<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 14 >>

Принц, нищий и маньяк
Ольга Баскова


– Ищу.

Парень пристальнее поглядел на незнакомку и смутился:

– Извините. Сразу вас не узнал. Значит, вы ко мне по несчастному случаю в нашем районе?

– Ах, так вы – участковый! – обрадовалась журналистка. Как вовремя они встретились!

– Меня зовут Георгий Константинович Рябчиков, можно просто Георгий, – представился лейтенант. – Готов оказать вам всяческое содействие. С утра самолично облазил все заросли. Больше взрывчатых веществ не обнаружено.

– А где вы находили их раньше?

Георгий дотронулся до ее руки:

– Пакет лежал вон там, возле старой сосны. Видите? А игрушка – у березы.

Зорина прищурилась:

– Вы хотите сказать, в этих зарослях? Нужно очень постараться, чтобы туда пролезть. И кому бы понадобилось лезть туда!

Молодой милиционер смотрел на женщину, не понимая, к чему она клонит:

– Террористы разбрасывают свои смертельные подарки где хотят.

– Точно, – улыбнулась Катя. – Но ведь они работают на поражение, так? Я могу понять, почему начиненный взрывчаткой телефон оставили на дороге. По ней ходят жители вашего участка. Но зачем они спрятали – в прямом смысле слова – другие гостинцы? В такие дебри никто не полезет, разве что на спор и в нетрезвом состоянии. Вы не согласны?

Теперь до Рябчикова дошло. Он покраснел:

– По-вашему, это не террористы?

– Нет, – отрезала Зорина. – Обыкновенное убийство. А вот кто, кого и за что – на эти вопросы я еще не готова ответить. И поэтому я здесь. Мне необходимо поговорить с теми, кто близко знал семью Морозовых.

– Родители Марины продолжают жить в поврежденной квартире, – пояснил Георгий. – Им помогают соседи, Колышевы. Пожалуй, можно начать с них.

Катя кивнула:

– Согласна.

* * *

В новых, еще не обжитых домах сохраняется некий особенный запах. Чистота подъезда радовала глаз. Даже то, что лифт временно не работал, и им пришлось пешком подниматься на восьмой этаж, не огорчало. Рябчиков позвонил в обитую черным дерматином дверь.

– Кто? – раздался слабый голос.

– Участковый, Клавдия Петровна.

Хозяйка не заставила себя ждать.

– Проходите. А кто с вами?

– Меня зовут Екатерина Зорина.

– Я слышала о вас, – безразлично объявила несчастная женщина с опухшими от слез глазами. – Муж занимается подготовкой к похоронам, внучка в садике… – она указала гостям на диван. – Садитесь. Будете писать об этом в газету?

Зорина опустила глаза. Пожилая женщина продолжала:

– Ну почему, почему пострадала моя девочка?! Она не обидела и мухи! Проклятые террористы… Почему должны гибнуть невинные люди? – Она тихо заплакала, но тут же взяла себя в руки: – Вы ждете от меня конкретного рассказа?

– И очень откровенного, – добавила журналистка. – Можете поведать мне даже о том, о чем вы никому бы не рассказали. Поверьте, эти факты не попадут в газету. Просто, беседуя со мной как со старой знакомой, человек дает материал для интереснейшей статьи.

Хозяйка горестно улыбнулась:

– А мне скрывать нечего. Мариночка была первой красавицей класса, прекрасно училась. За ней ухаживали все одноклассники, но предпочтение отдавалось Андрею.

Катя вытащила диктофон и включила его:

– Значит, они знакомы еще со школы?

– Да.

«Нужно навестить классную руководительницу», – подумала журналистка, а вслух сказала:

– И после школы они поженились?

– Дети поступили в один институт, на третьем курсе сыграли свадьбу и родили мне внучку, – глаза Клавдии Петровны снова увлажнились. – Я-то, дура, протестовала против такого раннего брака. А Бог все видит… Вот мне от единственной доченьки кровиночка и осталась.

– Ваша дочь и Андрей были счастливы? – поинтересовалась Зорина.

– А с чего им быть несчастливыми? – искренне удивилась хозяйка. – Давняя любовь…

– Это очень занимательно для наших читателей, – продолжала журналистка. – И никто ни разу не посмотрел на кого-то другого?

Мать не увидела в этом вопросе ничего оскорбительного:

– Ни разу. – Похоже, женщина говорила искренне. – Андрюшу поначалу это удивляло, – заметила Клавдия Петровна. – Вообще, он из тех, кто ревнует и к телеграфному столбу. Моя доченька не подала ему ни единого повода.

– Значит, он искал поводы и пробовал выяснять отношения? – осторожно спросила Катя.

Хозяйка махнула рукой:

– Пытался. Но это длилось недолго и происходило культурно, без скандалов. Знаете, первое время он встречал Марину с работы, радовался, что у них чисто женский коллектив в отделе. А когда организация развалилась, Андрюша тоже не горевал. Сказал: «Теперь смотреть на тебя буду только я. Из-за денег не беспокойся – прокормлю».

– Почему же она искала работу? – удивилась Зорина.

Мать погибшей вздохнула:

– Потому что в жизни мы хотим одно, а получаем другое. Андрюша допоздна засиживался на работе, но это никак не отражалось на его зарплате. А у них ребенок. Девочке надо не только что-то есть, но и во что-то одеваться. Ей нужны игрушки.

Катя собиралась задать еще несколько вопросов, но довольно хорошо державшаяся женщина вдруг схватилась за сердце и стала медленно заваливаться на бок. Журналистка еле успела подхватить ее.
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 14 >>