<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 14 >>

Беременна по приказу
Лилия Викторовна Тимофеева


Тетя Галя шла рядом со мной и нашептывала:

– Вот эта упитанная дама – завуч Надежда Семеновна, а вот эта сухонька старушка – учительница литературы и русского языка. Обежешник Герман Иванович, физик Артем Петрович. А эти две… биологичка и "начальница", ну у начальных классов ведет.

– Ой! – вырвалось у меня. – Их, что, с конкурса красоты сюда отправили? Вместо привычных призов – короны, брюликов, шуб и выгодных контрактов – дипломы педагогов?!

Обе училки были молоды, длинноноги, красивы, высоки ростом. Я носом утыкалась в плечо что одной, что второй и начала комплексовать. Втихушку рассматриваю прелестниц. Биологичка жгучая брюнетка. Брови, согласно моде, толще, чем у нашего соседа дяди Вахтанга. Губки накачанные, уточкой сложенные, так и кажется, сейчас скажет: "Кря-кря!" Я тоже чуть не подалась веяниям моды и, когда начала встречаться с Богданом, хотела сделать себе такие же. Но мама сказала:

– Кнопка, только через мой труп! Я не переживу, если у моей дочери будут губы с эффектом одной из запущенных стадий аллергической реакции.

Грудь учительницы биологии неестественно большая и красивая. А "начальница"…. просто клон биологички, только волосы светлые.

Наконец, птичник и остальные преподаватели заняли стулья, расставленные вокруг стола, и тетя Галя громко сказала:

– Никита Никитович! Вот, наш возможный новый психолог. Елена Борисовна Иванова. Если Вы одобрите кандидатуру и подпишете приказ…

Но Китеныш ничего не ответил. Он замер и во все глаза пялится на меня. Потом вдруг выдыхает:

– Ты?!!!!

У меня сердце падает вниз. Узнал все-таки Ленку-проказницу из детства. Сейчас вспомнит детские обиды, и… прощай мечта.

– Я!

– Ты… существуешь?!! Невероятно!!! Этого просто не может быть. Я не верю своим глазам.

"Ты существуешь?!!" Да что это значит? Я должна была вымереть как мамонт? Или похожа на инопланетянку, вдруг у меня выросли антенки на голове, а вместо рук щупальца?

– Конечно, существую, Никита Никитович. Если не верите глазам, можете потрогать.

– Я обязательно Вас потрогаю. Ой, простите…

Простите! Поздно, батенька, метаться! Твои утки на маленькую Кнопку теперь волком смотрят! Ты же, Китеныш-гаденыш, своим вниманием меня подставил в будущем коллективе. Птичник явно имеет на тебя виды.

В этот момент прозвенел звонок.

– Все по классам, коллеги, а Вас, Елена…

"А вас, Штирлиц, я попрошу остаться!" – почему-то пронеслось в голове.

– … попрошу остаться.

Ну вот, угадала! Кнопка телепат, не иначе.

– Что вы хотели, Никита Никитович? – спросила я, едва за последней учительницей захлопнулась дверь. Все документы у начальницы отдела кадров…

– К черту документы! – ответил Кит. – Елена, вы должны родить мне ребенка!

Глава 5

И он ведь это всерьез, судя по выражению лица, вон зеньки прямо горят надеждой!

Я не знаю, что сказать, онемела, оцепенела, просто таращусь на врага детства. Но меня спасает большая, ухоженная и очень наглая женщина, что врывается в кабинет и буквально орет:

– Никита Никитович! Почему моего Вовочку обидели?! А я, между прочим, один из главных спонсоров вашего учебного заведения. И председатель родительского комитета! Уделите мне минутку внимания.

Мадам танком прет к директорскому столу, окидывает меня презрительным взглядом:

– Милочка, не могли бы оставить нас наедине.

Китеныш, вот тряпка, не смог противостоять танку с дорогой укладкой:

– Елена, зайдите, пожалуйста, через тридцать минут. Я освобожусь.

Я вылетела из кабинета директора. В коридоре меня поджидала тетя Галя:

– Ну, как все прошло, Леночка? Никита тебя признал?

– Нет, теть Галь. А скажите, кто он вообще? Ну, по образованию.

– Учитель физкультуры! А еще – один из лучших футболистов нашего региона.

Таак, все ясно. Чердак, давший трещину в детстве, окончательно разрушен от частых попаданий мячом. Задаю следующий вопрос:

– А почему уволилась прежний психолог?

– Так в декрет ушла!

В декрет?!!! Елки-палки!!! Устами младенца глаголет истина. Это я про Мишку. Братец прав: директор больной на всю голову. Китеныш – шизофреник, и сдвиг у него конкретно по психологам.

– Ну, пойдем, я тебе кабинет твой покажу! – тянет меня за руку тетя Галя. – Он вот, через стенку с директорским. Между комнатами даже дверь есть.

Ну, Китеныш, ну мерзавец!!! Он, значит, всех психологинь под бочок селит, чтобы оплодотворять было легче. А что, и на основном фронте сразу трудишься, и на детопроизводственном. Совмещал приятное с полезным.

– Теть Галь, но к кабинету директора примыкает еще одна маленькая комнатка, полагаю, это пост секретаря. А где сама секретарша? Тоже в декрете?

– Почему в декрете? – удивилась тетя Галя. – Приболела Дарья Григорьевна, да серьезно. Но это и немудрено в ее возрасте, шестьдесят ведь стукнуло. Но работает наша Даша. Говорит, мол, дома от тоски сдохнуть можно, да и к пенсии прибавка.

Я делаю новый вывод: секретари как женщины и возможный инкубатор Кита не интересуют. Его привлекают исключительно психологи. Но зачем ему столько детей?! Вопросов к крестной у меня еще много. Она словно угадывает мои мысли и предлагает:

– Давай-ка, Кнопушка, потом твой кабинет посмотрим, а сейчас чайком побалуемся, перед началом трудовых будней. Это для учителей и учеников звонок, а мы с тобой, люди вольные, от "дзынь-дзынь" не зависим. Пошли ко мне!

Мы направились в отдел кадров. В нем тетя Галя господствовала одна. Тут же имелись чайник и тумбочка, откуда крестная вытащила печенье и конфеты.

– Присаживайся, Лена, почаевничаем, поболтаем.

Я взяла в руки чашку с чаем и попросила:

– Теть Галь, расскажи мне о Никите.
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 14 >>