Катя-дальнобойщица. мистика
Олег Михайлович Янгулов

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 16 >>

Старуха освобождается от верёвок и трясёт окровавленной рукой в сторону конюха.

– С этого момента ты будешь наказан! – кричит она.

– Ой, не смеши меня, бабка! – говорит конюх, – Снимешь с меня портки да отшлёпаешь, что ли?

– Заклинаю я этот день! Теперь в твоём роду с этого момента будут рождаться только потомки мужского пола, а в моём роду будут рождаться только женщины.

– Ну, ты это… – кричит конюх, – с заклинаниями-то осторожней! Этого мне ещё не хватало!

– У нас с тобой будет теперь всегда по одному потомку в семье! Мои потомки будут теперь жить всегда с тобой рядом! Бок о бок! И будут вредить тебе на протяжении всех столетий!

– Ну, всё! – кричит конюх, – Моё терпение лопнуло! Так что ты зря своё проклятие наложила на моих потомков. За своих потомков я могу из тебя сейчас дух выпустить!

Конюх в гневе хватает кнут и начинает им стегать старуху. Старуха бегает по конюшне и подпрыгивает с диким рёвом.

– А ну, быстро сними своё проклятие! – кричит конюх.

Старуха останавливается и растирает ушибленные бока.

– Не возможно! – кричит она, – В страшном гневе произнесла, и нет теперь противоядия!

Конюх заносит над старухой свой кнут, а та, по стеночке забора, опускается на кукорочки и закрывает голову руками.

– До каких пор будет действовать твоё проклятие?

– Пока твой тупой и страшный пра-пра-правнук не влюбится в мою красавицу пра-пра-правнучку!

– Даже так? – кричит конюх.

– Даже так! – тихо говорит старуха.

– Да как это возможно? – кричит конюх.

Старуха разводит в сторону руки и трясёт подковой.

– Ну, как-то так?! А, что ты от меня услышать хотел? Но и это ещё не всё!

– Что ещё? – спрашивает конюх, – Говори! А то я из тебя сейчас всех чертей повыбиваю!

– Нужно ещё, что бы моя красавица пра-пра-правнучка пришла к вам сама без принуждения и простила вас всех, страшных разгильдяев! А твой бестолковый потомок должен её привести к алтарю!

– Тьфу ты! – кричит конюх, – Да разве такое возможно, что бы тот, кто носит в себе беса пришёл к набожным людям и простил их? Да этой вражде конца не будет!

– Будет! – машет окровавленной рукой старуха.

– А как он её к алтарю поведет, если на ней креста нет?

– Как, как?! Что-то я не подумала! – говорит старуха и снова машет рукой, – А, что я-то за них думать буду! Придёт их время, сами как-нибудь и разберутся!

– Сожжём старуху! – кричит конюх.

– Правильно! – говорит старуха, – Сожгите меня! И к вашему проклятию, ещё и колдовство моё перейдёт! А колдовство?! Ну, я бы не сказала, что это дар с Выше!

Кузнец крестится и пятится назад.

– Я грех на душу брать не буду!

– В довесок тебе ещё и потомков кузнеца. – Говорит старуха, – Пусть тоже всю жизнь с вами маются!

С забора один за другим исчезают все зрители. Сёмка сидит в кадке и смотрит сквозь дырочку на происходящее.

– И откуда ты только свалилась на мою седую голову? – кричит конюх.

Старуха прихрамывая, медленно идёт к выходу.

– Хм! Откуда свалилась?! Судьба, милок! А от судьбы, как от воздуха, никуда не деться! – она оборачивается, – Мы теперь с тобой как родные жить будем! Бок о бок! – весело хохочет, – Прям не вражда, а примирение какое-то?! Кончится проклятие, ой, скучать будут потомки друг без друга! – она поворачивается и идёт к воротам, – Ох и натворила я сегодня дел! Черти медаль дадут, наверно!

Конюх Иван стоит в растерянности, о чём-то думает, потом идет, опустив голову.

– Я предчувствовал беду… но ничего не мог с собой поделать… видно у нас на роду это всё написано…

Федька убирает стыдливо в сторону лицо и вытирает накатившую слезу. В стороне тихо вылезает из кадки Сёмка и тоже виновато прячет лицо в сторону. Конюх нежно обнимает своего Федьку.

– Не расстраивайся, сынок! – говорит он, – Раз у нас на роду такое написано, значит, надо смириться! Будем жить с этим, и нести свой крест через века. Могло быть и хуже, но радует другое… когда-нибудь в будущем, наших потомков прекратит преследовать этот злой рок судьбы, и в их жизни наступит самый счастливый день. Ореол счастья над ними засияет, и всё встанет на свои места.

Федька и отец садятся на крыльцо. Рядом садится с ними кузнец. Конюх обнимает Федьку и крепко прижимает его к себе.

– Интересно?! – говорит кузнец, – А, что будут делать мои потомки?

– Так и будут в кузнице работать! – говорит конюх, – Старуха же сказала, что все будем жить бок о бок. До нас жили, и после нас будут жить…

7

Наши дни. 1991 год. Старая деревня. На въезде висит табличка с надписью «Чёртов приют». Эта деревня окружена невысокими горами и лесом. Она стоит в низине, словно в чаше, и лишь один огромный дом возвышается над ней на окраине. Этот дом построен из толстых добротных брёвен несколько веков назад и по сей день стоит, как будто вчера сложен. В этом доме живёт потомственная ведьма Прасковья. За этим домом на горе стоит кладбище. А так с виду деревня, как деревня. Старожилы живут своей привычной жизнью, так как привыкли. А вот приезжие долго не могут здесь находиться и стараются при первой же возможности покинуть это проклятое место. Поговаривают, что в старину, даже усталый путник старался миновать эту деревню засветло, и всю дорогу молился и крестился, что бы его ни настигла злая нечисть. А тот, кого всё же ночь заставала в этой деревне, не мог хорошо спать и утром покидал эту деревню весь уставший и разбитый.

В один из пасмурных дней из ворот дома потомственной ведьмы Прасковьи выезжает машина. На ней стоит чёрный гроб. В гробу лежит сама ведьма Прасковья. Из провожающих ведьму в последний путь только потомственный конюх Иван, его сорокалетний сын Борька, да шофёр. По шофёру видно, что он сильно нервничает. Машина быстро направляется к кладбищу. Она направляется не в ворота, а к яме, которая выкопана за оградой. Останавливается около этой ямы и конюх с Борькой снимают гроб с машины. Они аккуратно ставят его возле ямы. Берут в руки лопаты, опираются на них, смотрят перед собой и о чём-то думают.

– Нет, Борька! – говорит конюх Иван, – Слишком тихо она этот свет покинула! Не нравится мне всё это?! Где-то её коварная доченька притаилась!

– А ты сам-то хоть раз в жизни видел её дочь?

– А, как же? – говорит конюх, – Видел, конечно! Красавица такая черноволосая! Глаза, словно черешня, чёрные. Лет двадцать пять тому назад, как уехала из нашей деревни, так её больше никто и не видывал!

– Прямо, как в легенде?! – говорит Борька, – Они красавицы, а мы…

– Бестолковые и тупые?! – смеётся конюх, – Ну, это до поры, до времени! Когда-то в скором времени красавицы и тупые перемешаются и на свет появятся такие создания… ну, не знаю, как сказать?! В общем, потомки будут одарённые и красивые, а главное в нашем роду начнут появляться девочки. Знаешь, как я девочку хотел? Молил Бога, как мог, а родился ты, идиот!

– А я что? – кричит Борька, – Виноват, что ли? Как будто я выбирал, кем мне родиться!
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 16 >>