по своему усмотрению. Но самая главная фишка состояла в том, что мой кавалер был холост. А это значит, что в наших с ним отношениях маячило будущее. Таких мужчин, как он, всегда подбивают на взлете в тот момент, когда они только начинают ковать свой первый капитал. Подбивают и окольцовывают. А этот оказался свободным. Видимо, фортуна просто повернулась ко мне лицом и решила вознаградить меня за все мои страдания.

Девушка достала платок и вновь смахнула выступившие слезы.

– Извините, это опять нервы. А может, и не нервы, а накопившиеся эмоции. Вы, наверно, устали от моего рассказа. Я постараюсь говорить как можно короче…

Просто я уже тысячу лет ни с кем не разговаривала на подобную тему. В общем, мы поженились. Свадьбы настоящей у нас не было. Все было очень скромно и до неприличия скрытно. Денис сделал предложение, и я согласилась. Затем он дал взятку начальнице ЗАГСА, и она зарегистрировала нас в этот же день. Правда, через пару дней мы улетели на Кипр и провели там две недели любви и настоящего счастья. После свадебного путешествия наступили самые что ни на есть серые будни. Вы, наверно, не раз слышали о золотой клетке, так вот, именно в такую клетку я и попала. Большинство женщин мечтают о ней до тех пор, пока в нее не попадут, а как попадут, то стонут и не знают, как вырваться обратно на волю. Я стала какой-то безразличной, по-, теряла интерес к жизни… Мой муж не пускал меня в свой крут общения и жил только своими проблемами, которые никак не хотели пересекаться с моими. Когда мне становилось особенно тяжело и на меня нападала хандра, я тупо бродила по квартире и незаметно для себя стала прикладываться к спиртному. Именно в нем я находила настоящее утешение и успокоение. А затем мы стали реже спать вместе… Муж приходил нервный и раздражительный, ложился на диван и засыпал за чтением газет у экрана работающего телевизора; Я бесшумно выключала телевизор и думала о том, что мой муж относится к той категории людей, для которых работающий телевизор служит чем-то вроде сильного снотворного. Ему было все равно что смотреть: новости, политическую передачу или программу «Спокойной ночи, малыши». С каждым днем мы отдалялись все больше и больше и я не знала и совершенно не могла взять в толк, кто же в этом виноват. Быть может, был виноват Денис, потому что он был занят только своими делами и воспринимал меня лишь как кухарку и домработницу… А быть может, была виновата я, потому что целиком и полностью замкнулась на семье и подчинилась своему мужу, как настоящая рабыня. Мы не только спали в разных постелях, мы жили различной жизнью…

Знаете, это очень страшно – жить в семье и быть одинокой. Я чувствовала, что просто схожу с ума от того, что целыми днями я оставалась одна. Да и не только днями… Мне хотелось поплакаться матери, но она бы только посмеялась и опять стала бы меня пилить. Мне хотелось позвонить друзьям и поискать утешения у них, но я с ужасом подумала о том, что у меня нет друзей.

Наверно, если бы даже я умерла, никто бы не пришел на мои похороны. Никто, кроме матери и моего мужа. Казалось бы, они такие близкие и в то же время такие далекие… Целыми днями я мечтала о настоящей подруге, с которой можно пойти в бар и потрепаться, развеяв сумасшедшую скуку. А затем… Затем я стала не только выпивать, но и курить. Это помогало убивать время, топить разум и не заботиться о самообладании. В общем, если на душе было паршиво, я наливала рюмку виски и закуривала сигарету.

Моя клиентка вновь замолчала и нервно скомкала свой носовой платок.

– Простите, а у вас много друзей? – задала она совершенно неожиданный для меня вопрос.

– Вы знаете, я не москвичка, поэтому все мои друзья остались в моем родном городе… Но здесь я уже обзавелась связями. Я не страдаю от одиночества и не ищу утешения в пьянстве.

В глубине души я не хотела казаться резкой, но ничего не могла с собою поделать. То, что девушка хотела выговориться и облегчить душу, не вызывало у меня никакого сомнения, я просто не понимала, почему для этого она выбрала именно меня. Даже если у нее отсутствует круг общения, она может выговориться у своего парикмахера, стилиста, массажиста или инструктора по плаванию, но почему она решила это сделать у мастера интимных стрижек?! Неужели я внушаю ей такое доверие?

– А однажды я встретила его, – произнесла девушка каким-то испуганным голосом и посмотрела на меня такими глазами, что я даже не знала, что же можно в них прочитать: то ли безграничное счастье, то ли холодный, пронизывающий душу страх.

– Кого его?!

– Сашу… Мы встречаемся уже год. За этот год многое изменилось. Я почувствовала себя счастливой и узнала, что такое настоящее чувство.

– Вы завели любовника?

Поняв, что мне не придется сегодня пообедать по-человечески, я пододвинула компот и в упор посмотрела на свою клиентку.

– Ну, не завела… – смутилась она. – Заводят собак, кошек и еще всякую живность… – Я встретила любимого человека. Саша моложе меня. Я ехала на своей машине. Было холодно. Снег, сильный ветер. Саша стоял на остановке и прыгал, чтобы хоть как-то согреться. Я посадила его в машину и повезла в кафе накормить горячим обедом.

– Он, что, жиголо, что ли?

– Нет, что вы. Он не жиголо и никогда им не был. Он студент. Учится в университете. Он будущий журналист. Сами знаете, как сейчас тяжело студентам. Он жил в общежитии, а по утрам, до занятий, подрабатывал дворником. Вставал в пять утра и мел территорию, получая за это две тысячи рублей… Он приехал издалека. С Камчатки.

– Откуда?

– С Камчатки.

– А что, поближе университета не было?

– Дело не в этом. Просто Саша всегда мечтал жить в Москве. Он думал получить здесь образование и обязательно устроиться на работу. Понимаете, я совсем потеряла вкус к жизни после десяти лет брака, а теперь вновь его обрела. Эти десять лет пролетели словно один день… Прошли самые лучшие годы моей жизни, и самое страшное, что они прошли мимо меня. Я только начала жить. Хотя мне уже двадцать девять. Мой муж никогда меня не обидел, не сказал плохого слова и не сделал ничего такого, за что бы я могла его ненавидеть. Он просто меня игнорировал. Десять лет. Он жил со мной безразлично десять лет. Это очень много. Очень. И мне страшно оттого, что мы могли так прожить всю жизнь в полнейшем безразличии и непонимании. С Сашей все по-другому. Он чуткий, нежный, страстный… Он очень сильно меня любит. Если бы кто-нибудь раньше сказал мне о том, что я встречу мужчину моложе себя, я бы никогда не поверила. Но это произошло. Вы знаете, когда очень сильно любишь, разница в возрасте совсем не чувствуется. Нисколько. Да и разница у нас не такая большая. Он совсем не похож на мальчика, он выглядит намного старше. Мы словно ровесники. Ему двадцать. Боже мой, ему всего двадцать! Но у любви нет преград. Нет и никогда не было. Я сняла для него квартиру, но он по-прежнему наведывается в общежитие. Там у него своя студенческая жизнь…

Лида вытерла платком слезы и, после того, как успокоилась, продолжила:

– Это опять нервы. Просто я очень сильно люблю и ничего не могу с этим поделать. Вы уж простите меня за эмоции. Мысли путаются. Вы первая, кому я высказалась за эти долгие десять лет. Столько всего накопилось. И усталость, и волнение…

– Я не могу понять, чем я могу вам помочь? – Я почувствовала, как сильно застучало мое сердце, и опустила глаза. Я вообще не понимала, почему я должна переживать за чужие проблемы, если у меня целая куча своих. В конце концов, у этой дамочки богатый муж и немудрено, что на почве богатства она просто поехала головой. Я никогда не понимала этих жен новых русских, которые замертво оседают в упакованной квартире и начинают вести самый настоящий паразитический образ жизни. Глядя на их лица, даже не веришь в то, что когда-то они были веселыми, целеустремленными и добродушными. Чаще всего эти лица скрыты под толстыми жировыми складками и потухшими, ничего не говорящими глазами. Остается только развести руками и недоумевать тому, куда все подевалось. Женщина должна жить для себя, а не для мужа, подчиняя его интересы своим собственным. Вот если бы у меня был не муж, а самый настоящий денежный мешок, я бы наворотила таких дел… Я бы открыла собственный косметический салон… Я бы…

– Вы должны мне помочь избавиться от мужа, – неожиданно произнесла девушка и посмотрела на меня своими опухшими от слез глазами.

1 2 3 4 5 >>