<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 14 >>

Госдачи Черноморского побережья Кавказа. Недавно рассекреченные документы и бумаги из личного архива И. В. Сталина об истории возникновения и функционирования данных правительственных резиденций
Андрей Евгеньевич Артамонов


Кроме того, в распоряжении Лечебной комиссии имелись дома отдыха: в Курской губ. – 1714 к/м; в Крыму – 1251 к/м, на Кавказе – 156 к/м; всего, таким образом, Лечебная комиссия располагала – 14 348 к/м; из них: в Крыму – 4255 к/м, на Кавказе – 5227 к/м, под Москвой и пр. – 4866 к/м.

Из упомянутого количества – 14 348 койко-месяцев – было выделено: обкомам и губкомам – 8550 к/м, каковые распределялись самостоятельно местными парторганизациями, и в распоряжении Лечебной комиссии – 5798 к/м. Из этого количества предоставлено отдельным членам партии, прибывшим из местных организаций, около 2000 к/м.

Кроме того, Лечебная комиссия выдала 260 000 руб. 2550 парттоварищам – денежное пособие на лечение и отдых вне санаторной обстановки, в размере от 50 до 400 рублей, из коих на работников местных организаций падает 25–30 %.

Лечебная комиссия также оказывала и другие виды помощи: материальные пособия товарищам местных организаций, потерявшим временную трудоспособность или работу и очутившимся вследствие этого в затруднительном положении, в виде незначительных сумм: 5—30 руб. – 1950 товарищам, всего – 47 000 руб.; проездных билетов – 600 товарищам; протезов – 80 тов. и проч. – 420 товарищам.

Всего таким образом прошло через Лечебную комиссию Управления делами ЦК РКП(б) около 13 000 человек, которые распределяются по роду болезни, социальному положению, партстажу и пр. следующим образом:

По роду болезни: изменения со стороны нервной системы – около 47 %; переутомление – 10 %; изменения со стороны серд. – сосуд. системы – 12 %; туберкулез легких – 20 % и проч. – 11 %.

По партстажу: до 1917 г., около 44 %; с 1918 и позже, около 53 %; кандидатов и членов РЛКСМ – 3 %.

По роду работы: партработников – около 33 %; профработников – около 7 %; совработников – около 31 %; хозработников – около 11 %; учащихся – около 8 %.

По социальному положению: рабочих – около 44 %; крестьян – около 15 %; служащих – около 22 %; прочих – около 19 %.

Брошюра. К XIV съезду РКП(б). 1. От XIII к XIV съезду (к организационному отчету ЦК). 2. Отчеты отделов ЦК РКП(б). М.-Л. Государственное издательство. 1925. – 228 с.

24 апреля 1953 года решением Президиума ЦК КПСС и Совета Министров СССР Лечебно-Санитарное управление Кремля было упразднено, а его основные структуры реорганизованы в Четвертое управление Министерства здравоохранения СССР.

В заключение этого раздела мне хотелось бы представить вниманию читателей чрезвычайно интересный документ из фондов ГА РФ – постановление СНК СССР № 114 от 31 января 1943 года «О повышении заработной платы работникам Лечебно-Санитарного Управления Кремля». Это постановление о радикальном повышении окладов сотрудникам ЛСУК вышло в годы войны, когда почти в каждой советской семье, не важно, в оккупированной зоне или в тылу просто нечего было есть. Этот документ по сути настоящий плевок в лицо тем, кто стоял в 14 лет у станка и делал снаряды, кто в 10 лет собирал в колхозе картошку и вязал носки солдатам для фронта, кто умирал от голода в блокадном Ленинграде и горел заживо от бомб в окруженном Сталинграде. К сожалению, рамки этой книги не позволяют привести полностью этот документ, и я его публикую только частично. Для сравнения с теми окладами, что дал И.В. Сталин своим любимым врачам в ЛСУК, я решил привести выборочные данные ЦСУ СССР.

Статистическая таблица ЦСУ СССР «Среднемесячная денежная заработная плата рабочих и служащих по отраслям народного хозяйства СССР в 1940, 1945, 1950–1955 гг.»

РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 41. Д. 113. Л. 161–161 об. Типографский экземпляр.

Административно-хозяйственное управление НКВД СССР

В настоящее время на основе сохранившихся архивных документов можно точно утверждать, что строительство до 10 июля 1934 года загородных правительственных резиденций носило в СССР больше импровизированный характер, при котором активное участие принимали ХОЗУ ЦИК СССР, РВС РККА (ВСУ РККА) и Инженерно-строительный отдел ОГПУ СССР (начальник ИСО АОУ ОГПУ СССР Лурье А.Я.). Все эти ведомства, кроме ИСО АОУ ОГПУ СССР, обладали достаточно высоким научно-техническим потенциалом, владея большими людскими ресурсами, новейшей строительной и дорожно-строительной техникой, закупленной в США, Германии и Великобритании. Однако данное отставание, связанное со слабой технической и административной организацией хозяйственных органов ОГПУ СССР, вскоре было ликвидировано. 11 июля 1934 года, в соответствии с решением Коллегии НКВД СССР и последующим Приказом № 2, было учреждено Административно-хозяйственное управление при данном наркомате. Начальником АХУ НКВД СССР был назначен И.М. Островский. Приказом № 794 от 29.11.1935 И.М. Островскому было присвоено звание старшего майора государственной безопасности. В период с июля 1934 по 31 июля 1941 года АХУ НКВД СССР руководили:

И.М. Островский – с 11 июля 1934 по 15 октября 1936 года

С.Б. Жуковский – с 15 октября 1936 по 1 июля 1937 года

М.И. Рыжов – с 1 июля 1937 по 19 октября 1937 года

И.П. Попашенко – с 19 октября 1937 по 28 марта 1938 года

Ю.Д. Сумбатов-Топуридзе – с 17 апреля 1938 по 31 июля 1941 года

В структуре органов госбезопасности на раннем этапе их становления, в июле 1927 года было учреждено Стройбюро АОУ ОГПУ СССР, ведущим подразделением которого являлась Проектная контора, основной задачей которой было создание проектов жилых и административных ведомственных зданий как в Центре, так и по всей территории СССР. Немалый вклад Проектная контора Стройбюро АОУ ОГПУ СССР под руководством А.Я. Лангмана внесла в создание загородных правительственных резиденций. Об этом ее периоде я подробно рассказываю в главах этой книги, изложенных ниже. Замечу, что с апреля 1938 года АХУ НКВД и 1-й Отдел ГУГБ НКВД СССР станут на многие десятки лет главными кураторами всех загородных правительственных резиденций в СССР (с апреля 1946 года эти объекты получат название «государственная дача»). Органы госбезопасности с апреля 1938 года по август 1991 года станут не только охранять объекты отдыха и жизнедеятельности руководства СССР, но также проектировать и строить все без исключения государственные дачи. Но именно АХУ НКВД СССР в период с апреля 1938 по март 1946 года отвечало за разработку проектов зданий и строительство загородных резиденций, ремонт и техническое обслуживание, обеспечение резиденций всеми видами продовольствия, техническими средствами охраны, средствами телефонной и радиосвязи, автомобильным транспортом и подбором кадров вместе с Оперодом НКВД (в дальнейшем 1-м Отделом ГУГБ НКВД СССР) для санаториев, домов отдыха, больничных учреждений и агрохозяйств. Особый вклад в разработку проектов загородных правительственных резиденций, в дальнейшем известных под названием «государственные дачи», внесла Проектная контора Строительного отдела АХУ НКВД СССР, в дальнейшем Проектная контора ХОЗУ МГБ СССР. Наименование и статус данной организации с годами многократно изменялся, от Центральной проектной конторы КГБ СССР (с 25.01.1960) и до Проектного института КГБ СССР (с января 1969) и в конце концов до существующего – Федерального государственного унитарного предприятия «Проектный институт» Федеральной службы безопасности Российской Федерации. В настоящее время ФГУП «Проектный институт» ФСБ РФ располагается в Москве, рядом с метро «Калужская», по адресу улица Бутлерова, д. 11 и является закрытым, режимным учреждением пропускного типа. За более чем 60 лет строительного проектирования правопреемником проектных организаций МГБ/КГБ СССР, которым является ФГУП ПИ ФСБ РФ, разработана проектно-сметная документация на более чем 1500 объектов, многие из которых воплощены в жизнь, являются уникальными, достойно украшают города нашей страны и представляют собой значительные достижения в области архитектуры.

Органы госбезопасности, охранявшие загородные правительственные резиденции и членов правительства СССР

После победы Октябрьской социалистической революции, к концу 1918 года и в последующий период, в РСФСР сложилась крайне напряженная обстановка. Гражданская война осложнялась выступлениями внутренней оппозиции, использованием тактики индивидуального террора против руководителей Советского государства. Все это поставило перед правительством Советской республики и в первую очередь перед руководством Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК) при СНК РСФСР вопрос о скорейшем создании специального подразделения, которое бы надежно осуществляло физическую охрану важнейших сотрудников партаппарата и правительства. В структуре органов госбезопасности эта функция была возложена на Оперативное отделение (Оперод) при Президиуме Всероссийской чрезвычайной комиссии. Четырнадцать сотрудников подразделения под руководством А.Я. Беленького (24.08.1882—16.10.1941), кроме выполнения охранных функций (безопасность митингов и собраний), вели наружное наблюдение, а также боролись с бандитизмом и спекуляцией, как и все работники ВЧК при СНК РСФСР. После августовского 1918 года эсеровского покушения на В.И. Ленина Оперативное отделение стало ежедневно выделять от одного до нескольких оперативных комиссаров (так называлась должность) для охраны председателя Совнаркома РСФСР. Эпизодически выделялась охрана Л.Д. Троцкому и Ф.Э. Дзержинскому. Тяжелое ранение Предсовнаркома В.И. Ленина, в результате террористического акта, совершенного эсеркой Ф. Каплан, убийства ряда советских руководителей – все это заставило обратить более пристальное внимание на проблемы государственной охраны. В течение 1920 года Президиум ВЧК на своих заседаниях неоднократно рассматривал вопросы по охране государственных деятелей. Так, 5 января 1920 года обсуждались мероприятия, связанные с организацией охраны Комендатурой Московского Кремля и специальной охраны председателя СНК – группы комиссаров для особых поручений при Президиуме ВЧК.

14 октября 1920 года на заседании созданной межведомственной комиссии рассматривался вопрос «Об усилении охраны Кремля и ответственных советских партийных товарищей, советских учреждений в связи с растущими слухами возобновления партией эсеров террористической деятельности». В постановлении было намечено проведение в срочном порядке ряда мероприятий по личной охране ответственных советских и партийных работников. Устанавливаемые постановлением правила относились главным образом к поездкам В.И. Ленина и Л.Д. Троцкого и вводились только с их согласия. Осуществление мер было возложено на А.Я. Беленького. 26 ноября 1920 года вместо Оперативного отделения при Президиуме ВЧК организуется Специальное отделение, в задачи которого входило обеспечение безопасности руководителей Советского государства и организация охраны правительственных объектов, в том числе Домов отдыха ВЦИК РСФСР, загородных резиденций под Москвой и городских зданий, предназначенных для проживания сотрудников СНК и ВЦИК. Это отделение охраны также возглавил А.Я. Беленький. На следующий день, 27 ноября 1920 года, была установлена (в отдельных случаях подтверждена) охрана следующих учреждений: Московский Кремль, ЦК РКП(б), ВЧК при СНК РСФСР, РВС (Реввоенсовет), Московский комитет российской Компартии, Моссовет, 1-й и 2-й Дома Советов ВЦИК, а также ряда подмосковных дач, презназначенных для отдыха членов правительства Страны Советов. Определялась особая личная охрана В.И. Ленина, Л.Д. Троцкого, Ф.Э. Дзержинского. С этого момента было также решено проводить охрану митингов и собраний, где присутствовали ответственные советские работники (при условии информирования ВЧК о мероприятиях за шесть часов до их начала). К моменту образования в январе 1922 года Государственного политического управления при НКВД РСФСР – особый орган охраны правительства – Специальное отделение насчитывало уже 24 человека. В декабре 1923 года, в целях усиления подразделения, в Специальное отделение была переведена группа оперативных комиссаров из состава Московского отдела ГПУ. Специальное отделение (так называемая «Специальная охрана») при президиуме ВЧК – ГПУ – ОГПУ (с 1926 г. – при Коллегии ОГПУ) стояло на страже безопасности руководителей Советского государства до конца 1929 года. За это время личный состав обеспечил большое количество мероприятий не только в Москве, но и при поездках охраняемых лиц по стране.

В деле обеспечения безопасности руководителей государства большую помощь «специальной охране» оказывал Оперативный отдел ОГПУ (Оперод ОГПУ СССР), который также участвовал в охране мероприятий. Так, в 1927 году группы сотрудников Оперода обслуживали театры во время посещения их членами правительства и ответственными работниками. В праздники 1 мая и 7 ноября сотрудники Оперода работали по районам и охраняли Красную площадь. При поездках членов Политбюро ЦК ВКП(б) на отдых их охрану обеспечивал Оперод ОГПУ СССР, который также отвечал за обеспечение связью и транспортными средствами. 1 октября 1928 года начальник Специального отделения при Коллегии ОГПУ СССР А.Я. Беленький был переведен в резерв назначения Административного отдела Административно-организационного Управления ОГПУ (АОУ ОГПУ СССР). С этого момента и до конца 1929 года подразделение по охране членов правительства возглавлял А.М. Шанин. В начале 1930 года Специальное отделение было упразднено, а его функции переданы в Оперативный отдел ОГПУ (Оперод ОГПУ СССР), которым руководил К.В. Паукер (12.01.1893—14.08.1937). Необходимо заметить, что именно К.В. Паукер первым в органах ВЧК – ОГПУ создал полноценное высокоэффективное подразделение охраны, которое было оснащено современным оружием, средствами ВЧ-связи и мощным, специально изготовленным и закупленным в США и в Великобритании автомобильным транспортом. Известно о начальнике Оперода ОГПУ СССР Карле Викторовиче (Беньяминовиче) Паукере не слишком много, да и то с его слов, на основе данных личной учетной карточки в Отделе кадров ГУГБ НКВД СССР.

Примечательно, что среди многочисленных стандартных обвинений в заговоре против членов правительства СССР и измене Родине К.В. Паукеру предоставили документальные доказательства о его неоднократных попытках установки подслушивающих устройств в квартирах членов правительства и лично И.В. Сталина, а также в загородных резиденциях в Подмосковье. Стоит отметить и то, что все основные меры по методам и способам агентурно-оперативного сопровождения, применяемые Оперодом ОГПУ СССР при охране руководства партии и правительства с 1928 года, были разработаны лично К.В. Паукером и начальником охраны И.В. Сталина И.Ф. Юсисом. В Опероде ОГПУ СССР в начале июня 1931 года по предложению К.В. Паукера была создана комиссарская группа специальной охраны (4-е отделение Оперод ОГПУ СССР), помощь которой в организации охраны руководителей государства на эпизодических мероприятиях оказывали сотрудники 5-го отделения. 4-е отделение Оперода ОГПУ СССР постоянно использовалось при охране членов Политбюро ЦК ВКП(б) и лично И.В. Сталина в поездках на Черноморское побережье Кавказа и в Крымскую АССР для санаторно-курортного лечения. Впоследствии начальник 1-го отдела ГУГБ НКВД СССР (в дальнейшем ГУО МГБ СССР) Н.С. Власик использовал наработки К.В. Паукера при организации охраны И.В. Сталина и членов Политбюро ЦК ВКП(б). 28 ноября 1936 года последовало важное, поворотное решение в становлении органов охраны партии и правительства СССР. В структуре ГУГБ НКВД СССР на базе подразделений Оперода образовали самостоятельный Отдел охраны, начальником которого стал комиссар госбезопасности 2-го ранга К.В. Паукер. Необходимо также отметить, что К.В. Паукер стал инициатором создания специального подразделения оперативных машин для охраны членов Политбюро ЦК ВКП(б) в пути их следования. Этот небольшой парк седанов Buick Model 32–90 разместился на территории Автобазы № 1 Автотехнического отдела АХУ НКВД СССР в Варсонофьевском переулке, но в дальнейшем перешел под крыло ГОН при 1-м Отделе ГУГБ НКВД СССР. Особо стоит сделать ударение, из малоупоминаемых заслуг комиссара госбезопасности 2-го ранга К.В. Паукера, на организацию в структуре Отдела охраны Оперод НКВД СССР (с 25.12.1936 – 1-го Отдела ГУГБ НКВД СССР) токсикологической лаборатории, которая частично заменила аналогичное штатное подразделение в Лечебно-Санитарном управлении Кремля. После снятия К.В. Паукера с должности вакантное место начальника 1-го Отдела ГУГБ НКВД СССР занял комиссар госбезопасности 3-го ранга И.Я. Дагин. Для обеспечения безопасности государственных деятелей во время поездок по стране и во время отдыха на периферии существовали 1-е отделы местных УГБ НКВД СССР. 19 ноября 1938 года 1-й отдел ГУГБ НКВД СССР возглавил начальник личной охраны И.В. Сталина старший майор госбезопасности Н.С. Власик.

28 марта 1938 года решением Политбюро ЦК ВКП(б) ГУГБ НКВД СССР было расформировано. Первый отдел вошел в состав вновь созданного 1-го Управления (госбезопасности) НКВД СССР, а 29 сентября 1938 года был возвращен в состав воссозданного ГУГБ НКВД. Для обеспечения безопасности государственных деятелей во время поездок по стране и во время отдыха в других регионах СССР существовали 1-е отделы (отделения) местных УГБ НКВД СССР. В начале февраля 1941 года в органах внутренних дел и госбезопасности началась структурная реформа, которая тесным образом увязывалась с задачей максимального приближения деятельности спецслужб к условиям войны. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 февраля 1941 года «О разделении Народного Комиссариата Внутренних Дел СССР и образовании Народного Комиссариата Государственной Безопасности СССР» 26 февраля 1941 года был издан приказ НКГБ СССР, который предписывал организовать:

Управление коменданта Московского Кремля (УКМК) НКГБ СССР во главе с генерал-майором Н.К. Спиридоновым;

1-й отдел НКГБ СССР во главе с комиссаром государственной безопасности 3-го ранга Н.С. Власиком, возложив на него охрану руководителей партии и правительства.

Таким образом, государственная охрана была сконцентрирована в два самостоятельных органа, которые не были подчинены друг другу, но взаимодействовали во всех мероприятиях по координации действий охранной службы. 22 июня 1941 года подразделения охраны 1-го отдела НКГБ СССР перешли, как и весь Наркомат госбезопасности, на усиленный вариант работы. В дополнение к охраняемым объектам (здания наркоматов, загородные правительственные резиденции на Черноморском побережье Кавказа, под Москвой, в Крымской АССР, комплекс домов ЦК ВКП(б) на Старой площади и т. д.) на 1-й отдел НКБ СССР была возложена обязанность охраны особо важных пунктов размещения Ставки Верховного Главнокомандования (СВГК) Генерального штаба Красной армии. В первой половине 1943 года, в условиях наступления Красной армии, было признано целесообразным вернуться к довоенной реформе органов государственной безопасности, которая максимально соответствовала задачам обеспечения фронта и конечной победы над немецко-фашистскими захватчиками. 14 апреля 1943 года был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об образовании Народного Комиссариата Государственной Безопасности СССР». В структуре НКГБ СССР отдел государственной охраны значительно повысил свой статус. С этого времени 1-й отдел НКГБ СССР стал 6-м Управлением – Управлением охраны руководящих кадров партии и правительства. 11 мая 1943 года начальником этого органа был назначен Н.С. Власик. Новое управление охраны сохранило все свои прежние функции.

В марте 1946 года было создано два управления охраны в новом Министерстве государственной безопасности СССР. Управление № 1, которое возглавлял генерал-майор А.К. Кузнецов, осуществляло личную охрану И.В. Сталина. Управление № 2 МГБ СССР обеспечивало безопасность других руководителей СССР и безопасность охраняемых объектов (генерал-лейтенант Н.С. Власик, затем – генерал-майор Д.Н. Шадрин). 25 декабря 1946 года оба Управления охраны, а также Управление Коменданта Московского Кремля были объединены в ГУО МГБ СССР во главе с генерал-лейтенантом Н.С. Власиком. После снятия с должности Н.С. Власика и реорганизации ГУО МГБ СССР, с 19 мая 1952 года Управление охраны МГБ СССР возглавил министр государственной безопасности СССР С.Д. Игнатьев (14.09.1905—27.11.1983). 14 марта 1953 года для обеспечения охраны руководящих кадров партии и правительства было создано Девятое управление (в составе объединенного МВД СССР). 14 марта 1953 года была утверждена новая структура МВД СССР, где было создано Десятое управление (Управление коменданта Московского Кремля), а 18 марта 1954 года, в связи с образованием КГБ при СМ СССР, Десятое управление (УКМК) вошло в структуру Центрального аппарата Комитета госбезопасности. 25 июня 1959 года приказом КГБ при СМ СССР были утверждены новые штаты и структура Девятого управления Комитета госбезопасности, в состав которого вошло бывшее Десятое управление (Управление Коменданта Московского Кремля). В 1990–1991 годах была создана личная Служба охраны Президента СССР, которая стала правопреемником Девятого управления КГБ СССР. В 1991 году органы государственной охраны объединились в рамках ГУО – Государственного управления охраны Российской Федерации.

Особый гараж Кремля при СНК СССР / ГОН при 1-м отделе ГУГБ НКВД СССР

Рассказывая об истории строительства и функционирования загородных правительственных резиденций, нельзя пройти мимо чрезвычайно интересной и загадочной темы создания Особого гаража Кремля, транспортного подразделения органов госбезопасности, отвечающего за перемещение охраняемых лиц из Политбюро ЦК ВКП(б) на автомобилях. На заре становления советской власти каждый высокопоставленный сотрудник ВЦИК и СНК РСФСР имел или мечтал иметь автомобиль с личным шофером, чтобы повысить свой официальный статус на фоне других номенклатурных собратьев по чиновничьей работе. Необходимо заметить, что неуемная страсть всех советских вождей к дорогим, мощным и иностранным автомобилям перешла от бывшего царя Николая II, который имел в своем распоряжении Императорский гараж в Царском Селе (предместье Петербурга/Петрограда), находящийся на балансе Министерства Императорского двора. В конце октября 1917 года Императорский гараж был национализирован и конфискован в пользу государства, а именно победившей стороны, то есть РКП(б). Гараж, состоящий из бывших автомобилей царской семьи и министров, получил новое название – Автомобильный отдел Военно-Революционного комитета при Петроградском Совете рабочих и солдатских депутатов (Автоотдел ВРК), в дальнейшем Автоконюшенная база СНК РСФСР, а позднее – Военная автомобильная база СНК РСФСР. В марте 1918 года автомобили базы, вслед за руководителями государства и правительства, были перевезены из Петрограда в новую столицу Страны Советов – Москву. С 11 марта 1918 года в Московском Кремле и в пределах Садового кольца были учреждены СНК РСФСР следующие автотранспортные предприятия:

Автобаза СНК РСФСР/СССР по адресу улица Каретный Ряд, д. 4 (руководитель Г.Б. Акинфиев)

Транспортный отдел ЦИК СССР по адресу улица Моховая, д. 7 (руководитель А.Д. Садовский), а также в его составе гараж по адресу Сапожковая площадь, здание Манежа (руководитель П.В. Левандовский)

Особый гараж Кремля при Управлении делами СНК СССР, по адресу Московский Кремль, улица Дворцовая (Коммунистическая), здание Потешного дворца (руководитель С.К. Гиль)

Автобоевой отряд ВЦИК (АБО ВЦИК), по адресу Московский Кремль, улица Дворцовая (Коммунистическая), здание Потешного дворца (руководитель Ю.В. Конопко)

31 декабря 1920 года Управлением делами СНК СССР за подписью Н.П. Горбунова было подписано протокольное постановление № 13, гласящий следующее:

«Ввиду особых соображений приказываю:

1. Особый гараж, находящийся в Кремле, выделить из подчинения Автобазы СНК. Машины, материалы и прочее имущество, находящееся в этом гараже, а равно и его личный состав исключить с 1 января 1921 года из списков Автобазы СНК РСФСР.

2. Тов. Гиля Степана Казимировича назначить заведующим Особым гаражом Кремля».

На основании данного постановления, дата 1 января 1921 года считается днем образования Особого гаража Кремля при СНК СССР, в дальнейшем ГОН при 1-м отделе ГУГБ НКВД СССР. На момент реорганизации и периода становления как штатной единицы Особый гараж Кремля имел на балансе всего пять автомобилей, а штат служащих составил 10 человек, из них можно выделить руководителя подразделения – С.К. Гиля и П.О. Удалова, в дальнейшем заведующего Особым гаражом Кремля при СНК СССР и ГОН при 1-м отделе ГУГБ НКВД СССР. Основными транспортными средствами, которыми пользовались руководители РСФСР в период с 1919 по 1923 год, и в частности Предсовнаркома В.И. Ленин, были машины с разными кузовами типа Rolls-Royce британской автомобиле- и моторостроительной компании Rolls-Royce Limited, Packard Motor Car Company, а также Delaunay-Belleville S.A. и Panhard & Levassor S.A. В декабре 1920 года для Автобазы СНК нарком внешней торговли РСФСР Л.Б. Красин произвел закупку четырех подержанных автомобилей Rolls-Royce 40/50 Silver Ghost. Один автомобиль из этой партии поступил в Особый гараж Кремля. В дальнейшем для Особого гаража Кремля закупили еще 4 автомобиля Rolls-Royce 40/50 Silver Ghost со следующими типами кузовов (согласно документам): 1) «Роллс-Ройс» (лимузин), № мотора 2592, год выпуска – 1914; 2) «Роллс-Ройс» (ландолет), № мотора 62, год выпуска – 1921; 3) «Роллс-Ройс» (торпедо), № мотора 2475, год выпуска – 1913; 4) «Роллс-Ройс» (торпедо), № мотора 90, год выпуска – 1920. Отмечу, что в Императорском гараже его величества Николая II находилось к марту 1917 года 56 автомобилей разных европейских производителей: Rolls-Royce, Panhard-Levassor, Renault, Serex, De Dion-Bouton, Vauxhall, Pierce-Arrow, Chalmers, Turcat-Mery, Berliet, Peugeot, Brasier, Daimler и Benz & Cie, но царь категорически предпочитал транспортные средства фирмы S.A. des Automobiles Delaunay-Belleville из Франции, выпускающей роскошные представительские лимузины.

На таком Rolls-Royce 20/25 образца 1929 г. с кузовом типа седан, закупленном для нужд Особого гаража Кремля, ездили вожди СССР

За период существования Особого гаража Кремля на посту руководителя этого транспортного предприятия происходили постоянные кадровые перестановки, связанные в первую очередь со сменой руководства в правительстве РСФСР/СССР. Стал легендой первый руководитель Особого гаража Кремля Степан Казимирович Гиль (17.04.1888—05.01.1966), по национальности поляк, ранее служивший в Императорском гараже водителем, а после Октябрьской революции перешедший работать в Автомобильный отдел Военно-революционного комитета при Петроградском Совете рабочих и солдатских депутатов (Автоотдел ВРК), в дальнейшем Автоконюшенную базу СНК РСФСР в Петрограде. Любопытно, что С.К. Гиль смог написать и издать абсолютно неинтересную книгу (Гиль С.К. Шесть лет с В.И. Лениным. Воспоминания личного шофера В.И. Ленина. М.: Молодая гвардия, 1957), где описал кучу всяких ненужных подробностей, но о том, как формировался и чем жил Особый гараж Кремля, так и не удосужился обмолвиться. Его преемник на должности заведующего Особым гаражом Кремля – П.О. Удалов после своей смерти вообще не оставил воспоминаний, дневниковых записок и интервью, скорее всего по причине подписки о неразглашении, которую он давал при назначении на высокий пост.

Стоит отметить, что С.К. Гиль, несмотря на то что являлся личным водителем Предсовнаркома В.И. Ленина и руководителем правительственного гаража, осенью 1921 года в результате острых политических интриг был отстранен от своего ответственного поста под надуманным предлогом плохой организации и развала транспортного предприятия. Согласно секретному приказу Управления делами СНК № 196 от 20 октября 1921 года вводилась должность «Заведующего Особым гаражом», на которую назначили личную креатуру Ф.Э. Дзержинского П.А. Яковлева, который ранее возглавлял гараж ВЧК при СНК РСФСР. Фактически это была передача автотранспортного предприятия из одного ведомства в другое и Особый гараж, который до этого находился в ведении Управделами СНК РСФСР, перешел в ведение Президиума ВЧК. Чекист Петр Алексеевич Яковлев (18.10.1892— 15.04.1959) в дальнейшем «прославился» тем, что стал сотрудником для особых поручений Комендантского отдела АХУ НКВД СССР, расстреливая вместе с коллегами «врагов народа», «троцкистско-бухаринскую сволочь» на Варсонофьевском, д. 7–9 (сейчас по этому адресу Автобаза ФСБ РФ). Кроме того, П.А. Яковлев занимал в течение ряда лет высокую должность начальника Автотехнического отдела АХУ НКВД СССР. Между тем центральное правительственное автопредприятие по-прежнему оставалось в Кремле, под контролем нового начальника Особого гаража П.А. Яковлева. Филиал Особого гаража Кремля разместили в Горках (бывшая усадьба З.Г. Морозовой-Рейнбот), на территории новой загородной резиденции Предсовнаркома В.И. Ленина, назначив его руководителем С.К. Гиля. Сменила на боевом посту руководителя Особого гаража Кремля П.А. Яковлева не менее легендарная личность, бывший личный водитель членов Политбюро ЦК РКП(б) и И.В. Сталина – Павел Осипович Удалов, назначенный 21 сентября 1923 года на новую должность.

Однако говорить о полной самостоятельности Особого гаража Кремля в тот период можно лишь условно, так как он юридически считался одним из подразделений Автобазы СНК СССР. Полную административно-хозяйственную и юридическую самостоятельность данное правительственное автотранспортное предприятие приобрело лишь на основании постановления Политбюро ЦК ВКП(б) «О гаражах СНК и ЦИКС» от 1 июня 1932 года, когда было принято предложение В.В. Куйбышева «Особый гараж Кремля выделить из Автобазы СНК и оставить в Кремле, как самостоятельный Особый гараж Кремля при СНК СССР. Начальником Особого гаража Кремля назначить т. Удалова». Я ниже вниманию читателей представляю сканированный образ ранее совсекретного приложения к протоколу ПБ № 102 от 1 июня 1932 г. п.10: «О гаражах при СНК и ЦИКС» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 886. Л. 2,24), который можно теперь спокойно прочитать. Уже 2 июня 1932 года СНК СССР было принято постановление № 375 за подписью В.М. Молотова «Об Особом гараже Кремля», в котором был всего лишь один пункт: «Выделить из Автобазы СНК СССР Особый гараж Кремля, оставив его в Кремле как самостоятельный гараж Кремля при СНК СССР»; чуть позже – 27 июня 1932 года на объединенном заседании Секретариата ЦИК СССР и ВЦИК приняли постановление «О слиянии гаражей транспортного отдела ЦИК Союза ССР и автобоевого отряда ВЦИК». С этого времени Особый гараж Кремля при СНК СССР стал единственным автотранспортным предприятием для членов Политбюро ЦК ВКП(б) и членов их семей. Тут мне хотелось бы сделать небольшое отступление и внести некоторую ясность в место дислокации Особого гаража Кремля при СНК СССР, Автобазы СНК СССР и Транспортного отдела ЦИК СССР, так как в СМИ и Интернете много неточностей, а также явной путаницы. С сентября 1923 года и до наших дней главным местом размещения Особого гаража Кремля при СНК СССР (в дальнейшем ГОН при 1-м Отделе ГУГБ НКВД СССР) и его ремонтных мастерских является комплекс старинных зданий рядом с Оружейной палатой и Кавалерскими корпусами (два из них были снесены при возведении Кремлевского дворца съездов в 1959–1960 гг.), расположенных рядом с Боровицкой башней Московского Кремля. Официальный его адрес – Московский Кремль, Дворцовая улица, корпуса № 8 и 9. Думаю, те из читателей, кто хотя бы раз бывал на экскурсии в Оружейной палате и Алмазном фонде, обратили внимание на небольшую площадь при входе на территорию правительственной резиденции. Это Дворцовая площадь, слева от которой (если стоять спиной к Боровицкой башне) находятся Алмазный фонд и Оружейная палата. Чуть дальше и правее длинный корпус Потешного дворца на Дворцовой улице, в хозяйственных помещениях (так называемые «каретные сараи») и во внутреннем П-образном дворе которого, до арочного перехода в Большой Кремлевский дворец, и расположен ГОН. Мастерские Особого гаража Кремля ранее размещались в Малом Офицерском корпусе (был снесен при строительстве Кремлевского дворца съездов). Также часть автомобилей И.В. Сталина и охраны Оперод ОГПУ/НКВД СССР находилась в отдельном здании во дворе Арсенала (расположен между Троицкой и Никольской башнями Московского Кремля). Удивительно, но на территории Московского Кремля в 1920— 1950-е годы существовало и бензохранилище, расположенное под холмом, на котором до революции стояла П-образная колоннада и грандиозный монумент императору Александру II под шатром; позднее на его месте, на территории Тайницкого сада находился до 1995 года памятник В.И. Ленину.

Необходимо подчеркнуть, что часть автомобилей Особого гаража Кремля (в том числе и в настоящее время) с осени 1938 года разместили внутри пандусов Большого Каменного моста, построенного по проекту инженера Н.Я. Калмыкова и архитекторов В.Г. Гельфрейха, М.А. Минкуса, В.А. Щуко и сданного в эксплуатацию 16 марта 1938 года. Кроме Особого гаража Кремля при СНК РСФСР/СССР все правительственные учреждения (наркоматы и подведомственные учреждения) обслуживала Автобаза СНК СССР, расположенная на улице Каретный Ряд, д. 4, стр. 4, на раннем этапе разместившаяся в бывшем особняке купца А.Д. Маркова. Однако в сентябре 1920 года на Каретный Ряд переехала только административная часть Автобазы СНК РСФСР, а двухэтажный гараж с пандусом и мастерские были построены в 1929 году по проекту архитектора Г.П. Гольца (06.03.1893—27.05.1946) левее от этого здания, в соответствии с постановлением СНК СССР от 18 мая 1927 года. Несмотря на то что все вышеупомянутые транспортные предприятия обслуживали аппарат ЦИК и СНК СССР и, кроме того, Политбюро ЦК ВКП(б), парк легковых автомобилей у них был разный. Автобаза СНК СССР в своем арсенале к 1941 году имела в основном американские легковые автомобили Buick Series 30–90, 32–90 и 34–90 с кузовом типа седан и кабриолеты Buick Series 90 Phaeton (производились компанией Buick Motor Car Company / Buick Motor Division, филиалом General Motors Company), Ford Model 48/4-door sedan и отечественные ГАЗ М-1 с кузовами седан и фаэтон. Удивительно, но гараж Г.П. Гольца на улице Каретный Ряд, д. 4 очень понравился сегодняшней новой власти в лице Управления делами Президента РФ, и там последние три года шли интенсивные реставрационные работы.

Сейчас в этих корпусах размещается ФГБУ «Транспортный комбинат «Россия» УД Президента РФ. Одновременно с Автобазой СНК РСФСР/СССР и Особым гаражом Кремля функционировал Транспортный отдел ЦИК СССР, административная часть которого находилась в бывшей гостинице «Петергоф», ставшей 4-м Домом Советов, находящемся на улице Моховой, д. 7. В справочнике «Вся Москва» за 1928 год обозначены задачи Транспортного отдела ЦИК СССР: «Обслуживание автотранспортом ЦИК СССР, ВЦИК и их отделов, ЦК ВКП(б), ЦКК, Съездов Советов и партии, международных конгрессов и др.». На самом деле Транспортный отдел ЦИК СССР обслуживал, кроме уже выше обозначенного, дипломатические представительства и военные атташаты иностранных государств, аппарат Коминтерна, многочисленных технических специалистов, приезжающих в СССР по приглашению наркоматов, а также туристов. Созданное в 1929 году Государственное акционерное общество (ГАО) по иностранному туризму в СССР «Интурист» первоначально не располагало собственной материальной базой. В 1933 году ГАО «Интурист» было слито с Всесоюзным акционерным обществом «Отель» и получило в свое распоряжение несколько гостиниц, ресторанов и автотранспорт. Растущая с каждым годом материальная база «Интуриста» вызвала необходимость строительства отдельного гаража для автотранспорта всесоюзного общества. В ноябре 1934 года был принят построенный по проекту архитектора К.С. Мельникова (03.08.1890—28.11.1970) циклопический пятиэтажный гараж на улице Сущевский Вал, д. 33 для ВАО «Интурист», в парке которого состояли легковые автомобили тех же марок, что и в транспортных предприятиях СНК и ЦИК СССР. Сейчас в этом здании размещена Автотранспортная служба Управления материально-технического обеспечения ФСБ РФ. В 1929 году Исполком Коминтерна (ИККИ) тоже решил стать самостоятельным и обойтись без транспортных услуг ЦИК СССР, для чего ему выделили на Садово-Каретной ул., д. 22, стр. 4а небольшое двухэтажное здание, расположенное во дворе, в тыльной части известного доходного дома в стиле модерн купца А.П. Лебедева. В этом невзрачном здании до конца мая 1943 года находился гараж ИККИ, а последний глава Коминтерна – генсек Г.М. Димитров перемещался по Москве на представительском черном лимузине Packard 120 Formal Sedan, производства американской компании Packard Motor Car Company. Как известно, практически весь аппарат Коминтерна в октябре 1941 года эвакуировали в Уфу, а гараж остался, но 15 мая 1943 года по личному распоряжению И.В. Сталина ИККИ вместе со всеми подведомственными ему учреждениями (общежитие, издательство, автобаза, КИМ) был распущен. Г.М. Димитров 27 декабря 1943 года занял видную номенклатурную должность руководителя Международного отдела ЦК ВКП(б) и до начала января 1946 года пользовался услугами ГОН при Шестом управлении НКГБ СССР.

Гараж Транспортного отдела ЦИК СССР с декабря 1919 по декабрь 1952 года находился в помещении Манежа, в старинном историческом здании, расположенном по адресу Манежная площадь, д. 1, между Манежной и Сапожковой площадями, Александровским садом и Моховой улицей. Внутри Манежа смонтировали подъемные механизмы для смены кузова и двигателей, пандусы, ремонтные ямы, а также складские помещения для запчастей. 23 апреля 1932 года состоялось заседание Политбюро ЦК ВКП(б), где был принят протокол № 97 «О гараже ЦИК СССР», в котором ставилась цель построить гараж для Транспортного отдела ЦИК СССР, а здание Манежа освободить от автобазы и отдать под нужды Исполкома Моссовета. Я ниже привожу полностью текст этого протокола.
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 14 >>