<< 1 ... 8 9 10 11 12 13 14 >>

Госдачи Черноморского побережья Кавказа. Недавно рассекреченные документы и бумаги из личного архива И. В. Сталина об истории возникновения и функционирования данных правительственных резиденций
Андрей Евгеньевич Артамонов


Получается, что И.В. Сталин изредка приезжал в Дом отдыха ЦИК Абхазской АССР, расположенный в пгт. Псырцха, однако уже опубликованные документы РГАСПИ и ГА РФ не дают четкого представления о приоритетности данного объекта. Судя по обрывочным сведениям, существовало множество причин, по которым руководство СССР не хотело проводить свой отпуск в Псырцхе. Примерно представляя постоянное желание И.В. Сталина не афишировать места своего отдыха, а также вести крайне скрытный образ жизни, номенклатурный объект в Псырцхе, одиноко стоящий в предгорье, не имеющий изгороди и продуманных постов охраны, мог вызывать у вождя постоянное ощущение опасности. Дома отдыха ЦИК СССР «Холодная речка», «Мюссера» и дача «Мацеста-1» в Сочи были тщательно спроектированными ХОЗУ ЦИК и ОГПУ СССР правительственными объектами, на которых приоритет отдавался маскировке среди ландшафта, запасным выходам, в случае нападения, а также комфортному проживанию зимой и летом. Дом отдыха ЦИК Абхазской АССР в Псырцхе совсем не тянул на правительственную резиденцию, где можно было шумно гулять, смотреть концерты московских оперных знаменитостей и тайно принимать лидеров Исполкома Коминтерна для планирования глобальной мировой революции.

Весьма загадочным выглядит посещение И.В. Сталиным Дома отдыха ЦИК ССР Абхазии в п. Псырцха в ноябре 1928 года. Дело в том, что данный загадочный документ, впервые официально представленный вниманию читателей на страницах этой книги, доказывает, что руководители Страны Советов не брезговали отдыхать в региональных номенклатурных заведениях, если считали, что климат и вполне комфортные условия проживания восстановят их силы после монотонной бюрократической работы. Вот что пишет Генеральный секретарь ЦК ВКП(б) И.В. Сталин наркому НКПС СССР Я.Э. Рудзутаку из Дома отдыха ЦИК ССР Абхазии в п. Псырцха 1 ноября 1928 года.

Абхазия Новый Афон

Рудзутаку

Письмо получено. Просьба не прервать отпуска и довести его до конца. Никаких изменений не будет допущено до окончания отпуска. Можешь быть покоен на этот счет. Это наше общее дело.

Ждем ответа.

Сталин

01.11.1928

Текст шифровки, посланной из Дома отдыха ЦИК ССР Абхазии через НКПС СССР в Москву. РГАСПИ Ф. 558. Оп. 11. Д. 800. Л. 106—107

Упоминается Дом отдыха ЦИК Абхазской АССР и в совершенно неприметных и никому не известных мемуарах «Записки солдата» ветерана ОГПУ/НКВД СССР П.М. Хадыки, в которых он без тени сомнения раскрывает тайну расположения данного объекта по соседству с санаторием, размещенным в стенах Ново-Афонского монастыря:

«…Это было мое второе пребывание в зданиях бывших монастырей. Летом 1936 года я отдыхал в санатории «Новый Афон» (Ахали-Афони). Впервые в жизни получил такую путевку, да еще на побережье Черного моря. Я был очень рад. На время своего отпуска семью отправил к родственникам в Минск, сам выехал в санаторий. До Сочи ехал поездом, а оттуда малым автобусом, вмещавшим десять – двенадцать человек. Из автобуса все мы, пассажиры, любовались необычным для нас пейзажем. Дорога, извиваясь, то удалялась, то приближалась к морю. Круто, а местами полого спускались Кавказские горы. Мы смотрели то направо, то налево. Вдруг кто-то закричал. С горы на большой скорости прямо на нас шла грузовая машина. Наш шофер растерялся и не смог предотвратить столкновения. От удара груженной дровами машины наш автобус опрокинулся на правый бок. Произошло это в 6–8 километрах от Гагр. Жертв не было, но несколько человек получили повреждения, в том числе и я – вывих левой руки. Моя первая поездка на побережье Черного моря была омрачена.

Санаторий был размещен в бывшем Ново-Афонско-Симоно-Кананитском мужском монастыре, основанном в 1876 году. Здесь постоянно жил академик Украинской Академии наук Кинги. Я с большим удовольствием прослушал несколько его лекций по истории Кавказа и, в частности, по истории Нового Афона. Лекции сопровождались показом тех мест или предметов, о которых говорил академик. Мы совершали экскурсии по территории монастыря, рассматривали его достопримечательности, даже совершили с академиком поход на Иверскую гору, побывали там в развалинах бывшей римской крепости и античного храма, где хранилось много памятников старины. Здание монастыря представляло собой замкнутый квадрат, в средине большой двор, на котором стоял собор и копия кремлевской Спасской башни с такими же курантами. Совсем рядом с санаторием располагался Дом отдыха Абхазского ЦИКа, а еще выше смотровая площадка, куда пытались попасть, но охрана не разрешила зайти внутрь.

Из рассказов академика Кинги мы узнали, что для написания над царскими вратами собора иконы «Тайная вечеря» был приглашен из Италии какой-то знаменитый иконописец (фамилию не помню). Договорились о цене. Но когда иконописец прибыл в Новый Афон, скупой настоятель монастыря за работу предложил только половину цены. Художник страшно возмутился и решил оскандалить жадного настоятеля. Разделив отведенную под икону площадь на две равные части, с левой стороны он написал Иисуса Христа и шесть апостолов, снял леса и драпировку и предложил администрации принять икону за половину обещанной настоятелем цены. Поднялся скандал, начались угрозы, требования воссоздать всю икону с двенадцатью апостолами. Настоятель согласился уплатить полностью запрошенную иконописцем цену. Но ничто не помогло. Иконописец твердо заявил, что он никогда не переделывал своих работ. Единственное, на что он согласился, – за доплату написать копию только что воспроизведенной им части иконы и на правой стороне отведенной площади и обязал это сделать одного из своих учеников. В результате получилась «Тайная вечеря» с двумя Христами, и у каждого по шесть апостолов сбоку. Собор именовался Александровским в честь императора Александра III. Скандал и тяжба настоятеля с иконописцем длились до октября 1917 года»

    (Хадыка П.М. Записки солдата. Минск: Беларусь, 1971).

Особо стоит отметить строительство Гостевого дома рядом с Домом отдыха ЦИК Абхазской АССР, которое было закончено в марте 1935 года, а отделочные работы еще велись почти год. Это сооружение из дерева каркасно-щитового типа, как это ни удивительно, стоит до сих пор, но практически не упоминается в СМИ и сети Интернет как здание, которое на раннем этапе являлось объектом, входящим в состав Дома отдыха ЦИК Абхазской АССР в п. Псырцха, а в дальнейшем перешло на баланс ГУО МГБ СССР и стало неотъемлемой частью комплекса строений госдачи № 8. История строительства данного объекта вкратце такова. По согласованию с председателем СНК и ЦИК Абхазской АССР Н.А. Лакобой и наркомздравом республики В.Т. Анчабадзе, управделами С.С. Туркия в начале 1934 года предложил объявить открытый конкурс на создание архитектурного проекта нового здания Дома отдыха ЦИК Абхазской АССР в п. Псырцха. Было составлено техническое задание на проектирование каркасно-щитового одноэтажного здания, общей площадью 130–150 кв. м, с тремя спальными помещениями, залом для совещаний, бильярдной и просторной гостиной. Причина данного решения была одна – мест в старом здании, ранее являвшемся домом отца Тиверия, к середине 30-х годов катастрофически не хватало, а партийно-государственная элита автономной республики росла как на дрожжах, требуя не только новые удобные квартиры в дореволюционных особняках и «линкольны», но и комфортный отдых, пусть и в пределах Абхазской АССР. Конкурс выиграл московский архитектор с дореволюционным стажем Яков Давидович Тартаковский (23.05.1880— 08.02.1942), имеющий богатый опыт проектирования сборно-щитовых конструкций сначала в АО «Стандартстрой» при ВСНХ СССР, а потом в Промжилстрое СССР. Подчеркну, что АО «Стандартстрой» – советская строительная организация, занимавшаяся в 1923–1927 годах внедрением методов индустриального деревянного домостроения. Первая в СССР организация, начавшая массовое стандартное жилищное строительство. «Стандартстрой» организовал проектирование и производство домов каркасно-щитовой конструкции, что позволило за короткий срок построить большое количество рабочих поселков и отдельных жилых домов в разных частях СССР, в том числе и на Черноморском побережье Кавказа, в основном в Сочи. АО «Стандартстрой» предлагал заказчикам широкую серию типовых деревянных зданий: одиночные или блокированные одно-двухэтажные жилые дома, от одной до шести комнат, а также «коммунальные дома» – школы, общежития, больницы и театры. Все проекты создавались из стандартных элементов на основе деревянного каркаса с щитовым заполнением. Проектно-конструкторский отдел АО «Стандартстрой» возглавлял А.Я. Лангман. В октябре 1934 года по правую сторону от здания Дома отдыха ЦИК Абхазской АССР в п. Псырцха Стройсектор «Треста «Абхазкурорт» НКЗ Абхазской АССР начал закладку ленточного монолитного фундамента, а в феврале – марте 1935 года сборно-щитовые конструкции будущего дома, привезенные из Ленинграда, собрали и установили крышу. Почему не стали строить новый корпус номенклатурного заведения для отдыха партийно-государственной верхушки из кирпича – остается загадкой. Срок службы подобных сборно-щитовых сооружений, или, как иначе еще их называли в СССР, «финских домов», – от силы 20–30 лет, но Гостевой дом, построенный в 1935 году, все же находится сейчас в аварийном состоянии, у него протекает крыша. Это здание претерпело в 1947 году достаточно серьезную перестройку, в результате чего его правое крыло (если встать лицом к главному входу) значительно увеличили, за счет снесенной трапезной, являвшейся в Доме отдыха ЦИК/СНК Абхазской АССР пищеблоком. Перепланировка привела к появлению рабочего кабинета, в котором постоянно работал предсовмина И.В. Сталин в послевоенное время, а также массивной веранды с балконом, с которого открывается изумительный вид на Черное море. Побывав три раза в Гостевом доме и посидев в кабинете, где сидел И.В. Сталин вместе с коллегами по Политбюро ЦК ВКП(б), автор этих строк может утверждать, что в данном здании, со вкусом облицованном изнутри деревянными панелями, находиться гораздо комфортнее, чем в бездушно-холодной госдаче № 8. Вид с веранды Гостевого дома на юго-восток впечатляет, и мне теперь понятно, почему И.В. Сталин так любил работать с документами в этом деревянном особнячке, наспех сооруженном в 1935 году. Несмотря на внутреннюю пафосность интерьеров – панелей из палисандра, дуба и тиса, сам дом очень уютен и больше напоминает деревенскую дачу, чем номенклатурный особняк.

Здание Гостевого дома, возведенное в 1935 г. по проекту архитектора Я.Д. Тартаковского рядом со зданием Дома отдыха ЦИК Абхазской АССР

Несмотря на все свои недостатки и достоинства (бальнеолечебница, где можно было пройти курс лечения от целого комплекса болезней), Дом отдыха ЦИК Абхазской АССР просуществовал до марта 1938 года. В январе – марте 1938 года все хозяйственно-административные органы ЦИК СССР претерпели целый ряд многоступенчатых кадровых и структурных реорганизаций. Связано это было с тем, что 5 декабря 1936 года Конституцией СССР был учрежден Верховный Совет СССР. В качестве высшего представительного органа государственной власти СССР он заменил Съезд Советов СССР и Центральный Исполнительный Комитет СССР. Последний продолжал функционировать до первой сессии Верховного Совета СССР, которая была проведена в Москве 12 января 1938 года. ХОЗУ ЦИК СССР, со всеми трестами, медучреждениями, санаториями, домами отдыха и кадровым составом влился сначала в ХозО Президиума Верховного Совета СССР, а с апреля того же года перешел в ведение ХозУ Управления делами Совета Народных Комиссаров СССР. Поэтапная реорганизация всех лечебно-оздоровительных учреждений ХозУ ЦИК СССР, а также объектов союзного подчинения, находящихся в ведении ХозО ЦИК республик Союза ССР и автономных республик в их составе, продолжавшаяся с января по август 1938 года, закончилась их включением в административно-хозяйственное подчинение Управлению делами Совнаркома СССР. С этого момента Дом отдыха ЦИК Абхазской АССР в пгт. Псырцха перешел на баланс Управления делами СНК Абхазской АССР.

Теперь вполне уместно объяснить, кто же именно проводил свой отпуск в Доме отдыха ЦИК/СНК Абхазской АССР с декабря 1926 года, согласно номенклатурному регламенту Оргбюро ЦК ВКП(б). Напомню, что Абхазская АССР на правах автономии входила в состав Грузинской ССР. Так вот каждая административная единица Грузинской ССР, так, например, область, район, город, находилась под бдительным руководством первых секретарей республиканских, краевых и областных комитетов ВКП(б).

Также у 1-го секретаря крайкома или обкома имелся зам, в лице 2-го секретаря партийной ячейки. Все вышеназванные лица, первые и вторые секретари обкомов и окружкомов, вместе с семьями, имели право на отдых в загородных дачах и Домах отдыха ХозО Управления делами ЦИК/СНК Абхазской АССР. Кроме того, в каждой автономной и союзной республике существовал Совет Народных Комиссаров, имевший в своем подчинении перечень наркоматов. Председатель СНК и все наркомы тоже имели право на отпуск в Доме отдыха ЦИК Абхазской АССР. Однако данный вопрос обязательно предварительно согласовывался по телефону с Управлением делами ЦИК Абхазской АССР, где претендента на отдых знакомили с графиком пребывания в отпуске других номенклатурных персон и назначали временные рамки, по которым можно было выбрать себе «окно» для заезда. Можно также отметить, что партийно-государственное руководство Грузинской ССР действительно предпочитало отдыхать в своей автономной республике Абхазия еще и потому, что на ее территории часто гостил И.В. Сталин и члены Политбюро ЦК ВКП(б). Кроме того, хочу обратить внимание читателей, что в соседней с Абхазией Аджарской АССР, тоже имеющей значительное количество лечебно-санаторных учреждений закрытого типа и отменные климатические характеристики, количество дождливых дней в году больше. После 1932 года, когда в Абхазской АССР стали интенсивно строиться новые правительственные резиденции для руководителей СССР, практически все Дома отдыха ЦИК Абхазской АССР стали особенно «популярны» у центрального аппрата ЦИК и СНК СССР, а также их региональных подразделений. Подчеркну, что начальники РО ОГПУ/НКВД Абхазской АССР, а также председатели местных исполкомов (органов местного государственного управления) не имели права отдыхать на дачах и в Домах отдыха, предназначенных для партийной элиты, до февраля 1938 года. Зато члены Бюро Закрайкома КП(б) ЗСФСР, Обкома КП(б) Грузинской ССР и Абхазского обкома КП(б), вне всякого сомнения, первый и второй секретарь имели право отдыхать на любом санаторно-курортном объекте региона вместе с семьями, а также в Домах отдыха ЦИК СССР (по предварительной записи в ХозУ ЦИК СССР), являющихся фактически правительственными резиденциями.

На фото развалины здания бывшей бальнеолечебницы Дома отдыха ЦИК/СНК Абхазской АССР в пгт. Псырцха

Кроме того, представители высших органов государственной власти – председатели Президиума Верховного Совета ГССР, Аджарской и Абхазской АССР, прокуроры республик, а также руководители исполнительных и распорядительных органов государственной власти ГрузССР, Абхазской и Аджарской АССР – председатели Совнаркома могли вне всякой очереди проводить отпуск и просто выходные дни на загородных дачах и Домах отдыха ХозО Управления делами ЦИК Абхазской АССР.

К марту 1938 года основные фигуры в партийно-государственной иерархии этой автономной республики, напрямую контролирующие бывшие лечебно-оздоровительные учреждения и загородные резиденции ЦИК Абхазской АССР, умерли своей смертью или были арестованы и расстреляны. Председатель ЦИК и СНК АбССР Н.А. Лакоба умер 28 декабря 1936 года при туманных обстоятельствах в Тбилиси (долгое время страдал ишемической болезнью сердца), возможно, при остром приступе стенокардии и последующем инфаркте миокарда, осложненном не оказанной вовремя квалифицированной медицинской помощью. И.Г. Семерджиев, с марта 1922 по май 1928 года нарком здравоохранения ССР Абхазии, а с мая 1928 года по 5 июня 1937 года занимал пост заведующего Лечебным сектором НКЗ Абхазской АССР, лично отвечал за здоровье номенклатуры, а также ее семей. 7 января 1937 года, на седьмой день после торжественных похорон Н.А. Лакобы, Бюро Абхазского обкома партии по личному указанию первого секретаря Закавказского крайкома ВКП(б) Л.П. Берия приняло строго секретное постановление, в котором говорилось, что в связи со смертью предсовнаркома Н.А. Лакобы в Абхазии «имеет место антисоветская провокация враждебно настроенных националистических элементов». На этом же заседании заведующий Лечсектором Наркомздрава Абхазии И.Г. Семерджиев был снят с работы «за попытку дискредитации опубликованного в печати официального врачебного акта вскрытия покойного Н. Лакоба. НКВД Абхазии было предписано привлечь И.Г. Семерджиева к ответственности». 21 октября 1937 года И.Г. Семерджиева арестовали, а 16 ноября расстреляли. Вот выдержки из уголовного дела И.Г. Семерджиева: «…Материалами следствия изобличается в том, что обвиняемый Семерджиев И.Г. являлся членом контрреволюционной троцкистской «лакобовской» организации, был тесно связан с контрреволюционером Н. Лакоба, распространял к-р провокационные измышления, дискредитирующие партсовруководство Грузии, вел к-р агитацию, что Н. Лакоба «умер не своей смертью». Свидетельскими показаниями к-р М. Лакоба, М. Шлаттера, А. Хоштария, Л. Тарба, И. Габашвили изобличается как член «лакобовской» организации. Показаниями Анчбадзе, Никурадзе, Вараловой, Хасая, Тенейшвили, Бенделиани подтверждается дискредитация партсовруководства Грузии. Виновным себя признал в получении и выполнении вредительских установок к-р Н. Лакоба и дискредитации партсовруководства Грузии…»

Бывший глава Главного курортного управления НКЗ ССР Абхазии (кроме того, с мая 1928 по ноябрь 1932 и с декабря 1932 по октябрь 1937 года занимал пост наркома здравоохранения республики), член Президиума ЦИК Абхазской АССР (со 2 ноября 1937 года) В.Т. Анчабадзе кроме всех прочих своих должностных обязанностей курировал самочувствие всей партийно-государственной элиты данного автономного анклава. 10 декабря 1937 года В.Т. Анчабадзе арестовали, а 8 февраля 1938 года расстреляли. Вот фрагмент уголовного дела В.Т. Анчабадзе: «…Анчабадзе В.Т. обвиняется в том, что являлся членом к.р. правотроцкистской шпионско-вредительской, диверсионно-повстанческой, террористической организации в Абхазии, руководимой быв. Пред. ЦИКа к.р. Н.Лакоба, будучи завербованным лично Н.Лакоба, проводил вредительство в области народного здравоохранения Абхазии. Виновным себя во вредительстве не признал…»

Управляющий делами ЦИК Абхазской АССР С.С. Туркия, отвечающий за больницы, поликлиники, детские сады, жилые и административные здания, загородные резиденции и лечебно-санаторные учреждения в составе ЦИК/СНК Абхазской АССР, 2 ноября 1937 года был расстрелян. Вот выдержки из уголовного дела С.С. Туркия: «…С.С. Туркия являлся участником контрреволюционной диверсионно-вредительской, шпионско-повстанческой организации, существовавшей в Абхазской АССР и ставившей целью свержение Советской власти и отторжение Абхазии от Советского Союза. Руководитель этой организации – бывший председатель ЦИК Абхазской АССР, Нестор Лакоба (умер до возбуждения настоящего дела) и отдельные члены руководящей верхушки организации: М. Лакоба, К. Инал-Ипа, В. Ладария и др. были «обработаны» в антисоветском духе Троцким и находились под его влиянием и вплоть до изгнания Троцкого из СССР получали от него контрреволюционные задания. В целях объединения антисоветских сил против Советской власти, контрреволюционная организация, руководимая Н. Лакоба, установила связь через Хейлим-Хазир Оглы с нелегальной дашнакской контрреволюционной меньшевистской организацией…»

Не «забыли» в УНКВД Абхазской АССР бывшего завсегдатая дружеских посиделок Н.А. Лакобы, а также постоянного участника и закоперщика всех походов по горам Абхазии, а кроме того, неизменного устроителя охот и рыбалок для товарища Сталина К.П. Инал-Ипу, до ареста работавшего на должности директора Гагринского Курортного управления НКЗ Абхазской ССР. К.П. Инал-Ипу расстреляли 2 ноября 1937 года.

То есть к началу коренной реорганизации всех структурных ветвей власти Абхазской АССР в марте 1938 года главные фигуранты бюрократической машины, занимающейся административно-хозяйственной и медицинской деятельностью по обеспечению бесперебойного функционирования загородных резиденций партийно-государственной элиты автономной республики, были расстреляны. 17 апреля 1938 года главой Управления делами СНК Абхазской АССР, по протекции председателя Президиума Верховного Совета Абхазской АССР М.К. Делба, назначили Давида Левановича Шавгулидзе. Д.Л. Шавгулидзе сумел за короткий предвоенный срок не только выполнить капитальный ремонт всех загородных резиденций Совнаркома и Президиума Верховного Совета АбССР, но и приумножить свое и так богатое хозяйство. Так, например, бывшее здание Дома отдыха ЦИК СССР «Синоп» (особняк Н.Н. Смецкого) с конца апреля 1938 года перешло из ведения Президиума Верховного Совета СССР в административно-хозяйственное подчинение Управлению делами СНК Абхазской АССР и стало называться Дом отдыха СНК Абхазской АССР имени Г.К. Орджоникидзе. 5 августа 1939 года Президиум Верховного Совета Абхазской АССР назначил Григория Петровича Папаскуа народным комиссаром здравоохранения республики, с одновременным правом руководства Лечебным сектором НКЗ Абхазской АССР. С 5.08.1939 нарком Г.П. Папаскуа мог на полных правах осуществлять прямой контроль за здоровьем всей партийно-государственной элиты автономного анклава, а также давать рекомендации Управлению делами СНК Абхазской АССР по строительству закрытых лечебно-оздоровительных учреждений для отдыха руководства республики.

С мая 1938 по май 1941 года в Домах отдыха СНК Абхазской АССР в Сухуми (бывший особняк «Субтропическая флора» Н.Н. Смецкого) и в пгт. Псырцха кратковременно отдыхали и проводили свой отпуск следующие должностные лица:

М.И. Барамия – первый секретарь Абхазского обкома и Сухумского горкома КП(б) Грузии;

Н.Л. Кучулория – управляющий делами Президиума Верховного Совета Абхазской АССР;

Е.Д. Джвебенава – первый секретарь Сухумского райкома КП(б) Грузии;

Г.Н. Кокая – первый секретарь Гудаутского райкома КП(б) Грузии;

К.Г. Чичинадзе – председатель Совнаркома Абхазской АССР;

Д.Л. Шавгулидзе – управделами СНК Абхазской АССР;

М.Н. Кукутария – нарком НКВД Абхазской АССР;

Я.Н. Ломия – замдиректора по научной части Сухумского филиала Всесоюзного научно-исследовательского института чая и субтропических культур;

М.К. Делба – председатель Президиума ВС Абхазской АССР.

Как видно из приведенного перечня, Дом отдыха СНК Абхазской АССР в пгт. Псырцха не пустовал в период до 22 июня 1941 года. С началом Великой Отечественной войны всем санаториям, домам отдыха и турбазам, независимо от их ведомственной подчиненности, пришлось стать эвакуационными госпиталями Черноморской группы войск Закавказского фронта. Все эвакогоспитали, размещенные в санаториях, домах отдыха, гостиницах и турбазах автономной республики, поступили в подчинение Главного Военно-санитарного управления НКО СССР. Затем, на основании постановления Государственного Комитета Обороны № 701 от 22 сентября 1941 года «Об улучшении медицинского обслуживания раненых бойцов и командиров Красной армии», а также приказа Народного комиссара здравоохранения и начальника Главного Военно-санитарного управления Красной армии № 0382/474 от 30.09.1941 «О передаче эвакогоспиталей в полное подчинение НКЗ СССР в соответствии с Постановлением ГКО № 701 от 22 сентября 1941 года» все госпитали в Абхазской АССР перешли в ведение Главного управления эвакогоспиталей Наркомздрава СССР. Дом отдыха «Псырцха», размещенный в помещениях бывшего Ново-Афонского монастыря (до января 1937 года назывался Дом отдыха имени Н.А. Лакобы) в пгт. Псырцха, с 1 августа 1942 года сменил свой профиль и стал эвакогоспиталем № 2343 (ранее дислоцировался в г. Гудаута). Кроме того, в августе – октябре 1942 года в здании Ново-Афонского монастыря расположились подразделения 81-й отдельной морской стрелковой (впоследствии – краснознаменная) бригады 12-й армии Северо-Кавказского фронта, отведенные на переформирование после кровопролитных боев на Кабардинском перевале юго-восточнее станицы Неберджаевской. А что происходило в начале Великой Отечественной войны с Домом отдыха СНК Абхазской АССР в пгт. Псырцха? С 22 июня 1941 года и по август 1942 года данное закрытое учреждение исправно работало по своему прямому назначению – принимало на отдых руководство Абхазской АССР, а также командование 20-й горнострелковой дивизии и 36-го Сухумского погранотряда, на которых была возложена задача по охране побережья Черного моря на участке от реки Псоу до пгт. Псырцха. С начала мая 1942 года немецкая авиация систематически стала проводить разведывательные полеты над территорией Абхазской АССР, а 19 мая того же года командование 394-й Криворожской Краснознаменной СД Закавказского фронта зафиксировало разведывательные полеты немецкой авиации над пгт. Псырцха, Сухуми, Гагрой и Гудаутой. С 15 августа 1942 года начались постоянные дневные бомбежки Сухуми и его окрестностей. По этой причине Управление по строительству Черноморской железной дороги (начальник А.Т. Цатуров), по распоряжению первого секретаря Абхазского областного комитета КП(б) Грузии М.И. Барамия, 22 августа 1942 года было эвакуировано в пгт. Псырцха, точнее, в Дом отдыха СНК Абхазской АССР (бывший особняк отца Тиверия в Нагорной части Ново-Афонского монастыря).

А что происходило в период с лета 1943 по март 1946 года в Доме отдыха СНК Абхазской АССР и использовался ли он для отдыха руководства автономной республики, а также принимал ли в своих стенах более важных персон? На данный вопрос пока ответить невозможно. Важно отметить, что с 23 ноября 1943 года в Доме отдыха ХозУ СНК СССР «Сочи» (находился и находится до сих пор в г. Сочи) по распоряжению руководителя Управления делами СНК СССР Я.Е. Чадаева начались ремонтные работы по подготовке объекта для весенне-летнего курортного сезона 1944 года. А с апреля 1944 года Управление делами СНК СССР дало распоряжение ЛСУК при СНК СССР составлять списки для отдыха сотрудников высшего звена Совнаркома и Президиума Верховного Совета СССР в лечебно-оздоровительных учреждениях г. Сочи – Домах отдыха СНК «Малый Ахун», «Сочи» и «Гагра» / «Старая Гагра». Вполне можно допустить, что мероприятия по капитальному ремонту всех загородных дач, Домов отдыха СНК Абхазской АССР и Грузинской ССР на территории автономной республики тоже начались с ноября 1943 года, а к весне 1944 года данные объекты были полностью готовы к приему партийно-государственной элиты. Мне часто задают вопрос как специалисту, продолжительное время занимающемуся историей становления, развития и функционирования правительственных резиденций в СССР, а знал ли И.В. Сталин о существовании Ново-Афонского монастыря и Дома отдыха ЦИК Абхазской АССР в пгт. Псырцха? Как уже помнит читатель, на вопрос, отдыхал или не отдыхал в довоенное время вождь всех времен и народов – товарищ Сталин в Новом Афоне / Псырцхе, я ответил положительно выше по тексту. Кроме того, прошу обратить внимание читателей, что И.В. Сталин в сентябре 1894 года сдал приемные экзамены и был зачислен в православную Тифлисскую духовную семинарию. А 29 мая 1899 года, на пятом году обучения, И.В. Сталин был исключен из семинарии «за неявку на экзамены по неизвестной причине». Из этих фактов можно со стопроцентной уверенностью заявить, что И.В. Сталин не только хорошо знал Ново-Афонский монастырь как семинарист, но и мог его посещать со своими однокурсниками как наиболее известную и значимую православную обитель на Черноморском побережье Кавказа. Посещение И.В. Сталиным в довоенное время Дома отдыха ЦИК/СНК Абхазской АССР в пгт. Псырцха сыграло определяющую роль в принятии решения о строительстве новой правительственной резиденции на базе уже имеющегося номенклатурного объекта автономной республики.

«Ласточкино гнездо» для товарища Сталина

Приказом НКГБ СССР № 00107 от 22 марта 1946 года в соответствии с Постановлением Верховного Совета СССР от 15 марта 1946 года НКГБ СССР был переименован в Министерство государственной безопасности СССР (МГБ СССР). Соответственно, были переименованы и местные управления и отделы НКГБ в управления и отделы МГБ. Существенная реорганизация произошла в Шестом управлении МГБ СССР, которое отвечало за охрану правительства и лично И.В. Сталина. Приказом МГБ СССР № 00134 от 15 апреля 1946 года на его основе было создано Управление охраны № 2 МГБ СССР, а 1-й отдел Шестого управления, занимавшийся охраной И.В. Сталина, был преобразован в Управление охраны № 1. Штаты управления охраны № 1 были объявлены приказом МГБ СССР № 00152 от 24 апреля 1946 года. Таким образом, организация охраны И.В. Сталина (Управление охраны № 1) была отделена от охраны остальных членов Политбюро и Правительства (Управление охраны № 2). Кардинальное расширение и изменение структуры МГБ СССР произошло 4 мая 1946 года, когда вместо В.Н. Меркулова министром госбезопасности СССР был назначен В.С. Абакумов, а возглавляемый им ГУКР Смерш МВС СССР влился в МГБ СССР. Решение об этом было принято Политбюро ЦК ВКП(б) П 51/ IV от 4 мая 1946 года. В конце 1946 года также произошла очередная реорганизация аппаратов охраны руководителей страны. Приказом МГБ СССР № 00558 от 25 декабря 1946 года управления охраны № 1 и № 2 и Управление коменданта Московского Кремля были объединены в Главное управление охраны МГБ СССР. А во второй половине 1946 года произошло еще несколько существенных реорганизаций некоторых структурных подразделений Центрального аппарата МГБ СССР. По результатам проверки работы НКГБ/МГБ СССР, отраженных в акте приема-передачи дел от прежнего министра В. Меркулова новому – В.С. Абакумову, Политбюро ЦК ВКП(б) приняло Постановление П 53/39 от 20 августа 1946 г. о необходимости изменения структуры МГБ СССР. В результате были созданы:

Отдел оперативной техники (ООТ) (изготовление опертехники и снабжение ею местных органов) (применение опертехники оставалось прерогативой отдела «Б»);

Тюремный отдел (руководство тюрьмами МГБ как в центре, так и на периферии) (организован приказом МГБ СССР № 00396 от 27 сентября 1946 г.);

Особое совещание при министре (для вынесения внесудебных решений по следственным делам, ведущимся в МГБ). (Штат секретариата ОСО МГБ СССР был объявлен приказом МГБ СССР № 00496 от 2 ноября 1946 г.);

Управление делами (было организовано на базе АХФУ);

Финансовый отдел (был организован на базе АХФУ);

Хозяйственное управление (было организовано на базе АХФУ).

Таким образом, на основании Постановления П 53/39 ЦК ВКП(б) от 20 августа 1946 года было учреждено Хозяйственное управление МГБ СССР, которое с 20 августа 1946 по 27 марта 1947 года возглавлял генерал-лейтенант Ю.Д. Сумбатов. 23 августа 1946 года в составе ХозУ МГБ СССР, для капитального ремонта и строительства лечебно-санаторных объектов, госдач, жилых домов, медицинских учреждений создали Строительный трест. С 15 марта 1954 года бывший Строительный трест ХозУ МГБ СССР был реорганизован и стал называться Госстройтрестом КГБ при Совмине СССР с выполнением прежних функций. Все загородные резиденции членов Политбюро ЦК ВКП(б) и председателя Совета Министров СССР И.В. Сталина с 20 августа 1946 года поступили в административно-хозяйственное подчинение ХозУ МГБ СССР, а за безопасность высшего руководства страны с 25 декабря 1946 года стало отвечать ГУО МГБ СССР. Медицинский контроль за здоровьем партийно-государственной элиты с 16 марта 1946 года был возложен на Лечебно-Санитарное управление Кремля Министерства здравоохранения СССР (постановлением Совета Министров СССР от 24 апреля 1953 года ЛСУК СМ СССР было реорганизовано в Четвертое управление Минздрава СССР). На основании постановления Совета Министров СССР № 1881—792 от 20 августа 1946 года была создана Проектная контора ХозУ МГБ СССР, перед которой правительство в лице председателя Совета Министров И.В. Сталина поставило задачу в кратчайшие сроки обеспечить проектной документацией строительство и реконструкцию жилых зданий, загородных резиденций, лечебно-оздоровительных учреждений и других объектов специального назначения. С этого момента начинается отсчет капитальных ремонтов всех объектов, находящихся в ведении ГУО МГБ СССР и предполагающих размещение на них председателя Совета Министров СССР И.В. Сталина, а также членов Политбюро ЦК ВКП(б) / Президиума ЦК КПСС. Первым руководителем Проектной конторы МГБ СССР стал инженер-майор Борис Константинович Мирович, который руководил данным подразделением с 20.08.1946 по 12.02.1949, а его первым заместителем и главным конструктором данного подразделения назначили архитектора П.А. Дудоева.

Однако истоки создания Проектной конторы МГБ СССР следует искать несколько ранее. В соответствии с планами руководства 1-го отдела Шестого управления НКГБ СССР по реконструкции старых государственных резиденций и строительству новых в Крымской АССР и на Черноморском побережье Кавказа в январе 1945 года в структуре АХФУ НКГБ было создано Архитектурно-проектное бюро, временно подчиненное Строительному отделу данного главка. С 20 августа 1946 года данное Архитектурно-проектное бюро перешло в ведомство ХозУ МГБ СССР и стало называться Проектная контора ХозУ МГБ СССР. Здание, в котором разместили Проектную контору ХозУ МГБ СССР, находилось на северо-востоке столицы, в поселке Марфино (в настоящее время Марфино – это район в Северо-Восточном административном округе Москвы и одноименное внутригородское муниципальное образование). В первоочередные задачи Проектной конторы ХозУ МГБ СССР входило проектирование для ЦК ВКП(б), Совета Министров СССР и Центрального аппарата МГБ СССР следующих объектов:

Главный вход в госдачу № 8 «Ласточкино гнездо» ГУО МГБ СССР

государственных дач для Политбюро ЦК ВКП(б) – Президиума ЦК КПСС с комплексом вспомогательных зданий и сооружений;
<< 1 ... 8 9 10 11 12 13 14 >>