<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 >>

Вместе
Белла Фишелева


И, может быть, увидишь блеск росы,
И утренней зари благую свежесть,
В охапку, мигом ранние часы!
И к Утру обратишься: «Ваша Светлость!»

12. Март

О, сколько мартов на моём веку!
Но Март не хочет перестать ломаться,
И вздор – лежать, смирившись, на боку!
Он первенец весны! Преображаться —

Ударить вьюгой иль залить теплом —
Его закон. Схлестнуться б с ветром! Рядом
Апрель? И пусть! Обрушу окоём
И посмотрю на всё холодным взглядом…

Так завершал сегодня дерзкий март
Свой срок – в противоречьях и зазнайстве.
Но всё ж гордец отверг зимы возврат,
Кричал в финале: «Радостно прощайся!»

13. Помню осень

Сентябрь. И осень собирает
Свои плоды – детей земли,
Ковёр особый расстилает —
Тяжёл (всё тонны!), но смогли
Труды людей усыпать землю
Картошкой, луком… А морковь?
Цвет золотой её! Приемлю —
Подымет дух, очистит кровь!
Обычай: высыпать на землю,
Не только складывать в мешки,
Что выросло. Я звукам внемлю
Людской осенней суетни.
И радость, невзначай как будто,
В осенний радужный денёк,
И стало так душе уютно,
Что я в тепло земли прилёг.

14. Деревце в Мёртвом море

Есть силы, что дерево в соль посадили
Средь Мёртвого моря?
То мысли смятенье?
В безмолвном просторе
На острове соли, —
Росток одинокий
В солёной могиле.
Да, дивное в мире возникло явленье:
Средь моря стоячего ожил росток,
И ветры овеять его собрались…
Ветвями он – ввысь,
А ветвями – то голыми…
Но льётся, уж льётся
Чуть слышный поток —
Рождается жизнь,
Её мощный исток
Дал дереву встать,
Одеться защитными смолами…
Но Мёртвое море! Иль то сновиденье?
Иль слабость во мне от дыханья росы,
Что враз опьянила? Иль грёза, иль бденье?
Иль тяжесть на сердце в преддверье грозы?
Нет! Жизнь – всюду Жизнь!
Её не осилить, не сбить, не убить,
Хоть Смерть своё жало готовит вонзить!
От жизни попробуй сама откажись!
Увидишь: сквозь камни пробьётся слезой,
Ростками, лучами, пылинкой, росой,
Родник разольётся струёй золотой —
Бессмертная жизнь, но в борьбе роковой.

Ноябрь 2017 г.

15. «Мне вечер вспомнился…»

* * *

Мне вечер вспомнился, такой далёкий,
Травою пахло в воздухе речном,
В кустах прибрежных, юных, невысоких,
О чём-то, может, важном и родном,

Пел соловей. Он лихо заливался
В ветвях кустов, как в дебрях вековых,
И с трелью вверх взлетал! Потом снижался
С ветвей и с нот, как с высей неземных.

Тонули, помню, травы в ранних росах…
И от прохлады никнет соловей
И смолк…
Но не умолк поэт! Взяв посох,
Невзгодам вопреки, – на зов скорбей!

Поэт в стихах и жизни – вечный странник:
То к небу взлёт, то к спящим городам —
И с теми, кто в трудах уж утром ранним,
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 >>