<< 1 ... 10 11 12 13 14

Мокрое дело водяного
Дарья Аркадьевна Донцова

– Непременно! – опрометчиво пообещала я, не говорить же правду, что никто из врачей не знает, что будет сегодня ночью и уж тем более завтра утром.

– Тетя Лена кричала, что ее сестра умрет, как Флора, – забормотала Катя, – что бабушка никогда не хотела, чтобы папа женился на маме. Что она вообще всегда была против всех его невест. Одна Флора ей нравилась, но ее по указке Ольги Гавриловны убил Гоша. А потом он сам умер.

Я потрясла головой.

– Флора? Гоша? Кто они? Пей чай, пока не остыл!

Катя взяла чашку.

– Никогда этих имен не слышала. Вдруг бабушка решила убить и мою маму?

Я погладила Катю по голове.

– Солнышко, в твоем рассказе концы с концами не сходятся. Сначала ты говорила, что бабушке нравилась одна Флора, а теперь утверждаешь, что ее лишили жизни по приказу Ольги Гавриловны. Наверное, ты что-то напутала!

– Нет, – всхлипнула Катя, – спросите у тети Лены. Хотя она вам наврет, скажет: «Я не разговаривала с мамой Федора». Мать Нинки лжет так здорово, что ей все верят! А бабка часто повторяет: «В каждом дому по гнилому кому. Про семейные дела и тайны никому сообщать не надо, говоря о своих неприятностях, сама себе яму роешь. Сейчас подружка тебя выслушает, посочувствует. А через год ты с ней поругаешься, и она мигом растреплет всем про твои секреты. Что в семье случилось, то в семье и похоронилось, на большую дорогу не выкатилось». Нам с Нинкой ничего серьезного не рассказывают, типа, мы маленькие. Я это случайно услышала! Ночью пошла за аптечкой, голова раскалывалась, иду мимо спальни бабки, а из-за двери голоса. Не надо говорить, что подслушивать плохо! У меня и сейчас черепушка раскалывается!

Девочка вытерла лицо все той же салфеткой, которая стала напоминать тряпку.

– Бабушка бубнила: «Лена, успокойся. Лена, тебе дурь в голову пришла. Лена, прекрати истерику». У нас в семье других Лен нет, только мать Нинки. И кто еще мог ночью в доме находиться? Только свои.

– Катюша, – спросила я, – ты любишь папу?

– Да, – выпалила девочка.

– Тогда попробуй понять, как ему сейчас тяжело. Ольге Гавриловне тоже несладко…

– Тетя Даша, – перебила меня Катя, – бабуля хороший человек, но специфический. Если она к кому-то нормально относится, то до смерти замучает замечаниями. У мамы адское терпение. Бабка ей каждый день обязательно что-то противное скажет. «Куда в туфлях в гараж, на дворе декабрь», «Опять не ужинаешь? Глупо на диете сидеть». В понедельник в очередной раз стала мою мамулю жизни учить: «Зачем купила сумку за космические деньги? Точь-в-точь такие задешево найти можно». Я, как это услышала, так разозлилась! А мамулечка всегда смеется, никогда не сердится на старуху, она ей ответила: «Федор велит мне в дорогих вещах на людях появляться. Якобы по внешнему виду супруги судят об успешности мужа». Бабка отрезала: «Глупость несусветная! Не слушай Федю». Мамуля ей: «Не хочу его расстраивать». Мне просто противно стало их слушать. Мама совсем без характера! Наподдать надо бабке за вечные придирки.

Я поманила официантку.

– Писатель Бернард Шоу на вопрос: «Какие слова ярче всего свидетельствуют о любви к человеку», ответил: «Идет дождь, возьмите зонтик».

Катя заржала.

– Шизанутый! Любовь – это когда дарят цветы, дорогие вещи, ювелирку, говорят, что ты самая лучшая, прекрасная…

– Писатель считал, что настоящее чувство не вспышка эмоций, а проявление ежедневной заботы, – пояснила я, вынимая кошелек, – не страсть, не пожар, а ровный огонь. Зачем я все это говорю? Если ты на самом деле любишь папу, то постараешься не осложнять его жизнь, не скажешь, что бабушка и Елена поругались. Пойдем, отвезу тебя домой.

– Нет, – возразила девочка, – я сама доберусь, не хочу, чтобы кто-то знал о моей встрече с вами. Можете выяснить, что за люди Флора и Гоша?

– Попробую, но не гарантирую успеха, – предупредила я.

Катя вдруг засмеялась.

– Ой, да ладно. Знаю, что вы работаете у своего любовника, а он владелец детективного агентства.

– Александр Михайлович мой давний друг, – возразила я, – и у него есть жена Марина.

Екатерина ухмыльнулась:

– Кому это мешает?

– Ты о чем? – уточнила я.

– Жена не стена, подвинуть можно, – заявила собеседница.

– Слышала это выражение, – сказала я, – еще в школьные годы с ним познакомилась. Жила в коммунальной квартире, одна из соседок мечтала выйти замуж, да все не удавалось. Сейчас я понимаю, что неудачи на брачном рынке у нее были из-за нежелания самой воспитывать супруга, проходить с ним путь от не бог весть какого достатка к обеспеченной жизни. Олеся всегда охотилась на женатых. Некоторые мужчины не прочь сходить налево, но разводиться далеко не каждый готов. Состоять в любовницах при ком-то незавидная доля. Поговорку знаешь? Если хочешь стать женой генерала, выходи замуж за солдата. Ну и закон бумеранга никто не отменял. А еще имей в виду: если парень заводит с тобой отношения, а дома его ждут законная жена и дети, то он непорядочный человек. А непорядочность – системное заболевание. Нельзя изменять одной супруге, а в последующем браке стать верным мужем. Кобелирование не лечится, рано или поздно твой отбитый в нечестном бою мужик пойдет налево и от тебя. Не произноси фразу про стену, кое-кто, услышав ее, перестанет с тобой общаться. Подруги, которые счастливо замужем, живо сведут дружбу с тобой к нулю. Почему? Ответ ясен. Приятельница подумает: «Если Екатерина способна «подвинуть» чью-то законную жену, то она представляет опасность и для моего брака». А мужчина, который услышит эту фразу, мигом понизит твой статус от «пора мне жениться, Катя может стать верной супругой», до «пересплю с девчонкой несколько раз и до свидания. Она не видит ничего дурного в романе с чужим мужем, значит, и мне, если женюсь, изменять будет».

– Глупости, – вспыхнула Екатерина, – у всех девчонок в классе папаши с разными бабами живут. А дома жены сидят. Мужикам, значит, можно, а нам нет? Сейчас другие времена, не такие, как в вашу молодость. Нынче равенство полов.

Я засмеялась.

– Равенства полов нет. И не будет никогда. Я знаю женщин, которые простили супругам измену и старательно делают вид, что у них в семье любовь. Но, знаешь, я до сих пор не видела ни одного представителя сильного пола, который, узнав, что жена побывала в чужой постели, продолжил бы жить с ней как ни в чем не бывало. Давай перестанем спорить по гендерным вопросам. Тебе сейчас надо решать другие проблемы. Ты любишь отца и бабушку? Если да, то наступишь на свой эгоизм и не доставишь хлопот родным. Если нет, то устраивай истерику.

Глава одиннадцатая

Войдя в столовую, я увидела на своем месте худую, если не сказать тощую, женщину в бежевой блузке, удивилась и села на другой стул.

– Знакомься, – воскликнул Гарик, – Энн Мэри Бранд Коуч.

Я, ничего не понимая, кивнула.

– Добрый день. У вас очень красивая фамилия.

– Бранд – вполне заурядно звучит, – буркнул Дегтярев, – у меня в отделе служил Гена Бранд. Редкий идиот был!

Мне стало неудобно перед иностранкой, полковник часто бывает неделикатен, поэтому я сказала:

– Бранд распространенная фамилия. Но наша гостья Бранд Коуч. Вы, наверное, англичанка?

– Мусик, – шепнула Маша, сидевшая рядом, – коуч – это тренер.

– Бранд Коуч Тренер? – повторила я. – Необычно.

– Бранд – это фамилия, – сказала женщина, – коуч в переводе тренер, это профессия. К англичанам я отношения не имею. Я с Москвы.

– Простите, пожалуйста. Впервые сейчас услышала слово коуч, у меня есть подруга Фаина Коуч, она сейчас в Израиле живет. Вот я и подумала, что у вас с Фаей похожие фамилии. А чем занимается коуч? Вы в какой области специалист? – завела я беседу, не обращая внимания на оборот «с Москвы».

– Фейс лифт, – ответила гостья.

Я задумалась. Фейс – определенно лицо. Что такое лифт, объяснять не стоит. Значит, лицо лифт? Это еще более непонятно, чем заковыристое словечко коуч! Лицо едет на лифте? Куда? Зачем? Как это возможно?


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
всего 10 форматов
<< 1 ... 10 11 12 13 14