<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 16 >>

Пять камней
Елизавета Шумская

Ночью мысли Ивы вновь вернулись к предсказанию. Может, все более буквально? Башня – это и есть башня. Например, та, что на главной площади Стонхэрма. Выполненная в так называемом чудовищном стиле – со множеством скульптур монстров и барельефами как из кошмарных снов. И это не считая часов из черного металла. Когда приходило время бить, вместе с первым ударом рядом с цифрами открывались отверстия и выезжали фигурки чудищ, то ли танцующих, то ли борющихся с бронзовыми существами, обозначающими эльфийское время. Звук этих курантов разносился по всему городу. Многие жители даже приловчились просыпаться с нужным ударом курантов. Именно там они с Дэй недавно и сидели в праздник Мельниц.

Ива ностальгически вздохнула, вспоминая, как она туда забралась год назад. Весело было! Девушка помрачнела. А ведь была еще та история с демоном[3 - Подробнее в романе «Пособие для начинающего мага».]. Тогда тоже у нее на руках оказалась карта «Башня». В тот раз у нее также оказалось своего рода материальное объяснение, ведь она символизировала башню чародейки, попавшей в лапы к демону. Пока душа волшебницы находилась у него в плену, башня никого к себе не подпускала. Люди селились в ней и скоро сбегали. Башня ждала. Только после освобождения хозяйки успокоилась. Теперь там жила дружная семья алхимиков. Ива как раз недавно гуляла рядом. Не удержалась – подошла и погладила свою старую знакомую. На миг тогда показалось, что старая гордячка ответила ей волной благодарности. История как раз для Стонхэрма. Неужели аукнулась та история? Вроде бы не должна…

Праздник Цветов, он же Волшебный Праздник, как всегда, прошел в фейерверках и букетах. Ходить по ярмарке магических артефактов оказалось на диво интересно. Так, например, Ива приобрела зимние сапожки, в которые не проникали снег и вода, а если температура падала ниже определенной отметки, то включался подогрев, не сильный, но не дающий замерзнуть. Друзья долго не верили, что такое возможно, поэтому устроили перед прилавком настоящую зиму. Мороз воссоздать не удалось, а вот снег наколдовали. В результате и сама Ива, и продавец оказались по пояс им завалены. Сапожки не пострадали, а вот остальной одежде и самолюбию досталось. Больше всех, разумеется, хохотал тролль. Пока знахарка собственноручно не напихала ему за шиворот снежков. Грым ответил. Через пару минут все окружающие, а в первую очередь друзья, оказались втянуты в ледовое побоище. Продавец же сделал максимальную скидку, лишь бы шебутные покупатели наконец-то убрались.

Остальные тоже не остались без покупок. Дэй прикупила себе несколько амулетов от нежити, один из которых предложила Иве как средство от «упыря, вдруг да поможет». Знахарка хотела было обидеться за вампирью расу, однако побрякушка вдруг начала мигать и попыталась атаковать гаргулью и тролля. Сравнения с нежитью друзья не снесли, и громили палатку всей компанией. Потом пришлось, правда, объясняться со стражей. Их пожурили, справедливо напомнив, что подозрение на мошенничество должен разбирать суд, а не студенты-второгодники, но продавец, как ни странно, никаких претензий не имел, и дело решили полюбовно.

Для Дэй в конце концов нашли нормальный амулет против воздействия на разум. Защищал он, разумеется, не абсолютно, но куда лучше, чем та побрякушка, которую гаргулья носила сейчас. У этого же прилавка Златко и Калли прикупили зашитные артефакты. Грым же вернулся за зимними сапогами и для себя. Позже друзья оглядели покупки и долго чесали в затылках, пытаясь сообразить, что сподвигло их на такой странный выбор.

В этот день Ива поймала себя на том, что постоянно оглядывается: к тревоге добавилось ощущение чужого взгляда в спину. Как ни странно, остальные ничего такого не чувствовали, хоть и дважды проверили, нет ли за ними слежки. Травницу обозвали нервической девицей и посоветовали пить собственные настойки. Знахарка почти с ними согласилась.

Костюмы для Карнавала Кленовых Листьев начинали готовить в начале осени. Некоторые особо озабоченные особы заказывали маскарадные наряды уже летом. Иву и ее друзей нельзя было отнести к подобным экземплярам. Однако в этот раз идея родилась довольно рано – во вторую седмицу нового учебного года. Впятером они вгрызались в гранит истории. Все тот же период нашествия с Гор Пред Вечными Снегами. Обычно им рассказывали про тактику боев, полководцев, результаты сражений, куда и откуда двигались войска. Но иногда преподаватель делился и куда более волнующими душу человеческими историями. Например, про бродячий цирк Марло.

В самом начале нашествия пала одна из крепостей на границе. Раненых было просто невероятное количество, но их успели вывести в небольшой городок, стоящий в стороне от главных дорог. Думали, туда враги сейчас не пойдут, ведь они как сумасшедшие рвались вглубь человеческих земель. Раненых было столько, что в какой-то момент их просто стали укладывать на главной улице, из соображений, что пока лекари будут метаться из одного дома в другой (в больницах мест уже не было), кто-то может не дождаться. Дождей не ожидалось, нападения – тоже. Но так уж случилось, что одно из крупных племен решило свернуть в сторону этого городка и поживиться в нем. Противопоставить им было нечего. Боеспособных мужчин почти не осталось. Женщины бы не выстояли перед опытными, во много раз более сильными горными тварями. Выход напрашивался только один – эвакуировать всех живых. Но как это сделать, когда столько раненых, а транспорта очень мало? И что еще хуже – времени почти не осталось.

Так вышло, что начало нашествия застало бродячий цирк Марло именно здесь. Как и многие, они не представляли, что делать дальше. Кому в такие времена нужны выступления? Когда же стало известно про то, что скоро на город нападут, вариантов и вовсе осталось немного – отдать единственную лошадь и бежать или не отдавать и бежать. Артисты выбрали третий путь.

Вместе со своими яркими плакатами, нарядами, шарами, гирляндами и прочим антуражем они покатили навстречу врагам. Каково же было удивление полудиких мужчин северного племени, когда они увидели ярко раскрашенные тряпки с огромными буквами – названием цирка, блестящие украшения, броско одетых людей, зазывающих их на «невиданное шоу».

Кто знает, сколько мужества потребовалось этим пятерым артистам, чтобы дать это представление перед оторопевшими воинами, каждый из которых в два раза мощнее их признанного силача – полутролля? Что уж говорить об остальных – тонком канатоходце-акробате в серебряном костюме, веселой дрессировщице с пятью ласками, харизматичном фокуснике без капли магии и красотке с ножами? Однако они улыбались и показывали все свое искусство перед ощетинившейся оружием публикой. Их мастерства и выдержки хватило ровно настолько, чтобы люди в городе успели вывести всех и спастись. Удивительно и даже поразительно было и то, что сами циркачи сумели задурить голову своим необычным зрителям и скрыться после выступления. Это был подвиг совсем не воинов, а самых обычных людей, и это был именно подвиг.

Цирк Марло после этого не распался, несмотря на тяжелые времена. Они колесили по линии фронта и, где было возможно, давали представления, чтобы подарить усталым, отчаявшимся людям хоть немного радости, напомнить им о мирных временах, дать силы бороться дальше.

История эта поразила всех студентов, слушавших лекцию. Тем же вечером Златко предложил на Карнавал Кленовых Листьев одеться именно так, как эти легендарные циркачи. Себе он взял роль фокусника, Калли согласился играть акробата, Иве с Щапой досталась дрессировщица, Грым, похохатывая, натянул красные трусы и майку силача, Дэй разжилась кинжалами.

Друзья даже собирались дать мини-представление на Карнавале. Златко выучил несколько фокусов. Конечно, магией можно сделать и не такое, но тут вся прелесть заключалась именно в отсутствии волшебства, как это ни парадоксально. Гаргулья, лучась от счастья, училась жонглировать несколькими кинжалами и метать их точно в цель – тоже без колдовства. Ива с Щапой упоенно прыгали по перевернутым ведрами (сначала она показывала, потом шуш повторял). Калли сначала решил, что его эльфийской грации хватит на любые человеческие трюки, однако на всякий случай решил проверить. Изучил по литературе, что делали цирковые акробаты, удивился. Сходил на представление местных артистов и призадумался. В следующие дни его нередко видели на канате между домами, и уверенным он не выглядел. Грым усиленно ел.

Ло появился вновь перед Карнавалом Кленовых Листьев. Завалился к Иве прямо в окно с букетом полевых цветов, как ей нравилось, и огромной коробкой. Девушка взвизгнула и повисла у него на шее.

– Ты вернулся!

– А я и не уезжал, – хмыкнул вампир, обнимая ее. – Мы просто по-другому празднуем.

Знахарка мгновенно вообразила танцующих скелетов и струнный оркестр упырей, отмахнулась от видения и настойчивого гаргульиного «он – смерть» и схватилась за подарки. В первую очередь за цветы. Ло только фыркнул. Как всегда, травница сначала принялась разглядывать букет на предмет, нет ли чего полезного засушить. Похоже, что-то нашла, ибо вид у нее стал дюже довольный. Пришел черед и коробки. Ива медленно, чтобы продлить удовольствие от сюрприза, развязала ленту, сняла крышку, а потом дрожащими руками раздвинула шуршащую белесую бумагу.

– О-о-о… – только и смогла протянуть она. Перед ней лежало серебристо-белое платье из шелковой, будто меловой ткани. Лиф расшили сотнями блестящих бусин – от светло-голубых до абсолютно прозрачных. Всё вместе это создавало просто нереальное впечатление, будто ту, что его наденет, наряжала сама Зима.

– Тут еще вот что, – Ло осторожно подвинул платье и показал Иве длинные перчатки. Девушка судорожно кивнула. Поколебалась немного, но все же достала подарок из коробки и приложила к себе. Два шага – и вот она перед зеркалом. Думала ли она раньше, что когда-нибудь она будет держать в руках такое чудо? И не просто держать, а владеть!

– Это… нереально. Ло… – знахарка повернулась, борясь со слезами. – Спасибо…

Вампир правильно понял ее состояние и быстро оказался рядом, чтобы сорвать благодарный поцелуй. И прошептать на ушко, как он скучал по своей девочке. Ива зарделась и еще раз кинула восхищенный взгляд в зеркало.

– Ло, я… понимаю, что это банально звучит, но… это же, наверное, очень дорого.

Парень хохотнул.

– Я сам с собой побился об заклад, скажешь ты про это или нет.

– И кто выиграл? – засмеялась девушка, и вампир вновь впился в ее улыбающиеся губы.

– Я, разумеется, – ухмыльнулся он, оторвавшись. – Ведь я пойду на Кленовый Карнавал с самой красивой девушкой города!

Ива не сразу сообразила, что юноша имеет в виду. А поняв, помрачнела.

– Но, Ло… – она помялась. – У меня уже есть наряд на карнавал.

– Но этот же точно лучше, – улыбнулся вампир. – Кстати, о туфлях я тоже позаботился. Придется нести тебя на руках до самого зала – местной зимы они не выдержат.

Девушке захотелось в отчаянии всплеснуть руками. Как ему объяснить?

Она попыталась. Вампир мгновенно заледенел.

– Ну, Ло… понимаешь…

– Знаешь, Ив, это просто смешно, – процедил он, прервав ее дрожащий голос. – Променять ЭТО платье на костюм какой-то дрессировщицы!

– О боги, Ло! Да это платье в миллионы раз красивее, чем любое, которое я даже могла вообразить! Но дело же в идее!

– В нем тоже идея! – рявкнул парень. – Это платье Королевы Зимы! А я был бы твоим ледяным принцем! У меня наряд такого же цвета! В таком же стиле! Мы будем самые красивые на Карнавале!

– Ло, но… мы сможем надеть эти наряды на Зимний карнавал! Это будет еще и тематически.

– Зимой все будут в белом! И дело же не в этом!

– А в чем?

– Ты даже не подумала, что можешь надеть это платье на Кленовый Карнавал!

– Ну как я могу его надеть, если я уже договорилась с друзьями?! Я же сказала. Мы решили чуть ли не два месяца назад! Я не могу их подвести!

– Вот именно! У тебя всегда друзья на первом месте! Что бы ни случилось, ты всегда с ними – но не со мной!

– Но я и с тобой!

– Тогда завтра иди в этом платье!

– Я не могу! Ну, Ло, почему я должна выбирать? Вы же нормально общаетесь! Почему нельзя завтра пойти в том наряде, который я выбрала с друзьями, а зимой пойти в этом чудесном платье?

– А кем я буду рядом? Сразу ясно, что я не из вашей компашки!

– Там еще конферансье был…

Вампир фыркнул настолько презрительно, что Ива мгновенно заткнулась. Парень молчал тоже. Потом выдавил из себя:

– Тебе же на самом деле наплевать на меня, да? Ты вообще вспоминала обо мне, пока меня не было?

– Ло, ну что ты такое говоришь? – чуть не расплакалась Ива. – Ты мне очень-очень-очень нравишься! И я вспоминала!

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 16 >>