<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 >>

Водоротень
Цветана Алехина


– Мы еще встретимся. Мы друг друга поняли?! Не так ли? Дознаватель пристально посмотрел на Варю и нехотя вышел из квартиры. Как только он вышел Гена очутился рядом с Варей. Снова звонок в дверь. Гена исчез. Варя наспех вытерла мокрый пол.

– Кто?

– Полиция. Еще раз осмотрев квартиру, мужчина молча вышел. Дверь захлопнулась. На этот раз Гены не оказалось рядом. Окно в комнате оказалось открытым. Следы на зеркале говорили, что он еще вернется. Варя стояла с тряпкой в руке. Их диалог остался не оконченным. Ей не хотелось убирать следов за Геной и тем более за полицией. Одного она слишком любила, другого слишком ненавидела.

– Когда все это закончиться. Гена обещал провести эту ночь с ней. Но по каким-то причинам внезапно исчез.

Крыша полицейской машины была покрыта вязким веществом. Они об этом не знали. Для Гены не составило труда растянуться как блинчик на тарелочке. Гену не интересовало заведенное на него как на мутанта дело. Он твердо знал, что поймать его невозможно. Этим так сказать водоротнем двигала ненависть, вызванная ревностью. Гена твердо решил отомстить за столь не позволительное обращение со своей любимой конопатой барышней. По пути в участок Геннадию удалось частично подслушать разговор. Из подслушанного он понял, что опасность больше угрожает Варе, нежели ему. Ведущий дело следователь решил поиздеваться над Варей и с помощью нее выйти на его след.

Сама же полиция Тамбова не могла афишировать того, что она ищет мутанта. В розыске находился Геннадий Столяров. С января этот человек мог официально считаться пропавшим без вести. Оставалось совсем не много времени. Соответственно полиция была в замешательстве, выложенное видео на ютуб где в одном из ночных баров Рязани неизвестный человек попил пива и лопнул взорвало интернет. Объединить этого монстра и Гену могло лишь одно – это переписка в контакте, прямой текст указывал на то, что с Геннадием произошло что-то сверхъестественное. И проникновение в квартиру женщины без взлома. Оставленные после себя следы указывали на не однодневное пребывание в доме не понятного существа.

2.Я лучший

Темный вечер декабря был чем-то похож на полярную ночь. Также холодно, также темно. Конечно, снега выпало немного, но холод и темнота пришли вовремя и заставляли горожан спешить домой даже не в столь позднее вечернее время. После окончания рабочего дня на пороге полицейского участка показался ненавистный враг. Сев за руль и включив двигатель чтобы прогреть машину, мужчина лениво смотрел как, дворники протирают замерзшие стекла. Тем временем вязкая жидкость растеклась по крыше его автомобиля. По пути домой боковые и переднее стекло затянуло пленкой. Руслан резко затормозил. Резкий удар сзади заставил нажать на газ. С этого момента Руслан ехал наугад. Открыть боковое стекло ему не удалось, тугая пленка крепко затянула стекло. Руслан открыл дверь на ходу. Вязкая жидкость полностью закрыла переднее стекло. Боковые и задние машины сигналили, давая понять, что странное действие водителя мешает движению. Не смотря на переполненное движение Руслану пришлось остановить машину. Выйдя на улицу, он кинулся к переднему лобовому стеклу. Трогая руками прилипший к стеклу слой, он пытался его отклеить. Злость охватила и без того агрессивного человека. Руслан уже не знал, чего он больше хочет поймать или уничтожить водяного мутанта. Конечно, сначала поймать, потом уничтожить. Не имея права стоять посреди трассы, Руслан взял в руки незамерзающую жидкость и плеснул на стекло. Цветная лепешка подпрыгнула как живая рыба на сковороде. Это картина заставила затормозить многие машины. Умельцы снимали видео на телефон. Вечно куда-то спешащие нервно сигналили. На Астраханском мосту образовалась пробка. Цветная лепешка приняла форму человека. Фиолетовы кристаллы отображали ярко-красный цвет, указывая на полученный ожог. – Что это?

– Кто это? Гена недолго думая прыгнул с моста вниз. На его несчастье вода в реке замерзла. Это не помешало ему спастись и укрыться от людских глаз.

Видевшие фантастическую картину очевидцы не заставили себя долго ждать по Тамбову пробежало «Сарафанное радио.» Короткометражный ролик гулял по просторам интернета. Гена начинал понимать, что ему не место среди людей. В летнее время года ему было значительно легче. Гуляя по ночному пляжу в своем село Горелое, он чувствовал себя как дома, и думал, что так будет всегда. Лето закончилось, унеся с собой тело и домашний уют. Наступил беспощадный холод и жестокое гонение. С каждым днем Геннадий становился нелюдим. Лишь не законченная любовь к Варе держала его в Тамбове. Холод мало беспокоил его. Постепенно его тело теряло чувствительность к минусовой температуре. Лишь изредка оно не на долго нуждалось в обогреве. Потеряв след дознавателя Геннадий не знал где провести ночь, у Вари? Или попрощаться со своими родными местами? Взвешивая все за и против, чаша любви перевесила родные места.

С улицы Астраханская до улицы Интернациональная благодаря своей вязкой консистенции Гена добрался достаточно быстро. Пробравшись через отверстие в ванной, это был его основной вход в квартиру Вари, Гена постучал в дверь комнаты. – Войдите. Со смехом произнесла Варя, зная кто это стучит. Прозрачный человек ходил по квартире как постоянный жилец. Открыв холодильник, он запихивал в рот мясные продукты. Варя смотрела на него такими же любящими глазами, как будто ничего не произошло. Со стороны они на самом деле выглядели как муж и жена. Голодный муж и любящая жена у холодильника. Прием пищи был окончен без подогрева и подачи еды на стол. – Как здорово! И готовить не нужно. Тебя можно кормить полуфабрикатами. Гена гладил свой живот руками. Поступившая пища моментально разбрелась по телу превращаясь в мелкие точки. Кристаллы сияли ярким фиолетовым цветом, в знак того, что с телом все в порядке. Варя подставив кулак к подбородку загадочно смотрела на мелкие частицы. – Во что ты еще умеешь превращаться кроме снежинок? Перед Варей предстал огромный торт, сияющий яркими огнями. – Здорово! Варя хлопала в ладоши. Гене хотелось поговорить, но он не мог. Взяв в руки ручку и теперь уже их с Варей конспект Гена пытался писать, мокрые пальцы мешали ему в этом деле.

– Мне нужно уплыть. Я не могу здесь оставаться.

– Но почему?

– Мне не место в этом городе. Мире. Мне нужно уплыть далеко.

– Ты мне нужен. Я стану такой как ты. Гена прислонил свой палец к ее губам.

– Это невозможно. Тебе нужно устраивать свою жизнь. Я буду тебе мешать. Мне сложно здесь находиться. Наша любовь останется в детстве. Она не умерла. Она будет жить в прошлом. Варя разрыдалась. Она до последнего момента верила в то, что Гена рано или поздно вернется. Но услышав, прочитав его слова, она не смогла проглотить подкативший ком к ее горлу. Эти строки напоминали мелодраму, только не прочитанной книги, а ее жизни.

– Это не правда. Варя ударила кулаком Гену, ее рука прошла сквозь его тело. Резко убрав руку обратно, она осматривала свой кулак и из-под бровей разглядывала затягивающуюся дырку в груди водяной статуи. Сев в кресло, она продолжала рыдать. Гена мокрыми пальцами вытирал ее слезы. Внезапно его тело стало расползаться, и он побежал в ванную. – Что случилось. Звук включенного душа заставил девушку заглянуть за штору. – Ледяная вода? Тебе плохо от тепла. Вот в чем причина. Голова Вари раскалывалась на части. С момента развития этих событий в аптечке Вари появилось успокоительное и обезболивающее. Выпив и то и другое девушка немного успокоилась.

Гена понимал, что ему не место в каком бы то ни было городе. Где бы он не был везде будет паника. С каждым днем в нем развивался животный инстинкт. Ему все больше хотелось свободы, и он утратил потребность в людях. Уверенный в том, что, когда он оставит Тамбов и прекратит контакт с Варей, полиция оставит Варю в покое, а разговоры о монстре со временем утихнут.

Ночь выдалась грустной. Прощание с Варей или можно так сказать с не умершей любовью запечатлелось в памяти каждого из них как неоплаканный траур. Рассвет еще не наступил. В дверном замке послышался поворот ключа. – Это Даша. Гена помахал пока и скрылся в ванной. Варя ничего не успела сказать в ответ.

– Привет. Ты не спишь! Я столько всего вкусненького привезла.

– Это ты кстати. Я все поела. Варя прикрыла ночного гостя.

– Восполнила истраченные запасы!

– Точно. Так и есть.

– Так не хочется идти на занятия. Может прогуляем. Варя думала об этом еще с ночи.

– Давай. Мне тоже так не хочется выползать на улицу. Подруги остались дома. Заставив стол сладким, девушки грелись горячим кофе. «Даша не выдержала и спросила», – скажи честно, к тебе приходил кто ни будь?

– С чего ты взяла?

– Просто очень сильно чувствуется запах построенного.

– Да. И чем же пахнет? Если не секрет.

– Сама не знаю. То ли сыростью. То ли солью. Мужиком каким-то. Варя рассмеялась в ответ.

– Не поверишь. Но вчера сюда приходила полиция. С обыском. Искали Гену.

– Да, ну. И что?

– Как что? Разве он здесь.

– Конечно нет. Но покойным его никто не видел. Значит он жив.

– Жив. Конечно жив. Я это знаю. Помолчав, добавила Варя. – Они перерыли всю квартиру. И даже немного угрожали.

– Да, ну? Изумленно произнесла Даша. Теперь я понимаю, почему ты на занятия не пошла. Надо же какие мерзавцы, смеются над чужим горем.

Гена искал следователя, чтобы понять, как идут дела. Угрожает ли опасность Варе. В целом ему хотелось поиздеваться над этим дознавателем. Расползаясь по окнам как морозный узор Гена наконец-таки нашел нужный кабинет. Находится в здании полиции было очень опасно, Гена просто боялся быть пойманным и умереть от тепла. Решив не рисковать, а пробраться к следователю домой Гена смирно ехал на поддоне его машины. На парковке вязкая консистенция в форме змеи ползла по снегу спеша опередить идущего. Понимая в какую дверь направляется жилец, железная дверь покрылась инеем так, как будто, так и было. Не заметив ничего подозрительного Руслан открыл дверь подъезда домофоном. Дверь с трудом закрывалась, но и этот момент не вызвал подозрений. На этот раз серая вязкая жидкость покрыла дверь подъезда изнутри. Но это было так быстро и не заметно, казалось, что это всего лишь капли от холода. Вызвав лифт Руслан стоял спиной к входной двери. Липкое тесто прыгало сзади по порожкам. Гене ничего не оставалось как прислушаться на каком примерно этаже живет Руслан. Лифт двигался долго и еле слышно. – Значит примерно седьмой, девятый. Высоко. Лифт вернулся обратно. Гена поднялся на седьмой этаж. На его счастье в одной из квартир открылась входная дверь. Жилец вышел на площадку и направился к почтовым ящикам. Бесшумные шаги прозрачных ног сыграли большую роль. Не умея дышать Гене даже не пришлось затаивать дыхание, он был сама бесшумность. Поднявшись на одну лестницу вверх, он увидел Руслана, открывающего почтовый ящик. Гена благодарил судьбу. Хотя в его нынешнем положении и обличии благодарить было некого. Пока один враг открывал почтовый ящик, другой проник в его открытую квартиру. На несчастье Гены в доме Руслана находилась его жена. – Только этого мне не хватало.

В ванной комнате было сложно находиться. Жара плюс постоянная суета. Женщина носилась по дому как сумасшедшая, постоянно что-то готовя и забегая в ванную поправить макияж или прическу. – Боже мой. Думал Гена. Как с ней сложно. При каждом ее забеге в ванную Гена превращался в брызги или растекался на кафеле украшая стену. Женщина не замечала этого будучи слишком занятой своим мужем.

– Дорогой, расскажи, как там ваш водоротень.

– Это они про кого? Про меня? Гена сполз с кафеля. Благодаря своей интернет известности мистический образ Гены получил кличку водоротень. Подойдя ближе к кухне, он напряг свой слух.

– Если честно мне интересно это дело. Благодаря ему у меня есть шанс внести вклад в науку, стать богатым и знаменитым. Жена слушала своего мужа, и судя по выражению ее лица девушку зацепило, что ее муж говорил в единственном числе.

– Каким образом? Девушка была не промах, отличная ассистентка для такого как Руслан.

– Я вижу, что этот водоротень не столь опасен. Он пока не совершил не одного убийства. Максимум, что он натворил, это украл котлеты. Сам по себе он интересное то ли мистическое, то ли химическое существо. Пока об не заговорили по всей России, а то и миру у меня есть шанс его поймать и прославиться. Полиция Москвы пока не предпринимает никаких действий. Ждет от нас информации. Надо бы допросить родителей этого Гены. Наверняка они что-то знают.

– Думаешь родители, которые не сегодня так завтра объявят своего сына без вести пропавшим что-то знают?

– Я думаю над этим. Может как-то проследить за ними.

– Думаешь, они что-то скрывают. Я думаю, что этот болван Гена не такой дурак чтобы подставлять под удар жизнь своих родителей. Девушка всячески старалась быть полезной своему мужу. И судя по всему этот Руслан ей доверял сверх положенного.

– Значит я болван. И допросить родителей. Похоже мне придется задержаться. Покрыв боковую дверь холодильника, смотрящую на выход Гена, остудил свое тело и продолжал слушать диалог.

– Кстати. Это существо уязвимо. Я брызнул на него незамерзайкой и оно испугалось. Эта жидкость пришлась ему не по вкусу. Есть более уязвимое место – это его барышня. С помощью ее мне будет не трудно его изловить. Надо просто подумать, как это лучше сделать. Гена взялся за голову.

– Варя. Родители. Что я наделал. Если я сдамся им, во что они меня превратят? Что они со мной сделают? Гена вернулся в ванную и уже несся домой, в свое село Горелое, только уже не по воде, а на крыше попутной машины. Его подруга ночь, и спутница луна сопровождали своего мистического спутника до самого дома.

Родной дом в преддверии праздника оказался мрачным и полухолодным. Геннадий и подумать не мог, что это все перерастет в такое горе, в такую проблему. В доме не горело ни одного новогоднего фонарика. Не висело ни одной блесточки, не одной снежинки. Еле теплые батареи поддерживали тепло. Полупустой холодильник говорил о том, что его родители скудно питаются. – Черт. За что мне это? Хлопнув дверью от холодильника, он заставил обоих родителей подняться с постели.

– Гена. Это ты? Голос матери заставил его кристаллы поменять цвет. Опасность обозначалась красным. Горе черным. Праздник – синий. Его обычный цвет – фиолетовый.
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 >>