<< 1 2 3 4 5 6 ... 12 >>

Марина Сергеевна Серова
Миром правит случай

– Я подожду, когда вы прочитаете книгу и убедитесь в том, что моего отца лишил жизни его «друг», обставив все как несчастный случай, – потенциальный клиент достал из кармана смартфон, поводил пальцем по сенсорному экрану, а затем положил свой гаджет на середину стола. – Столько вы получите, если справитесь с моим заданием. А мне что-то подсказывает: вы справитесь.

Мне почему-то было абсолютно все равно, во сколько Сергей оценил выполнение своего заказа. Лишь ради приличия я подалась вперед и срисовала взглядом шестизначную цифру. Она меня впечатлила. Тут же возник вопрос: откуда у этого молодого человека такие немалые деньги? Разумеется, спрашивать его об этом я не стала. Мы молча допили кофе, после чего Сергей убрал смартфон в карман, а я книгу – в сумку. Разговаривать нам было больше не о чем. Пришло время прощаться с клиентом, который пока так и остался потенциальным.

– Сергей, я свяжусь с вами, когда приму решение.

– Не слишком затягивайте с этим. Я хочу как можно быстрее наказать убийцу, – негромко, но достаточно четко проговорил мой визави. – Он и так слишком долго топчет эту землю. Это неправильно, вы не находите?

Мой ответ был обобщенным:

– Я нахожу, что преступники не должны избегать наказания.

– Вот-вот! Я не ошибся, что обратился именно к вам. У нас с вами одинаковый взгляд на этот ключевой вопрос. – Сергей небрежно бросил на стол пару купюр, расплатившись за кофе.

Мне показалось, он ничуть не сомневается, что мой ответ будет положительным. Может, и так…

* * *

Вечером я уселась с книжкой в кресло, но смогла прочитать не больше двух страниц. Автор слишком увлекся описанием горных вершин. Откровенно говоря, я предпочитала морские, а не горные пейзажи. Однажды моя подружка Алинка уговорила меня поехать на горнолыжный курорт. Она вбила себе в голову, что именно там сможет встретить мужчину своей мечты. Для нее эта поездка закончилась разбитым сердцем («швейцарский бизнесмен» на поверку оказался клерком питерского банка с неплохим знанием французского), а для меня – растяжением связок на ноге (встав в первый раз на горные лыжи, я выбрала самый крутой склон, потому что он был с видом на живописное озеро).

Минут десять я предавалась воспоминаниям, потом механически перелистнула несколько страниц, попыталась читать дальше и совершенно неожиданно для себя втянулась. Сюжет потихоньку начал раскручиваться. В группе альпинистов появилась девушка по имени Мила, и сразу два парня, Николай и Валерий, положили на нее глаз. Они устраивали между собой негласные соревнования, которые едва не заканчивались трагически то для одного, то для другого, то для всей группы. Однако Мила упорно делала вид, что не замечает их внимания к собственной персоне. Девушка была увлечена исключительно горами.

Снова пошли описания снежных склонов, я отложила книжку в сторону и задумалась о том, действительно ли Михальцов взял сюжет из реальной жизни. Допустим, где-то там впереди будет подробнейшим образом описано убийство. И что с того? Имена героев наверняка вымышленные. Все-таки это художественная повесть, а не документальная. Как понять, кто есть кто? Ответ на этот вопрос нашелся довольно быстро, и он поначалу показался мне до банального простым – надо спросить об этом у самого автора. Только потом стали один за другим возникать новые вопросы. Михальцов – это настоящая фамилия или псевдоним писателя? Если это все-таки творческий псевдоним альпиниста, который был свидетелем убийства, то почему он столько лет молчал? Сергей сказал, что его отец погиб в горах больше двадцати лет назад. Может, он просто подогнал факты? Уже в кратком содержании, на первой же странице книги, было написано о том, что герои повести начали восхождение на пик Коммунизма при СССР, а спустились обратно уже после того, как великий и, как многим казалось, нерушимый Союз все-таки рухнул. Альпинисты из группы Мишина разъехались по разным государствам. Не исключено, что автор «Белых склонов» жил и творил далеко от Горовска.

Я решила навести справки об Алексее Михальцове в интернет-пространстве. Оказалось, что это была уже не первая его книга, а третья. В основе двух предыдущих повестей также лежали альпинистские сюжеты и, как выразился сам автор, его трилогия была автобиографической. Ну разумеется, автобиографической! Человек, не имеющий никакого отношения к альпинизму, просто не сможет так подробно описывать восхождения, не забывая воспевать красоты горных склонов и вершин. Меня гораздо больше интересовало, сколько там вымысла.

Кликнув по очередной ссылке, я попала на сайт издательства. Там было объявление о том, что завтра в одном из книжных магазинов Москвы состоится встреча с автором книги «Белые склоны». Это был мой шанс! Я сначала обрадовалась, а потом приуныла – как бы мне ни хотелось, но я не могла так быстро добраться до столицы, даже самолетом. На сегодняшний авиарейс я уже опоздала, а завтрашний мне не подходил – он был вечерним. Но зачем же ехать в Москву самой? Вспомнив, что Женька Крючков как раз собирался на этой неделе по своим адвокатским делам в столицу, я взяла мобильник и позвонила ему.

– Да, Полина, слушаю тебя, – отозвался Евгений.

– Привет! Ты сейчас где? – сразу же поинтересовалась я.

– В вагоне-ресторане.

– Ты едешь в Москву? – обрадовалась я.

– Нет, оттуда. Я был там всего один день, встретился со свидетелем, теперь возвращаюсь домой. А что ты хотела, Поля?

– Я собиралась кое о чем тебя попросить, но раз ты возвращаешься домой, то это уже не имеет никакого смысла.

– Поля, ты бы мне раньше сказала, что у тебя тоже есть дела в Москве, поехали бы вместе.

– Проблема только сейчас возникла.

– Серьезная? – встревожился Женька.

– Не слишком, просто по моему новому делу надо кое-что проверить. Ладно, Женя, не буду тебя отвлекать…

– Пока не от чего, я сделал заказ, жду, когда мне его принесут. А, вот уже несут…

– Приятного аппетита и счастливого пути! – пожелала я Крючкову и отключила связь.

Альтернативный вариант нашелся довольно быстро. Я вспомнила, что в московской прокуратуре работает мой бывший однокурсник Федор Галкин. Недавно я уже обращалась к нему с просьбой. Почему бы не сделать это еще раз? Я уже было хотела набрать его номер, но решила с этим повременить. Федька был буквоедом, поэтому задавать ему размытые вопросы не имело смысла. Стоило сначала дочитать книжку до конца, а потом уже давать Галкину конкретное задание. Я снова углубилась в чтение и засиделась далеко за полночь – так захватил меня сюжет.

Вокруг Милы постоянно что-то происходило. Валерий Большаков, один из тех двух парней, которые боролись за внимание этой девушки, первым взобрался на промежуточное плато и крикнул: «Я люблю тебя, Мила!» Его крик спровоцировал сход снежной лавины, который едва не стоил жизни и этой девушке, и тем, кто был с ней в одной связке. Николай Уткин, другой альпинист, влюбленный в Милу, предусмотрительно взял с собой в поход колечко, чтобы сделать ей предложение на пике Коммунизма, но потерял его. Точнее, он думал, что потерял. Оно каким-то непостижимым образом оказалось на руке у девушки. Спросив Милу, откуда у нее кольцо, Коля услышал, что это подарок Валеры, и догадался, что тот просто-напросто украл у него кольцо, да и девушку тоже. Радости от того, что он покорил новую высоту, было мало. В голове у Николая возникли крамольные мысли…

Как ни было трудно, как ни было опасно, но до вершины добрались все члены группы Мишина. За восхождением был неизбежный спуск, не менее сложный и не менее рискованный, чем подъем. Именно на обратном пути погиб близкий друг Николая, Слава Овчаров, – у него перетерся и порвался трос. Все, кроме Коли, были уверены, что это трагическая случайность, и только Мишин один знал немного более того, чем все остальные, – ночью он просыпался и видел, что Уткин возится с рюкзаком. Николай намеревался повредить Валеркино снаряжение, но в темноте перепутал рюкзаки и вместо троса своего соперника он надрезал трос своего друга. Поскольку погибший альпинист был лучшим другом Уткина, то никто не заподозрил его в преднамеренном убийстве. Мишина гораздо больше волновало, как он сообщит Антонине, жене Овчарова, что Славы больше нет…

Надо полагать, Сергей был сыном Вячеслава и Антонины Овчаровых, и его отец погиб по вине Николая Уткина. Тот хотел устранить соперника, но просчитался и лишил жизни лучшего друга. Если все так и происходило на самом деле, то Уткин действительно заслуживает наказания. Когда речь идет об убийстве, хладнокровном, преднамеренном, то нет срока давности. И не имеет никакого значения, что Николай собирался убить другого. Он решился на этот шаг и должен был быть наказан.

Я могла еще сколько угодно долго рассуждать на эту тему, но время перевалило уже далеко за полночь. Пришлось отложить книжку в сторону, принять по-быстрому душ и лечь в постель. Мне снилось, что мы с Алинкой взбираемся по крутому склону, активно работая ледорубами. И все это ради того, чтобы потом скатиться с другой стороны на лыжах…

Если бы не будильник, я, наверное, совершила бы не один подъем и не один спуск, но то во сне. В жизни я не хотела бы этого повторить. Горные лыжи и уж тем более альпинизм – это не мое. Самым лучшим воспоминанием об отдыхе в горах было кафе с неизменным глинтвейном. Он согревал и придавал смелости.

После завтрака я позвонила Галкину.

– Да, Полина, слушаю тебя! – отозвался мой однокурсник.

– Федя, здравствуй! У меня к тебе одна просьба имеется…

– Какая именно?

– Ты что-нибудь слышал о писателе Алексее Михальцове? Он пишет об альпинистах.

– Не только слышал, но и читал его книги.

– И «Белые склоны»? – уточнила я.

– Нет, эту еще не читал. А что, она уже вышла? – заинтересовался Галкин.

– Да, совсем недавно. Михальцов едва ли не каждый день устраивает презентации своей новой книги. Сегодня последняя встреча с читателями. – Я назвала адрес книжного магазина, потом попросила: – Федя, ты мог бы туда сходить?

– Полина, я не понял, тебе что, нужен автограф писателя? Думаешь, я брошу все дела и поеду ради этого на другой конец Москвы?

– Нет, автограф мне не нужен. Надо кое-что уточнить у Михальцова, а кроме тебя, Федя, мне больше обратиться не к кому.

– Ну и что ты хочешь у него узнать? – нехотя осведомился Галкин.

– Понимаешь, он описывает в своей книге убийство. Один горовчанин утверждает, что это – убийство его отца.

– Погоди, но Михальцов раньше не писал детективы, – заметил Федор. – Неужели сменил жанр?

– Не сменил, просто герой его третьей книги из ревности решает устранить соперника, а получается так, что создает условия для гибели другого альпиниста…

– Поля, что же ты делаешь! Я собирался почитать эту повесть, а ты мне всю интригу раскрыла! – возмутился мой однокашник.

– Федя, это всего лишь эпизод. Если тебе нравятся книги с длинными описаниями гор, со всеми альпинистскими заморочками, то, уверяю тебя, там есть что почитать. Ну так что, ты поговоришь с Михальцовым?

– Во сколько, ты сказала, начинается презентация? – попросил напомнить Галкин.

<< 1 2 3 4 5 6 ... 12 >>