<< 1 2 3 4 5 6 >>

Жаркие бразильские ночи
Джессика Гилмор

– Скажите, Харриет. Сколько вам заплатить, чтобы вы согласились снова поработать на меня?

Три долгих года она проводила каждый рабочий час с этим человеком, и ни разу он не смотрел на нее так пристально, словно мог видеть, как бьется в груди ее сердце. Она нервно сглотнула. Что с ней творится? Прежде Харриет никогда не чувствовала себя так неуверенно перед Деанджело. Никогда раньше она не позволяла себе заметить, как натягивается его рубашка на широких плечах, насколько он физически силен и как красив.

«Соберись! – приказала себе Харриет и выпрямила спину. – В конце концов, это твой бизнес, твой офис, твой дом. Ты тут босс».

– Боюсь, я не смогу вам помочь. У меня слишком много дел. Но я могла бы дополнительно проинструктировать Дженни. Или, если пожелаете, я найду вам другого временного ассистента, пока ваш отдел кадров подбирает кандидатуру на постоянную работу.

Она перебрала в голове резюме, которые уже успела получить. Деанджело требовался определенный тип личного помощника – достаточно сильная женщина, чтобы не жаловаться на ненормированный рабочий день и отсутствие благодарности или хотя бы признательности со стороны босса, достаточно спокойная, чтобы терпеть чрезвычайно высокие требования и неожиданные повороты в делах, умеющая работать с конфиденциальной информацией, готовая путешествовать. А самое главное, та, кто не влюбится в очень богатого и очень мужественного босса, бездельничающего в кабинете по соседству. Вот почему Дженни казалась Харриет идеальным кандидатом: она была опытной и недавно вышла замуж. Но теперь придется подыскать другую кандидатку, отвечающую всем этим стандартам, которая «не шуршит», – что бы это ни значило. И не вздрагивает. Может, стоит включить в собеседование тест на шуршание и вздрагивание?

Деанджело подался вперед, пристально глядя Харриет в лицо.

– Я хочу, чтобы вы вернулись.

Ее щеки залились румянцем.

– Это очень лестно…

– Я не заинтересован в том, чтобы льстить вам. Это факт. У меня очень важная поездка, и мне нужно, чтобы все прошло без проблем. У меня нет времени обучать нового помощника или беспокоиться о деталях.

– Поездка в Рио?

Харриет не смогла сдержать любопытства, и оно явственно прозвучало в ее голосе.

Она понятия не имела, почему Деанджело решил купить сеть отелей за океаном. Сантос был родом из Бразилии, но уехал из этой страны в возрасте восемнадцати лет, чтобы учиться в Кембридже, и, насколько Харриет было известно, следующие двенадцать лет на родине не бывал.

– Все необходимые документы уже подготовлены, самолет заказан. Осталось лишь забронировать отель и…

– Мне необходимо, чтобы вы сопровождали меня, – перебил ее Деанджело. – Все, о чем я прошу, – уделите мне месяц вашего времени. А после можете поступать, как пожелаете.

– Почему вам нужна именно я?

– Это задание очень… необычное.

Любопытство, которое Харриет пыталась сдержать, вспыхнуло в ней с новой силой.

– Необычное?

– Мне нужен не просто сопровождающий меня ассистент, а кто-то, кому я могу доверять.

– В таком случае… – начала Харриет, но в этот момент зазвонил ее телефон.

Увидев, что звонок – из дома престарелых, где содержится ее отец, она почувствовала, как екнуло сердце.

– Простите, я должна ответить.

Харриет заметила удивление на лице Деанджело – за последние десять лет его, вероятно, ни разу не просили подождать. Она встала и вышла на кухню, где, к счастью, никого сейчас не было.

– Харриет Фэйрчайлд?

Застыв, она слушала, как управляющий дома престарелых объясняет, что ее отец снова упал – его физическое здоровье начало ухудшаться вместе с болезнью, разрушающей его мозг. Сглотнув слезы, Харриет попыталась сосредоточиться на предлагаемых ей вариантах улучшения ухода за пациентом. Но в голове упорно вертелась мысль о том, насколько несправедливо то, что случилось с ее храбрым, сильным, забавным отцом, который заботился о ней после смерти ее матери, успев до этого вырастить других своих дочерей – сводных сестер Харриет. Он заслужил спокойный выход на пенсию, возможность путешествовать, играть в гольф, наслаждаться хорошими винами и чтением хороших книг. Харриет никогда не волновало, что он старше отцов ее друзей и люди часто принимают его за ее дедушку. Он был замечательным, любящим отцом, и она была готова ради него на все.

Но она уже сделала все, что было в ее силах. Теперь, когда отец так нуждался в ней, она понятия не имела, как не подвести его. Оставшихся у нее средств хватит только на оплату еще шести месяцев пребывания его в доме престарелых, а тот дополнительный уход, который предлагал сейчас управляющий, был Харриет не по карману.

– Да, – сказала она наконец. – Понимаю. Разумеется. Буду очень признательна, если вы пришлете мне предварительные расчеты стоимости дополнительных услуг.

Она поблагодарила менеджера и пообещала приехать завтра утром. Закончив разговор, Харриет еще немного постояла, быстро моргая, чтобы остановить подступающие к глазам слезы. Но было слишком трудно снова вернуться мыслями к вечеринке и не думать о том, во сколько обойдется дополнительный уход за отцом, – при таком раскладе денег не хватит даже на полгода. Харриет решила еще раз попробовать обратиться за помощью к сестрам. Может, хоть сейчас они помогут. Она готова умолять их, если понадобится. Они были ее последней надеждой. И Харриет понимала, что это значит, – ей не на что надеяться.

– Черт! – прошептала она, чувствуя, что слезы все-таки потекли по щекам.

– Почему вы плачете? – внезапно раздался сзади голос Деанджело.

Едва заметно вздрогнув, Харриет быстро вытерла слезы и солгала:

– Я не плачу.

Прежде чем она успела обрести самообладание, Деанджело схватил ее за локоть и повел в комнату, которая располагалась прямо за кухней и выходила в зимний сад со стеклянной крышей.

Здесь Деанджело усадил Харриет на диван, обитый красным бархатом, подошел к холодильнику и вернулся с большим бокалом белого вина.

– Выпейте, – приказал он, протягивая бокал, и поинтересовался: – Почему вы плакали?

– Не важно, – ответила Харриет. – Простите, это так непрофессионально. Давайте вернемся в офис и продолжим наш разговор. Вы сказали, что это необычное задание?

– Вы плакали из-за своего отца?

– Моего отца?

– Он ведь в доме престарелых?

Обычно резкий голос Сантоса звучал сейчас мягко, и его еле заметный акцент стал сильнее, будто слова давались Деанджело с трудом.

– Э-э-э… Да. Откуда вам это известно?

– Вы долгое время работали на расстоянии менее шести футов от меня, а дверь у меня не отделана шумоизоляцией.

О небо! Харриет всегда полагала, что Деанджело не обращает на нее внимания. Неужели он слышал, как она звонила своим сестрам и вела долгие беседы с медработниками?

– Простите. Я всегда задерживалась после работы, чтобы наверстать время, потерянное на разговоры по телефону.

– Ваш профессионализм никогда не вызывал сомнений.

Харриет на мгновение закрыла глаза, собираясь с духом.

– У моего папы старческое слабоумие, – произнесла она ненавистные слова, чуть не поперхнувшись ими. – Ему нужна помощь специалистов, и как раз перед тем, как я поступила к вам на работу, мне пришлось принять трудное решение об отправке его в дом престарелых. Для того чтобы оплатить содержание папы, я была вынуждена продать его квартиру и потратить все свои сбережения, но такой уход очень дорог, у меня почти не осталось денег. Это значит, что придется искать другой пансионат, намного дешевле. Проблема в том, что папе нравится там, где он сейчас находится. У него словно появилась новая семья. Он больше меня не узнает, но узнает ухаживающих за ним медработников, – печально закончила Харриет.

– И все же вы уволились? Почему не попросили меня повысить вам зарплату?

Она не смогла удержаться от горького смеха.

<< 1 2 3 4 5 6 >>