Бесовские злюки
Алекс Динго Сид-Ней

1 2 >>
Бесовские злюки
Алекс Динго Сид-Ней

Роман «Бесовские злюки». Они, как и все решают свои дела. И мечтают о чём-то. И чего-то ждут. И должно что-то случиться, чтобы они ещё больше в себя поверили и стали просто лучше. И даже не обязательно, чтобы быть там, где оказались они.

Содержит нецензурную брань.

Алекс Динго Сид-Ней

Бесовские злюки

Глава первая

Лето пело и плясало. Наседала жара. Светило ещё светило ярко. Небо покрывали лиловые розоватые краски. Плавно плыли небольшие неясные облака. Близился вечер. Дали дикие выглядели замысловато. Круг замыкал еловый лес. И острые пики деревьев прямо выглядели забавно. Дорога тянулась далеко. И то поднималась в гору, то круто спускалась вниз. И прямо без конца и края. Автобус рейсовый ПАЗ мчал быстро. Мотор гудел ровно. На высоких стёклах отражалась чудная реальность. Лес стоял густо. Порой появлялись стаи пернатых. И лучи светила ярко сияли. И прямо слегка ослепляли. За рулём автобуса восседал невысокий упитанный воитель Ирис Колобович Дивеев. Он отменный шофер. И уже около двадцати лет за рулём. Лицо пухлое. Глаза узкие. Нос небольшой, как мятая картофелина. Ноздри широкие. Подбородок крепкий округлый. Шея сальная. На нём имелась рубаха синяя в клеточку с коротким рукавом. Низ украшали тёмные атласные штаны и блестящие кожаные ботинки. На левом запястье синяя наколка в виде странной надписи. И прямо хрен разберёшь, что там написано. Глаза скрывали квадратные тёмные очки. И в них он походил на сварщика. Он крепко держался за руль своими короткими руками. И давил на гашетку умело. На спидометре стрелка указывала сто тридцать километров в час. Ирис любит быструю езду, как всякий русский человек. И сильно обожает горки. Он женат на доярке Лидии Абрамовой. И та родила ему троих сыновей. Старший Антоша пошёл по этапу. Он по пьяному делу лихо вырвал сумку у длинноногой сексуальной приезжей девушки американки Меди Код, когда проезжал на взрослике велосипеде «Аист». Его поймали блюстители закона по горячим следам. Он выпивал в пивнушке «Большой рыбак». Там он просадил все деньги, которые нашёл в кошельке. И был нереально рад, увидев доллары. Он подарил несколько таких зеленоватых бумажек местным бродягам и алкашам. Но большую часть прокутил тупо на выпивку. И угощал тех же бродях охотно. Но и сам напился до чёртиков. Блюстители порядка скрутили руки негодяю. Он не сопротивлялся. Он, казалось, едва стоял на ногах. И Антона вывели из пивной. И тут же девушка Меди врезала правой рукой Антоше по пьяному багряному влажному лицу. И ещё плюнула. И сказала, что, мол, ты животное и слизкий тип… И ответишь за всё козёл… Её отвели в сторону. Антоша получил крепко. У того прямо кровь потекла из носа. Но он лишь дурно засмеялся. И улыбался нагло. Он ещё сказал, что, мол, у тебя классная попка крошка… Я тебя хочу прямо сейчас… Напиши мне… Антошу быстро усадили в служебный УАЗ. Его отправили по этапу на три года за дурные поступки. И год он уже отсидел. И прямо ведёт себя мило.

Дорога лихо уносилась, казалось, в дикую даль. Наседала ещё жара. Но уже не так сильно как в дневные часы. Веял лёгкий ветерок. Автобус лихо нёсся вперёд. Водитель вёл рейс отменно. В салоне немного посвежело. Пассажиры занимали все кожаные сидения. И многие сильно притомились. Кое-кто дремал. В глубине салона на левом ряду восседал видный мачо в ковбойской тёмно-лиловой шляпе. Его имя Алексей Николаевич Щеголкин. Шляпа с полями ему к лицу. Прямо вестерн оживает на глазах. И, кажется, у этого самого ковбоя есть отменный кольт в кожаной кобуре. Шляпа просто отменная фирменная у него на голове. Он ту сдёрнул на лоб, что лицо не рассмотреть. У него в целом милая мордашка. Волосы средней длины, цвета тёмно-рыжего. Лоб широкий. Глаза большие, выразительные, как лазурный океан. Взгляд волевой. Нос греческий прямой. Губы полные большие женские алые. Подбородок округлый. Шея бычья. Тело мускулистое нереально. Торс рельефный прямо блестит. Пресс из кубиков. Руки крепкие. И видны прямо округлые бицепсы. Он часто бывает в спортзале, где тягает штанги или занимается боксом. Он парень фактурный. И что естественно он нравиться сексуальным девушкам. Но он скромен. И не всегда может флиртовать со жгучими красотками. Но палец в рот ему не клади. У него есть стальной стержень внутри. И характер есть. Он по профессии лесник-егерь. И недавно заступил на должность, сменив пятидесяти семилетнего Николая Расторгуева. Тот отдал своему большому хозяйству более тридцати лет. И не раз бывал в жутких передрягах. Он пожелал своему молодому коллеге силы и терпения. И теперь сам подрабатывает лишь сторожем. Но ни о чём не жалеет. Он ярко проводил дни и ночи. И порой был крепко подшофе. Но дело своё знал и работал умело. И сумел обезоружить более одной тысячи ста пятидесяти браконьеров. Алексей сейчас взял отгулы за свой счёт. Он держал под ногами спортивную сумку, где лежали его личные вещи и кое-что ещё в виде подарка. Он грезил обнять знойную красивую девушку Аксану Загитарину. Он познакомился с ней в спортивном зале, где качал бицепсы. Они мило переглянулись. И многое в это мгновение для себя решили. И тут же заговорили. Но девушка оказалась находчивее и смелее. Она просто супер красотка. У неё тело спортивной модели. Она немного ходила на подиуме. Но ей не понравилось. Она быстро с этим делом завязала. И денег много не потеряла. Больше нервов. Она родом из большого села Молочное. И там учиться на агрария-животновода. И уже успешно сдала три сессии. Ей двадцать три года. Мачо старше её на десять лет. Но разницы прямо так уж и не видно. Аксана рослая видная жгучая. Волосы длинные густые тёмно-золотистые. И тянутся чуть ли не до пояса. Она любит из волос крутить косы. Лицо округлое приятное. Глаза огненные, тёмные. Нос небольшой тонкий. Губы полные, алые. Она краситься умело, но немного. Шея крепкая развитая. Грудь колесом пятого размера. Соски кофейного цвета, острые. Пресс из кубиков. Ноги длинные стройные. Она обожает яркие наряды и дорогие духи. Но не более того. Она мечтает о своей вилле на берегу лазурном. Ещё жаждет о кабриолете с откидным верхом. И у мачо такие же прямо мечты. Алексей и Аксана быстро нашли общий язык. И на одной тренировке они уединились в душевой кабинке, когда в зале погас свет. Они просто набросились друг на друга. И стали заниматься любовью просто паляще и страстно. Они целовались плотно, долго и жгуче. И воссоединились в диком порыве. И оргии кипели около часа. Затем они расстались. И долго не виделись. Лишь общались по скайпу и телефону. И девушка умалчивала о чём-то. Она таила от мачо новость, что беременна от него. Алексей что-то подозревал такое. Он мучился в догадках. И жаждал выяснить, всё как есть на самом деле. Он хотел заглянуть в глаза жгучей милашки. И узнать правду. Он изводился весь. И его томила встреча с девушкой мечты. Они не виделись в живую уже несколько недель. Или даже больше. Алексей немного переживал. Но вечерние тренировки ему помогали выбить из себя всю лишнюю дурь. Он думал о своей сексуальной жгучей милашке. И мысли ещё как томили его светлую голову. «Что-то не того… Она какая-то не такая стала. Мы общались. И было всё весело. Мы отлично провели вечер в фитнес клубе. И потом на дачке у меня классно кутили. Но затем она исчезла. И не появлялась больше… Мать ети. Я её люблю… Она что-то скрывает от меня. Может, у неё кто-то есть… Я набью ему морду. Я люблю Аксану. Я не могу без неё. Кажется, я сорвался. Я еду к ней. И она меня ждёт. Но что-то всё-таки не так… Она стала другой. Я сам не свой просто. Я провёл вчера жуткую ночь на работе в лесном домике. Мне было хреново просто. Я мастурбировал много раз, представляя перед собой Аксану. Она мне нужна. Малышка сексуальная. Я хочу лишь её. Я еду к ней в её деревню хренову… Или посёлок городского типа. Не всё ли равно. Я люблю её. И хочу увидеть прямо сейчас. Аксана малышка я уже еду… Мы сейчас увидимся. Я так крепко её обниму… Я люблю милашку. Как сильно я её люблю. Хоть мы не так сильно знакомы. Но это любовь с первого взгляда. Чего греха таить? Я люблю Аксану. Она нужна мне… Крошка сексуальная. Сколько мы не виделись? Около трёх недель или даже больше… Когда мы занимались любовью… Вот же чёрт. Прошло уже больше месяца. И я её больше не разу не видел вживую. Мы общались по скайпу и по телефону. Но телефон уже надоел. Я хочу обнять крошку…», – подумал он. Алексей приподнял голову. И чуть оправил свою шикарную ковбойскую шляпу. Он был готов уже выбраться из автобуса, где ему надоело быть. Наседала жара. И солнечные лучи ярко озаряли лицо. Он слегка смутился, глядя на беременную женщину Олесю Бурову. Лицо щекастое. Глаза округлые, как у белки. Та пышка. Грудь большая и богато оголена. У неё большой округлый живот. Она дышала неровно. И махала розовым веером, чтобы себя освежить. Алексей засмотрелся на беременную женщину. Она глянула на него. И он тут же отвернулся. Он глянул в стекло. И прищурил глаза. Алексей живо надел солнцезащитные золотистого цвета очки хамелеон. И смотрел прямо на местные красоты и дали. Кругом располагались широкие зелёные луга. Лес смыкал круг. Дорога тянулась круто. На отдалении уже показались различные постройки и огороды села Молочное. Алексей дышал легко. И предвкушал встречу с любимой девушкой. Он тонко улыбнулся. И походил на истинного крутого мачо. Он прокручивал в голове уже много раз сцену любви в душевой кабинке, где он зажигал со жгучей сексуальной красоткой Аксаной Загитариной. В тот вечер он плотно насел на оголённую девушку. И сладко, и плотно, и вкусно губами целовал её сочную грудь. Руками ласкал бёдра и икристые ягодицы. Попка у неё аппетитная нереально. И он сходи с ума прямо. И возбудился лихо. Его «жезл» вытянулся до двадцати трёх сантиметров. Головка сине-багряная. И та зудела крепко. Алексей упивался сексуальной милашкой. Он нежно целовал её прелести бес счёту. И жаждал большего. Аксана отдавалась целиком и полностью. Она широко раскинула руки. Голову завела на бок. Глаза прищурила. И кайфовала нереально под тёплым ароматным душем. Мачо крепко склонился. И прямо плотно впился губами в промежность красотки. И языком облизывал умело её самую интимную прелесть. Аксана изводилась. Оргазм зашкаливал. Она стонала тонко и красиво. Алексей неистовствовал. Он решился на большее. И быстро проник в красотку. И прихватил её своими мощными руками за ноги. И стал двигаться лихо. И глубоко вставил милашке. Аксана закричала громко, ощутив напор и силу мачо. И прилив семени не заставил себя ждать. Она прогнула гибкую молодую спину. Грудь словно стала больше. Её наливные «груши» забавно болтались. Соски прямо большие и острые. Пресс из кубиков. Бёдра ровные сексуальные. Лицо порозовело. В глазах рябило. И голова кружилась нереально. Она сексуально стонала, получая много удовольствия. Она дышала неровно и горячо. И жаждала большего, прижимаясь плотно к стеклянной стенке. Её тело обливала тёплая влага. Алексей неистовствовал. Он двигался ненасытно. И глубоко проникал в девушку. И жадно целовал её грудь. И прямо кружилась нереально голова от большого оргазма. Алексей замечтался. Он смотрел в одну точку. И улыбался как дурень полный в известных неотдалённых местах. Так и есть. Он походил сейчас на шизика, который сбежал из психушки. Но там естественно он никогда не был, что не скажешь о его родном папочке. Тот там частый гость. Он, как напьётся, то видит что-то из разряда вон. И, как правило, его берут в оборот. И везут лечить к доктору Данилову известному психу. У него свои методы лечения алкозависимых пациентов. Хотя он и сам любит пригубить. И даже порой не стесняется своего рабочего места. Он невысокий, упитанный и уже в возрасте. Лик порочный. Глаза округлые, цвета аквамарина. Нос небольшой, как мятая картофелина. Губы тонкие. Он любит тонко пошутить. И многие пациенты пытались набить ему морду. И даже кое-кому удалось.

Повеяло небольшой свежестью. Игрались солнечные лучи. И прямо припекало жарко. Алексей, сидя в автобусе, вздрогнул. Он всё мечтал. И грезил палящей любовью. И вид как у лунатика. Он вздрогнул. Его толкнули в плечо. И он очнулся. Глаза округлил. И походил на белку, которая могла лишиться домика. Её дерево крепко долбил лесоруб. Алексей прямо уставился на багряное щекастое лицо незнакомой тучной женщины. Она выпучила свои бурые глаза на мачо. И не сдерживала эмоций.

– Молодой человек. Вы выходите или как… Сидит как истукан. Автобус уже стоит мать тебя ети… Мне выходить, – важно сказала Клава Ёлкина, – Понарожают дебилов…, – добавила она чуть тише.

– Вот же жирная корова, – подумал Алексей, – Что она разоралась. Нормально не сказать. Я что-то замечтался… Уже автобус стоит. Вот же твою же мать ети. Я сижу… И люди выходят. Мы приехали что ли. Так и есть…

– Дай пройти дурень…, – добавила Клава, – Вот расселся телок ты городской… Сразу видно… На праздник что ли вы…

– Да. Я на праздник. И ещё… Проходите вы…, – сказал он, – Я тоже выхожу. Это Молочное…

– Молочное милок. Молочное… Выходи уже. Если не хочешь обратно уехать. Но платить всё равно придётся…

– Да я выхожу… Я выхожу…

Алексей живо взялся за свою спортивную сумку. И встал на ноги. И важно и быстро зашагал на выход. Он оправил свою фирменную ковбойскую шляпу. Лицо слегка багряное жаркое. Глаза дикие. Тело обуял лёгкий жар. Рубаха немного взмокла. И липла к спине. Он натужил свои мощные бицепсы. И крепко держал в руках сумку. Джинсы голубые. На ногах белые ковбойские невысокие тёмные блестящие сапоги. Он фанат родео. И отменно бросает лассо. Ещё стреляет из лука неплохо. И часто побеждает на аттракционах, где надо метко стрелять. Он азартен и весел. И слушает лишь кантри. Он, бегло глянув на водителя, живо вышел из салона автобуса. И лицо тут же обуял лёгкий ветерок. Алексей чуть прошёлся по каменной площадке. Дышал ровно. Он остановился возле каменной остановки. Глаза прищурил. И смотрел прямо туда, где находился посёлок Молочное. Там зеленели густо деревья. И выглядывали каменные здания, небольшие деревянные постройки. Дорога терялась из виду. Ещё вдали высоко смотрела колокольня и своды какого-то монастыря. Алексей тонко улыбнулся. Мысли путались у него в ясной голове. «Я приехал что ли… Это тот самый посёлок типа. И здесь живёт Аксана. Адрес я знаю. Значит, найду. Надо идти туда, куда потянулся народ… Сегодня здесь ещё какое-то гуляние собирается. Аксана говорила, что праздник. И эта баба сказала. Как-то странно она на меня посмотрела. И ещё обозвала телуном городским. Вот же жирная клуша сама такая… Вон она пошла. Сумки у неё огромные. Чем они набиты яблоками что ли… Вот же дура. Телун городской. Надо такое придумать. Хотя я сам хорош. Я же сидел как тупарь. Я замечтался. Я виде Аксану голую в своих объятиях. Вот же я болван. Я просто замечтался. Автобус уже приехал. Я выглядел глупо… Надо просто забыть об этом уже. Проехали нафиг. Выкинуть из головы и всё… Надо идти туда в посёлок… Кто-то рванул вдоль дороги, а кто-то прямиком. Я пойду тоже по тропе… Через это поле. Так быстрее выйдет… Этот водитель странный тип. Смотрел на меня дико. Ну его дурня… Не успел приехать, меня уже обозвали телуном городским. Вот лезет в голову всякая хрень. Я не тулун мать ети. Всё проехали… Уже хочу увидеть Аксану. Надо ей позвонить… Как я хочу её увидеть. Я безумно соскучился. Она меня такое чувство, что избегала… Сам не знаю почему? Но я приехал. Я уже здесь. Я иду в посёлок мать его ети… Надо позвонить Аксане… Безмно хочу её увидеть…», – подумал он. Алексей закинул спортивную сумку за спину. И важно небыстро пошёл по обочине дороги. Он вышел на деревянный мостик. И двинулся дальше. Он дышал ровно. И грезил большой любовью. И сейчас напоминал ковбоя из Техаса, который приехал, чтобы оседлать буйного быка. И выглядел отменно.

Глава вторая

Дали дикие звали за собой. Автобус ПАЗ лихо поехал по асфальтной дороге. Он тронулся. Воздух свистел, попадая в открытый люк. Игрались лучи дневного палящего светила. Селяне и гости потянулись вдоль дороги. Но некоторые устремились тропками в рощу, чтобы сократить свой путь. Алексей живо пошёл вперёд. Сумку держал за спиной. И лихо обогнал несколько селян. Он незаметно миновал несколько улиц. Тело слегка обуял жар. И захотелось пить. Дышал неровно и горячо. Глаза прищурил. И сейчас напоминал жеребца, который сбежал из дому. И теперь носился лихо по всем окрестностям. Он смотрел прямо. И видел кругом людей. Возле дорог стояли небольшие разноцветные палатки и вагончики-трейлеры. Здесь продавали всякую всячину. Вдали виднелись батуты и разные аттракционы. Там порой возникали безумные весёлые крики. Алексей шагал прямо. Он влился в толпу весельчак. Народ бродил везде и гулял красиво. В стороне лилось из бочки пенное пиво. И уже кто-то лежал в парке в дупель пьяный. Там же затевалась драка. И матерились там громко. Алексей шагал. И плавно обходил селян, которые пришли на праздник родного посёлка. И порой мелькали перед глазами уже сильно пьяные дикие рожи. На высокой сцене лихо танцевали приезжие артисты в стиле брейк-данса. На площадке танцевали селяне и горожане, которые явились сюда, чтобы повеселиться. В ушах зазвенела громко ритмичная старая поп музыка. Алексей бегло смотрел по сторонам. Он шагал вперёд. И жаждал увидеть и обнять Аксану. Он вновь немного замечтался. Мысли томили голову. «В ушах уже гудит. Но мне весело прямо. Я прошёл немаленькое такое расстояние. И я уже здесь, где гуляния и праздник посёлка мать его ети… Я сюда добирался долго. Хочу пить. Вот там можно купить кружку пенного пива. Я бы выпил. Но Аксана где-то здесь… Я позвонил ей недавно. И она ответила. Она здесь. Хочу увидеть крошку. Что она темнит дура? Я её не узнаю. Мы тогда расстались. И больше я её не видел. Вот же дура. Где она? Сказала, что на площади, где-то у сцены… Надо идти туда… Я уже здесь… Тут много народу так. Примерно, весь посёлок, наверное. Где-то она здесь. Может, ещё позвонить. Я её найду…», – подумал он. Алексей вновь влился в толпу гуляк. Он округлил лазурные глаза. И сейчас напоминал каймана, который умело нырял и таился в реке. Он присмотрелся. И смотрел чутко. Он остановился, держась за свою спортивную сумку. И тонко улыбнулся. Он заметил на отдалении Аксану. Она стояла недалеко от сцены, где мило и лихо танцевали артисты из города. И прямо порой летали мощно и высоко. Алексей засмотрелся на жгучую милашку. Аксана смотрела на сцену. На ней красовалось сиреневое длинное платье в небольшой кружочек. Грудь сочная большая открыта богато. Соски острые. Платье держали тонкие полоски. И то чудно подчёркивало статность и сексуальность. И прямо если пристально присмотреться, можно увидеть розовые трусики красотки. На ногах красовались белые сандалеты. Аксана зачаровалась танцами. И немного пританцовывала. Глаза скрывали золотистые очки. Она веселилась. И мило улыбнулась. Дышала ровно. И, казалось, не замечала ничего вокруг себя. Она смотрела лишь на сцену. И заворожилась танцевальной группой. И та красиво изводилась, выполняя акробатические незамысловатые трюки. Алексей стоял на месте. Глаза прищурил. И смотрел прямо на жгучую красотку. Он не спешил к ней подходить, словно лишился дара ходьбы и речи. Он чуть приоткрыл рот. И не сходил с места. Его окружали селяне и приезжие горожане, кто гнался за весельем. И теперь лихо все танцевали, находясь у сцены на площадке. Алексей несколько недоумевал. Мысли томили. «Она здесь. Аксана здесь. Может, подойти и напугать её немного. Она что с дуба рухнула. Я её не узнаю. Но вроде с ней всё нормально… Она стоит здесь у сцены… Тут полно народа. И все веселятся… Мать их ети. Прямо не расступиться. Но она здесь. Я хочу подойти. Она меня не видит… Как она прекрасна. Я иду к ней. Сколько я её не видел. Она, как будто скрывалась от меня или ещё кого-то. Вот и спрошу у неё самой. Что за фокусы? Она как будто немного помешалась. Но типун мне на язык… Аксана прекрасна. Она в своём уме. Это я немного помешался блин. Мать ети. С неё всё нормально. Я иду к ней…», – подумал он. Алексей плавно пошёл вперёд, обходя диких гуляк. И многие здесь уже прилично набрались всякой крепкой выпивки. В стороне у парка прямо проходило состязание, кто больше выпьет пенного пивного напитка. И там лилось как из ведра пиво из большой бочки. И все ставили ставки. Под ногами лежали медные и бумажные мятые деньги. Там некоторые удальцы прямо падали возле столика, где проходили пенные битвы. И градусы порой зашкаливали. Немногие доливали в пиво водку и даже чистый медицинский спирт, чтобы было веселее. И один упитанный местный мужик Слава Гаврилов уже полчаса стоял у дерева. Он выпил больше, чем надо. Но он чемпион по выпивке на скорость. И сейчас он блевал крепко. И прямо уже сидел в своей же блевотине. И рожа побитая. Ему врезали панки-соперники за неприличные слова. Они его лихо перепили. И забрали приз в виде небольшого золотистого кубка, на котором выбит селянин с кружкой в руке. Там же на кубке написано «…Чемпион чемпионов по выпивке пенного пива…».

Дали сельские выглядели красиво и замысловато. Повеял лёгкий ветерок. Музыка лихо сотрясала тёплый воздух. И задавала тон. На площади веселился честной народ. И порой яблоку негде упасть. Алексей стоял на месте. Он смотрел на любимую девушку. Но всё же решил идти. Но вновь остановился. Аксана заметила мачо. Она мило улыбнулась. Глаза округлила. И она махнула руками, подзывая его к себе. Алексей отвечал улыбкой. Глаза сияли как у кота, который увидел банку сметаны. Он махнул рукой. И тут же пошёл вперёд, чтобы обнять красотку самую красивую в мире. Он так и считает с первого знакомства. Алексей смотрел прямо. Но тут же ощутил крепкий удар в бок. Его лихо толкнул местный тракторист, бабник и драчун в одном лице Юра Коршунов. Он весьма высокий, упитанный, крепкий. Руки развитые мощные, как и тело. Лицо загорелое. Глаза округлые, как у кролика. Нос небольшой плотный. Губы полные багряные. И есть небольшой шрам на квадратном подбородке. У него бурный дурной характер. Он малость психопат. И любит помахать кулаками просто так. И он с ходу со своими приятелями усмотрел мачо. И тут же решил того проучить. И уже пьяный весьма, как и его друзья. Те пока стояли в стороне. Они любят посмотреть на мочилово. Юра Коршунов не дрогнул. Он быстро выпил полбанки крепкого пива. И ту передал другу Серёже Ляхтину. Тот рослый и буйный. Он тоже тракторист. Лицо порочное загорелое. Бра ему же передал свою кожаную кепку. И лихо наскочил на Алексея. Тот лихо пошатнулся. И навалился на честной народ. И еле устоял на ногах. Но сбил с ног Василия Грибника. Тот упитанный и неповоротливый. Рожа неказистая щекастая. Глаза мутные, голубые. Он уже много выпил пива. И танцевал охотно. Но сейчас крепко завалился на спину. Его сбил Алексей. Он недоумевал. Люди посторонились. И все слегка протрезвели от веселья. Алексей выронил сумку. И прямо уставился на Юру. Тот прямо обезумел. Глаза округли. И рожа у него просто буйная. Он широко держал руки. И кулаки сжал крепко.

– Он меня толкнул сука… Я тебе сейчас рожу разобью урод мамин…, – заявил смело Юра, – Вот же мудак. Иди сюда…

– Что за…, – подумал Алексей.

– Сопляк вонючий, иди сюда… Я тебе врежу баба…

Юра не стал дожидаться, когда мачо придёт в себя. И тут же с ходу широко махнул правой рукой. И прямо точно попал по лицу мачо. Алексей вздрогнул крепко. Он ощутил, как кулак визави прокатился по щеке. И досталось сильно носу. И появилась кровь. Тонкая струйка потекла из левой ноздри. Алексей вздрогнул крепко. Его повело в сторону. Но он всё же устоял на ногах. И сил не утратил. Юра бросился вперёд, как раненый секач, чтобы добить визави. И вновь махнул широко правой и левой рукой. Но промазал. Алексей попятился. Он навалился на брутальных селян. И те его чуть толкнули. Он недоумевал. И сморкнулся кровью. Дышал тяжело. В глазах рябило. Он мельком осмотрелся. И заметил Аксану, которая прорывалась через толпу. Но она не могла его защитить. Она зажалась в людей. Алексей одичал. И лихо увернулся от удара. Юра махнул правой рукой широко. И целился в голову. Но промазал. И завалился корпусом вперёд себя. Алексей умело воспользовался своей крутизной. И бросил визави через себя. И тут же крепко пошатнулся. Ноги держал широко, как и руки. Дышал тяжело. И вновь сморкнулся. И глянул на Юру, который ещё лежал на площадке. Но не думал отступать. Алексей не заметил, как Сергей Ляхтин подскочил быстро и ловко. И тут же с ходу пробил левой рукой по лицу Алексея. И того повело в сторону. Он ощутил боль. И в глазах на миг потемнело. Голова закружилась.

– Сука…, – закричал Сергей, – Вот тебе сука…

– АААААААА…, – застонал Алексей, схватившись руками за лицо, – АААААА… Урод мамин… ААААА… ААА…

– Вали его суку… Юра…

Сергей лихо бросился вперёд. Он был пьян и смел. И махнул широко левой и правой рукой. Но опростоволосился. Алексей вовремя оклемался. И умело выставил руки. Он защитил себя, прямо как Жан Клод Ван-Дамм. И тут же сам ударил. Алексей точно попал правой рукой по лицу визави. И Сергей полетел в сторону. Он попятился. И упал на селян. И тут же утратил силы. В глазах сильно зарябило. Из носа потекла кровь. Губы треснули. Он хотел встать, но не смог. Юра Коршунов дико глянул на мачо. Он заметил участкового в компании патруля. Те чутко засмотрелись на площадь. Юра решил бытсро ретироваться. Он махнул рукой, глядя на лицо Алексея.

– Я тебе ещё врежу ублюдок. Зря ты меня задел сука…, – сказал Юра, – Валим отсюда… Мы ему ещё врежем. Вот же баба трусливая…

– Урод редкий…, – подумал Алексей, – Сука…

Повеял лёгкий ветерок. Алексей слегка помотал головой. Он сморкнулся. Руки запачкались кровью. В глазах рябило. Он прямо глянул на буйных селян, который живо пошли по площадке. И Юра, и Сергей показали мачо факью. И ещё несколько жестов, которые означают, что типа тебе конец полный. Алексей недоумевал. Он быстро осмотрелся. И слегка смутился. Селянка Марья Будкина положила сумку возле ног парня. И мило улыбнулась. Она хороша собой. На ней красовалось бело-алое платье в сиреневый цветочек. Лицо щекастое. Глаза голубые. Она мило улыбнулась.

– Вы не смотрите на них. Они тут многих били… Вам не сильно досталось. Может, позвать участкового…

– Не надо. Спасибо. Я справлюсь…

– Ну, смотрите сами…

Алексей вновь сморкнулся. Он приложил руки к лицу. И кровь перестала литься из носа. Он дышал неровно. В глазах рябило. Он глянул на лица селян. Те любопытно смотрели на мачо, который лихо дал отпор местным драчунам. Но тут же все вернулись к празднику. И вновь вошли в ритм танца. Алексей ожил, увидев перед собой красотку. Аксана подошла. И тут обняла любимого мачо. Она мило улыбнулась. И не скрывала эмоций.

– Ты приехал. Привет мачо. Как дела?

– Эээээээ…

Аксана улыбнулась. Она немного смутилась. Алексей чуть помотал головой. И глянул на свои руки. На них имелась кровь.

– Меня тут встретили твои ухажёры хлебом солью. Хахахахааа…, – сказал Алексей, – Небось, зажигала с ними…

– С чего ты взял. Это местный придурки… Ты, наверное, им что-то сказал… Или как?

– Аксана…, – начал он, – На меня напали они первыми. Я их не знаю. И никогда не общался. Они сами… И…

– Я тебя поняла. Я знаю, кое-кого из них. Им бы только выпить и кого-нибудь избить. Типа подраться. Видимо, ты им понравился…

– Ага. Всё ясно. Значит, они не твои кавалеры…

– Хиихихихихииии…

– Я всё понял. Можешь, не говорить…

– Тебе надо умыться. У тебя кровь… Вот же скоты…

– Да так и есть. Уроды полные… Кто так делает? Сразу напал как бык. Сначала толкнул сильно. И тут же стал рубить в голову… Прямо в лицо бил кулаком. Сука… Извини. Я тут изливаюсь, как сопливая девчонка…

– Хиихихихиии… Не бойся быть таким…

– Хаахааххахаа… Ладно. Мне уже лучше. У меня есть салфетки с сумке, – сказал Алексей, – Давай чуть в сторону отойдём… А то как-то неудобно. Все смотрят на мою. Рожу…

Повеял лёгкий ветерок. Алексей и Аксана зашагали по площадке. И мило обошли несколько селян. И встали возле парка. Алексей взялся за влажные салфетки. И быстро утёр свой нос и руки. Он ожил. Глаза сияли. Но появился небольшой синяк под левым глазом. Боль немного томила. Но он дышал ровно. И прямо залюбовался Аксаной. Она отвечала взаимностью. И выглядела мега сексуально.

– У тебя не рожа.
1 2 >>