<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 16 >>

Пять камней
Елизавета Шумская

– Сам видел!

– Да про «двойку» я знаю. Только тебе ж всегда было на оценки наплевать.

– Мне и сейчас наплевать.

– Тогда я не понимаю.

– А это я, дорогая, пародирую всех вас с вашими печалями. Достали уже. Жить надо просто. Выпил пива – сделал дело. Сделал дело – выпил пиво. О!

– Так спиться можно!

– Ивушка, ну что же ты такая конкретная, – вздохнул Калли, с неожиданным умилением глядя на опустошающего своего кружечного монстра тролля. – Грым – голова, философ!

Знахарка поразилась еще больше.

– Грым, ты – философ?

– Не было такого, – открестился тролль. – Простудой болел, ветрянкой болел, а философией – нет.

– Да-а, – так же задумчиво протянул эльф, – ей тоже болеют… И что немаловажно – перебаливают.

– Дурдом, – наконец определила Ива.

– Пей, – Грым грохнул перед ней высокую – с пинту – кружку пива. Эльф еще и подлил.

– Форменный… – авторитетно уточнила знахарка.

После Пивного дня шел Праздник Матушки-Земли, или иначе – Праздник Урожая. Люди благодарили природу за ее дары. Для Ивы земля, природа, всегда означала жизнь. За нее и благодарила – за друзей, за возможность учиться, за тетушку, даже за Лоренцо. За то, что она здорова и с ее близкими все хорошо.

Сегодня она смотрела, как сжигают чучело прошлого урожая – куклу, сделанную из ботвы, соломы, стеблей, сухих листьев – то есть из всего того, что оставалось после сбора урожая и подлежало уничтожению, – и думала, как быстро все меняется. Еще два года назад она жила в маленьком домике с тетушкой и неясными мечтами. Будущее не радовало, настоящее… казалось, она просто переживает один день, чтобы окунуться в следующий, который тоже надо пережить. А теперь? Только и гляди, как бы что-нибудь интересное да веселое не пропустить.

Вечером компания собиралась пойти на то заветное место, которое они приглядели еще в прошлом году. И так же, как и тогда, позвали с собой Огненных – ту группу, вместе с которой проходили вступительные испытания. В этот раз решили покупной снедью не ограничиться, а самостоятельно сделать шашлыки. Маги почти всегда голодны. Колдовство требовало огромных сил, восстанавливать которые лучше всего мясными блюдами. Поэтому вегетарианцев среди чародеев почти не было. Некоторые подозревали в этой привычке эльфов, но Калли явно принадлежал к другой категории, то бишь был не дурак умять что-нибудь мясное и жареное. Кстати, именно он готовил травы для маринада. О, как они с Ивой об этом задушевно поговорили! Если бы на них не нарычали одновременно Грым, Златко и Дэй, так бы до Карнавала Кленовых Листьев и обсуждали бы, что лучше к свинине, что к говядине, а что к дичи.

Шашлыки получились замечательные, особенно под красное вино. Огненные что-то задушевно пели про некую деву, которая то ли отдалась кому-то не тому, то ли наоборот, не отдалась кому хотела. А Ива валялась на покрывале, сыто рассматривала звезды и «слушала землю», как она это называла. Особое медитативное состояние, когда маг будто сливается со своей стихией. Для девушки оно было чем-то совершенно особенным. Иногда ей казалось, что так с ней говорит ее отец – дух природы. Да, правильно тогда говорил лесной колдун, как там его… Каеорпан… природа всегда ей была роднее, чем люди. «Ты ее слышишь, ты ее понимаешь, ты ее любишь. Твое тело – это земля, вода – твоя кровь, а воздух – твоя душа. От человека в тебе только способность любить. Не смейся и не кривись, ибо именно способность любить – искренне, безудержно, безгранично, самозабвенно – это то единственное, из-за чего земля все еще терпит вас, людей»[2 - Отсылка к событиям романа «Пособие для начинающей ведьмы».].

Ива мотнула головой и протянула руку куда-то в бок. Златко поймал ее и сжал. Он тоже смотрел на небо и слушал землю. Девушка перевела взгляд в другую сторону. На нижней ветке разлапистого дерева ее, Ивы, тезки лежал эльф и так же мечтательно смотрел вверх.

– Интересно, а если клыкастую опрокинуть в реку, она на дно пойдет как камень или как живое существо?

– Грым!!!

А Ло не пришел.

Первой это, разумеется, заметила не любившая его Дэй.

– А твой упырь где?

– Сказал, что не может, – отвернулась от подруги Ива. Она не хотела сейчас слышать очередные сентенции на тему того, что уже надоела такому бабнику, как вампир. Молчание за спиной озадачило девушку. Она повернулась обратно. Тут-то гаргулья и подловила ее. Поймала взглядом и уперла в нее палец.

– А все почему? – Дэй выдержала драматическую паузу. – Потому что ты – жизнь, а он – смерть.

Ива мотнула головой.

– Я – направление «Природа».

– А я не про направление.

Но пояснять ничего не стала. Знахарка все и так прекрасно поняла. Просто не хотела это признать.

– Дэй, а ты уверена, что это хорошая идея? – Ива, нахохлившись, сидела на крыше знаменитой башни с часами. Слева к ней притулилась гаргулья, справа – статуя гаргульи.

– Конечно! Так мы точно больше всех народу обсыплем! А нас – никто!

Третий день празднеств обожали все сладкоежки – именно сегодня из муки нового урожая пеклись самые лучшие караваи, булочки, бублики, пирожные, плюшки или просто хлеб. Молодежь же любила этот день за «мучные сюрпризы». Считалось, что если неожиданно обсыпать кого-нибудь мукой, то весь год ловкачу будет сопутствовать удача.

Ива оглянулась назад.

– Но три мешка!

– Тебе что, удача не нужна?

Морозный праздник следовало праздновать у реки, но в воду ни в коем случае не лезть, поэтому друзья вновь отправились на заветное место. Правда, решили разделиться для того, чтобы быстрее расправиться с покупками. В результате те, кто пошел не с Калли, заблудились, пришлось их искать. Так бы полдня они и проаукали бы, если бы не додумались петь про ту самую деву, которая то ли дала, то ли не дала. По этому безбожному перевиранию в общем-то неплохой мелодии эльф их и нашел.

– Не, ну заколдованная какая-то поляна, – возмущался Златко, таща здоровенные караваи. В этот день требовалось отправлять их по воде, дабы задобрить водяных и Холод. Просили не топить народ почем зря, не насылать слишком сильных морозов, не губить растения, зверье и людей. Грым с Бэррином решили попробовать отправить по реке здоровенный каравай в полный троллев обхват, чтобы, с одной стороны, уважение показать, с другой стороны, посмотреть – поплывет али нет.

Калли с ужасом смотрел на это мучное чудище и прикидывал, как в течение года путешествовать с друзьями, избегая любых водоемов. Ибо сегодняшних экспериментов им могли не простить.

Ожидаемо каравай таких размеров плыть не желал. Колдовать над ним не решились. В такой день рек нельзя было касаться ни руками, ни магией.

– Может, его разрезать? – Компания собралась над хлебным монстром и синхронно чесала в затылках.

– Вид потеряет, – возразил Златко.

Вид было жалко. Каравай хоть и отличался неприличными размерами, выглядел красиво.

– Может, на листы какие вроде кувшинок? – Грым поймал на себе красноречивые взгляды. – А что?! Они же плавают!

– Плот, – обдумал идею Бэррин. – Нас спасет плот.

– Какой плот? – поразилась Ива.

– Обычный. Деревянный.

– Но каравай же должен по воде плыть!

– Он и поплывет!

– Это плот поплывет!

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 16 >>