<< 1 ... 3 4 5 6 7 8 >>

Четыре цвета Путина
Александр Андреевич Проханов


25.07.2000

После Окинавы Путин немного поспит, и его позовут на «круглый стол» крупного российского бизнеса. Покуда Путин на Окинаве вставлял Шираку японские палочки, в Москве «крупный бизнес» ушел из Думы, рассказал еврейский анекдот, слетал в Швейцарию, где на него заведено уголовное дело, переманил к себе десяток губернаторов, объявил войну президенту, начал создавать антиправительственный холдинг, принялся ковать оппозицию, долечил остатки желтухи, подкинул деньжат Глебычу, помирился с Гусинским, пощекотал хвостиком ноздри генералу Семенову, спустил в Кабардино-Балкарии несколько селевых потоков и, утомившись от полезных дел, залез в мешок к Солохе, где уютно уснул, уткнув козлиные рожки в живот крестившего его отца диакона.

«Крупный российский бизнес» – это вид плесени, выросшей на срубленном дереве российской государственности. Вакциной из этой плесени убили страну и могут убить весь мир.

«Крупный российский бизнес» нельзя сравнить с английским капитализмом, родившимся под стук мануфактур и рев паровых машин. Нельзя сравнить с американской буржуазией, которая в драных портках, отстреливаясь из кольтов, добиралась до Клондайка и, царапая ногтями землю, отыскивала самородок. Нельзя сравнить с австралийским бизнесом, который, изживая в себе пирата и разбойника, в поте лица своего распахивал саванну, в великих трудах создавал край благонравия и благоденствия.

«Крупный российский бизнес» – это энергичная и преступная мразь, лишенная моральных основ, которая в сумерках перестройки торопливо, как мародер, обобрала убитую Родину, сдирая с хладеющего тела ожерелья, часы, нательные кресты, набивая ими пахнущие чесноком карманы.

Не ударив палец о палец, не создав ни одной машины, ни одной философской доктрины, банкиры и олигархи действовали как шагающие экскаваторы. Прошли по стране и вычерпали все ее богатства, деньги, ископаемые, художественные и научные школы, перегнав за рубеж, оставив вместо страны жуткий, наполненный смрадом карьер. Они отдали ненасытному Западу плодоносные силы России, сулившие нам цветение в ХХI веке, который благодаря мерзавцам становится веком стратегического поражения Родины. Это они, банкиры и олигархи, ответственны за русскую катастрофу, за исчезновение восьми миллионов жизней, за попрание уголовных законов и религиозных заповедей, за растление нескольких поколений.

За все это их следует казнить. Их казнь должна быть дантовой. Если тварь воровала нефть, ей через огромную клизму закачают в заднее отверстие тонну нефти-сырца. Если мразь воровала алмазы, ее набьют через рот и ноздри якутскими и архангельскими алмазами, повесят на фонарный столб, чтобы сверкала, как бриллиантовые подвески. Если сволочь крала русскую древесину, выстригая, как бритвой, реликтовые леса Приморья, Сибири, Кавказа, ей забьют в задницу ствол столетнего бука, комлем вперед. Если поганец воровал деньги «Аэрофлота», его засунут башкой в сопло летящего «Ил-68». Если извращенец и русофоб владел телевизионным каналом, его положат на всю жизнь в одну постель с Хангой и сутками станут играть свадебный марш Мендельсона.

Этот «крупный бизнес» своровал не просто богатства и деньги. Он своровал саму власть, насытив ее таким порочным человеческим материалом, что расстрел этой властью парламента, или бандитский дефолт, или «три бычка», указанные Немцовым в декларации о доходах, или Черномырдин, басаевед, медведеубивец и сербопродавец, – покажутся нам смешками Хакамады в сравнении с тем, что сулит народу эта потусторонняя, с витыми рогами, власть. Если, конечно, ей не сделать подсечку дзюдо, ловкий бросок карате, подножку самбо – замечательной борьбы, которой учили советских разведчиков, перебивавших ребром ладони шейные позвонки врагам Отечества.

Пускай Доренко и Третьяков, эти молочные младенцы, попавшие в руки растлителя, призывают нас к «нулевому варианту», по которому мы, превращенные в «нули», должны простить людоедство «крупного российского бизнеса». Пожалуй, мы готовы принять «нулевой вариант», но лишь в том виде, когда воры вернут стране вывезенные триллионы долларов, восстановят бесплатные больницы и школы, отдадут народу «Уралмаш» и «Останкино», воскресят восемь миллионов умерших. После этого мы остановим «бэтээр» и ослабим трос вокруг худосочной гусиной шеи «крупного российского бизнеса». Младших научных сотрудников вернем в НИИ и цветочные ларьки. Азербайджанских и грузинских воротил отправим в шашлычные. Ловких еврейских мальчиков, стремящихся к знанию и культуре, отдадим в хедер, и когда они станут молодыми раввинами, пошлем их в Палестину, к Ясиру Арафату.

Нынешний «крупный российский бизнес» не может стать выразителем национальных интересов, локомотивом «русского экономического чуда», как не может им стать чудище, съедающее на обед по тысяче русских младенцев. Мобилизация национальной экономики произойдет без них, как без Басаева и Хаттаба. Россия прижжет каленым железом место, куда ее укусил «крупный бизнес», и начнется медленное исцеление. Та неизбежная пора, о которой Блок сказал: «Долго будет Родина больна».

Путин, налей молока ребенку!

08.08.2000

Ельцин передал Путину вместо России ржавый обломок – ржавая лебеда на полях, ржавые ракеты в шахтах, ржавые трубы в земле, ржавые границы, ржавая культура, ржавые мозги в головах отупевших соотечественников. Ельцин и сам был обрезком ржавой канализационной трубы, сквозь которую текли нечистоты горбачевской перестройки. Требовать от Путина немедленного чуда, чтобы Родина тотчас засияла былой красой и блеском, могут только дети, которых немало среди седовласых, утомленных оппозиционеров, десять лет сражавшихся с кремлевским чудовищем. Теперь, когда из отрубленной башки Урода вытекает ядовитая слизь, а остывшее тулово по частям протаскивают сквозь Спасские ворота, прочь из Кремля, так и хочется, чтобы расколдованная Родина засверкала своей первозданной красой.

Чуда не будет. Будут труды, разочарования, срывы, яростное нетерпение, изнурительное ожидание, медленные приращения, в которых народ станет спасать свой полузатонувший корабль. Откачивать воду из трюма, ставить на днище заплаты и при этом вести на палубе бой, отстреливаясь от наседающего врага. Не станем требовать от Путина немедленных результатов. Попробуем разглядеть тенденции, которые при известных условиях могут привести к результатам.

Победа в Чечне, где каждую неделю пропадает рота русских солдат, возможна, если хватит воли выстоять перед Америкой, скрутить предателей в Совете Федерации и на телевидении, снабдить вертолеты приборами ночного видения, вновь развернуть сокращенные десантные войска, внушить спецназу, что они – лучшие люди России.

Уберечь от распада зыбкую, как кисель, федерацию возможно, если поместить заносчивых губернаторов и потешных президентов в отстойник Госсовета, постепенно усиливать роль семи наместников, одновременно ослабляя туземных царьков, с тем чтобы покончить с национальным делением страны, уберечь Россию от участи СССР, разорванного сворой национальных кобелей.

Казну пополнить деньгами, столь необходимыми для спасения детей, строительства флота и содержания честных сыщиков, возможно, если сломать страшную помпу, перекачивающую ресурсы России в западную копилку, а для этого в руки государства следует вернуть нефть, алмазы, водку, алюминий и лес, одновременно мягко тряхнуть за ворот олигархов, чтобы они, подобно Гусинскому, отступились от неправедных накоплений и по возможности удалились от Кремля на дальность действия тактической ракеты.

Уцелеть под натиском блока НАТО, который стараниями Козырева приблизился к Смоленску и Пскову, возможно, если выбрать союзниками Белоруссию и Югославию, вернуться в Ливию и Ирак, стратегически взаимодействовать с Китаем, Северной Кореей и Индией, используя в интересах своей безопасности миллиарды землян, ненавидящих американских пришельцев.

Сберечь от вымирания народ, вернуть в общественное сознание в качестве высших ценностей такие понятия, как Государство, Держава, Родина, можно, если под непрочной, как туалетная бумага, программой Грефа таится строгий мобилизационный проект Совета безопасности и Генштаба.

Все это присутствует в деяниях Путина. Все это побуждает людей независимо от их партбилетов и кредитных карточек поддерживать Президента. Если он вернет к управлению Родиной русских людей, если наполнит русскими патриотами правительство, посольства, разведцентры, телевизионные каналы, банки, то цветение России неизбежно. Отрезанная от корней верхушка «нового класса» наполнится живыми соками Родины, станет служить России, а не врагам, не жутким химерам и утопиям, к числу которых, несомненно, относится либерализм, задуманный как мучительная смерть русским.

Такая русификация революционных преобразований в России проходила дважды – после Петра и Ленина. Приводила к колоссальным обретениям в экономике, культуре, государственном строительстве. Это и должно стать главной идеологией путинского правления, которую сформулируют не теперь, а позже. Идеологом Петра стал Пушкин, через сто лет после великого царствования.

Не так уж и важно, какой вид партии и идеологии ты выбрал. Не столь интересно, какой формы кувшин оказался у тебя в руках. Важно, что ты патриот, любишь Родину, и тогда в этом кувшине у тебя окажется молоко, а не синильная кислота. И ты нальешь это молоко своему и чужому ребенку.

Березовский кует оппозицию из соломы

15.08.2000

Чем Борис Березовский похож на Сергея Образцова? И тот и другой – кукловоды. Тряпичные актеры великого кукольника мирно истлевают в сундуках и чуланах. Актеры Березовского сорят конфетти в «Единстве», дерутся в президентском дворце Карачаево-Черкесии, пускают пузыри на ОРТ, разбивают хлопушки в Совете Федерации. Не забыто высказывание надменного олигарха, что он при желании посадит в кресло Президента России хоть куклу обезьяны.

И вот нам показывают новый спектакль марионеток. «Конструктивная оппозиция» – так остроумно, в стиле «ретро», назвал свою миниатюру Березовский, подобрав для игры самое старое и смешное, что отыскалось на чердаке «Логоваза», еще не до конца съеденное мышами и молью.

Александр Яковлев, о котором думали, что он давно обратился в кучку пепла, а на его заплатанной жилетке, как на коврике, дремлет Елена Боннэр, снова появился, подобно струйке дыма из «козьей ножки» старого лешего. Василий Аксенов, который якобы умер в прошлом веке в Гарлеме, задохнувшись в объятиях старого негра, и был похоронен на острове Пасхи под скромным псевдонимом «Набоков», опять появился в зеленой патине времени. Станислав Говорухин, не пропустивший ни одной политической подворотни, где бы он скромно не сделал «пи-пи», приговаривая «Так жить нельзя». Отто Лацис, чья мизантропия делает издаваемую им газету прекрасным средством для изведения мух, стоит только замочить ее и разложить по кусочкам в блюдечках, на видных местах, Лацисом вверх.

Все это, осыпаясь опилками, издавая легкие потрескивания, то и дело падая на пол, грозило бонапартизмом. Стращало народ президентом, президента – губернаторами, губернаторов – олигархами, олигархов – Гибралтаром, который стал местом ссылки опальных олигархов. «Меньшиков в Березове» – так будет называться картина Шилова, изображающая небритого Гусинского в Гибралтаре.

Мистическим образом начало спектакля в 18.00 совпало с моментом взрыва на Пушкинской. Когда подземный переход дымился, как крематорий, и оттуда пахло жареным человеческим мясом, гексогеном и привычным для нас запахом предательства и терроризма, Березовский, с характерным заиканием, делал Путина ответственным за взрыв. Призывал его немедленно договориться с чеченцами, то бишь с Басаевым и Масхадовым, обещая в противном случае бесконечную кровь и террор, удачно объединяя эту чеченскую угрозу с создаваемой им «оппозицией».

Мы помним Хасавюрт, внесенный в книгу Гиннесса как рекорд национального предательства, учиненного другом Березовского Лебедем. Помним Рыбкина, за которым всегда мелькала лысенькая голова Бориса Абрамовича. Четыре года подарили кремлевские изменники Басаеву и Хаттабу, чтобы те всласть наворовали рабов, насоздавали укрепрайоны в Ботлихе, ударили в Дагестан, взорвали пять многоэтажных домов, среди которых не было особняка «Логоваза». Теперь же, когда русским штык-ножом отрезали ногу Басаева и побрили задницу иорданца Хаттаба, Березовский, все еще полагая, что русские – это народ-придурок, в Кремле сидит невменяемый старец, а премьером остается ватный, как пуфик для пудры, Степашин, – Березовский снова толкает нас под кровавое колесо, которое, если не вогнать в него слегу, покатится по всему Кавказу, Поволжью, Сибири, превращая Россию в хлюпающую кровью дерюгу.

Какова рецензия на спектакль марионеток, предложенный нам вечным выдумщиком?

Куклы и впрямь хороши, вызывают то смех, то отвращение. Сам режиссер порождает сложное, скорее щемящее, чем гадливое чувство. Его режиссерские дни сочтены. «Электронный кольт ОРТ», который он держал у нашего с вами виска много лет кряду, похоже, заряжен одной бузиной. Скоро вместе с НТВ попадет на склад трофейного оружия, вместе с гранатометами чеченских полевых командиров.

Спецназ и «антитеррор» ФСБ помогут нам расквитаться за взорванных девушек.

Кто действительно будет нам интересен и впредь, так это Говорухин, ибо обнаружено еще несколько маленьких политических подворотен, где его ждут с удобным гульфиком от Версаче.

Мерзко смотреть на эти ужимки, когда в ожоговом центре продолжают умирать обгоревшие. Когда в Баренцевом море, в железной лодке, гибнут сто отважных русских мужчин.

Сбросим Ельцина с корабля современности

05.09.2000

О чем говорил Путину святой старец Иван Крестьянкин в «Богом данных пещерах» под Псковом? О том ли, что гибель Шестой псковской роты в Аргунском ущелье – еще одна капля русской крови в жертвенную чашу, из которой пьем за грехи власти. Или о том, что гремящие на Москве чеченские взрывы – есть знаки, которые посылает Господь правителям, погубляющим свой народ. Или предсказывал гибель в пучине русской атомной лодки, через которую Бог перстом указующим побуждает властителей не ввергать Родину в пучину бед. Или показывал на стене темной кельи, как горит свечой посреди Москвы Вавилонская башня, уязвлявшая народ, словно саранча последних времен.

Беды, что рушатся одна за другой на Отечество, не исхлебать стараниями неутомимого в огнетушениях Шойгу, стремительного в беге на месте Рушайло, профицитно-дефицитного Касьянова. Их причина – в богопротивном ельцинизме, куда на посрамление и посмешище ввергнут великий народ. В пакостном и неправедном строе, который, как гнойный аппендицит, отравляет живую кровь, поедая любую живую молекулу, обрекая страну на мучительное гниение. Путин, покуда не отречется от Ельцина, будет походить на человека, в чей пиджак вцепился и тянет назад огромный скользкий рак. На медного всадника, оседлавшего каракатицу, что покрывает Россию тьмой и зловонием. На горнолыжника, летящего в бездну среди горящих городов, падающих эскадрилий и тонущих флотов.

Сегодня, когда еще стиснут в кулаке утонувшего моряка гаечный ключ, когда испуганная Миткова вся в останкинской саже, когда Гусинский примеривается в Гибралтаре, как бы половчее скакнуть обратно в Россию, у Путина есть минута вспомнить об Иване Крестьянкине и из пасынка Ельцина превратиться в сына Отечества.

Ельцинизм есть предельное выражение властного уродства, когда власть, без этики, без традиции, без божественных заповедей, поддерживая и воспроизводя себя самое, съедает ненасытно страну, народ, историческое время, приводя к мучительной смерти царство и подданных. Ельцинизм – продолжение онкологии в политике. Добывая себе власть в отдельно взятой Российской Федерации, Ельцин расчленил свою Родину, Советский Союз. Балансируя на шатком стульчаке своего президентства, раздавал суверенитеты, распарывая на куски Россию. Стремясь к самовластию, танками раздавил Парламент, залив Москву кровью детей и женщин. Цепляясь хладеющими руками за власть, в инсультах, с прогнившей печенью и истлевшим сердцем, пошел на повторные президентские выборы. Желая запугать население, разбомбил до фундаментов Грозный. Желая подсластить Америке, насыпал в боеголовки песок. Желая создать новых дворян и опричников, отнял у народа богатство и вскормил на них животный мир новых собственников. Пройдя по России, как огромный скелет с косой, уменьшив ее население на восемь миллионов, он трусливо бежал из Кремля, заготовив заранее грамоту о своей неприкасаемости, заложив во все щели и трещины государства ядовитые яички и куколки.

Путин, не решаясь на ампутацию ельцинизма, это все берет с собой. Из яичек очень скоро выведутся прожорливые злые муравьи, которые обгложут Путина добела, как брошенную в муравейник лягушку.

Сын Отечества, волею обстоятельств, пускай самых грозных и страшных, получивший власть, есть тот, кто видит смысл царствования в упрочении государственной мощи, в благосостоянии подданных, в насаждении искусств и знаний, в угадывании промысла Божьего. Родная история богата такими примерами. Александр Невский и Дмитрий Донской, Петр I и Екатерина Великая, а в позднейшие времена – Иосиф Сталин, который принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой, пожертвовал семьей, но сохранил страну, умер в стоптанных сапогах посреди богатой Державы, а в час вселенской беды, в 41-м, когда немцы штурмовали Москву, не сбежал из власти, остался с народом, готовый разделить с ним муку.

Только преодоление ельцинизма сделает Президента Путина народным лидером, обеспечит всенародную поддержку в тяжких трудах, народное прощение при неизбежных ошибках, народное ликование при достижении Русской Победы.

Хакамада превратила Березовского в сверчка

12.09.2000

Нам будет не хватать Березовского. Его заиканий и бекасиного блеяния. Его трогательных подскакиваний, под стать шаловливому козлику. Его желтухи – результата неосторожного поцелуя. Перелома бедра – последствия езды на снегоходе. Его запоров, приобретенных на бешбармаках Назарбаева, и расстройств, полученных на дастарханах Алиева. Его закадычной вражды с Гусинским и лютой дружбы с Басаевым. Его вегетарианства и людоедства. Способности надуть генерала Лебедя через соломку Невзорова и тут же схлопнуть его, как перезревший «дедушкин табак». Его несостоявшегося ареста, несостоявшегося убийства, несостоявшегося самоубийства. Его депутатства, которое сначала состоялось, к великому горю черкесов, а потом не состоялось, к безмерной радости карачаевцев. Его крещения, наделавшего переполох в православном мире. Его открещивания от израильского гражданства, после чего осмелели палестинцы. Уголовного дела по «Аэрофлоту», которое закрыли, как дверь в гостинице, чтобы снова открыть. Выемку документов из «Атолла» и съемку показаний с «Андавы». Его умения превращать респектабельных журналистов в животных, а животных и птиц в губернаторов.

Нам будет не хватать его появлений на пресс-конференциях, прямо с борта горящего самолета, тонущего ледокола, подбитой из рогатки летающей тарелки. Когда в последний раз по нему проехал танк и строительные рабочие, приняв его за лист шифера, покрыли им крышу на даче Михалкова, он долго из деликатности не напоминал о себе, и только рост цен на нефть и угроза «русского фашизма» вернули его к политике.

«Тринадцать банкиров», которых он, как двенадцать негритят, водил купаться в море, куда-то делись. Но Примаков, терпевший Доренко, подобно спартанцу, у которого лисенок выгрызал под плащом пупок, как-то обмолвился, что он привык к боли и ему жаль Доренко.

Дружба, связывавшая Березовского с семьей Президента, кончилась отставкой последнего. Усилия, которые Березовский потратил на избрание Путина, завершились раздачей акций ОРТ. Творческая интеллигенция, получившая в управление акции, напоминала дощечки в заборе, мимо которых пробежал спаниель и каждую пометил струйкой. Бенедиктов не мог не взять акции, потому что у него обнаружились руки, растущие прямо из ушей. У многих интеллигентов не оказалось рук, а только четыре ноги, и они брали ртом, прямо с земли. Лацис, у которого не оказалось ни рук, ни рта, подцепил клейкую акцию другим местом.
<< 1 ... 3 4 5 6 7 8 >>