<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 16 >>

Кир Булычев
Заповедник сказок (сборник)

– Я пошутила, – сказала Алиса. – Разве ты не знаешь, что куклы не болеют?

– Другие, может, и не болеют, – сказал гном, – а моя слабенькая, нежная. Непонятно, в чем душа держится.

Гном потрогал косичку Даши и добавил:

– Чудесные волосы! Моя тетя будет рада с ней познакомиться.

Алиса вздохнула. Так она никогда не дождется продолжения рассказа. А ей очень хотелось услышать, что же произошло в Заповеднике сказок. Раньше она как-то не задумывалась, что Заповедник сказок – место необыкновенное. Она привыкла к тому, что в Москве есть места, куда надо ходить, потому что там интересно. В Москве есть Космозо – зоопарк для космических зверей, в котором работает отец, Ботанический сад, Заповедник сказок, Третьяковская галерея, кукольный театр и много всего еще. Правда, по Космозо и по Ботаническому саду можно гулять и смотреть на животных и растения вблизи, а в Заповедник сказок входить нельзя. На него смотрят сверху, со специальной смотровой площадки, через подзорные трубы…

– Ты почему меня не слушаешь, ты почему отвлекаешься? – вдруг строго спросил гном Веня. – Тебе неинтересно?

– Я слушаю, – ответила Алиса.

Заговор в заповеднике

– В Заповеднике сказок созрел заговор, – сказал гном. – Понятно?

– А зачем заговор? – спросила Алиса.

– Цели его неясны, – ответил гном. – Но, разумеется, они зловещие. Все заговоры зловещие.

– А кто же там заговаривается?

– Не заговаривается, а договаривается, – прошептал гном. – Старик Кусандра договаривается, чтобы захватить заповедник. Ты видела, какой он неприятный?

– Кусандра мне не очень понравился, – сказала Алиса. – Он грубо обращается с драконом.

– Вот именно, – сказал гном. – Но это не самый главный его недостаток. А директора он опутал.

– Чем опутал?

– Наш директор, – сказал гном, – много понимает в науке и отлично разбирается в сказках, но ровным счетом ничего не смыслит в житейских интригах. Он гуманист.

– Он – кто? – спросила Алиса. К сожалению, слова «гуманист» она еще не слышала.

– Ясно. – Гном обернулся к Даше. – Они этого еще не проходили. Нехватка жизненного опыта.

– Я знаю много таких слов, которые тебе и не снились, – сказала Алиса.

– Допускаю. Но объясняю, – сказал гном, – гуманист – это человек, который любит других людей.

– Правильно, – согласилась Алиса. – Я слышала, но забыла. А что в этом плохого?

– Вообще-то неплохо, – ответил гном. – Но при этом надо уметь разбираться в людях.

– Ты слишком медленно рассказываешь, – сказала Алиса. – Уже полдня прошло, а ты мне ничего не рассказал.

– Рассказываю как умею. А ты меня перебиваешь. Не хочешь слушать – не слушай. Мы с Дашей уйдем.

Алиса не стала ему отвечать. Раньше она почему-то думала, что гномы добрые и работящие. Видно, ей не повезло. Ей достался очень сварливый гном.

– Иван Иваныч Царевич, – продолжал Веня, – доктор исторических и биологических наук, почетный член испанской и польской академий, а также Лондонского королевского общества, человек, который теоретически обосновал, а затем и практически нашел неизвестный раньше период в истории Земли, а именно легендарную эпоху, которая затерялась между третьим и четвертым ледниковыми периодами… Ты понимаешь, что я говорю? Или ты этого еще не проходила?

– Почти все понимаю, – сказала Алиса.

– Молодец! Так вот, этот человек, которым я горжусь, создатель первого в мире Заповедника сказок, в личной жизни оказался тюфяком. И теперь никому не известно, где он, что с ним и вообще жив ли наш дорогой директор.

И вдруг гном разрыдался, борода его затряслась, из глаз покатились крупные слезы, из глубины его маленького тельца вырывались стоны.

– Ой, мы осиротели! – плакал он. – Ой, горе!

– Ну не надо так, – утешала его Алиса. – Я тебе воды принесу…

– Нет, ты не понимаешь! – рыдал гном.

– Тогда я принесу компоту, – сказала Алиса.

– Компоту? Компоту можно.

Гном понемногу успокоился, а когда Алиса принесла чашку с компотом, он уже совсем перестал плакать. Пока гном пил компот, Алиса спросила:

– Почему ты говоришь, что неизвестно, жив ли директор? Он на конференции: заседает в городе Тимбукту. Может, тебе просто забыли об этом сообщить?

– А кто тебе сказал, что Иван Иванович Царевич в городе Тимбукту? – спросил гном.

– Его помощник, старик Кусандра. Уж, наверно, он лучше тебя знает.

– Именно. Он-то знает лучше меня, – сказал гном, возвращая Алисе чашку. – И он знает, что директор ни на какую конференцию не ездил. О ужас! Его заколдовали или заточили!

– Успокойся, Веня, – сказала Алиса. – Не может быть, чтобы кто-нибудь заколдовал доктора наук и директора. Этого просто не бывает.

– А почему? Почему заколдовать можно недокторов и недиректоров, а докторов и директоров нельзя?

– Никого нельзя. Да и потом, кто будет заколдовывать? И зачем?

– Зачем? Наверное, потому, что директор наконец-то проник в планы заговорщиков и грозил им разоблачением. А кто? Я же целый час повторяю: старик Кусандра.

– Не может быть!

– Ну вот, ты опять за свое… Не может, не может! А вот может! Ты думаешь, он кто такой – твой любимец Кусандра?

– Во-первых, он вовсе не мой любимец, а во-вторых, он сам сказал, что он помощник директора по хозяйственной части.

– А тебе не приходило в голову спросить, почему этот злодей оказался в заповеднике?

– Не приходило. Я только сегодня со всеми вами познакомилась.

– Тогда я тебе расскажу, как дело было. Приходит однажды к Ивану Царевичу в кабинет этот Кусандра и говорит: «Вы принимаете экспонаты в Заповедник сказок?»

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 16 >>