Чингиз Акифович Абдуллаев
Пепел надежды

Глава 10

Когда раздался звонок в дверь, Митя особо не испугался. Рядом с ним были трое вооруженных людей. Все достали пистолеты. Митя обернулся и кивнул одному из своих людей, показывая на дверь. Он выразительно взглянул на своих пленников, те не издали ни звука. Один из его людей подошел к двери. Посмотрел в глазок. На площадке стоял немолодой человек лет сорока пяти – пятидесяти, невысокого роста, худощавый, спокойный, коротко постриженный. Он был в очках, и смотревший в глазок ухмыльнулся.

– Интеллигент какой-то, – сказал он, поворачиваясь к Мите.

– Кто это? – спросил Митя у Серебрякова. Тот пожал плечами. Митя подошел к двери, посмотрел в глазок. Незнакомец стоял спокойно. Он не был похож на качков, которые охраняют авторитетов. У него не было накачанных мускулов, зверского выражения лица, скошенного подбородка. А очки вообще придавали его лицу задумчиво-интеллигентное выражение. В руках неизвестный держал маленький чемоданчик. Митя, немного подумав, кивнул своему боевику, чтобы тот открыл дверь. Он убрал пистолет и встал у входа. В комнате оба боевика взяли под прицел пленников.

– Доброе утро, – вежливо сказал незнакомец, едва дверь открылась, – извините, пожалуйста, что беспокою вас так рано.

– Что надо? – прохрипел Митя, не открывая до конца двери.

– Мы из Мосгаза, – пояснил незнакомец, – мой напарник проверяет соседний этаж, а я ваш. Олег, – крикнул он кому-то, – не беспокойся, я все сам проверю на этом этаже! Сейчас спущусь. Вы меня ждите в машине.

«Черт возьми, – про себя выругался Митя, – только этого не хватало!»

– У нас все нормально, – зло прохрипел он.

– Это формальность, – пояснил неизвестный, – я только проверю ваши трубы. Были жалобы, говорят, где-то есть утечка газа.

При этих словах он снял очки, как-то жалобно улыбнулся, протирая стекла. У него было такое спокойное лицо, что это решило дело.

– Ладно, – сказал Митя, – сейчас открою. Подождите.

Он хлопнул дверью и, вернувшись в комнату, грозно предупредил своих пленников:

– Если пикнете, пристрелю вас как собак. И тебя, и твою бабу, и этого дохлятика-интеллигента. Уберите пушки, – приказал он своим ребятам и снова вернулся к двери, распахнул ее. Интеллигентик еще стоял там.

– Спасибо, – вежливо поблагодарил он, входя в комнату. – Где у вас кухня?

Митя обернулся к стоявшему рядом с ним боевику.

– Вон там, – торопливо показал тот.

Незнакомец кивнул головой и не спеша направился на кухню. Осмотрел газовую плиту, ни к чему не притрагиваясь, удовлетворенно кивнул головой.

– Нужно посмотреть батареи в комнатах, – сказал он, – у вас ведь паровое отопление?

– Не знаю, – уже не сдерживаясь, сказал Митя, – не помню.

– Нужно посмотреть, – спокойно сказал незнакомец.

– Смотри, – разозлился Митя.

Неизвестный пошел сначала в спальню, потом направился дальше. Митя шел за ним, с трудом сдерживая гнев. Его раздражали медлительность и спокойствие проверяющего. При чем тут газ и паровое отопление, раздраженно думал он, но тем не менее сдерживался. Они вошли в гостиную. Серебряков и Ольга сидели на стульях. Оба посмотрели на вошедшего, который спокойно произнес:

– Здесь, кажется, тоже все в порядке. – При этом он смотрел больше на потолок, чем на сидевших в комнате людей. Оба боевика, замершие у окна, радостно заржали, словно тот сказал что-то смешное. Митя, стоявший за спиной незнакомца, удовлетворенно кивнул головой.

– Да, – подтвердил он, – у нас все в порядке.

И это были последние слова, которые он сказал в своей жизни. В этот момент неизвестный вдруг чуть повернулся, и вместо чемоданчика в руках у него оказался короткоствольный автомат. Митя даже не успел понять, что именно произошло, как человек в очках поднял автомат, и короткая быстрая очередь сразила обоих парней, все еще улыбавшихся его словам.

В ту же секунду стрелявший повернулся к Мите, и в последнюю секунду ошеломленный бандит вдруг увидел глаза своего убийцы. Словно маска доброжелательного, чудаковатого интеллигента сползла с лица незнакомца, и он предстал в своем истинном обличье. Митя не успел даже вытащить пистолет, когда получил сразу несколько пуль. Он рухнул на пол, проклиная все и вся на свете.

– Возьми оружие! – крикнул неизвестный Серебрякову, выскакивая в коридор. Там самый молодой из группы боевиков, услышав автоматные очереди, пытался открыть дверь и выбежать из квартиры.

– Стой, – спокойно сказал неизвестный, – брось пистолет и повернись ко мне лицом.

В комнате давилась от сдерживаемого крика Оля. Она не могла понять, как это можно так хладнокровно убить сразу трех человек. Пусть даже бандитов. Собственно, у бандитов не было никаких шансов против неизвестного. Это был полковник Высоченко, сумевший все правильно просчитать.

Бандит убивает из-за корысти или в припадке гнева, но в обоих случаях он руководствуется эмоциями, так как и жажда наживы является достаточно сильным раздражителем. Профессионал, напротив, действует хладнокровно. Для него убийство – всего лишь его привычная работа, тогда как для преступника, даже самого матерого, если это не профессиональный киллер, убийство – всегда эмоциональный шок, к которому он никогда не бывает готов полностью.

Несчастный Митя даже не подозревал, какого уровня профессионал вошел в их квартиру. Полковник приехал сюда раньше обычного, но уже во дворе обратил внимание на два автомобиля, стоявших на выезде. Он сразу сообразил, в чем дело. И поднялся наверх, решив сыграть на опережение. Разумеется, никакого напарника у него не было, но он так умело разыграл всю сцену, что бандиты пустили его в квартиру. Остальное было совсем нетрудно.

– Повернись, – повторил Высоченко.

Парень медленно повернулся. От ужаса у него стучали зубы. Он с испугом смотрел на человека, сумевшего так спокойно перестрелять всех его товарищей.

– Не нервничай, – посоветовал Высоченко, – брось оружие.

Парень разжал руки, и пистолет упал на пол. Из комнаты выскочил Серебряков. У него в руках был пистолет.

– Нужно уходить! – крикнул он.

– Подожди, – возразил полковник. – Кто вас послал? – спросил он. Полковник не угрожал, не кричал. Он просто спрашивал, но таким тоном, что парень сразу решил ответить.

– Филя, – прохрипел он, с трудом разжав запекшиеся от страха губы, – Филя Кривой.

– Что ему нужно?

– Он хотел узнать, почему Серебряков собирает людей, – пояснил парень. – Только не убивайте меня, – взмолился он.

– Кто ему сообщил об этом? – помрачнел Высоченко.

– Не знаю, – признался молодой человек. – Ничего не знаю. Нам сказали, чтобы мы проверили Артиста, который встречался с этим… с вашим… – От волнения он забыл фамилию Серебрякова. – Мы проверили и приехали сюда.

– Что вы сделали с Артистом? – спросил полковник.

Несчастный парень молчал. Он смотрел на стоявшего перед ним полковника и молчал. Высоченко все понял. Он убрал автомат, подошел к боевику.

– Дурак, – сказал он, – чего ты-то сюда полез?

Из комнаты показалась Ольга. Она была вся в слезах. Шок после убийства, случившегося на ее глазах, уже прошел. Теперь она не могла находиться в комнате, где произошли столь страшные события. Ольга выбежала в коридор и увидела стоявших друг против друга молодого человека и полковника. В этот момент она даже не думала о том, что фактически полковник спас их от гибели. Вряд ли Филя, узнав все подробности, разрешил бы оставить таких свидетелей в живых. Она даже не подозревала, что именно с ней могли сделать. Но она видела троих убитых.

– Уходите, уходите, – крикнула она, – убирайтесь отсюда!

– Она должна уйти отсюда вместе с тобой, – сказал Высоченко Серебрякову, показывая на Ольгу. – Быстро собирайтесь, у нас мало времени.

Серебряков схватил девушку за руку и потащил ее в спальню, прикрыв дверь.

– Пошли, – толкнул полковник молодого человека в комнату, где были убиты три его сообщника. Трупы, лежавшие в разных местах, подействовали на парня так, что он пошатнулся. Он схватился рукой за стенку.

– Что вам поручили узнать? – продолжал свой допрос Высоченко. Он торопился, так как, услышав выстрелы, соседи могли вызвать милицию.

– Про Серебрякова и про какого-то полковника, – выдавил парень.

– А про самолет? – быстро спросил Высоченко.

– Он сказал, – кивнул парень, – и мы позвонили, сообщили, что едем.

– Он сказал про самолет? – нахмурился полковник.

– Да. И Митя позвонил, передал все… – подтвердил молодой человек.

– Слизняк, – пробормотал полковник, и непонятно было, к кому это больше относится: к молодому человеку, погибшему Мите или Серебрякову.

– Уходим! – крикнул полковник еще раз в спальню. Потом подошел к молодому человеку. – Я не буду тебя трогать, – сказал он. – Когда встанешь, пойдешь к Филе и скажешь ему, чтобы отстал от нас. Долг Серебряков вернет в срок. А про самолет пусть Филя забудет. Ты меня понял?

– Понял, – кивнул обрадованный парень. – А почему когда встану? Это я не понял.

– Сейчас поймешь. – Полковник резко ударил молодого человека по шее, и тот рухнул как подрубленный.

Высоченко собрал свой автомат в небольшой чемоданчик и поспешил в коридор, где уже одевались Серебряков и его плачущая спутница. Она все еще не могла прийти в себя.

– Откуда у тебя такой автомат? – восхищенно спросил Серебряков.

– Ты им все рассказал… – проигнорировал его вопрос полковник.

– Нет, – испуганно замахал руками бандит.

– Дерьмо! – пробормотал полковник, толкая его и Ольгу к двери. – Спуститесь вниз и подождите меня в подъезде. При выезде стоят два автомобиля с вашими «друзьями». Я их должен нейтрализовать.

– Хорошо, хорошо, – поспешил согласиться Серебряков. Он прошел на кухню и достал из шкафа свой пистолет, сунул его в карман своего пальто.

Полковник вышел из подъезда. Во дворе он подошел к водителю одной из машин и, наклонившись, спросил:

– Закурить не найдется?

– Иди ты! – ухмыльнулся бандит. Очки полковника почему-то раздражали его. Бандиты традиционно считали очки проявлением интеллигентности, а значит, изначальной слабости. Высоченко улыбнулся и коротким резким ударом в лицо оглушил бандита. Второй бандит, увидев, что у первой машины что-то происходит, выбежал из своего автомобиля. Высоченко обернулся и своим тяжелым чемоданчиком ударил его. После чего резко открыл дверь, рывком подтянул противника и нанес последний удар, уложив боевика прямо в автомобиль. Закрыл дверцу и поспешил к подъезду.

– Выходите быстрее, – приказал он, – у нас мало времени.

Глава 11

У здания гостиницы уже стояли автомобили прокуратуры и милиции, когда туда подъехали сотрудники СБК. Везде царила обычная в таких случаях суматоха, помноженная на восточную эмоциональность хозяев. Мамедханов поднялся наверх, чтобы осмотреть место убийства. Консул был убит в своем номере. Неизвестный убийца вошел к нему в номер, сделал два выстрела, стоя метрах в пяти от убитого, а затем произвел еще и контрольный выстрел, после чего вышел из номера. Никто не слышал криков, шума, выстрелов. У убийцы мог быть пистолет с глушителем, но непонятно было, каким образом он попал в охраняемую гостиницу. Стоявший у дверей милиционер клялся, что никто из посторонних в здание не входил. Следователи областной ФСБ уже допрашивали приехавших с консулом людей. Один из них громко выражал свое возмущение, считая, что допрашивать нужно других людей, а не спутников консула.

Мамедханов и Чумбуридзе, услышав громкий возмущенный голос, вошли в соседнюю комнату. За столом сидел обритый наголо человек с резкими, тяжелыми чертами лица. Напротив расположились два сотрудника местных органов безопасности, явно смущенные напором, которого они не ожидали. Увидев вошедшего Мамедханова, оба сотрудника вскочили, допрашиваемый остался сидеть, лишь усмехнулся.

– Доигрались, – сказал он с сильным акцентом, – я ведь вас предупреждал. Говорил, что все не так просто.

– Господин Низаметдинов, – сдержанно сказал заместитель министра, – не говорите ерунды. Вы не предупреждали нас о том, что могут убить вашего консула. Вы только все время мешали нам работать, дергая по пустякам. И вообще, мне кажется, что вы лично не хотите, чтобы мы нашли этот самолет, так сильно вы нам мешаете.

– Что? – разозлился Низаметдинов, вскакивая со своего места. Он был низкого роста, коренастый, крепкий. – Я вам покажу! – гневно пообещал он. – Я буду жаловаться вашему министру, вашему руководству. Это вы попустительствовали убийцам. Наш консул вам очень сильно мешал.

– С ним бесполезно разговаривать, – махнул рукой Мамедханов и, уже не обращая внимания на крики Низаметдинова, спросил у своих сотрудников: – Что-нибудь нашли?

– Пока нет, – виновато сказал один из них. – Мы проверяем всех пришедших в гостиницу людей. Внизу, кроме постового милиционера, сидел еще и вахтер. Оба утверждают, что чужих не было. В самой гостинице живут еще трое командированных из Москвы и семейная пара с Украины. Наши люди сейчас с ними работают, мы взяли санкции на обыск по всей гостинице, но ничего пока не нашли. В другом номере наше руководство, приехали прокурор Дагестана и наш начальник. У них там сейчас совещание.

– Понятно. – Мамедханов повернулся к стоявшему рядом с ним Георгию. – Давай пойдем туда.

– Мне нужно видеть прокурора, – потребовал Низаметдинов.

– Закончите со следователями, и мы вас позовем, – устало ответил Мамедханов, выходя из комнаты. Уже в коридоре он сказал Чумбуридзе, сильно понизив голос: – Большая неприятность, очень большая.

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 9 форматов)
<< 1 2 3 4 5 6