<< 1 2 3 4 5 6 >>

Суета сует
Эмиль Вениаминович Брагинский


Как только Наташа появилась дома, мать гневно шагнула навстречу:

– Ты была там?

Наташа ловко обогнула мать и направилась на кухню:

– Если я сейчас не поем этого дешевого торта за рубль шестнадцать, я умру. Мама, они пытались меня затортить!

– Значит, ты была там!

– Они пытались купить меня с помощью умопомрачительного самодельного торта!

– Зачем ты была там? – закричала мать.

– Что ты заладила – там-там-там… На экскурсию ходила! – Наташа отправила в рот огромный кусок торта. – Но я там ни крошки не съела, помнишь у Монте-Кристо – в доме врага не едят! Я изошла слюной, у меня температура повысилась до сорока.

– Ты была там, и это предательство по отношению ко мне! Это нарушение всех нравственных норм…

– Мама, прекрати, ты не на собрании! Мне было интересно узнать, на что он польстился. Мам, у нас идеальный порядок, а там всюду раскиданы самые неожиданные вещи, даже теоретически неприличные лифчики, трусики…

– Значит, он ушел к ней, потому что она неряха? – не выдержала Марина Петровна.

– Мама, ты покупаешь полуфабрикаты, суп ты вообще варишь какой попало, а она, мама, на еде чокнутая.

– Значит, он к ней ушел из-за супа?

– Нет, мама, она уютная женщина. Мама, она с ним сюсюкает, она называет его Борюся!

– Значит, он ушел, чтоб она называла его этой идиотской кличкой?

– Мама, она липучая!

– Липучая? – не поняла Марина Петровна.

– Да, то есть ласковая! Мое поколение склонно к анализу. Он ушел потому, что жизнь у нас как прямая линия. Тебе все ясно – наденьте кольцо, сойдите с ковра. А она, мама, раскованная. Тебе тоже нужно себя искривить и пойти в загул! Вот тогда ты про него забудешь!

– Мне путевку предлагают на теплоход… – растерянно сообщила Марина Петровна, несколько потрясенная логическими построениями дочери.

– Езжай! На теплоходе, самолете, на байдарке! На чем угодно, только перемени обстановку!

Утром Наташа выскочила из подъезда, сразу увидела облезлый «Москвич», решительно шагнула к нему, открыла дверцу и села на переднее сиденье.

– Я знала, что ты будешь тут дежурить.

– Откуда такая прозорливость? – удивился бородатый Вася.

– Ты вчера, когда машину вел, все время глазел на меня вон в то зеркальце. – Наташа показала на зеркальце, которое у водителей называется зеркалом заднего вида.

– Как же на тебя не глядеть, – не стал спорить Вася, – когда ты вся такая тонкая, звонкая и прозрачная.

– Понятно, – сказала Наташа, – значит, ты сквозь меня смотрел на дорогу. Ты откуда Генку Мулярова знаешь?

– Двоюродный брат, – ответил Вася. – Куда везти?

– В училище, на Часовую улицу!

– Ты в каком училище? – Вася включил двигатель.

– В театрально-художественном. На гримера учусь. Меняю людям внешний вид, поскольку внутренний вид никому поменять нельзя!

– А ну вылезай! – послышался грозный голос.

– Это моя мама, узнаю! – Наташа покорно выбралась из машины. – Ее зовут Марина Петровна. Мама, это Вася. Я ему нравлюсь. Он двоюродный брат Генки Мулярова из двадцать четвертой квартиры.

К полному удивлению и Наташи, и Васи, Марина Петровна полезла в автомобиль на то самое место, где только что сидела Наташа:

– Пусть этот долго небритый Вася отвезет меня на службу, я опаздываю!

– Мне, безусловно, приятней везти вас, а не Наташу! – Вася нажал на газ, и машина тронулась с места.

На тротуаре смеялась Наташа.

– Куда вы опаздываете? – спросил Вася.

– На бракосочетание. Пока езжайте прямо!

– Какой малохольный с утра расписывается?

– Всех брачующихся обслужить вечером практически невозможно. Поверните направо! И, пожалуйста, чтобы я вашу машину возле моего дома больше не видела. Мне отвратительны все эти патлатые и бородатые бездельники!

– Я, Марина Петровна, работаю, – примирительно сказал Вася. – Я таксист!

– Остановите, приехали! Все таксисты – махинаторы! Стоишь голосуешь, а он с зеленым огоньком едет себе мимо! Спасибо!

Марина Петровна вылезла из машины и вошла в помещение загса.

Вася тоже вышел из машины и тоже направился в загс. И сразу услышал знакомый голос:

– Дорогие молодожены! В вашей жизни сегодня самый радостный и самый счастливый день!

Вася пошел на голос. Остановился в дверях зала торжественной регистрации, увидел Марину Петровну, опоясанную лентой с гербом, и от смеха его согнуло пополам.

– Прошу в знак взаимности и бесконечной любви друг к другу обменяться кольцами!

Защелкал затвором фотограф.

– Товарищ! – закричал фотограф Васе. – Бородатый товарищ! Вы не в кадре, подвиньтесь к остальным!

Вася улыбнулся и подвинулся.
<< 1 2 3 4 5 6 >>