<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 15 >>

Элеонора Мандалян
Лучший детский детектив

Он ещё немного посидел, наблюдая за увлечённо перебирающими газеты одноклассниками, а потом, поняв, что ему больше ничего не узнать, взял сумку и отправился домой.

* * *

В то время как друзья Алика сидели в библиотеке, сам он с родителями уже был у дедушки. Мама, Елена Владимировна, открыла входную дверь (у неё были свои ключи, так как у дедушки болели ноги, и ему было тяжело ходить), и они оказались в тесной полутёмной прихожей. На стене напротив двери висело большое старое зеркало в красивой бронзовой раме.

– Пап! – позвала мама Алика, сбрасывая с ног туфли и открывая дверь в единственную комнату, из которой доносилось бурчание старенького дедушкиного телевизора.

Дедушка сидел в кресле, укрыв ноги пледом. Это был довольно милый старичок со смуглым лицом, седыми волосами и густыми кустистыми бровями, под которыми блестели живые, удивительно молодые глаза. Лицо старика покрывали длинные глубокие морщины, но, как ни странно, это нисколько его не портило, а скорее наоборот, придавало оттенок мужественности и умудрённости жизненным опытом. Дедушка походил на вождя индейского племени, сидящего у костра и курящего трубку мира.

– Пап, ты обедал? – первым делом осведомилась Елена Владимировна.

– А как же, Леночка, – отозвался дедушка и оторвался от телевизора. – Рад тебя видеть, моя дорогая.

Мама тут же побежала на кухню. Обнаружив холодильник почти пустым, она велела Алику немного прибраться в комнате, а сама вместе с отцом Алика, Николаем Станиславовичем, отправилась по магазинам, чтобы обеспечить деда продуктами как минимум на неделю.

Пока Алик нехотя вытирал пыль с подоконников и мебели, дедушка ударился в воспоминания. Он очень любил рассказывать внуку о том, как был молодым, в каких славных делах участвовал. Обычно Алик с удовольствием слушал дедовы рассказы, но сегодня его мысли были заняты совсем другим: ему было грустно, что друзья расследуют загадочное дело о квартирных кражах без его участия. Поэтому Алик слушал на сей раз деда невнимательно, постоянно отвлекался и был очень рассеян. А дед вспоминал своё детство.

– Когда мне было лет десять, – говорил он, – я целыми днями бегал по улицам. В моё время дети не боялись ненастной погоды. Мы бегали босиком по лужам, а если был очень сильный дождь, то прятались под огромным дубом. Его ствол был так причудливо изогнут, что казалось, он вот-вот упадёт. И крона была такая густая, что не пропускала почти ни единой капли, и под дубом всегда было сухо и уютно. Да, старое это было дерево, старое… Не знаю, сохранилось ли оно до сих пор. Может быть, его уже давно спилили… Жаль, жаль…

Алик не решался прерывать деда, хотя не особенно его слушал. Оживился он только тогда, когда дедушка уже «пошёл служить в армию». А там и мама с папой вернулись, и подошло время ужина. Алик без конца ёрзал на месте: ему не терпелось позвонить друзьям, и как можно скорее. Наконец ужин кончился, мама ещё немного повозилась на кухне, попрощалась с дедушкой, пообещала вскоре приехать снова, и они отправились домой.

* * *

Вечером, когда Натки (слава богу!) дома не было, а родители ещё не пришли с работы, Стас задумчиво сидел за письменным столом и обдумывал скудную информацию по делу о квартирных кражах. Строго говоря, информации не было почти никакой. Из газет ребята узнали только, что все кражи были совершены одним и тем же способом, и что никаких следов воры не оставили. Хозяева квартир в это время находились в отъезде, а соседи либо тоже отсутствовали, либо клялись, что ничего не видели и не слышали. Из одной квартиры воры украли большую коллекцию старинных монет, которую хозяин собирал несколько десятков лет.

В прихожей щёлкнул замок – пришёл отец. Стас вскочил и выбежал из комнаты.

– Пап! – нетерпеливо крикнул он. – Ты узнал что-нибудь про Кривого?

– Что? – удивлённо посмотрел на сына Сергей Петрович. – Про какого Кривого?

– Пап, ну я же тебя просил!.. – Стас разочарованно махнул рукой.

– Ах, да, – отец устало провёл ладонью по лбу. – Это вы играете в зашифрованные записки.

– Да не играем! – воскликнул Стас и тут же прикусил язык. На его счастье в передней зазвонил телефон. Отец стоял ближе, поэтому он снял трубку.

– Да… Стас дома. Сейчас позову.

Стас уже нетерпеливо топтался на месте. Он почти выхватил у отца трубку, едва не уронив при этом журнальный столик вместе с телефонным аппаратом.

– Я слушаю!

– Привет, – сказал Алик, – это я. Мы только что приехали. Как расследование, продвигается? – по его голосу чувствовалось, что он немного завидует друзьям.

Стас быстро рассказал ему, что они с Никой и Витькой узнали в библиотеке.

– Да, не густо, – подытожил Алик.

– А как дедушка? – поинтересовался Стас.

– Дед в порядке. Опять нарассказывал целую кучу своих историй.

– Про свои подвиги?

В этот момент входная дверь снова открылась, и на пороге появилась Натка в своём длинном сиреневом плаще с капюшоном.

– Стасик, кто звонит? – тут же спросила она.

– Не волнуйся, – ответил Стас. – Не Миша Скороходов.

– Чего? – удивлённо спросил в трубку Алик.

– Сестра пришла, – объяснил Стас. – Завтра поговорим. Бывай…

– Пока. В школе всё обсудим.

– Стасик, почему ты такой злой? – обиженно спросила Натка.

– Я злой? – Стас немного опешил от непривычно жалобного тона сестры. Миша Скороходов был парнем, который ей нравился, но проблема состояла в том, что она, по-видимому, не нравилась ему. Натка очень переживала из-за этого и временами даже плакала по ночам.

– Пожалуйста, никогда не говори больше про Мишу Скороходова, – попросила она ещё более жалобным голосом.

– Хорошо, – пообещал Стас. – Но и ты никогда не спрашивай, кто мне звонит.

– Договорились, – уныло согласилась Натка.

Стас одержал первую маленькую победу.

* * *

Среди ночи Алик внезапно проснулся. Он лежал, уставившись в темноту, и в его голове бродили какие-то тревожные мысли. Что-то не давало ему покоя, но он никак не мог понять, что именно. Вроде бы, всё в порядке… С большим трудом ему снова удалось заснуть, но неясное чувство тревоги преследовало его даже во сне.

Глава 4

ДОГАДКА

С утра всё небо было затянуто тучами, словно и не было накануне никакого солнца. Дул холодный ветер, со злостью ударяясь в оконное стекло и пытаясь сквозь щели в рамах проникнуть в квартиру. Алик с трудом открыл сонные глаза, протёр их кулаками и, зевая, заставил себя подняться с постели. Мама на кухне готовила завтрак.

– Алёша, вставай, – крикнула она. – Опоздаешь в школу!

– Уже встал, – потягиваясь, отозвался Алик.

– Умывайся и к столу, – сказала Елена Владимировна.

– Ага, я быстро!

Алик умылся, оделся, кое-как причесался и прибежал на кухню, из которой приятно тянуло ароматом поджаренных в масле блинчиков.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 15 >>