Искры из глаз
Марина Сергеевна Серова

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 16 >>
– Не возражаю.

– Спасибо, что приехали…

Да пожалуйста…

Нервный разговор с учащенным дыханием стал меня утомлять. Интересно, у Гали Кузнецовой нет язвы желудка? Уж очень болезненно она выглядит…

Я рассматривала квартиру. Три комнаты, хорошая отделка, а вот мужской руки не чувствуется. У нас с тетей Милой тоже такая же обстановка – две женщины под одной крышей, сами себе хозяйки, сами себе кухарки и работники по благоустройству территории.

Я бухнулась на мягкий диван, обитый гобеленом в коричневых тонах. В голове мелькнула забавная мысль – почему мы говорим «мягкий диван», а не просто «диван»? Он и должен быть мягким, как представитель семейства мягкой мебели.

– Рассказывай, что стряслось.

Галя развела руками.

– Безвыходная ситуация: у меня требуют деньги…

– Кто требует?

– Бандиты…

– Что за деньги? Долг?

Девушка покачала головой:

– У меня лично никогда не было таких долгов…

– Каких именно?

– Десять тысяч долларов…

Я присвистнула:

– Неплохие деньги для Тарасова. Не слабо… И с чего это вдруг на тебя наехали с этими деньгами?

Галя покачала головой:

– Дело в том, что я недавно похоронила мужа…

Я промолчала. А потом произнесла:

– Прими мои соболезнования. Быть вдовой в таком возрасте… Несчастный случай?

– Инфаркт. У него было слабое сердце. Я об этом знала, но все равно вышла за него замуж, хотя была честно предупреждена о болезни заранее.

Я провела ладонью по губам. Если меня нанимают, то пора приниматься за работу. А моя работа подчас содержит в себе очень неприятные моменты. Один из таких моментов наступит сейчас – буду лезть человеку в душу.

– Галя, ты извини, что я буду копаться в твоей жизни. Начнем работать, раз уж ты меня вызвала. Сколько лет было твоему мужу?

– Тридцать…

Ничего себе!

– Сочувствую… Да, если сердечко слабое, то дело плохо, что и говорить.

– У него с детства были нелады с сердцем – врожденный порок, что ли. Его отец скончался от ишемической болезни… Мы прожили вместе пять лет. Пять счастливых лет… Строили совместные проекты, мечтали и так далее…

Галя закрыла лицо руками.

– Детишек не завели? – дурацкий вопрос с моей стороны.

– Не успели…

– Понятно. Твои проблемы связаны со смертью мужа?

Она кивнула.

– Было так. Через три дня после похорон останавливает меня на улице мужчина лет шестидесяти. Седые волосы, седые усы. Глаза неопределенного цвета. И заявляет, что Михаил, мой покойный муж, был должен ему крупную сумму денег – десять тысяч баксов. Я так и обомлела…

– Что это был за человек?

– Я его не знаю, первый раз в жизни видела.

– Он случаем не пошутил?

– В смысле?

– «Кивнул» на покойника, а на самом деле никакого долга и не было.

Галя горестно покачала головой:

– В том-то и дело, что нет… Он показал мне расписку, в которой нотариально было подтверждено и рукой моего мужа подписано, что Михаил взял в долг десять тысяч долларов.

– В расписке наверняка было указано имя кредитора. Обычно там пишется что-то вроде: я, такой-то, даю в долг Михаилу Кузнецову такую-то сумму денег…

– Я не запомнила его имени. Вернее, не обратила тогда внимания. Как-то все свалилось сразу – смерть мужа, похороны. А тут еще его претензия насчет долга…

– Зря, эта информация была бы полезной.

– Понятное дело… Я стала отнекиваться, мол, нет у меня таких денег…

– Их и вправду нет?

Мне всегда нужно знать пусть горькую, но правду. Только тогда Евгения Охотникова будет помогать людям. При условии честного отношения к ней. Никакой информации от меня скрывать не следует.

– Клянусь! Миша их домой не приносил. Во всяком случае, я их не видела. Обычно муж своих дел от меня не скрывал, поэтому требование денег и расписка о взятых в долг деньгах явились полной неожиданностью для меня…

– Какие условия выдвинул тот тип?

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 16 >>