<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 >>

Галина Николаевна Соколова
Экономическая социология


ТОРСТЕЙН ВЕБЛЕН (THORSTEIN VEBLEN)

(1857–1929)

Торстейн Веблен – американский социолог, экономист, социальный критик. История человеческой цивилизации, согласно Т. Веблену, – это смена преобладающих в определенные периоды истории различных социальных институтов, понимаемых им как общепринятые образцы поведения и привычки мышления. В доисторические времена социальные институты лишь зарождались и социальное регулирование осуществлялось на уровне инстинктов, среди которых Т. Веблен называл главными родительский инстинкт, инстинкт мастерства и «праздного любопытства» (познания). Эти инстинкты сохраняют свое значение и для других эпох. Время машинной корпоративной индустрии характеризуется, по Т. Веблену, институтами «денежной конкуренции» и «показного потребления». В «Теории праздного класса» Т. Веблен анализирует механизмы формирования «стяжательского» типа экономического поведения, характеризующего представителей этого класса. Этот тип Т. Веблен противопоставляет «производительному» типу поведения, характерному для низших классов. Для праздного класса, по Т. Веблену, становится характерным принцип демонстративного расточительства во имя поддержания «высокого» уровня жизни.

В «Теории делового предпринимательства» Т. Веблен развивает концепцию технико-экономического опережающего развития общества. По его мнению, развитие экономики опережает развитие социальных институтов и влечет за собой их изменения, а в конечном счете и смену. Основной характеристикой состояния общества в начале XX в. он считал противостояние интересов индустрии и бизнеса. В преодолении этого противостояния основную роль, по Т. Веблену, должна сыграть технократия как носитель интересов научно-технического прогресса в противовес частнособственническим интересам бизнесменов. Технократическая теория Т. Веблена стала неотъемлемой частью современной западной социологии.

Основные работы: «Теория праздного класса» (1899); «Теория делового предпринимательства» (1904).

ЭМИЛЬ ДЮРКГЕЙМ (EMILE DURKHEIM)

(1858–1917)

Эмиль Дюркгейм – один из основателей современной социологии. В работе «Метод социологии» (1895) Э. Дюркгейм определяет предмет социологии как социальные факты, существующие вне индивида и обладающие по отношению к нему принудительной силой. Э. Дюркгейм подразделяет социальные факты на морфологические, составляющие «материальный субстрат» общества, и духовные («коллективные представления», составляющие в совокупности коллективное или общественное сознание). В своем лозунге «Социальные факты нужно рассматривать как вещи» он призывал к использованию статистических методов измерения социальных фактов.

Будучи выдающимся исследователем социальных организаций, Э. Дюркгейм изучал силы, которые объединяют общество или имеют тенденцию его дезорганизовывать. В работе «О разделении общественного труда» он анализирует два базисных типа социальной солидарности (механическую и органическую) и вводит понятие «аномия» – отчужденность человека от общества, конфликт, рассматривая явление, описываемое данным понятием, как результат уменьшения влияния общественных норм на индивида. Другим его исследованием социальной интеграции было «Самоубийство. Социологический этюд», где аномия выступает одной из основных причин самоубийства в периоды ослабления экономической регуляции в обществе. В работе «Элементарные формы религиозной жизни» Э. Дюркгейм исследовал вклад религии в социальное согласие, представляя существующую религию как систему всех верований и практик, санкционированных обществом и обязательных для всех его членов. Причинами ослабления экономической регуляции общества Э. Дюркгейм называл отставание развития культуры от развития экономики, несовершенство моральных норм, не соответствующих новым условиям. Возможность преодоления кризисных состояний он видел в сознательном введении новых норм, регулирующих поведение членов общества. Научный подход Э. Дюркгейма оказал значительное влияние на развитие экономической социологии.

Основные работы. «О разделении общественного труда» (1893); «Метод социологии» (1895); «Самоубийство. Социологический этюд» (1897); «Элементарные формы религиозной жизни (1912).

Глава 2. основные социологические концепции западных экономических школ в 20–90-е гг. XX в.

2.1. Основные предпосылки развития экономической социологии в 20–90-е гг. XX в.

Возникновение и становление экономической социологии в мировой науке явилось итогом длительного процесса социологизации экономической науки на всем протяжении ее развития. Начиная с Адама Смита (1723–1790)[23 - Смит, А. Исследование о природе и причинах богатства народов / А. Смит // Антология экономической классики: в 2 т. T. 1. М., 1993. С. 79–396.], экономисты разрабатывали теорию человека и его потребностей, побудительных стимулов к действиям, мотивации поведения. В известном смысле история западной экономической мысли – это история постепенного расширения социального фона, на котором рассматривается развитие экономики. Это расширение стимулировалось ограниченностью теории свободного предпринимательства (свободной конкуренции), разработанной классической школой английского экономиста Давида Рикардо (1772–1823)[24 - См.: Рикардо, Д. Начала политической экономии и налогового обложения / Д. Рикардо. Избранное. М., 2008.] и его последователями. По мере того как недостаточность их подхода становилась очевидной, экономисты расширяли представление о круге факторов, ограничивающих свободную конкуренцию, участвующих в регулировании экономического развития.

Среди этих факторов все большее место получали социальные, политические, нравственные, религиозные. «Экономическая наука, – пишет английский экономист Альфред Маршалл (1842–1924), – занимается изучением того, как люди существуют, развиваются и о чем они думают в своей повседневной жизни. Но предметом ее исследований являются главным образом те побудительные мотивы, которые наиболее сильно и наиболее устойчиво воздействуют на поведение человека в хозяйственной сфере его жизни. Даже повседневные удовольствия и тяготы, – отмечает А. Маршалл, – можно сравнивать лишь посредством интенсивности стимулов, которые побуждают человека к действию, и это косвенное измерение может быть применено ко всем видам желаний. Жизненная сфера, которая особенно интересует экономическую науку, – это та, где поведение человека обдуманно, где он чаще всего высчитывает выгоды и невыгоды какого-либо конкретного действия, прежде чем к нему приступить»[25 - Маршалл, А. Принципы экономической науки / А. Маршалл. Сочинения: в 3 т. T. 1.М., 1993. С. 69–84.].

Существует несколько крупных социологических проблем, как бы пронизывающих многие концепции западных экономических школ. Это прежде всего характер мотивации экономического поведения, соотношение в нем свободы и регламентированности; роль различных ограничителей свободного предпринимательства; отношения «экономического человека» и государства; проблемы «корпоративного духа», бизнеса, роль социальных институтов – политики, собственности, семьи и других – в экономической жизни.

В первой четверти XX в. интересующая нас проблематика начинает активно разрабатываться в рамках социологии как общей (Э. Дюркгейм, Д. Смолл и др.), так и частной (Э. Мэйо, Ж. Фридмен и др.). В середине 1950-х гг. выделилось самостоятельное научное направление, названное «социологией экономической жизни» или «экономической социологией»[26 - Смелсер, Н. Социология экономической жизни / Н. Смелсер // Американская социология. М., 1965.]. Возникновение экономической социологии как научной дисциплины было подготовлено рядом предпосылок теоретического и эмпирического характера, главные из которых: широкий круг идей и концепций, выработанных в рамках экономической науки; система социологических категорий, разработанная в рамках общей социологии; достаточно развившаяся к середине 1950-х гг. прикладная социология как научная дисциплина.

Первая предпосылка – широкий круг идей и концепций, разработанных в рамках экономической науки, идет от К. Маркса, М. Вебера, Т. Веблена. В рамках этого течения теоретической мысли главное внимание уделяется изучению экономики капиталистического общества с учетом социальных структур – концентрации власти, столкновения социальных интересов, конфликтов социальных групп, отношений господства и принуждения, роли социально-экономической политики государства.

Основоположник экономической социологии в ее западном варианте американский социолог Нейл Смелсер (р. 1930) отмечает, что «вопросы, поставленные с такой убедительностью К. Марксом и М. Вебером, по-прежнему играют определяющую роль в научных исследованиях, посвященных взаимному влиянию экономических и политических факторов. Это такие вопросы, как условия эффективности власти в организациях; условия, при которых различные заинтересованные экономические группы вступают в борьбу друг с другом; степень доминирования экономической системы над политической»[27 - Смелсер, Н. Социология экономической жизни / Н. Смелсер // Американская социология. М., 1965. С. 55.]. И далее. «Проблемы, поднятые Марксом и Вебером, – говорит Н. Смелсер, – находятся в самом центре современных исследований взаимосвязи культуры с экономической деятельностью. Особенно это касается проблем, следует ли считать, что культурные символы определяются экономическими ролями; оказывают ли эти символы независимое влияние на экономическую деятельность или тут имеет место взаимодействие»[28 - Там же. С. 56.].

Вторая предпосылка – достаточно развившиеся направления прикладной социологии. Они обогатили экономическую социологию новыми понятиями, разработанными в ходе изучения организаций, производственных коллективов, профессий, занятости, стратификации, управления и других частных проблем (Э. Мэйо, Д. МакГрегор, Ф. Ротлисбергер, У. Уайт и др.).

Третья предпосылка – система социологических категорий, разработанных в рамках общей социологии, касается теоретической социологии. Главная задача социального познания усматривалась в открытии и формулировании универсальных, независимых от места и времени закономерностей поведения человека в социальной организации. Для создателей концепции структурного функционализма (Т. Парсонс, Р. Мертон и др.) эта задача конкретизировалась в формулировании универсальных функциональных закономерностей, призванных объяснить структурные механизмы сохранения устойчивости и стабильности любой социальной системы. Разрабатывались понятия системы, структуры, функции, социального процесса, социального механизма, системного подхода в целом. Данный категориальный аппарат позволял экономистам-социологам улавливать многие социальные связи в экономике, которые до них никем не изучались.

2.2. Приоритетные направления прикладной социологии

Период 1920–1950-х гг. совпал с бурным развитием эмпирических социологических исследований. В становлении экономической социологии наиболее значимую роль сыграли три направления: индустриальная (промышленная) социология; социология организаций; теория социальной стратификации и социальной мобильности. Первые два направления связывались с поисками путей эффективного управления человеческим фактором экономики, чему служили разработанные в тот период концепции «человеческих отношений», формальных и неформальных групп в организациях, теории малых групп, межличностных отношений, лидерства и руководства. Хотя промышленные социологи не ставили своей целью специальный анализ связей экономики и общества, получаемые ими результаты объективно содействовали более глубокому пониманию этих связей. Именно поэтому, описывая историю становления социологии экономической жизни, ее основатели в числе своих предшественников, как правило, называют американских социологов Элтона Мэйо, Фрица Ротлисбергера, Дугласа МакГрегора, Уильяма Уайта и других теоретиков стимулирования трудовой деятельности и трудовых отношений[29 - Смелсер, Н. Социология экономической жизни / Н. Смелсер // Американская социология. М., 1965. С. 188–262.].

Американский социолог и психолог Элтон Мэйо (1880–1949) и его коллега Фриц Ротлисбергер (1898–1974) явились основоположниками и представителями индустриальной социологии и теории человеческих отношений. Самый значительный вклад Э. Мэйо в развитие социологии управления и индустриальной социологии – это знаменитые Хоторнские эксперименты, проведенные на предприятии Вестерн Электрик Компании в Хоторне, недалеко от Чикаго, в 1927–1932 гг.

Как известно, на ранних стадиях исследования рассматривалась проблема зависимости «производительности труда рабочих от освещенности». В течение двух с половиной лет в центре внимания стояла проблема: воздействуют ли изменения освещения на производительность труда. И только после длительного проведения исследований экспериментаторам пришла в голову мысль исследовать воздействие новой «экспериментальной ситуации» на самовосприятие и самооценки рабочих, участвующих в эксперименте, на отношения, складывающиеся между членами данной группы, на солидарность и единство этой группы. Вместо понятия контролируемого эксперимента они ввели понятие социальной ситуации, которая должна быть описана и понята как «система взаимозависимых элементов». Новая концептуальная схема полностью изменила характер и типы данных, собираемых в последующих исследованиях. Изучая влияние различных факторов (условия и организация труда, заработная плата, межличностные отношения и стиль руководства) на повышение производительности труда на промышленном предприятии, Э. Мэйо пришел к открытию роли человеческого и группового факторов[30 - См.: Mayо, Е. The Social Problems of an Industrial Civilization / E. Mayo. Harvard, 1945.].

В основе «теории человеческих отношений» Э. Мэйо лежат следующие положения: 1) человек представляет собой «социальное животное», ориентированное и включенное в контекст группового поведения; 2) жесткая иерархия подчиненности и бюрократическая организация несовместимы с природой человека и его свободой; 3) руководители предприятий должны ориентироваться в большей степени на людей, чем на продукцию, что обеспечивает социальную стабильность общества и удовлетворенность индивида своей работой, рационализацию управления с учетом социальных и психологических факторов трудовой деятельности людей как основной путь решения социальных противоречий в обществе.

В начале 1950-х гг. американский социальный психолог Дуглас МакГрегор (1906–1964) впервые сформулировал свои идеи об управлении, которые в 1960 г. были опубликованы в его главном труде «Человеческая сторона предприятия»[31 - См.: McGregor, DM. The Human Side of Enterprise / D.M. McGregor. N.Y., 1960.]. Он дополнил «теорию человеческих отношений» учением о стилях обращения с подчиненными, или теорией «управления через соучастие», в которой утверждал, что при надлежащем обращении человек проявляет инициативу и изобретательность и работает лучше там, где «ориентируются на людей», а не просто «на продукцию». Д. МакГрегор доказывает, что развитие организации замедляется вследствие влияния целой серии ошибочных представлений о мотивах поведения работающих в ней людей. В этой связи он сопоставляет две концепции организации управления, условно называемые «теория икс» и «теория игрек».

В качестве поведенческой характеристики руководителя Д. МакГрегор выделил степень его контроля над подчиненными. Крайними полюсами этой характеристики являются автократичное и демократичное руководство. Автократичное руководство означает, что руководитель навязывает подчиненным свои рекомендации и централизует полномочия. Прежде всего это касается определения задания подчиненным и регламента их работы. Предпосылки автократичного стиля поведения руководителя Д. МакГрегор сформулировал в «теории икс». Согласно этой теории, во-первых, человек по своей природе ленив, не любит работать и всячески избегает этого; во-вторых, у человека отсутствует честолюбие, он избегает ответственности, предпочитая, чтобы им руководили; в-третьих, эффективный труд достигается только за счет принуждения и угрозы наказания. Следует отметить, что такая категория работников действительно встречается. Не проявляя никакой инициативы в работе, они будут охотно подчиняться руководству и при этом жаловаться на свои условия труда, низкую заработную плату и т. п.

Демократичное руководство означает, что руководитель избегает навязывать свою волю подчиненным, включает их в процесс принятия решений и определение регламента работы. Предпосылки демократичного стиля поведения руководителя Д. МакГрегор сформулировал в «теории игрек». Согласно этой теории, во-первых, труд для человека – естественный процесс; во-вторых, в благоприятных условиях человек стремится к ответственности и самоконтролю; в-третьих, он способен к творческим решениям, однако реализует эти способности в рамках своих полномочий. Именно такие люди и такой стиль руководства приемлемы для достижения эффективной мотивации в рыночных условиях хозяйствования.

Согласно «теории игрек», отражающей, по мнению Д. МакГрегора, современное положение, люди в организации в основном уже удовлетворяют свои материальные потребности. Следовательно, материальное поощрение не может служить стимулом, побуждающим человека к более эффективной работе. Эти желания «высшего уровня» могут быть удовлетворены лишь работой, требующей, как выражается Д. МакГрегор, «интеллектуальной активности» и «морального выбора». Он полагает, что по мере реализации «теории игрек» структуры организации будут претерпевать серьезные изменения, отличаясь от пирамидальной структуры, где вся власть и ответственность сосредоточены только сверху.

В 1950-е гг. большой интерес вызвала книга Уильяма Уайта (1917–1999) «Организационный человек». В ней, на основе интервью, взятых у руководства крупнейших компаний (General Electric, Ford и др.) раскрывалось, как граждане США превращаются в наемных работников «свято преданных идее организации», а «предпринимательская борьба» замещается продвижением по службе[32 - См.: Whyte, W. The Organization Man / W. Whyte. N.Y., 1956.].

2.3. Теория социальной стратификации и социальной мобильности

Данная теория зародилась и развивается в полемике между двумя исследовательскими подходами – классовым и статусным. Первая традиция является, по преимуществу, европейской и восходит к К. Марксу и М. Веберу, вторая – американской.

Западноевропейская традиция рассматривает классы в качестве основы всех стратификационных процессов. Здесь сохраняется влияние марксистской традиции, конкретизированной в известном определении классов Владимиром Ильичем Лениным (1870–1924). «Классами, – писал он, – называются большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы, это такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства»[33 - Ленин, В.И. Великий почин / В.И. Ленин. Избранные сочинения: в 10 т. Т. 9. М., 1987. С. 9–12.].

Данное определение, отражая некие всеобщие принципы построения капиталистического способа производства, не учитывает всего многообразия реальных трудовых отношений в современных обществах. Кроме того, в нем не учитывается, что в отличие от социальной структуры, возникающей в связи с общественным разделением труда, социальная стратификация (расслоение) возникает в связи с общественным распределением результатов труда, т. е. социальных благ в зависимости от социальной политики государства. Поэтому наиболее употребительной для современных обществ стала классификация / Роберта Эриксона и Джона Голдторпа, ключевым принципом в которой является классовая позиция в системе трудовых отношений. Классы группируются в три основных кластера: рабочий класс, сервис-класс и средний класс. Р. Эриксон и Дж. Голдторп, сравнивая уровни относительной мобильности на различных стадиях экономического развития двенадцати индустриальных стран, приходят к выводу о сходстве и статичности уровней относительной мобильности в индустриальных обществах, независимо от экономического развития и типа экономической системы. Это говорит о том, что индустриальные общества схожи между собой и что не существует признаков изменения уровней мобильности с течением времени[34 - См.: Erikson, R. The Constant Flux: A Study of Class Mobility in Industrial Societies / R. Erikson, J. Goldthorpe. Oxford, 1952.].

Американская традиция (П.А. Сорокин, П.М. Блау, О.Д. Дункан) делит общество на статусные группы, различающиеся по трем взаимосвязанным показателям – экономическому доходу, профессиональному престижу и уровню образования; при этом различия между группами менее глубоки, чем в классовой схеме. Это связано с тем, что Соединенным Штатам, как стране иммигрантов, было несвойственно резкое деление на классы. Социальная иерархия оказалась более дифференцированной и связанной с индивидуальным накоплением дохода, образования, престижа профессии. Так, в работах американских социологов Питера Майкла Блау (р. 1952) и Отиса Дадли Дункана (р. 1955), начиная с 1960-х гг., периодически пересматриваются меняющиеся отношения между доходом, образованием, профессиональным престижем и социальным статусом. Модель «Блау-Дункан» получила большое признание и используется с широкими вариациями: в одних исследованиях социальная иерархия трактовалась как иерархия профессионального престижа, а в других – более широко, включая аспекты социально-экономического статуса[35 - См.: Blau, P.M. The American Occupational Structure / RM. Blau, O.D. Duncan. N.Y., 1947.].

Согласно взглядам русско-американского ученого Питирима Александровича Сорокина (1889–1968), социальная стратификация – это расслоение общества или общности на основании такого признака, который определяет различия в распределении «жизненных возможностей» и «экономических преимуществ» страт и слоев. Он определяет социальную страту как «совокупность лиц, сходных по профессии (типу занятости), по имущественному положению, по объему прав, а следовательно, имеющих тождественные профессионально + имущественно + социально-правовые интересы»[36 - Сорокин, П.А. Система социологии: в 2 т. Т. 2. Социальная аналитика. Учение о строении сложных социальных агрегатов / П.А. Сорокин. М., 1993. С. 376.]. Органичное раскрытие определения социальной страты, данного П.А. Сорокиным, в системе операциональных показателей, позволяет считать его наиболее разработанным и наиболее «работающим» в конкретном социологическом контексте.

В процессе анализа феномена экономической стратификации, П.А. Сорокин выделяет два основных типа ее флуктуации (колебаний). К первому типу относится флуктуация экономического статуса социальной группы (или слоя) как единого целого, связанная с увеличением или уменьшением ее экономического благосостояния. Поднимается ли группа до более высокого экономического уровня или опускается – вопрос, который может быть решен на основе материалов статистических обследований домохозяйств и результатов социологического мониторинга. Ко второму типу относится флуктуация, связанная с увеличением или уменьшением экономической стратификации внутри самой социальной группы (слоя)[37 - Сорокин, П.А. Человек. Цивилизация. Общество / П.А. Сорокин. М., 1992. С. 295–425.].

П.А. Сорокиным введен в научный оборот термин «социальная мобильность» и разработаны основные принципы вертикальной социальной мобильности, сформулированные в виде логически взаимосвязанных утверждений, обоснованных эмпирически. Определение экономического статуса разных социальных групп на основе колебаний «подушного национального дохода» и «богатства, измеренного в денежных единицах», позволило П.А. Сорокину прийти к следующим выводам, изложенным в работе «Социальная мобильность», опубликованной в США в 1927 г., в полном переводе на русский язык – в 2005 г.[38 - См.: Сорокин, П.А. Социальная мобильность / П.А. Сорокин. М., 2005.].

1. Вряд ли когда-либо существовали общества, социальные слои которых были абсолютно закрытыми или в которых отсутствовала бы вертикальная мобильность в ее трех основных ипостасях – экономической, политической и профессиональной.

2. Никогда не существовало общества, в котором вертикальная социальная мобильность была бы абсолютно свободной, а переход из одного социального слоя в другой осуществлялся бы безо всякого сопротивления.

3. Интенсивность и всеобщность вертикальной социальной мобильности изменяется от общества к обществу, т. е. в социальном пространстве.

4. Интенсивность и всеобщность вертикальной мобильности – экономической, политической и профессиональной – колеблются в рамках одного и того же общества в разные периоды его истории.

5. В вертикальной мобильности в ее трех основных формах нет постоянного направления ни в сторону усиления, ни в сторону ослабления ее интенсивности и всеобщности. Это предположение действительно для истории любой страны, для истории больших социальных организмов и, наконец, для всей истории человечества.

За исключением периодов анархии и социальных потрясений, в любом обществе социальная циркуляция индивидов и их распределение осуществляются не по воле случая, а носят характер необходимости и строго контролируются разнообразными институтами. Эти институты в целом составляют комплекс механизмов, которые контролируют весь процесс социального тестирования, селекции и распределения индивидов внутри социального организма.

Функции социальной циркуляции выполняют различные институты, важнейшими из которых являются: семья, школа, армия, церковь, политические, экономические и профессиональные организации. Эти институты представляют собой, по выражению П.А. Сорокина, «сито», которое тестирует и просеивает, отбирает и распределяет своих индивидов по различным социальным стратам и позициям. Одни из социальных институтов, такие как семья и школа, представляют собой механизмы, которые проверяют общие свойства индивидов, необходимые для успешного выполнения множества функций (уровень интеллекта, здоровье и характер). Другие институты, подобные профессиональным организациям, являются механизмами, которые тестируют специфические качества индивидов, необходимые для успешного выполнения специальных функций в той или иной профессии (голос для певца, ораторский талант для политика и т. д.). Качество выполнения социальными институтами функций тестирования и селекции зависит от типа института и его социальной значимости в обществе. Исторически конкретные формы институтов селекции и распределения могут различаться в разных обществах и в разные периоды времени, но в том или ином виде они существуют в любом обществе. Эффективность социальных институтов рассматривается под углом зрения роли их тестирующих, селекционирующих и распределительных функций в воспроизводстве основной общественной ценности – человеческого капитала. Если расширенное воспроизводство человеческого капитала отсутствует, то никакие социальные реформы не принесут длительных и глубоких позитивных изменений.

2.4. Структурно-функциональное направление теоретической социологии

Период 1950–1980-х гг. связывают со структурно-функциональным направлением теоретической социологии (Т. Парсонс, Р. Мертон, Н. Смелсер, К. Дэвис, Д. Мур и др.), пытающимся соотнести экономику с другими подсистемами общественной жизни. В отличие от первого этапа, когда экономика рассматривалась как целостность, она теперь подразделяется на ряд частных «подсистем», таких, как бизнес, рынок, администрация; частных процессов, таких, как конкуренция, соперничество, инфляция, анализ которых ведется с учетом социального контекста.

Главный результат этого этапа – институционализация социологии экономической жизни в качестве одного из направлений социологической науки. Если на первом этапе исследования связей между экономическими и социальными явлениями велись в рамках широкого круга проблем, охватываемых понятиями «экономика» и «общество», то теперь внутри этой весьма пестрой проблематики формируется направление, выделяющее особую область явлений, которую оно объявляет специальным предметом своего внимания. Можно сказать, что если на первом этапе экономическая социология существовала как бы «в себе», в невыявленном виде, то на втором этапе она начинает существовать «для себя» как признанная область научных исследований.

Существо структурно-функционального анализа в трактовке американского социолога-теоретика Толкотта Парсонса (1902–1979) заключается в трех взаимосвязанных постулатах. Именно Т. Парсонс в работах «Структура социального действия» (1937), «Социальная система» (1951), «Социальная система и эволюция теории действия» (1977) и другие разработал его основные методологические принципы.

Первый постулат функционального единства в его типичной формулировке гласит: функцией отдельного социального феномена является его вклад в совокупную социальную жизнь, которая представляет собой функционирование социальной системы. В нем утверждается, что стандартизованные социальные виды деятельности или же элементы культуры являются функциональными для всей социальной или культурной системы.
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 >>