Рубин из короны Витовта
Николай Николаевич Дмитриев

1 2 3 4 5 ... 14 >>
Рубин из короны Витовта
Николай Николаевич Дмитриев

Исторические приключения (Вече)
Есть поверье: драгоценные камни способны влиять на своего владельца – они могут и помочь ему в трудную минуту, и грозить смертельной опасностью, особенно если человек, в руки которого попал этот камень, слаб и не обладает должной властью. Вот и рубин, ограненный мастером Антонио Цзаппи, изменил судьбы многих людей, прежде чем попал в Великое княжество Литовское, где ему была предназначена особая роль… Новый роман признанного мастера остросюжетной литературы!

Николай Дмитриев

Рубин из короны Витовта

© Дмитриев Н.Н., 2014

© ООО «Издательство «Вече», 2014

* * *

Неизменному другу и спутнице жизни Татьяне Дмитриевой

Пролог.

Запись в тетради студента Геттингенского университета Теодора Гашке

«Меня почему-то больше всего привлекает первая половина пятнадцатого столетия. Ещё бы! Наступление с севера Тевтонского ордена остановлено при Грюнвальде, а вместо этого начала расти угроза с юга, где вот-вот должно было начаться турецкое нашествие и византийский император, опасаясь за Константинополь, искал поддержки у европейских монархов.

А те были заняты своими делами: цесарь стремился лишить власти курфюрстов[1 - Немецкие князья, имеющие право избирать императора.], в то время как король польский мечтал одолеть шляхетское своеволие и одновременно делал всё, чтобы любой ценой присоединить Литву, где княжил могучий Витовт, вынужденный постоянно оглядываться на Дикое Поле, откуда то и дело налетали татары.

Что же касалось религиозных дел, то и там всё никак не складывалось… Чехию раздирали войны еретиков-гуситов, Польша и оба Ордена стремились не только крестить язычников, но и продвинуть католицизм как можно дальше на восток, где православные русские схизматики отчаянно сопротивлялись власти папы римского, да к тому же на этом фоне ещё и магометанская угроза…»

Глава первая. Загадочный рубин

Мастер Антонио Цзаппи, огранщик драгоценных камней, был в полном восторге. Сегодня у него работа спорилась как никогда. Он трудился с утра и не чувствовал усталости, наоборот, чем ближе было к завершению, тем больший подъём охватывал мастера. Огромный индийский рубин, купленный за гроши у портового проходимца, изначально был почти овальной формы, потому Антонио рискнул: нанес на него аж двадцать четыре грани и сейчас окончательно полировал их.

День кончался. Солнце на западе вот-вот должно было коснуться поверхности моря, и последние его лучи, проникая через распахнутое настежь окно, заставляли изумительный камень играть ярко-красными вспышками. Антонио наконец закончил работу, отложил инструмент и, полюбовавшись камнем, мечтательно посмотрел в окно. Там, в море, далеко на горизонте, таяли паруса и Цзаппи вдруг показалось, что теперь всё будет по другому…

Когда довольный Антонио заворачивал готовый рубин в кусочек бархата, солнце почти село и дневная жара понемногу стала спадать. Мастер прошёл в кухню и, наконец, вспомнив, что с утра ничего не ел, с удовольствием поужинал. Покончив с привычной тарелкой спагетти и завершив трапезу бутылкой кьянти, Антонио, как всегда, прилёг отдохнуть, но тут с ним стало происходить нечто необычное.

Во-первых, куда-то подевался вроде бы уже сморивший его сон, а во-вторых, недавнее радостное возбуждение непонятно почему сменилось тревогой. Напрасно Антонио крутился на постели. Спать так и так не хотелось, а вот неясное беспокойство натолкнуло на размышления. Антонио не один год работал с драгоценными камнями и хорошо знал, как они могут повлиять на человека. Похоже, сегодняшний рубин, если ещё принять во внимание обстоятельства его приобретения, должен был подействовать наверняка…

В конце концов, Антонио оставил напрасные надежды на отдых и, прекратив зря крутиться на кровати, поднялся. Словно подчиняясь неясному зову, он прошёл в мастерскую, вздул свечку и долго приглядывался к свечению огранённого им камня, стараясь проникнуть в его тайну. Потом, поняв, что ему самому этой загадки не отгадать, Антонио снова завернул рубин в бархатку и одевшись решительно вышел из дома.

Как и всегда с приходом сумеречной прохлады, на улицах возникло оживление, которое обычно продолжалось почти до полуночи. Вокруг было много прохожих, звучал смех, разговоры, а в одном месте Антонио даже услыхал приятное пение в сопровождении лютни, доносившееся из глубины двора. Однако торопившийся мастер ни на что не обращал внимания и, пройдя улицу почти из конца в конец, постучал в дверь неприметного строения.

Мэтр Терезини был известный маг, чародей и звездочёт и поэтому, когда встревоженный Антонио возник на пороге его жилища, больше похожего на убежище колдуна, хозяин, который возился у своего стола, только вопросительно глянул на позднего гостя.

– Высокочтимый мэтр, – Антонио вежливо поклонился. – Я по делу.

– Я вижу, – кивнул маг и спросил: – Ну что там у тебя?

– Вот, – и Антонио, развернув бархатку, выложил на стол огранённый рубин.

– Так… – Маг взял камень, поднёс его к пламени свечки и, крутя во все стороны, начал бормотать что-то непонятное.

Антонио Цзаппи заходил сюда достаточно часто и уже давно привык к чудачествам мэтра, который, похоже, просто говорил сам с собой. А потому мастер позволил себе отвлечься и в очередной раз принялся рассматривать всё вокруг. Однако в комнате ничего нового никогда не появлялось. Как и раньше, на полках стояли реторты, чем-то наполненные склянки, бутыли с загадочными жидкостями, наверху шкафа покрывалось пылью высохшее чучело небольшого крокодила, а позади самого чародея с потолка свешивалась полусфера, изображавшая звёздное небо, с помощью которой мэтр вразумлял начинающих мореходов.

Неожиданно маг повернулся, снял с полки бутыль, плеснул в стеклянную чашу немного зеленоватой жидкости и положил в неё камень. К превеликому удивлению Антонио, рубин сначала постепенно потерял свой цвет, потом понемногу приобрёл дивный оттенок, после чего вокруг него возникло необычное свечение, какое никогда раньше огранщику, постоянно имевшему дело с камнями, видеть не приходилось.

Маг долго молчал, потом достал рубин из посудины, вытер его чистой тряпочкой, положил на стол и только после этого обратился к мастеру.

– Хочу тебя обрадовать, Антонио… – мэтр произносил слова медленно, со значением, делая длинные паузы. – На этот раз ты приобрёл нечто чрезвычайное… Только предупреждаю, сделав именно такую огранку, ты, вероятно сам того не зная, освободил скрытую силу камня… Теперь он сначала будет помогать своему владельцу, однако потом, по прошествии некоторого времени, представит для него большую опасность…

Мэтр замолчал. Антонио же от неожиданности сначала даже не мог раскрыть рот, а потом, внезапно вспомнив, как хорошо ему сегодня работалось, дрожащим голосом спросил:

– Так что, его теперь нельзя даже продать?

– Почему нет? – Маг пожал плечами. – Конечно можно. Если камень у владельца будет недолго, никакой опасности нет.

– Простите меня, высокочтимый… – перебил мэтра Антонио. – Но опасность всё равно остаётся?

– А это уже зависит от владельца, – жёстко ответил маг и пояснил: – Если этот человек при власти, причём – большой власти, никакой порчи не будет. Но есть одно условие. Тот, кто купит камень, уже должен иметь достаточно большую власть. И чем сильнее власть владельца, тем дольше камень будет ему безопасен и полезен, но если пройдёт отведённое время, то…

Маг, не договорив, важно поднял палец и многозначительно посмотрел на ошарашенного Антонио, который, едва сумев осмыслить услышанное, закрутился на месте.

– Я всё понял, уважаемый, и, значит, если у меня на власть нет и намёка, я должен избавиться от камня как можно скорее. Так?

– Возможно, какое-то время есть… – Маг задумчиво наклонил голову и добавил: – Однако благоразумнее поспешить. И, пожалуй, могу ещё добавить… По моему мнению, лучше чтоб этого камня вообще не было в нашем городе. Пусть себе путешествует среди сильных, оставив простолюдинов в покое… А потому дам тебе совет, Антонио…

– Я весь внимание, высокочтимый…

Антонио и сам не заметил, как поклонился магу, а тот, восприняв это как должное, закончил:

– У меня как раз сегодня был капитан Бенито Гарибольди. Днями он отплывает. На твоём месте я бы уже завтра утром предложил бы ему камень, и пусть сам капитан продаст рубин где-нибудь в Константинополе…

– Спасибо, уважаемый, я так и сделаю…

Антонио вздохнул с облегчением, в знак благодарности положил на стол мэтра золотую монету и старательно завернул сверкающий рубин в бархатку…

* * *

Патрон Бенито Гарибольди – хозяин и капитан большого грузового нефа[2 - Торговое судно того времени.] «Сан Себастиан», стоя на верху кормовой надстройки, с удовольствием осматривал паруса. Вообще-то и комит – старший офицер, и пилот – штурман, тоже были рядом, однако паруса – это главное дело патрона, и потому Бенито пока что не позволял себе спуститься в каюту, хотя ему очень хотелось этого.

Наконец патрон не выдержал. Он напоследок окинул взглядом большой парус, потом передний – тунигету, а за ним задний – менцану. Поскольку ветер понемногу слабел, капитан отдал распоряжение поднять ещё и верхний парус – топсель, посмотрел, хорошо ли натянут парусиновый тент, прикрывавший полупалубу, чтобы создать тень для особо важных пассажиров, и только после этого спустился вниз.

В последнее время у Гарибольди было чудесное настроение. Всё время дул только попутный ветер, благодаря которому пузатый неф, поставив все паруса, неожиданно ходко шёл открытым морем. Выходило, что на этот раз «Сан Себастиан» пройдёт путь к архипелагу почти на треть скорее, чем обычно, а это означало только прибыль!

В своей каюте Бенито уселся за узенький стол, поставил перед собой шкатулку палисандрового дерева и достал из неё завёрнутый в бархатку огранённый рубин. Эту драгоценность капитан купил почти перед самым отплытием, когда к нему на корабль заявился мастер-огранщик и предложил из-за сложившихся у него обстоятельств приобрести камень.

Тогда, едва увидев чудесный рубин, Бенито сразу решил, что купит его по любой цене, и тем не менее начал торговаться. Мастер, запросивший по первости огромные деньги, мало-помалу стал уступать, и в конце концов они пришли к соглашению. И что странно, оба были довольны сделкой, поскольку Антонио (а это был именно он) получил гораздо больше, чем ожидал, а Бенито заплатил намного меньше того, что было заявлено сначала.

Что ж до дальнейшего, то, откровенно говоря, Гарибольди ещё колебался. Ему очень хотелось оставить драгоценный камень себе, поскольку, как известно, такая вещь никогда не потеряет в цене. В то же время Бенито отлично понимал, что в Леванте или даже в самом Константинополе найдётся немало богачей, которые выложат ему за рубин деньжат намного больше, чем заплатил он сам.

1 2 3 4 5 ... 14 >>