Шаманы Байкала. Путевые заметки
Михаил Юровский

<< 1 2 3 4 5

Низший мир – место пребывания духов ада, наказывающих людей за греховодничество. Владыке этого мира служат духи-писари, заносящие в Скрижаль Судьбы всех, все плохие и добрые мысли с деяниями для последующего наказания при смерти. Там решается: превратится ли душа людская в птицу, зверя или растение. Духи добрые и злые находятся всюду: в воде, в жилище, в горах и домах.

Во время проведения обрядов я ощущаю присутствие духов тем, что при их появлении у меня холодеет спина. Тогда я обращаюсь к своим сородичам: «Они пришли. Они нам помогут». Название нашего народа произошло от протяжных напевов, которыми вызываются духи умерших предков. «Бурю» – значит волк, то есть мы волчий народ и потому зовёмся бурятами.

У настоящего духовного мастера нет никаких секретов, он всем и всему открыт. И потому ольхонский шаман охотно рассказывает слушателям, как он общается с духами и задабривает их.

– Обращаясь к ним с просьбой о покровительстве, восхваляются их небесные и земные подвиги. Все напасти, болезни и смерть человека могут произойти от влияния злых духов, потому их и задабривают подношениями. Прежде чем начать есть и пить, шаман всегда уделяет часть пищи и напитка своим богам и духам. Если он идёт по местности, где обитает грозный дух, то отрывает кусок своей одежды или клок волос из гривы коня и привязывает их к бурке. Следует почитать Бога мыслями, душой и сердцем, творя мудрость и благо. Тогда тебе будет дано во время экстаза транс-путешествие в иные миры и общение с духами, можно будет узнавать у них, что мучает больного. Шаман во время транса не чувствует боли, может исчезнуть здесь и появиться в других местах. Мы полагаем, что огонь очищает и уничтожает все злые намерения людей.

Вообще, в шаманизме существуют свадебные, похоронные и другие обряды и ритуалы. Человек, соблюдающий законы и обряды, получает духовное покровительство. Следует воздерживаться от убийства живых существ – это всеобщее благоволение. Нельзя брать того, что тебе не принадлежит – это предписание обычаев. И запрет на половую распущенность тоже необходим. Также и воздержание от вина есть проявление мудрости. Надо уметь радоваться успехам друг друга, проявляя искреннюю со-радость. Также следует подавлять в себе эгоизм и чрезмерные желания, быть во всём скромнее. Надо перенимать воззрения людей мудрых, благородных и справедливых. Быть великодушным, уметь прощать свои обиды и нечаянные ошибки людей. Обуздывать злословие, жадность, зависть и гнев, взращивать в себе милосердие и сострадание. Ведь, помогая ближнему, каждый в дальнейшем облегчает свою участь и судьбу. В этом суть и мудрость исконного шаманизма. Совсем недавно 60-летний шаман на пару с супругой Викторией усыновил годовалую девочку Айдашку: трое их совместных детей уже взрослые, им самим скучно…

Кстати, летом, вокруг расположенной рядом с Еланцами горы Ёрд, проходят национальные общешаманские действа. В гости к монгольским и бурятским шаманам обещали приехать и мексиканцы. Олимпиада называется «Ёрдойн наадан», и рассказывает о ней Валентин Хагдаев много, черпая данные из народных сказаний: «Игры эти зародились в глубокой старине, наверное, ещё при Чингисхане. Это было время, называвшееся „Зэгэйте аба“ – когда буряты со своими ханами и нойонами устраивали грандиозные облавные охоты на зверей. Игры всегда проводились ежегодно в одно время (на шестой месяц по лунному календарю бурят-монголов), примерно в начале августа. И длились они шесть дней и шесть ночей. Место же было неизменно одно и тоже – вокруг горы Ёрд, в устье речки Анга, в двух километрах от впадения её в Байкал и в восьми от Еланцов. Тысячи людей водили и водят поныне вокруг горы Ёрд хоровод – хоровод, который длился раньше по шесть суток…»

Ёрдынские встречи

Двигаясь на возрождаемые встречи соплеменников у горы Ёрд под Еланцами, я на дороге столкнулся с тихим, скромным пожилым шаманом и его вдохновенно говорящей сестрой.

Выйдя за сами Еланцы и остановившись на остановке у дороги, ведущей мимо ручьёв и сопок к Ольхону Там сидел ранее виденный мною у Хагдаева шаман. Поскольку до Ёрд-горы оставалось ещё километров семь, мы вновь разговорились с ними. Оказалось, что его сестра Лиза, женщина утонченно-духовная, и, несмотря на свои 60 лет, стремится ко всему новому, свежему синтезу в религиях и науках. Это женщина с очень живым и открытым умом – редкое явление в наши дни для активных представительниц прекрасного пола.

Нас подвёз до отворота на просёлочную дорогу их сосед кавказец Рустам. Уже шагая по извилистой просёлочной гравийке, я слушал Лизавету и удивлялся её памяти и эрудиции.

– Моя сестра в Улан-Удэ буддистка, и сызмальства её возили по храмам. Она всю себя посвятила религиозным вопросам. Тогда у меня с сыном были нелады, и она просто сказала: «Проси Господа дать тебе Гармонию». Тогда я ничего не поняла, но меня удивило. Она слышит голос Всемирного Разума, но очень редко прямо об этом говорит. Даже мне. Она рассказывает, что около шести лет назад в её сознании начали формироваться тексты незнакомой для неё тематики. Она утверждает, что Вселенная своей энергетикой напоминает духовную пирамиду. Говорит, что тело наше физическое разрушается как ветхий дом, а наша задача в этом измерении достичь излияния только положительной энергии, которая создаёт энергию в космосе и энергию на земле… Нам здесь надо пройти практику управления своим внутренним микрокосмосом, или личностным «Я». Нам надо познавать себя, чтобы узнать микрокосмос. Для этого мы должны как первоклассные водители не допускать никаких нарушений правил дорожного движения. Этакая аналогия. Моя сестра, как и Ванга, считает, что Россия – избранная страна и за ней будущее. Потому только, что здесь люди в массе своей более бескорыстные и самоотверженные. Но не все! Хотя для большой массы россиян уже сейчас главным смыслом жизни стало духовное начало.

Потом мы присели отдохнуть среди живописной равнины и слушали шум ветра. Лизавета даже расплакалась. Сложно вспомнить, о чём именно шёл разговор. Да это и не важно. Помню только, что на нас снизошло ощущение вневременной встречи душ и умиротворения… Она рассказала мне, что по воззрениям малых народов Прибайкалья все духи были всемогущи, могли легко перемещаться в пространстве и принимать любой вид – человека, животного, предмета… В своём большинстве духи были непредсказуемы и своенравны. Им нравилось находиться рядом с человеком, так как, подобно людям, они испытывали голод и жажду и именно потому требовали себе символических жертв – кормления. Если им не воздавались почести и жертвоприношения, то голодные и озлобленные духи вселялись в тело человека, мучили, терзали или же даже похищали его душу и уносили её куда-то далеко. Трудно было людям жить! Тем более что духов на самом деле великое множество. Попробуй-ка узнать, накормить всех духов, чтобы избежать их происков! Вот почему появились люди, основным занятием которых стало общение с ними, – шаманы Байкала.

– Считалось, что шаман должен обладать сильной душой, способной войти в контакт с духами, проникнуть в их мир и найти там своего покровителя. Более того, душу родового покровителя ему следовало вместить в себя и точно так же поступать с другими духами. Находясь внутри шамана, духи попадали в зависимость от него и выполняли его волю.

Шаман окружал себя духами, кормил их, и поэтому не злые и уже не голодные они членов его рода тревожили реже. Стоит же нашему другу шаману проявить беспечность, как они тут же выходят из повиновения, и не так-то просто бывает с ними совладать, особенно с самыми беспокойными и зловредными. А таковые вообще любят сводить людей с ума… Эти духи постоянно рыскают вокруг людей, насылая на них болезни или совершая иные «правонарушения» в зависимости от морального облика потенциального клиента духов. Кстати, недаром в нашей армии новобранцев называют именно «духами» – тем, что может сильно мешать. Опять же, если их не застращать или не подкормить… в нужный момент. Вылечить одолеваемого духами больного мог только особый шаман-лекарь с помощью камлания, состоящего из плясок, пения и игры на своём сакральном бубне. В этом шаману непременно помогал покровитель рода, имя которого известно было только узкому кругу. Во время камлания наш шаман облачался в специальный костюм с магическими и сакральными символами, своего рода броню от козней злых духов. Поэтому во время обряда лицо шамана по правилам должно быть закрыто маской или хотя бы волосами…

Жизнь бурят часто зависела от удачной путины. Достаточные запасы байкальского омуля, заготовленные летом, обеспечивали семьям неголодное существование холодной зимой… С надеждой и тревогой они ожидали летней и осенней омулевой путины. Какой она будет? Не разгневается ли вдруг хозяин воды за непочтительное к нему отношение и не уведет ли рыбу в другое, далёкое место? Поэтому перед началом промысла рыбаки выезжали в глубь Байкала и совершали символические жертвоприношения: бросали в воду с особого корытца разные кушанья, упрашивая в то же время дух Байкала пригнать в сети как можно больше рыбы…

Топчущие родные просторы

Автостоп – это не халява, это искусство, это философия и психология. Это «не поле перейти». Одним словом – особый опыт, он многого стоит.

Автостоп – тема интересная. Недавно мне подбросили ссылку на американский фильм о «Великом бродяге», юноше, который автостопом добрался до Аляски и прожил там дикарем-Робинзоном почти два года. Умер он от отравления ядовитым растением, оставив после себя уникальные дневниковые записки и афоризмы, вырезанные на доске… Вывод – каждый опыт бесценен… Сытый голодного не уразумеет, а осёдлый – простого кочевника.

А если вдуматься – ездить автостопом я начал до того, как написал свою первую статью. И даже до того, как узнал о явлении автостопа в мире. Дело в том, что после армии я решил уехать в Европу. Купил билет на поезд и был в Венгрии на положении бессловесного парии дней пять. Потом меня выловили и депортировали – под эгидой Красного Креста. А вот почему-то турок с массой детей и криминальных негров, в отличие от русских, в Европе много и их очень редко депортируют. Политика! Они скажут: – хочу убежища… и получат. А нашим-то это не светит. Тем более сейчас, а не как тогда – в середине девяностых. Просто говорят – у вас демократия! Очутившись через неделю заточения с неграми и турками и пятью долларами (остальное отобрали венгерские полицейские) в Москве, я решил не возвращаться несолоно хлебавши в родной Казахстан, а открыть для себя Байкал. Ну и Иркутск соответственно.

В общем, жизнь завела меня сначала в Оптину Пустынь, где я молил Бога, чтобы он открыл мне смысл жизни. И это чудо случилось. После визита туда я нашёл себе род занятий, открыл для себя Сибирь и обрёл квартиру в Иркутске. Но до этого, с пятью баксами, я должен был пройти весь этот путь на попутках. Ночуя на вокзалах, укрывшись подаренной в монастыре плащ-палаткой, выпивая с вокзальными ментами и бомжами (две роковые ошибки новичка), с утра выбираясь на общественном транспорте за город и уходя по трассе вдаль, голосуя, ловя попутки, не зная русского дорожного брода. Но я доехал. Стресс от нового опыта был, но желание дойти и интерес к миру перевесили.

Внимание и спокойствие

Когда движешься, раздвигая воздух, записываешь происходящее внутри… Пространство – это философия. Особенно когда ты ещё и общаешься. Вне зависимости от своего желания каждый человек – путешественник. Каждый движется, меняя хотя бы одну координату, когда движется вдоль оси времени. Нужно пространство, чтоб душа обрела свободу. Если кратко – уехать можно всегда и куда угодно. В любое время года, в любую погоду и время суток. Но сложнее там, где много машин, – тебя игнорируют. А когда на полупустынной трассе идёшь и идёшь, попеременно голосуя и оборачиваясь, – рано или поздно тебя подберут и довезут до условной развилки.

Ведь никто и никогда без пересадок на большие расстояния не добирается. В среднем в день «проходишь» километров семьсот. Спать можно и сидя в авто. Можно вообще трое суток не спать лёжа. Можно не есть пять суток. Можно не пить водки. Но вот без воздуха и воды действительно никому не прожить.

Надо быть готовым к одному – подвозящие постоянно учат тебя жизни. Чаще всего говорят: смотри – у меня семья, работа, цель и смысл. А у тебя ничего! И тут лучше не спорить с дальнобоями. Они – суровые и простые мужики. И им (!) говорить, что так (!) генерируется смысл, – это учить политиков жизни. Вот последняя трёхсуточная лекция на тему «Мне есть ради кого жить» была слегка разбавлена от Перми до Новосиба присутствием двух очаровательных девушек из столиц нашей Родины. Просто слушать Саню и пить вечерами с ним водку под жареную чудную картошечку я устал. И мы с ним решили взять с трассы ещё двух девчонок. Они шли с Питера на Сахалин. Одна из них – авиатор с Москвы. Вторая – ювелир. В общем, Инь и Ян сняли напряг. А так-то ведь у каждой брутальной правды жизни своя сермяжная изнанка. Ну вот, Саша был в Чечне, и без бутылки водки на ночь он ночью мочится. И ему снятся все убитые им на войне. При этом он учит меня жить… Убеждает «быть человеком». И это вот правильно. Понимание и помощь. Но только не заимствование чужого образа жизни с перевозкой глупых грузов. А так – рассветы и закаты у костерка или примуса в кабине и масса жизненных историй в довесок. Нигде так много и глубоко не говоришь со случайными людьми, как в дороге. И в поезде – это не то! Уже давно не то и не те ездят. А на трассе – самые простые и понятные любому познающему мир отношения. И жизни не хватит, чтобы вспомнить все те истории и ситуации, которыми все люди готовы с тобой поделиться. Ты учишься постоянно. Просто быть человеком. Просто понимать каждого. И далеко не самые простые люди встречаются…

Кстати, читая книжки всяких исследователей Арктики и умиляясь телепутешествиям на Амазонке, я просто млею от их ужаса и пафоса. Ребята! У вас всё по плану. Вас кто и как содержит? Когда у человека есть цели и задачи – он уже в себе. Каково же быть не в себе долго-долго? Так вот быть, а тем более жить на трассе – это тотальный форс-мажор. Надо быть готовым к постоянной перемене погоды, к тому, что час-два-три ты будешь идти пешком. Тебя никто не накормит, никто не обогреет и выслушают разве что с усмешкой и назиданиями. А ещё ночлег! Готовы ли вы без спальника, или только в нём, ночевать в степи и лесу? А приходится. На самом деле лучше пересидеть ночь в кафешке, только вот руки затекают… Поскольку не лечь головой на стол от усталости сложно. Приходится руки подложить…

Кстати, о том, чтобы каждого гражданина закабалить – государство предпринимает к этому ряд мер. От крепостного права, кары за тунеядство, и до восторжествовавшей в XXI веке прописки. Есть ряд кар для сограждан, живущих ради работы в других городах. Так вот, их вскоре будут если не сажать, то штрафовать. А есть ряд сограждан, делающих пешие переходы или же автостопом тоже… ради работы! Хотя для тех, кто едет в своём родном авто по междугородним трассам, невозможно объяснить, что ты не просто вечный бродяга без определённого рода занятий (БОРЗ – по советской аббревиатуре), а пишущий кое-что путешественник… Что касается административной ответственности за нарушение сроков регистрации по месту жительства или пребывания, она установлена статьей 19.15 КоАП РФ. Штраф за такое правонарушение составляет 1500–2000 рублей. Если быть «в законе»…

Проводники и помощники

Виталий Львович Смирнов из города Байкальска – харизматик почище Никиты Хрущёва. Как-то, когда я шёл до Тихого океана, он меня подвёз… Приютил в рыбацкой берлоге. И предложил остаться на Байкале навсегда. Но тогда я не решился. Разбил ему случайно керосинку, а поутру мы уже расстались. Омуля только с собой прихватил. Прошли годы, и я зачастил к нему в посёлок Мурино. По два-три дня живу и слушаю его удивительные жизнеутверждающие истории.

– Однажды я подобрал пацанёнка. Он тоже, как и ты, шёл на Дальний Восток – на путину… Так оставил его у себя помощником. И он две зимы отзимовал. На ледяном катере как-то один заплыл и смог выжить под ледовой шапкой – тоже рыбаком, наконец, стал. Прижился.

Сам Львович сидел в тюрьме, но остался таким позитивным и жизнерадостным человеком, что дай Бог каждому. Как-то он мента молотком убил. За то, что тот хотел у него машину забрать. Невероятно, но его выпустили… из ледового карцера в СИЗО Улан-Удэ, потому что он оттуда смог передать письмо через бурятку-надзирательницу в Народный Хурал Бурятии. Чудо! И таких невероятных историй от подвозивших меня на трассе – аж целый лес. И они все жизненны. Потому что вымысел – это только тень реальности. А она – непостижимо разная.

Как кончиком ножа Виталий Львович, вылитый товарищ Хрущёв, чистит и достаёт из трёхлитровки омуля – это тоже надо видеть. Он уже лет 15 не употребляет алкоголя и другим не советует. Но я как-то с рыбинспектором выпил водки. А Смирнов меня тщательнейшим образом предупреждал – с этим ни за что не пить. И вот на полбутылке этот рыбинспектор, дядя Афанасий, начал меня тыкать в грудь и спрашивать, кого и где я вообще знаю… Оказалось, что на биофаке он учился с моим корешем Лёхой Шавриным, жучником, который сейчас живёт в Латвии по контракту, работает и шлёт удивительные отчёты из командировок по Южной Индии, например.

А потом уже, сидя в железной будке-бане, мы помирились. И знал я ещё, оказывается, пару-тройку таких же мировых оболтусов. Он меня бить не стал. Хотя всех до того избивал – научной дури (разводит в Бурятии осетров!) у дяди Афони хватало на троих. Короче, пока он спящий не упал с нар на пол и так до утра и пролежал, не поднявшись – я не понял вообще, с каким терминатором из учёных оказался знаком.

Ночёвки и приюты

Есть такое понятие – вписка. Это когда на одну ночь тебе даётся возможность заночевать. Как у новых знакомых, так и у старых. С годами найти ночлег в чужом доме стало крайне трудно. Например, возвращаясь из Крыма в Москву, я был гостеприимно принят простым человеком на Белгородчине – в селе Сажнёво… Но он меня попросил на ночь отдать ему свой паспорт. И это при том, что я спал в общем зале его недостроенного дома с 11 узбеками. Зато посмотрел на просёлочное раздолье Средней полосы России изнутри. И пообщался с четой хозяев. До того я сбил ноги в новой обуви и покупался в придорожной речушке… А они предложили душ и ужин. Первое было как нельзя актуально, а вот ужинать пошёл уж к работягам-узбекам. Они оказались все как один простые парни, чуть пообщались на сон. Вообще же ночлег на трассе – основная проблема. Перемены погоды ощущаешь на своей шкуре постоянно. Не всегда помогает таскаемый спальник с палаткой. Если первое – просто необходимость, то второе – уже роскошь из-за объёма груза. И ночи-то – адреналин и тоска. Зато, когда выглянет солнце, а ты жив, здоров и, главное, бодр и весел – вот оно Счастье!

Удочеривший мумию

Мне посчастливилось дружить и общаться с очень своеобразным художником Владом Несыновым. Прогремел он на всю страну тем, что несколько лет в своём доме хранил мумию. После серии статей его пригласили на центральное телевидение, и там он многих потряс тем, что целовал и обнимал давно высушенную временем забальзамированную Сибирскую принцессу. Так её величали местные жители. Ей поклонялось не одно поколение людей. Мумия долгое время находилась в естественном гроте у посёлка Большое Голоустное. Во время строительства автодороги пещерку разворотили, мумию маленькой девочки взяли некие люди, в скором времени покинувшие Россию. Всеми брошенную Принцессу они оставили на сохранение семье Несыновых. Впервые я увидел её году в 2002-ом. Тогда в жизни Влада произошли большие изменения. Его перед этим уволили с должности председателя Союза художников Иркутска и вдогонку ещё и исключили из этого Союза… Обвинив, как у нас водится, во всех смертных грехах.

Ютились они тогда с женой Мариной и двумя детьми в двухкомнатной мастерской. Теснота вопиющая. Всё свободное пространство заставлено картинами и мебелью. Да ещё и мумия! Я всегда верил в здравомыслие, творческую гибкость и свободу мышления Несынова, но… тут всё так нагромоздилось, покруче питерской коммуналки. Сам я тогда был в перманентном отъезде в Петербург. И Иркутск мне тоже казался коммунальным краем – нет ничего хуже тесноты и бытовой закрепощённости, не позволяющей даже уединиться. Но, как выяснилось недавно, не преданное земле тельце маленькой девочки не даёт покоя многим шаманам Иркутской области. Представители советов шаманских общин и старейшин Прибайкалья специально собрались в Иркутске, чтобы обсудить вопрос, как вернуть мумию в родную местность. Как утверждают шаманы, неуспокоенная мумия может навлечь на регион самые разные беды – как природные катаклизмы, так и техногенные катастрофы. Валентин Хагдаев, ольхонский шаман-боо, также считает, что мумию нужно вернуть на место:

– Большинство старейшин и шаманов считают, что это необходимо сделать. Если эта святыня важна для Большого Голоустного, то мумия должна возвратиться на место. Таким образом, мы уважим религиозные чувства верующих.

Рисовальщик же Несынов, рассказывая о себе, утверждает следующее…

– Наверно, эзотерика – это то, что, когда ты приезжаешь в город, в котором никогда не был, тебе знакомы все его улицы. И когда там, к тебе, рисующему неизвестно почему приглянувшийся дом, подводят слепого деда, а тебе и всем другим кажется, что он видит всё. А он говорит: «Наконец я дожил до той минуты, когда какой-то пришлый художник будет рисовать мой дом, теперь я спокойно умру».

Или вот рисовал я как-то район Александрии, и мне вынесли кресло, подали стол со свежесваренным кофе… Почему это происходило, если там так не принято?.. На такие вопросы простого и однозначного ответа никогда не дашь… Но дискомфорт был оттого, что запах тех мест и люди там меня дико раздражали, ведь это тоже о чём-то говорит. Их говор, одеяния и манеры меня убивали. Но ведь всё остальное было до боли знакомо, не требовались провожатый и переводчик. Естественно, меня всё это очень сильно заинтересовало, и с тех пор я стараюсь расшифровывать все свои воспоминания на листе.

А вот в Нью-Йорке у меня была сплошная бессонница, настолько мне там было дискомфортно, настолько меня генетически отторгала та земля, что надо было буквально сразу оттуда уезжать. Разве такое проигнорируешь просто так? А в Иркутске я чувствую себя как хозяин своей земли, понимаете. Но это не мешает мне смеяться над городом из-за нежелания совершенствоваться.

Прелесть нашего городка в том, что здесь этакая повсеместная вольница, но, конечно же, от этого изрядно устаёшь. Потому что, не имея порядка ни в строениях, ни в работе, беспорядок в итоге получается в умах людей. Никакой последовательности и безусловных традиций здесь просто нет. Если бы это было, мне, признаться, стало бы легче за свой город и за других, но, опять же, это метание во всём для художников хорошо. Но только для подготовленных художников, а таковых у нас очень немного осталось.

Впрочем, иркутское «хорошо» в искусстве так и останется иркутским. Только время и следующие поколения дадут заслуженную оценку всем процессам. А тем, кто создавал хорошее искусство, уже будет всё равно, хорошее оно или плохое. Но при этом так много художников рвётся за званиями и медалями. Часто это губительно. История это убедительно показала и доказала.

Спрашиваю:

– Можно сказать, что Иркутск – самый неклассический город из всех?

– Если сравнивать с Европой, то, безусловно, это так. Если же сравнивать Иркутск с мусульманским миром, то здесь есть, без сомнения, особый порядок. Но Иркутск – моя Родина. Я за него переживаю, я его очень люблю. Но когда любовь односторонняя – можно и устать. Мне кажется, что у меня и есть такое состояние – я просто устал… от своей любви к Иркутску. В этом смысле всё, как в классической литературе, выстрадано.

Другое дело, что с каждым годом не только я открываю массу несоответствий в самых необычных областях и сферах быта разных народов и стран. Лингвисты и историки очень любят копаться в этой области, но насколько это правда – почти всегда спорно. Мне же всегда интересно было констатировать и положить мысли на холст с упорядоченными символами и заряжать новое настроение. Это сразу снимает много вопросов и определяет другое направление мысли как проводника творчества. Всё это высвобождает массу толкований. Ведь каждый человек обладает своей разнообразной энергией, и он тоже сможет это всё выплеснуть на холст, на бумагу или запечатлеть в звуке. В итоге каждый выбирает ту форму, которую он подсознательно считает самой убедительной и могущей придать ему силы в дальнейшем. Каждый ведь живёт в своей тональности, обусловленной нашими предками, их историями жизни. Это как волны на Байкале: если на них смотреть с берега – все похожи одна на другую. А на самом деле, хоть они и составляют единое целое, все разные не только по форме, но и по энергетическому потенциалу. Ведь в чём всё-таки заключается развитие человека? Наверное, в преодолении, прежде всего. Для меня очень важен принцип не навредить ни в чём окружающим меня людям.


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
<< 1 2 3 4 5