<< 1 ... 14 15 16 17 18

Николай Игнатьевич Конюхов
Психоэкономика


Паранойяльно акцентуированные личности порождаются данным циклом экономического развития просто с необходимостью, с социально-экономической закономерностью. В подтверждение сказанного еще один вывод Н. Кондратьева: «В движении вкладов большие циклы существуют, но они имеют обратный характер по сравнению с циклами в ценах, проценте на капитал и т. д. Периоды повышательных волн больших циклов… соответствуют периодам понижающейся волны в движении вкладов, и наоборот. Иначе говоря, действительно, к тому времени, когда понижательная волна больших циклов достигает низшего предела, к этому времени накопление свободного капитала достигает высшего напряжения. И наоборот» (см. [1], с. 395).

Это так же психологически закономерно. Это лучшее экспериментальное подтверждение сделанным выводам. Накопив средства, резонаторы начинают их вкладывать в производство, причем – в перспективное производство. Если раньше они копили для дела, то теперь они это дело начали. Они изымают накопленное и все вкладывают в дело. А кто, кроме успешных людей, умеющих достигать дальних целей, будет по-настоящему копить? Истероидные, маниакальные личности имеют гораздо меньший цикл накопления. Чуть-чуть накопив, они тратят деньги на предметы, услуги, текущие потребности.

Пострезонаторы начинают повторять достижения резонаторов, берут деньги в кредит, но это уже не приносит такой прибыли, какую получили резонаторы. Постпострезонаторы вообще проседают с кредитами и часто попадают в долги. Поэтому банки вынуждены давать кредиты под все больший процент, а пост– и постпострезонаторы – искать средства для возвращения кредитов за рамками производства, начатого бизнеса. Это объективно.

Возникает вопрос: а где брать средства для возвращения долгов истероидным личностям, то есть пострезонаторам и постпострезонаторам? В производственной деятельности они не сильны – разоряются… А что они делали всегда, если получали все меньший доход? Накладывали большие повинности на своих подданных, начинали заниматься неэквивалентным товарооборотом, то есть обманом, прикрытым названием «торговля». Так было повсюду. Так было и в России. Те, которые не смогли стать организаторами производства с развитием частной собственности, с переходом от социализма к капитализму, стали посредниками, обворовывая (или более благожелательно – получая процент от каждой сделки) каждого, кого только можно. Этому способствовала их маниакальность и истероидность, без которой козла никак не продашь за корову. Только с такими акцентуациями не станешь системным менеджером, не сможешь руководить производством – нужна еще паранойяльность, сила личности, интеллект, профессиональные знания и др. Но эти акцентуации способствуют успешной торговле, успешному общению с людьми. Это «общественники» – по своему психотипу.

А теперь прислушаемся к словам Н. Кондратьева: «Повышательной волне общей экономической конъюнктуры и абсолютного уровня цен в общем достаточно близко, хотя и не вполне точно соответствует период, когда покупательная сила сельскохозяйственных товаров повышается, промышленных товаров – падает; наоборот, понижательной волне экономической конъюнктуры и абсолютного уровня цен соответствует период, когда покупательная сила сельскохозяйственных товаров понижается, а промышленных товаров – возрастает» (см. [1], с. 487).

Резонаторы делают товар, который нужен обществу, промышленности, передовым отраслям экономики. (Выше было перечислено, какие товары на разных этапах большого Кондратьевского цикла были драйверами развития.) Продают этот товар. Это обеспечивает рост всей экономики в целом. Растет фонд заработной платы, повышается уровень жизни у большей части населения.

Пострезонаторы уже не имеют особой прибыли. Совместно с постпострезонаторами они вынуждены налаживать товарообмен с селом, или с другими поддающимся истероидно-маниакальному давлению отраслями экономики, нещадно нарушая эквивалентность обмена. А откуда еще взять средства для возврата кредитов и для компенсации ошибок в руководстве? Возмущение крестьян, сельскохозяйственных производителей ведет их к стремлению продать товар подороже, к массовому отрезвлению, объединениям для протеста. Постпострезонаторы просто разоряются. В это время зреют новые резонаторы. Цикл возобновляется.

Резонаторы, начиная накопление, себя не щадят. Экономят на всем. Своих домов почти не строят. Не щадят порой и своих работников.

А вот постпострезонаторы придерживаются другой стратегии: им нужно признание, они строят дома, виллы и ведут себя так, как ведут себя типичные истероиды: при них реальный доход каменщиков, обслуги растет.

Во всяком случае, такой получилась зависимость на первом цикле Кондратьева, если сравнивать с данными исследования Ф. Брауна и Ш. Хопкинса (Brown Ph., Hopkins Sh. – in: Essays in Economic History. II, p. 183, 186), проанализировавших динамику реальной заработной платы английских каменщиков за столетия.

А теперь попробуем объяснить с психологической точки зрения все три типа циклов, которые выделял Н. Кондратьев.

Тезис: двухлетний цикл смены, а порой и просто распада основных профессиональных динамических стереотипов у лиц с метапрограммой «отличие» является физиологической основой соответствующих экономических циклов продолжительностью в 3–4 года.

В начале любой работы чаще основную энергию, задор в нее, вносят истероидные, маниакальные личности. Это показывает история, это показывают многочленные формирующие эксперименты, это показывают корреляционные исследования взаимосвязи акцентуаций, черт личности и биографий людей. Истероидные и маниакальные личности неравномерно приходят на новое производство, как неравномерно набираются кадры на типичное предприятие. Но почти одновременно, совместно начинают проявлять свою активность, вкладывать свои эмоции во вновь начатое, эмоционально насыщенное дело. Это их психологическая сущность. Они бессознательно ждут эмоционально подогретых ситуаций, бессознательно сплачиваются и начинают интенсивно проявлять свою сущность, борясь за внимание людей, работая на свой авторитет, конкурируя друг с другом. Без конкуренции с себе подобными трудовой энтузиазм для них безрадостен. Так же почти одновременно они эмоционально сгорают, соревнуясь друг с другом.

Кроме того, маниакальные и истероидные личности психологически закономерно приходят в различные отрасли промышленности, в непроизводственные сферы деятельности. Они выбирают те виды профессиональной деятельности, о которых сложилось в данный момент времени благожелательное общественное мнение – а это чаще отрасли, определяющие экономический прогресс. Это психотипы с внешней референцией. Но, придя в новый вид деятельности, они способны активно и эффективно работать около 1,5–2 лет – если речь об отдельных личностях, и до 4 лет – если речь о группе истероидов среди большой группы типичных людей. Они дружно начинают проявлять свою повышенную активность – в момент объективной потребности в эмоционально насыщенных действий. А это чаще бывает в начале какого-то большого дела. Это связано и с циклами солнечной активности. Затем они теряют интерес к работе, снижая эффективность своей производственной или иной деятельности, или же бросают ее вообще. Поэтому через 3–3,5 года их личностно-профессиональные проблемы развития уподобляются микроциклу экономического развития. Это лица, которые способны строить планы и напрягаться на протяжении относительно непродолжительного времени. К моменту начала образования устойчивых производственных динамических стереотипов они покидают данную отрасль, данный проект. Им трудно перенести однообразие, монотонность, цикличность. Для этого необходимы устойчивые профессиональные динамические стереотипы. У большинства людей за это время они и образуются. Но истероидным, маниакальным личностям психотипологически противопоказаны устойчивые динамические стереотипы. Им надо, чтобы постоянно работал аппарат замыкания-размыкания нервных путей. Его работа дает чувство удовлетворения данным лицам: это показывают статистико-биографические исследования десятков тысяч людей.

Между тем, общественное мнение меняется так же динамично, как и профессиональные ориентации маниакальных, истероидных личностей (в погоней за деятельностью, где должен работать аппарат замыкания-размыкания условных рефлексов, нервных путей), и уже более благосклонно оценивает работу в другой отрасли. Ранее принявшая их отрасль, естественно, лишается продуктивных на первом этапе развития кадров, эффективность производства снижается. Истероидный и маниакальный психотип – это психотип коллективного порыва, рывка. И если инициаторы этого порыва уходят или сникают, то и интенсивность рывка уменьшается.

Повторим основополагающий тезис. Итак, активность этого психотипа хватает в одном рывке, увы, только на 1,5–2 года, если речь об отдельных личностей и до 4 лет, если речь идет о группе истероидно-маниакальных лиц, работающих в большой группе типичных людей. Потом им требуется другой вид деятельности. Частично потерю их энергии компенсируют другие работники. Поэтому экономический цикл занимает чуть больше времени, что объясняется динамикой формирования производственных динамических стереотипов у данного психотипа.

Маниакальные истероидные личности тянутся друг к другу. Их единение проявляется через систему межличностных отношений, формируется общность их пристрастий, выборов. Этим, наряду с волнообразным обновлением капитала, объясняется их неравномерный, волнообразный приход в ту или иную отрасль экономики и затем – совместное проявление в процессе профессиональной деятельности. Они создают свою систему межличностных отношений, свою ауру, свою субкультуру, свои ценности. Свой эгрегор.

Этот психотип наиболее быстро и дружно реагирует на новую моду, новые пристрастия, новые выборы. У них развита метапрограмма «отличие». Прежде через 2–3 года они спонтанно меняли свои пристрастия. Сейчас этот срок стал еще короче. Однако меняют их вместе, дружно, сообща. Так же, как распространяется мода – быстро, затрагивая почти всех, – так и выбор профессий, смена профессиональной деятельности у данного психотипа происходит спонтанно, психологически закономерно, циклично.

В качестве инвесторов, маниакальный, истероидный типы личности быстро разоряются. Но на место разорившихся приходят новые инвесторы с подобными акцентуациями. Это обычно происходит в малом бизнесе.

Но почему вслед за группой истероидов, пришедших в какую-то отрасль или активизировавшихся в ней, не образуется такая же группа из новых аналогичных психотипов? Почему обязательны циклы в несколько лет? Обычно восторженное отношение к новой группе работников продолжается примерно 2 года. А почему не больше, если группа будет работать действительно хорошо? Дело в том, что оценки окружающих становятся динамическими стереотипами, привычными, бессознательными, менее эмоциональными.

А истероидам и маниакальным личностям требуются непосредственные эмоциональные реакции, а не бессознательные, автоматические, рациональные, условно-рефлекторные оценки. Поэтому они меняют место работы и идут искать истинные эмоции. Или же начинают удовлетворять свои психологические потребности за рамками работы, снижая, естественно, свои профессиональные достижения. Да так, что это влияет и на экономический цикл всего общества.

При этом надо иметь в виду, что отдельный истероид выдыхается примерно через 1,5–2 года. Группа выдыхается за большее время. Все зависит от того, какая это группа. Если в этой группе присутствуют и маниакальные личности (а маниакальные и истероидные личности бессознательно находят друг друга), то такие группы, существующие в масштабе нормального общества, выдерживают до 4–6 и более лет. В силу чего различные циклы как бы накладываются друг на друга.

7–8-летний эффект «затвердевания», «коксования» основных профессиональных динамических стереотипов у лиц с метапрограммой «общее» является психофизиологической основой соответствующих (7–11-летних) экономических циклов.

7–11-летние экономические циклы связаны с «закоксованием», «запрессованием» основных динамических стереотипов у типичных личностей, пробывших это время у конвейера, на производстве, почти в любой деятельности с повторяющимися функциями. То есть, у тех, кто выполнял циклически повторяющиеся операции все эти годы. Это очевидно для относительно простых профессий, но проявляется и у менеджеров. Если 7–8 лет человек работает в должности заместителя ему уже сложно стать руководителем. Он привык подстраиваться под другого. Он привык не принимать решения, а помогать другим их принимать. Аппарат проведения нервных импульсов стал в силу накопленного опыта работать как часы, но вот аппарат замыкания-размыкания нервных импульсов, который лежит в основе образования новых динамических стереотипов, это время не особенно-то напрягался и стал малоспособным к изменению, к активности. Поэтому новые виды деятельностей даются с трудом. Не случайно Ф. Бродель отмечал, что, достигнув определенного уровня, промышленность как бы останавливалась в своем развитии. Освоив наиболее оптимальные производственные функции и многократно повторяя их в течение 7–8 лет, человек постепенно утрачивает способность к изменению этих функций. Это и останавливает развитие – естественно, наряду с другими факторами. Не случайно опытные руководители начинают новый проект на этапе окончания предыдущего проекта. Динамические стереотипы прошлой деятельности они как бы вплетают в будущую.

Многократные повторения какого-то основного производственного динамического стереотипа блокируют его способность к изменению. А это значит, что блокируется и способность к сущностным изменениям, к развитию. Нарастает тенденция снижения нормы прибыли. Прибыль перетекает на другие предприятия, развивающиеся более высокими темпами, поскольку сотрудники были способны менять основные производственные динамические стереотипы. Или этап «отвердевания» динамических стереотипов еще не наступил.

Конечно, кроме цикличности самого производства, цикличности смены основных производственных фондов, времени отвердевания динамических стереотипов до уровня, блокирующего их развитие, есть и другие, до конца не осознанные, факторы, обусловленные именно такими 7–8-летними циклами. Для понимания их приведем данные исследований психологов США: если президент США, работая два срока подряд, проявлял определенные качества личности, то на третий срок избиратели бессознательно хотят противоположного. Так, если два срока подряд президент был выдержанным, спокойным, то на третий срок избиратель бессознательно ждет резкого, решительного и т. д.

В целом общественное сознание как бы противится образованию шаблонов восприятия (не что иное, как динамические стереотипы), закономерно протестуя именно в момент, когда такие стереотипы готовятся стать трудноизменяемыми.

Это касается всех людей, но особенно лиц с метапрограммой «отличие». Но вот людей с метапрограммой «общее» эта закономерность касается в меньшей степени: они начинают устойчиво проявлять уже сформировавшиеся профессиональные динамические стереотипы. И в результате возникает дезадаптивность к профессиональной деятельности, производительность труда в силу этого падает, прибыль уменьшается. Проявляется цикл. Но начало такому психологическому циклу, конечно, положил новый цикл экономической активности. Именно в этот момент экономика втягивает в себя большое количество людей, в том числе с метапрограммой «общее» и «отличие» и закладывает 3–3,5-летние, 7–11-летние циклы, циклы Кондратьева.

Быстрая (менее 2 лет) смена основных профессиональных стереотипов, а так же их малоподвижность после 7–8 лет работы на одном производстве циклически снижает темпы роста производительности труда, эффективность профессиональной деятельности, что влияет на экономические показатели в масштабе страны, отражается в экономических циклах. Но это – через несколько лет после их «закоксования». Отсюда и циклы в 3–3,5 лет и 7–11 лет. В первом случае это чаще бывает у лиц истероидных, маниакальных. Во втором случае у паранойяльно акцентированных, психастеничных лиц. Но все же, наиболее точный критерий деления таких работников – это лица с метапрограммой «отличие» и лица с метапрограммой «общее».

Вышеперечисленные циклы касаются как простых трудящихся, так и инвесторов. Совместные усилия представителей разных социальных, профессиональных групп, обладающих одинаковыми психотипами, придают развитию экономики закономерно волнообразный характер.

Кроме данных циклов, есть и уже описанные: послевоенные, связанные с сильным экономическим кризисом. Это циклы 11–20-летние.

50-летние циклы – это циклы смены поколений.

Таким образом, выявленные и описанные циклы связаны с циклами накопления, с цикличным обновлением основных фондов, с экономическими факторами. Но есть и психологические причины – волнообразно в экономику приходят различные психотипы, волнообразно эти психотипы принимают решения по профессиональному самоопределению, по интенсивности своего труда, по вложению средств в производство, волнообразны результаты их производственного и иного труда. Регулярно, циклично повышается роль и значимость разных психотипов в экономическом развитии всего мирового хозяйства.

Можно задать вопрос: а где подтверждающие экспериментальные, исторические данные? Те, кто уже жил в России в период перехода от коммунизма к капитализму, все это видели, переживали, участвовали в этом процессе.

Кто раньше всех стал, например, ездить за границу отдыхать и сколько длился этот туристический бум? Это были истероиды.

И длилось это 2–4 года. Затем все стали ездить за границу, это стало привычным. Уже этим людей не удивишь. Истероиды нашли новый способ эмоционального удовлетворения. Они торговали с лотков на перекрестках, они переходили из научно-педагогической среды, из среды врачей, инженеров в бизнес и т. д.


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 12 форматов)
<< 1 ... 14 15 16 17 18