Связанные навеки
Марина Сергеевна Серова

<< 1 ... 4 5 6 7 8
– Подожду, если не очень долго. У меня в Хаймынске дело срочное.

Мужчина засуетился и помчался к ближайшему сугробу, бросив через плечо:

– Пойду потороплю.

Я осталась в машине, ожидая неизвестных пассажиров. Прошло не меньше пяти минут, прежде чем из-за сугроба появилась первая фигура. Это был розовощекий мальчик лет десяти. За ним следовал отец. Подойдя к моей машине, мужчина открыл дверь пассажирского сиденья и сказал мальчику:

– Садись, жди остальных.

Меня слегка озадачила фраза, произнесенная мужчиной, но я промолчала. Мальчик послушно занял место на заднем сиденье, сдвинув мою сумку в дальний угол. Мужчина тем временем снова скрылся за сугробом. Ожидание продолжилось. Мальчик молчал, я тоже. Прошло еще пять минут. Картина повторилась. Из-за сугроба показалась фигура подростка. За ним следовал отец.

– Занимай место рядом с братом. Они у нас двойняшки. Вечно что-то делят. Еле докричался их, шалопаев. Позвольте, я вашу сумочку в багажник уберу, – обратился он уже ко мне, – сейчас остальные подойдут.

Я вышла из машины, чтобы убрать сумку в багажник, и застонала. Из-за сугроба показались «остальные». По направлению к моему автомобилю двигалась ватага разновозрастной малышни во главе с дородной мамашей. Мне показалось, что их не меньше сотни. И все они кричали, галдели, скакали в разные стороны! Мамаша быстрым шагом подошла к машине и сразу рассыпалась словами благодарности:

– Вот спасибо так спасибо! А то я уж думала, ночевать в поле придется. С такой-то компанией желающих подвезти разве найдешь! А вы женщина отзывчивая. У самой, поди, ребятишек прорва. Уж и не знаю, как вас благодарить!

Я стояла на дороге с сумкой в руках, понимая, что меня ловко обвели вокруг пальца. Тем временем мамаша запихивала галдящую ораву в салон автомобиля. Дети шумно рассаживались, устраиваясь поудобнее. Последней загрузилась мамаша, заняв переднее сиденье. Мужчина, виновато улыбаясь, забрал у меня из рук сумку, забросил ее в багажник, а заодно перекидал из своего автомобиля пожитки многочисленного семейства.

– Им бы только до города добраться, а дальше они сами, – успокаивающе произнес он. – Они у меня самостоятельные.

– Чего уж теперь, – обреченно произнесла я. И, переходя к практической стороне вопроса, поинтересовалась: – Как вот пост ДПС миновать?

– А это не проблема, – радостно сообщил отец семейства. – Вы, как к посту подъезжать будете, малышня мигом пригнется, их и не видно будет. Они у меня тренированные. Вот увидите!

Вздохнув, я заняла водительское место. Отдавая последние указания, мужчина до пояса влез в салон. Я сидела, ожидая окончания сцены прощания. Наконец мужчина, чмокнув жену в макушку, покинул машину, и мы тронулись в путь.

До города добирались часа полтора. Все это время за моей спиной творилось нечто невообразимое. Старшие дети пытались драться, младшие елозили по всему салону, норовя то вылезти в окно, то перебраться на переднее сиденье. Время от времени старшие принимались дразнить малышню, и те пускались в рев, призывая мамашу урезонить обидчиков. Мамаша не обращала на происходящее ровно никакого внимания. Она блаженно откинулась на переднем сиденье и негромко похрапывала. Я не могла понять, как ей удается спать при таком шуме. Но вот впереди замаячили первые строения. А следом и пост ДПС. Мамаша мгновенно проснулась и, не оборачиваясь, скомандовала:

– Дети, пост!

И тут же, как по мановению волшебной палочки, в салоне установилась полнейшая тишина. Посмотрев в зеркало заднего вида, я поразилась. На заднем сиденье расположились подростки-двойняшки. И все! Больше ни единой души. Покосившись на мамашу, я спросила:

– А остальные где?

– Да на пол улеглись, – спокойно ответила та. – Вот пост минуем – опять появятся.

Мы благополучно миновали пост. Проехали еще метров двести, и мамаша снова скомандовала:

– Отбой!

В зеркало заднего вида я наблюдала картину преображения своего салона. Из всех щелей полезли головы малышни. Через две секунды машина снова напоминала картину из мультипликационного фильма про обезьянок, которых мама-обезьяна вывела на прогулку.

– Нам на Строителей, – безапелляционно заявила мамаша.

– Командуйте, – смирилась я. – Я город совсем не знаю.

– Мама, можно мы дорогу показывать будем? – в один голос закричали двойняшки.

– Показывайте, – равнодушно согласилась мамаша.

Двойняшки радостно завизжали и наперебой начали подавать команды.

– Налево! Нет, сейчас направо! Теперь налево, нет, теперь направо! Еще раз налево! Нет, прямо! – и так до бесконечности.

– Если вы планируете попасть домой засветло, вам лучше взять инициативу в свои руки, – обратилась я к мамаше.

– Вот так всегда! Все нужно брать в свои руки! – посетовала она, но направление все же указала.

Путем неимоверных усилий с моей стороны мы добрались до улицы Строителей. Затормозив возле небольшого частного дома, я выбралась на свежий воздух, открыла багажник и принялась выгружать нескончаемые сумки. Дети, один за другим, подхватывали их и исчезали в недрах двора, обнесенного высоким забором. Мамаше сумки не досталось. Я не удивилась. Должен же кто-то и командовать. А сумки носить – дело мужское.

Когда за последним сорванцом захлопнулась калитка, мамаша обратилась ко мне:

– Спасибо вам, душечка! Если бы не вы, пропали бы мы совсем.

С этими словами она принялась совать мне в руку замусоленную сотенную бумажку.

– Бросьте, – отрезала я. – Деньги мне ваши не нужны. Вы лучше на мой вопрос ответьте, и мы в расчете.

– Какой вопрос? – охотно согласилась мамаша.

– Сколько их у вас?

Правильно поняв вопрос, она расхохоталась.

– А вам сосчитать не удалось? Это с непривычки. Девять их у нас. И все мальчишки. А что? По-моему, неплохо. Зато я у них как королевна!

Помахав на прощание рукой, «королевна» прошествовала во двор, не забыв запереть за собой калитку.

«Интересно, про короля она не забудет или ему всю ночь на морозе куковать?» – подумала я, отъезжая.

Глава 3

– Вот, собственно, и вся история. Как видишь, хорошего мало.

Я сидела в районном отделении полиции города Хаймынска и уплетала за обе щеки воздушные пончики, щедро посыпанные сахарной пудрой, запивая это великолепие горячим чаем. Напротив в солидном кожаном кресле восседал мой бывший однокурсник Ромка Хромой – в прошлом бездельник и лоботряс, ныне же начальник районного отделения полиции. Я наткнулась на Ромку, рыская по коридорам в поисках старшего оперуполномоченного Богацкого. Ромка ухватил меня за рукав и потащил к себе в кабинет. Там, после положенных в таких случаях «Как ты?» да «Кого из наших видела?», настал черед вопросу «Какими судьбами в наших краях?». Я вкратце поведала о цели своего визита. Ромка кинулся выяснять подробности дела. А вернувшись в кабинет, начал потчевать меня историей Иды Леманн, а заодно и чаем с пончиками производства любимой супруги.

С Идой теперь было более или менее ясно. В то время когда я наносила визит ее племяннице, в квартире самой тетушки произошло неприятное событие. После сытного обеда моя пожилая знакомая решила прогуляться до ближайшего магазинчика, а заодно подышать свежим воздухом. Отсутствовала тетушка Ида часа два с половиной. Дома ее никто не ждал, поэтому не торопилась. Прошлась по всем отделам супермаркета, приобрела кучу бесполезных вещей. Затем направилась в ближайший сквер, покормила голубей приобретенным в супермаркете батоном. Немного посидела на скамеечке в компании таких же, как она, одиноких пожилых людей. Начало смеркаться, и Ида решила, что пора заканчивать променад. Собрав покупки, она отправилась домой.

Войдя в квартиру, тетушка поначалу ничего подозрительного не заметила. Проследовала на кухню, разложила покупки по местам. А когда пошла в комнату, чтобы расставить на полках приобретенные сувениры, обратила внимание, что от второй входной двери на паркет падает слабый отблеск. Это ей показалось странным. После того как два года назад тетушка пригласила специалиста, который снабдил двери утеплителем, обе входные двери закрывались плотно, не пропуская извне ни воздух, ни свет. Подойдя ближе, тетушка обнаружила, что дверь едва прикрыта. Сначала она решила, что сама забыла закрыть вторую дверь, когда отправлялась на променад. Но потом вспомнила, что вообще не пользовалась сегодня этой дверью.

Почуяв неладное, женщина поспешила проверить сохранность личного имущества. Деньги и документы оказались на месте. А вот фамильная брошь, передаваемая из поколения в поколение, исчезла. Причем шкатулка, в которой Ида хранила семейную реликвию, осталась на месте. И даже замок не был поврежден. Правда, этому удивляться не приходилось. Ключ от шкатулки хранился тут же, в хрустальной вазочке, в куче бытовых мелочей…


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
<< 1 ... 4 5 6 7 8