Поллианна
Элинор Ходжман Портер

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 11 >>
Удивлённая этой энергичной речью, Нэнси смущённо посмотрела на Тимоти. Тот понимающе кивнул.

Наконец все трое двинулись с перрона. Поллианна шла между Нэнси и Тимоти и ни на секунду не закрывала рот. Вопросы, восклицания, замечания лились из неё таким бурным, нескончаемым потоком, что изумлённая Нэнси отчаялась за ними уследить.

Когда уселись в коляску, устроив рядом чемодан, Поллианна облегчённо вздохнула.

– Ну вот, слава Богу! – Коляска тронулась с места. – А нам далеко ехать? – поинтересовалась девочка. – Если далеко, то и ладно. Я обожаю путешествовать! Только, конечно, если не слишком далеко. Просто потому, что хочется побыстрее приехать домой. Ой, смотрите! – продолжала щебетать она. – Какая красивая улица! Я так и знала! Папа рассказывал мне, что здесь очень красиво… – Тут она запнулась и умолкла.

Нэнси заметила, что у малышки горестно задрожал подбородок. Девушка и сама была готова расплакаться. Но уже в следующую секунду девочка справилась с собой и продолжала щебетать:

– Ну да, папа мне рассказывал… Ах да, забыла! Миссис Грей сказала мне, чтобы я обязательно объяснила, почему на мне не траурное чёрное платье, а это – в красно-белую клетку. Чтобы вы чего не подумали про меня. Просто там у них не было других вещей. А бархатная накидка жены пастора Карра оказалась мне слишком велика. К тому же эта накидка всё равно была вся в белых пятнах и немножко рваная. На выделенные деньги благодетельницы сначала хотели купить мне чёрное платье. Потом решили купить этот замечательный чемодан. Всё равно денег на ковровую дорожку не хватало. Миссис Уайт сказала, что не любит детей в чёрном. То есть детей-то она, конечно, любит. Но просто не любит, когда их одевают в чёрные платья…

Поллианна умолкла, чтобы немножко перевести дыхание. Воспользовавшись паузой, Нэнси вставила:

– Ну да. Это правильно…

– Ещё бы! Конечно, правильно! – с жаром подхватила Поллианна. – Как я рада, что вы такого же мнения! Если носить чёрное, труднее радоваться!

– Как это – труднее? – удивлённо переспросила Нэнси.

– Конечно, труднее! Когда папочка отправлялся на Небеса к мамочке, чтобы оттуда смотреть на нас, он сказал, что я должна этому радоваться! Он так сказал!.. Но, к сожалению, мне трудно радоваться. Даже в таком весёленьком красно-белом платьице. Я так скучаю по папочке! Так скучаю! Ничего не могу с собой поделать! Конечно, он сейчас там с мамочкой – у Бога с ангелами… А я совсем одна. Нет, конечно, у меня есть благодетельницы, но… хотя… – Малышка радостно встрепенулась. – Теперь у меня есть вы, моя милая, милая тётушка Полли! Как я рада, что вы у меня есть!

От жалости и смущения у Нэнси чуть сердце не оборвалось.

– Погоди, миленькая! – пробормотала она, чуть не плача. – Ты ошиблась. Я совсем не твоя тётя Полли…

– Как не моя?.. – в ужасе пролепетала малышка. – А кто же вы тогда?!

– Я всего лишь Нэнси. Мне и в голову не могло прийти, что ты примешь меня за хозяйку… Я ведь совершенно не… не похожа на неё!

Тимоти подмигнул Нэнси, чтобы та перевела разговор на что-нибудь более весёлое. Однако Нэнси была слишком расстроена.

– Кто же вы? – всхлипнула девочка. – Вы не похожи на даму из благотворительного комитета.

Тимоти весело рассмеялся.

– Говорю же, – пробормотала Нэнси, – я просто служанка. Кухарка. Делаю всю работу. Кроме большой глажки. Ею занимается мисс Дерджин…

– А как же тётушка Полли? Она вообще существует? Жива? – нетерпеливо прервала её девочка.

– Ещё как существует и жива! – усмехнулся Тимоти. – Можешь не сомневаться!

Поллианна облегчённо вздохнула.

– Ну, слава Богу! – воскликнула она и после небольшой паузы продолжала: – Вы знаете, это даже хорошо, что не она, а вы приехали меня встречать. Как здорово, что я с вами познакомилась! Вы мне так нравитесь! А с ней познакомлюсь немножко попозже. И тогда буду совершенно счастлива, – радостно прибавила она.

Нэнси немного покраснела.

– Юная леди очень добра к тебе, – промолвил Тимоти, подмигнув Нэнси. – Поблагодари её за доброту, Нэнси!

– Конечно… Но мисс Полли…

– Мне уже не терпится с ней познакомиться, – заверила её Поллианна. – Я её заранее люблю. Она ведь моя тётушка. Единственный родной человек, который у меня остался. Раньше я даже не знала, что она у меня есть. Но потом папа рассказал… рассказал, что она живёт в таком большом, красивом доме на горе.

– Так и есть. Скоро сама увидишь, – кивнула Нэнси. – Большой, белый. С зелёными ставнями. Издалека видно. Да вон он!

– Какой красивый! Сколько вокруг зелени, деревьев! Никогда в жизни не видела таких зелёных лужаек. Наверное, она богатая, моя тётушка Полли?

– Так точно, мисс!

– Как я рада! Когда деньги есть, как это хорошо! Никогда не видела таких богатых. Ну разве что Уайты. Они точно не бедные. В каждой комнате по ковру, а по воскресеньям подают мороженое. А у тётушки Полли по воскресеньям подают мороженое?

Нэнси покачала головой, её губы чуть дрогнули. Она посмотрела на Тимоти.

– Нет, мисс. Ваша тётя не любит мороженого. Так мне кажется. Я, по крайней мере, ни разу не видела, чтоб она его ела.

Девочка заметно огорчилась.

– Неужели? Как жалко… Удивляюсь, как это можно не любить мороженого! Ну что же, может быть, это даже хорошо. А то от этого мороженого ещё живот заболит, как у миссис Уайт. Хотя я ела его у неё в гостях. Даже много раз… Ну а ковры у неё есть?

– Ковров хватает.

– В каждой комнате?

– Почти, – смутилась Нэнси, вспомнив про голый пол в комнатке на чердаке.

– Замечательно! – обрадовалась Поллианна. – Я очень люблю, когда ковры. У нас их вообще не было. Только два половичка прислали благотворители. Причём один весь в чернильных пятнах… А ещё у миссис Уайт полным-полно картин. Все такие великолепные! На них розы, маленькие девочки, овечки, лев… Прямо как в Библии написано, – продолжала она. – Когда они однажды все вместе соберутся. Мирно-дружно. Я не про картины миссис Уайт… А вы любите картины?

– Даже не знаю… – промолвила Нэнси.

– А я обожаю! Правда, у нас-то и картин не было. Что-то их благодетели вовсе не присылали… А, нет! Однажды парочку передали. Одна была такая ценная, что папа решил её продать, чтобы купить мне ботиночки. Ну а другая какая-то совсем ветхая от старости. Повесили её на стену, а она и рухнула. Стекло вдребезги, картина вся разорвалась… Как я плакала, как плакала!.. Впрочем, это даже хорошо, что у нас ничего этого не было. Я не выросла избалованной. Ну что ж, значит, тем больше мне понравится у тётушки Полли. Как однажды, когда вместо обыкновенных резинок для волос тебе вдруг дарят красивые ленты!.. Вы только посмотрите! – воскликнула Поллианна. – Какой замечательный дом!

Коляска вырулила на широкую главную аллею.

Пока Тимоти сгружал чемодан, Нэнси успела шепнуть ему на ухо:

– Эй, Тимоти! Попробуй теперь ещё хоть раз заикнуться, что собираешься уволиться отсюда!

– Вообще-то я не нанимался на всю жизнь, – усмехнулся юноша. – Впрочем, теперь-то, когда здесь этот чудесный ребёнок, я даже рад. И не собираюсь никуда уходить. Теперь здесь будет веселее, чем в кино!

– Всё бы тебе веселиться! – проворчала Нэнси. – Я серьёзно говорю. Ума не приложу, как они уживутся вместе – госпожа и эта милая малышка!.. Я теперь её не брошу! Надо, чтобы у девочки был хоть кто-то, кто смог бы её морально поддержать!

Нэнси и Поллианна стали подниматься на широкое крыльцо.

Глава IV

Комната на чердаке

Госпожа Харрингтон не соизволила даже встать с кресла, чтобы встретить племянницу. Подняв глаза от книги, она лишь надменно покачала головой, словно собралась прочесть очередную нотацию.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 11 >>