Геноцид русских на Украине. О чем молчит Запад
Андрей Викторович Караулов

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 15 >>
К. Шуров: – Да.

А. Караулов: – А там, в палаточном городке, когда вы защищали памятник десантникам, спасавшим Николаев, вы были без оружия, когда на вас напали?

Д. Никонов: – Да, без оружия и средств защиты.

А. Караулов: – Тогда я, можно, спрошу: а почему вы были без оружия и тем более без средств защиты?

Д. Никонов: – У нас мирный протест.

А. Караулов: – Но если в вас стреляют?

Д. Никонов: – У нас мирный протест.

А. Караулов: – Ну, перебьют вас всех. Резиновой пулей можно убить.

Д. Никонов: – Да, если стрелять практически в упор.

А. Караулов: – Объясните. Вы и дальше будете так (в лагере десятки людей) мирно протестовать? Ну, если вот так сейчас завертелось, то как дальше? Или надо лагерь снимать, иначе перебьют же вас. Или вы принципиально не хотите вооружаться, невзирая ни на что?

Д. Никонов: – Лично я принципиально не хочу вооружаться, невзирая ни на что.

А. Караулов: – Почему? Объясните, пожалуйста, почему.

Д. Никонов: – Скажу, что, наверное, градус накала противостояния в городе Николаев еще не созрел до того уровня, как например, в Луганске и Донецке.

А. Караулов: – А там?

Д. Никонов: – А там уже зашкалило, уже люди вооружились.

А. Караулов: – То есть это реально сегодня гражданская война?

Д. Никонов: – Как минимум, гражданское противостояние, трупы уже есть. В Луганске произошло столкновение с применением оружия.

А. Караулов: – Сколько людей погибло?

Д. Никонов: – Два человека со стороны сопротивления.

А. Караулов: – Там тоже «молодчики»?

Д. Никонов: – С той стороны – сборная солянка. Молодчики из правого сектора, какие-то люди мобилизованные.

А. Караулов: – Среди них есть погибшие?

Д. Никонов: – Есть один погибший офицер СБУ. В Луганске и Донецке захвачены.

А. Караулов: – Там склады с оружием?

Д. Никонов: – Там захвачены еще здание СБУ, здания городских районных отделов милиции, в которых находилось оружие.

А. Караулов: – То есть это уже не остановить никак, я правильно понимаю? Что будет через месяц, через полгода? Кровь, да?

Д. Никонов: – Я предполагаю самый плохой сценарий развития событий.

А. Караулов: – Какой?

Д. Никонов: – Гражданская война. Полномасштабная гражданская война.

Они ведь, Михаил, действительно готовы умереть.

М. Делягин: – Умирать они готовы, это правда.

А. Караулов: – Это ужасно. Если это правда, то это ужасно. Вопрос в том, готовы ли они бороться и побеждать?

М. Делягин: – Это две разные готовности.

А. Караулов: – Я понимаю. Но еще раз: люди идут на смерть. Скажи, когда за последние 20 лет мы с тобой это видели? Чечня, наверное, если только брать внутреннюю готовность людей за родину жизнь отдать?

М. Делягин: – Чечня в двухтысячных.

А. Караулов: – Норд-ост, когда Кобзон готов был отдать жизнь. Беслан – когда отдавали жизнь.

М. Делягин: – Дом Советов в 1993 году.

А. Караулов: – И вот сегодняшние события.

М. Делягин: – Но это всегда было точечно на Украине. И почти всегда касалось какого-то одного места, какой-то одной группы людей.

А. Караулов: – A раз готовы умирать, то тем более готовы и бороться. Что в Запорожье произошло? Когда это было?

Владимир Рогов, лидер «Славянской гвардии», г. Киев, Украина: – Это было в праздник, в Вербное воскресенье непосредственно. Запорожцы по традиции вышли на марш вежливых запорожцев. Это наша традиция. Вежливо спросить о выполнении наших прав.

А. Караулов: – Сколько человек вышло на марш?

В. Рогов: – 3,5–4 тысячи. Они прошли по проспекту как обычный мирный марш запорожцев.

А. Караулов: – В Вербное воскресенье.

В. Рогов: – В Вербное воскресенье. Начали расходиться. Их окружили две тысячи боевиков правого сектора. Это так называемая оборона Евромайдана.

А. Караулов: – «Молодчики»?

В. Рогов: — Молодчики с бейсбольными битами, с арматурой, с травматикой, с топориками.

А. Караулов: – Сколько же их, «молодчиков», было?

В. Рогов: – Более двух тысяч точно было.

А. Караулов: – Две тысячи окружают тысячу человек?

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 15 >>