<< 1 2 3 4 5 6 >>

Дональд Джон Трамп
Почему мы хотим, чтобы вы были богаты


– Да. Кое-кто считает меня лжецом, у которого не было никакого богатого папы.

– Это просто смешно, – вставила Ким с грустным видом. Это была больная тема для нас обоих. – Роберт всего лишь проявил уважение к воле людей, которые для него дороги. Большинство богачей хотят сохранять в тайне историю своего успеха.

– Вот в этом и вы, и мистер Трамп отличаетесь от других преуспевающих людей, – улыбнулась Мередит. – Вы оба любите учить и делиться с окружающими своими знаниями, несмотря на критику.

– А мистера Трампа тоже критикуют за то, что он делится знаниями? – спросила Ким.

– Еще бы. Вы и представить себе не можете. Очень многие считают, что он выступает с лекциями, пишет книги и снимает телешоу только ради известности и денег. Отчасти это так. Эта деятельность приносит деньги и создает ему благоприятный имидж, но его главная цель – учить людей. Он искренне желает, чтобы все богатели. Его беспокоит финансовая ситуация, с которой сталкивается наша страна и ее население. Его тревожит то, как осуществляется руководство нашей экономикой и как это сказывается на всем мире. Он не может понять, почему в наших школах не изучаются экономические науки. Вот поэтому-то он так щедро и делится своим опытом.

В дверь постучали. Вошла Рона, личный помощник Дональда.

– Мистер Трамп готов встретиться с вами через пять минут и приносит извинения за задержку. Он не любит заставлять людей ждать, но ему пришлось сделать срочный телефонный звонок.

– Ничего страшного, – сказал я. – Мы тут с большой пользой побеседовали с Мередит.

Рона вышла, и Мередит встала, чтобы проводить нас из зала заседаний. Я еще раз оглядел роскошную обстановку и невольно вспомнил все места, где мне приходилось работать.

– Вы знаете, – сказал я, – и у Дональда, и у меня были «богатые папы», у которых мы учились и которым порой помогали в работе. Поэтому в молодости мы были в определенном смысле «кандидатами» из его шоу.

– Пожалуй, больше всего вас объединяет то, что вы настоящие учителя и можете кое-чему научить мир, – подытожила Мередит, направляясь через приемную в кабинет Дональда Трампа.

Обмен мнениями

– Добро пожаловать, – Дональд Трамп встал из-за стола. – Извините, что заставил вас ждать.

– Не стоит извинений, – ответил я, оглядывая кабинет, уставленный наградами и сувенирами со всего света. Рядом с письменным столом я заметил оборудование для записи его еженедельной радиопрограммы. Все это впечатляло.

После обычного обмена любезностями мы перешли к основной теме нашей встречи.

– Так о чем будет наша книга? – спросил Дональд.

– Я думаю, что нас обоих интересует один и тот же вопрос. Поскольку размеры нашего бизнеса в сфере недвижимости существенно различаются, так же как и цифры доходов, я полагаю, что нам не имеет смысла меряться богатством друг с другом. В конце концов, вы миллиардер, а я всего лишь миллионер.

– Не надо принижать значимость миллионера, – улыбнулся Дональд. – Миллиарды людей с удовольствием поменялись бы с вами местами.

– Я знаю, но существует все же определенная разница между миллионами и миллиардами. Кроме того, сегодня можно встретить многих миллионеров, стоящих на грани нищеты.

– Что вы имеете в виду?

– Ну, скажем, нам обоим известны люди, чьи дома выросли в цене, а доходы остались на прежнем уровне. У меня, например, есть один одноклассник на Гавайях, который получил от родителей в наследство дом. Цены на недвижимость в последнее время резко возросли, дом полностью оплачен, поэтому чисто формально моего знакомого можно считать миллионером. Но он и его жена с трудом сводят концы с концами, потому что зарабатывают меньше 90 тысяч долларов в год. У них трое детей-школьников, и они ломают себе голову, как дать им университетское образование.

– То есть в имущественном плане они богаты, а с точки зрения денег бедны? – уточнил Дональд.

– Да. Их можно назвать миллионерами на бумаге, но в действительности они представляют средний класс. Если кто-то из них или их детей заболеет, то они с легкостью могут скатиться к бедности.

– Такое случается со многими людьми, особенно с неработающими пенсионерами. Если они вдруг заболеют, то им придется распродавать все, чтобы только выжить, – грустным тоном добавил Дональд.

– И проблема станет еще острее, когда на пенсию выйдет поколение, родившееся в пору демографического бума.

– Да, я знаю. Медицинское страхование у нас находится в еще более плачевном состоянии, чем социальная защита. Я просто представить себе не могу, каким образом мы найдем деньги на пенсию для 75 миллионов новых пенсионеров, на их медицинское обслуживание, лекарства и уход в домах престарелых, когда они совсем состарятся. Меня беспокоит судьба следующего поколения, которому придется оплачивать финансовую зависимость нашего поколения от правительства.

– Может быть, об этом и стоит написать? – спросил я.

– Вообще-то я об этом уже писал в книге «Америка, которой мы заслуживаем», хотя она и не собрала той читательской аудитории, на которую я рассчитывал. Считаю, что это моя самая лучшая книга, потому что в ней говорится о стоящих перед нами проблемах, а не только о том, как разбогатеть. Но тираж ее оказался меньше, чем у остальных моих книг.

– У меня тоже была такая книга, – сказал я, – «Пророчество богатого папы». Она вышла в 2002 году. В книге говорится об упадке фондового рынка, который неизбежно наступит, когда на пенсию выйдут люди, появившиеся на свет в период бума деторождаемости, и о несовершенствах пенсионной накопительной программы 401(k). Идет там речь и о том, что в ближайшее время многие рабочие потеряют свои пенсии.

– И эта книга тоже не пользовалась спросом? – поинтересовался Дональд.

– Да. Многие говорили мне, что это моя лучшая книга, но продавалась она слабее, чем другие. Но хуже всего то, что Уолл-стрит не поверил моим предсказаниям.

– И что произошло? – поинтересовался Дональд.

– Это меня немного расстроило, а потом, буквально несколько месяцев назад, «New York Times Magazine» и «Time» опубликовали редакционные статьи, в которых говорится практически то же самое, что я писал в 2002 году.

– Что же они пишут?

Поскольку обе статьи были у меня с собой для подготовки телевизионных съемок, я выложил их из портфеля.

– Вот это номер «Time» от 31 октября 2005 года. Статья называется «Великий пенсионный грабеж» и имеет подзаголовок: «Миллионы американцев, рассчитывающих на пенсионные льготы, ждет неприятный сюрприз. Как корпорации обчищают карманы простых людей с помощью конгресса».

– Да! Я это читал, – сказал Дональд. – И помню высказывание насчет корпораций, обчищающих народные карманы с помощью конгресса. В статье говорилось, что богатые занимаются узаконенным воровством у рабочих, пользуясь поддержкой правительства.

– Именно так я и понял смысл этой публикации.

– А что пишет «New York Times Magazine»? – спросил Дональд.

– Вот номер от 30 октября 2005 года. Статья называется: «Мы с прискорбием сообщаем, что у вас больше нет пенсии». У нее есть и подзаголовок: «Очередная финансовая катастрофа Америки».

– Кажется, нас беспокоят одни и те же проблемы, – кивнул Дональд.

– Похоже, что так. Именно поэтому я читаю лекции, пишу книги и выпускаю настольные игры. И не ради денег, хотя деньги за это платят неплохие. Но деньги можно заработать и намного проще. Я преподаю и выпускаю образовательную продукцию, потому что глубоко обеспокоен судьбами страны и миллионов наших сограждан.

– Я тоже, – сказал Дональд. – Когда нас с вами приглашают читать лекции, то порой приходится тратить на дорогу два дня. Это слишком много времени для того, чтобы провести двухчасовую лекцию. Вы правы, есть и более простые способы зарабатывания денег.

Мы с Ким согласно кивнули. Ким, которой тоже приходится читать лекции, добавила:

– Можно намного больше и легче заработать на недвижимости и других инвестициях. Но учить людей – это наше призвание. Именно оно заставляет нас садиться в самолет и тратить целые сутки ради одного короткого выступления. Так что дело тут вовсе не в деньгах.

Дональд согласился:

– Разве вы не испытываете сочувствия к людям, выступая перед огромной аудиторией? Они ведь тоже тратят время и деньги, чтобы послушать нас. Хотя кто-то из них богат, а кто-то еще только мечтает разбогатеть, в жизни многие столкнутся с постоянными финансовыми трудностями. Меня это очень трогает.

– Может быть, вы об этом и напишете, – сказала Мередит. – Людям надо знать, почему вы хотите, чтобы они были богатыми. Они должны понять, что вас беспокоит.

– Кроме того, – вставила Ким, – хорошо бы объяснить людям, почему вы оба продолжаете работать, хотя у вас нет такой необходимости. Денег у вас достаточно, но в отставку вы не собираетесь. Почему бы не написать, что заставляет вас продолжать трудиться, что вами движет? Какая мотивация для вас важнее денег?

– Я преподаю, потому что люблю это занятие, – сказал Дональд. – Но я действительно обеспокоен. Хочется надеяться, что я ошибаюсь, но, по-моему, Америка находится в тяжелой финансовой ситуации. Считаю, что наше правительство допускает большие ошибки в управлении. Я не возлагаю вину на демократов или республиканцев. Бессмысленно обвинять и тех, и других. Я боюсь, что наш средний класс оказался в беде и уменьшается в размерах независимо от того, какая партия находится у власти. Я уже достаточно часто говорил, что опасаюсь ситуации, когда многие сегодняшние представители среднего класса завтра окажутся новыми бедняками, а то и вообще скатятся к нищете, несмотря на то что усердно работали всю жизнь.
<< 1 2 3 4 5 6 >>