<< 1 2 3 4 5 6 ... 10 >>

Я тоже стану стервой
Марина Сергеевна Серова

– Старшенького? – удивилась я. – Знаете, по опыту могу вам сказать, что проще похитить младшего ребенка.

– Митюшку? Митюшка еще слишком мал, – махнула рукой тетя Маша и отпустила, наконец, девочку Веточку. Пуделиха сноровисто спрыгнула с дивана, решительно подошла ко мне и, обхватив мою ногу передними лапами, принялась совершать отнюдь не дамские движения.

– Тетя Маша, простите, а нельзя ли убрать собаку? – поинтересовалась я, безуспешно делая попытки сбросить любвеобильную девочку Веточку.

– Веточку? Зачем? Ты ведь ей понравилась.

– Знаете, я просто в подобных случаях предпочитаю людей. Мужского пола.

Тетя Маша смерила меня недовольным взглядом, но пуделиху все же забрала.

– Спасибо, – поблагодарила я. – Так мы остановились на вашем младшем сыне. Почему вы считаете, что он в большей безопасности, чем старший?

– Митюшка? Так он совсем еще крошка. Нет, за него я пока не беспокоюсь. А вот Павлушка…

– Нет, постойте. Могут похитить и младенца. Это даже проще. Кстати, где сейчас ваши дети? В подобной ситуации я бы не советовала оставлять их без присмотра.

– Нет, не проще, – возразила тетя Маша.

Она хотела еще что-то сказать, но тут хлопнула входная дверь, послышался какой-то шум. Девочка Веточка с истеричным лаем сорвалась с места и помчалась в прихожую.

– Эй, есть тут кто? – прокатился по квартире чей-то басок. – Пожрать есть?

– Да, – согласился басок тоном выше, – жрать хотца, аж печенки сводит.

Я тревожно посмотрела на тетю Машу. Собираясь на собеседование, я не взяла с собой ничего из оружия. Конечно, в моей практике было много случаев, когда я вполне справлялась с противником и голыми руками, но пистолет, он и в Африке пистолет, он надежнее. Однако тетя Маша не проявила никакого беспокойства, а лишь расплылась в счастливой материнской улыбке.

– Сыночки пришли. Кушать хотят. Будешь с нами обедать?

Обедать в этой семье было принято на кухне, такой огромной, что она вполне могла сойти за столовую. В центре кухни размещался круглый стол, за которым без малейших неудобств могло бы поместиться человек двадцать. Стол покрывала красивая вышитая скатерть с длинными шелковыми кистями, свисающими до пола. По периметру кухни располагались застекленные шкафы, под завязку набитые фарфоровой посудой. Я не слишком большой специалист в этой области, но, похоже, часть посуды была антикварной.

Уселась за общий стол я не из-за того, что проголодалась, а просто чтобы наконец понять, что же хочет от меня тетя Маша. Хотя, по-честному, больше всего мне сейчас хотелось вежливо отказаться от предложения. Но профессиональная гордость все же взяла верх – нельзя так сразу отказываться, толком и не разобравшись. Да и деньги обычно играют отнюдь не последнюю роль. Поэтому я осталась и теперь украдкой разглядывала сыновей тети Маши. Сама она суетливо разогревала обед, сынки же с терпением и благочестием выпускников духовной семинарии покорно ждали кушаний. Попыток помочь матери они не предпринимали.

– Ты кто такая? – лениво поинтересовался у меня один из братьев, здоровенный детина в шортах и простецкой майке без рукавов. Ему было года двадцать два. Руки детина положил перед собой, и я с удивлением отметила, что кулаки у него размером с голову двухгодовалого ребенка. Впрочем, лицо у детины было довольно красивым. Такие же, как у матери, ярко-бирюзовые глаза, прямой нос, четко очерченный рот. Волосы светлые, вьются. Наверное, цветом волос пошел в отца.

– Меня пригласила ваша мать, – уклончиво пояснила я.

– А на фига?

– У нее было ко мне предложение, которое мы не успели обсудить.

– А, ну ясно. А чё за предложение?

– Ну, она вроде хотела нанять меня… – я задумалась, – гувернанткой.

– Чё? А на фига? Она и сама прекрасно готовит.

– Не, Пал, – вступил в разговор младший брат. В принципе он был почти точной копией старшего. Просто это была несколько уменьшенная копия. – Это повариха готовит. А гувернантка… Гувернантка, она… Она что-то другое делает.

– Гувернантит, – блеснул познаниями Павлушка и принялся увлеченно копаться в своей обширной ноздре.

– Наверное. Слушай, ну просвети, что есть «гувернантка»? – обратился ко мне Митюшка.

– Нянька! – не выдержала я.

– Чё? – изумился Павлушка. Так изумился, что даже забыл вытащить палец из носа. – А на фига нам нянька?

Митюшка тем временем чуть приподнялся со стула и с интересом оглядел меня.

– А мне нравится, – протянул он. – Чё, классная нянька. Мамка чудо – наняла нам няньку.

Почему-то мне показалось, что братишки так и не поняли, что обычно входит в обязанности няньки, но я решила промолчать. Так сказать, до выяснения обстоятельств.

Наконец обед был разогрет, и тетя Маша принялась заставлять стол всевозможными яствами. В меню значилось бессчетное количество закусок, два вида первого, шесть второго, а также несколько десертов. Хозяйка дома уселась за стол, и все трое – то есть она и сынишки – принялись поглощать еду. Мне же почему-то есть совсем не хотелось. Нет, все же нужно дождаться конца обеда и вежливо отказаться от работы. Тетя Маша явно находится в плену заблуждений. Если она до сих пор видит в своих двухметровых сынишках беспомощных детишек, то она вполне может заблуждаться и по поводу грозящей им опасности. Я даже как-то не представляю себе саму сцену похищения. Это кто же рискнет похитить крошку Павлушку? Да и в легковушку он вроде не поместится. В грузовик? Может, похитить должны Митюшку? Да он ненамного мельче. Тогда, вероятно, опасность угрожает девочке Веточке.

В этот момент я вдруг ощутила возню под столом. Затем цепкие пуделиные лапки обхватили мою икру. Нет, это уже переходит всякие границы.

– Пожалуйста, уберите собаку, – процедила я.

– Женечка, неужели ты не любишь собак? – удивилась тетя Маша.

– Люблю, – ответила я, делая тщетные попытки избавиться от пуделя и пытаясь при этом выглядеть прилично. – Но я не люблю, когда они меня слишком достают.

Митюшка откинул край скатерти и принялся с интересом наблюдать за происходящим.

– Не, ма, – пробасил он. – Ветке кобеля нужно.

– Сынуля, ну что ты такое говоришь? – нежно пропела тетя Маша. – Какой кобель? Веточка же еще девочка совсем.

– Ну вот, поэтому и нужен. Засиделась она в девках-то, – заметил Митюшка. Нагнулся, оторвал от меня псину и без раздумий сунул ее матери в руки.

Наконец, обед завершился. Шумно отрыгиваясь, братишки разошлись по своим комнатам.

– Ну вот, – сказала тетя Маша, проводив сынишек нежным взглядом. – Вот и познакомились.

– Извините, Мария Андреевна, – строго сказала я. – Видимо, мы не очень хорошо поняли друг друга. Я не нянька, я профессиональный телохранитель. К тому же вашим сыновьям нянька уже не нужна. И я за такие дела не берусь.

– Нянька не нужна, – согласилась тетя Маша. – Нужен телохранитель. Гонорар вам понравится.

И она назвала сумму. Гонорар оказался вполне достойным. Но вот только за что? Я никак не могла этого понять.

– Почему вы решили, что вашим сыновьям угрожает опасность? Вы заметили что-то подозрительное? Это как-то связано с вашей профессиональной деятельностью? Или с занятиями ваших сыновей? Чем они занимаются?

– Митюшка, он по компьютерам, – тетя Маша задумалась. – Вроде…

– Работает в компьютерной фирме? – уточнила я.

– Нет! Как он может работать? Он еще совсем ребенок! Ему же всего полгода назад восемнадцать стукнуло.

<< 1 2 3 4 5 6 ... 10 >>