Куда уж хуже. Реквием заговорщикам (сборник)
Марина Сергеевна Серова

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 14 >>
– Считайте, что познакомились. И не надо никакого повода. Я этого не люблю. Ведите себя естественнее, и все будет хорошо. – Сказав это, я повернулась лицом к стенке и закрыла глаза. Вот еще, знакомство в поезде!

– Но вы ведь даже не сказали, как вас зовут, – стараясь не быть навязчивым, но в то же время настойчиво, хотя и более тихим голосом произнес Павел.

– Меня зовут Таня. Давайте спать.

Я слышала, как он ушел. Обиделся, наверное. Весь оставшийся день я старалась спать. Даже когда просыпалась, все равно закрывала глаза и представляла себе, что сейчас вот под стук колес ко мне вновь подкрадется какое-нибудь цветное сновидение и закружит меня в своем круговороте. Так оно и случалось. И я понимала, откуда эта ненасытная тяга ко сну: мне необходимо было восстановить силы.

И только один раз, сквозь сон, я услышала голос женщины, которая кормила своего мужа каким-то салатом и шептала так, чтобы ее никто не услышал:

– Девка-то целый день спит, наркоманка, наверно.

А Павел как ушел в ресторан, так больше и не возвращался. Познакомился, должно быть, с другой девушкой. Возможно, он и ночевать-то не придет. Разве что за вещами заявится. Ночью я окончательно проснулась и поняла, что зверски проголодалась. Я тихонько встала, посмотрела по сторонам. Так и есть: все, кроме Павла. Мужчина храпит, женщина вздыхает во сне.

Я достала из сумки связку бананов, села на постели и стала очищать их. За окном проплывали лунные фантастические пейзажи. Съев все шесть бананов, я вышла из купе и прошлась по коридору до туалета.

– Таня, – позвали меня из темноты. Может, мне показалось, и это грохот поезда так обманул мой слух?

– Кто здесь? – В коридоре было темно, хотя обычно по ночам включают тусклое голубоватое освещение.

– Это я, Павел.

– Я тебя не вижу.

– Зато я тебя вижу отлично.

И тут я заметила темную фигуру в тесном проходе возле водонагревательного котла.

– Разве мы перешли на «ты»?

– Я уже давно с тобой на «ты». С того самого дня, как ты грохнула Вика и присвоила его деньги.

У меня кровь отлила от лица и запульсировала где-то в кончиках пальцев. Кто это?

– Я никого не «грохала» и тем более ничего не присваивала.

– Ты все врешь. Я следил за тобой с того самого дня, как погиб Вик. Не знаю, чем ты занимаешься, но жизнь у тебя напряженная. – Он говорил с силой, тяжело дыша, и создавалось впечатление, будто он едва сдерживается, чтобы не наброситься на меня. – Ты классно водишь машину и ворочаешь большими деньгами. Зачем тебе было убивать Вика?

– Я никого не убивала. А ты сам-то кто?

– Я его друг.

– Мы познакомились с Виком на кладбище, а потом я отвезла его на квартиру Жени. Там на него напали, как раз тогда, когда он разговаривал со мной по телефону… Когда он поехал в этот же день к себе домой, то мы договорились с ним кое о чем. Он должен был вернуться ко мне через два часа. Но в условленное время мне позвонили по телефону и сказали, что, если я сунусь не в свое дело, меня убьют. И тогда я поняла, что с Виком случилась беда. Я сразу же поехала к нему, но было уже поздно.

– А где деньги?

– А что ты знаешь об этих деньгах?

– Я?! Да он занял их у меня, а деньги были не мои, а принадлежали фирме. Убили Вика, считай, что убили и меня. Там такие крутые ребята, что уже на следующий день включили счетчик. И теперь я должен столько, сколько тебе и не снилось.

– А почему ты не пришел ко мне сам, еще летом, и не поговорил?

– У меня не было доказательств. Просто я видел вас вместе, а потом его убили.

– А теперь у тебя есть доказательства?

– Нет. Но у меня и терпения тоже нет. Где деньги?

– Они у меня. Только почему ты решил, что я тебе поверила? Неужели я похожа на такую дурочку?

– Нет. Но я могу показать расписку.

– Это для меня не документ. Ты мне лучше скажи, какой фирме ты задолжал, может, я тебе и помогу. Только опять же, почему я должна поверить, что это именно ты дал Вику деньги?

– Была бы Женька жива, она бы подтвердила.

– Но ее ведь нет в живых. Мы что, так и будем сидеть в этом вонючем коридоре и обмениваться фразами? Предлагаю выйти в тамбур и покурить. Там все-таки более свежо.

Мы вышли в тамбур, и мне удалось разглядеть Павла. Высокий, светловолосый, выражение лица – хронически обиженное.

– Послушай, Павел. Зачем ты давал Вику такие большие деньги? На что ты рассчитывал?

– У Вика были знакомые, они обещали купить у него акции. Женька дала ему адрес одной московской фирмы, занимающейся ценными бумагами, Вик одолжил у меня деньги и поехал. Все это было сделано как-то очень быстро. Он должен был за неделю сделать из пятидесяти «лимонов» сто пятьдесят. Так говорила Женька, и мы ей поверили.

Все это походило на детский лепет. Пора было прекращать беседу.

– Поговорим утром. – Я затушила сигарету и хотела было уже взяться за ручку двери, чтобы выйти из тамбура, как открылась дверь позади меня. В тамбур вошли двое мужчин.

– Это она, – сказал один и грубо схватил меня за руку. – Пошли. Худого тебе никто не сделает.

– Павел, беги! – крикнула я и, резко повернувшись, ударила ногой одного мужчину прямо между ног.

Мужчина, согнувшийся от моего удара пополам, загораживал другого, который, очевидно, собирался сделать из меня паштет. Ну не выпрыгивать же из тамбура, мне еще так много надо сделать в жизни.

– Зачем я вам нужна? Если грабить, то у меня ничего нет. Я никогда не вожу с собой наличные. Что касается другого, то и здесь вам ничего не обломится… Говорите, что вам от меня нужно, а то я выстрелю… – Я, конечно, блефовала. Пистолет спокойненько лежал у меня в сумке в купе.

– Пойдешь с нами, тебя шеф хочет видеть. Мы тебя искали по всему составу.

– Как зовут вашего шефа?

– Ты его знаешь. Это Крысолов.

Да, этого человека, мафиози, или, как его называли, авторитета, я знала очень хорошо. Мы не один раз перекрещивались в своих интересах и всегда работали параллельно. Но зачем было меня звать вот так, грубо и неожиданно? Неужели нельзя было пригласить на разговор как-то иначе?

– Он где?

– Я бы тебе ответил, да ОН приказал не выражаться. Если ты имеешь в виду, в каком вагоне, то я тебе скажу: ни в каком. Он ждет тебя в машине на переезде. Поэтому бери вещички и пошли.

– Мы что же это, прыгать будем?

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 14 >>