<< 1 2 3 4 5 6 ... 11 >>

Ольга Морозова
Астрал


– Счастливы в браке?

– К чему эти вопросы? – Марианна начала нервничать. – Вы препарируете меня, словно лягушку…

– Да ну, дорогая Марианна! Скажете тоже! Лягушка! – Мужчина зашёлся смехом. – Просто вы меня заинтересовали. У вас такая отрешённость во взгляде, как на иконах. Так счастливы или нет?

– Не ваше дело! – Марианна слегка покраснела. – Я не планировала раскрывать перед вами душу.

– Ради Бога! – Мужчина поднял руки вверх. – Не хотите, не говорите, я не настаиваю. Просто женщина, которая счастлива с мужем, не станет проводить всю жизнь в самолётах из-за заработка.

– Не вам судить! Что вы вообще себе позволяете? – огрызнулась Марианна и отвернулась к окну.

Владлен положил руку на колено Марианны:

– Я позволяю себе всё, что хочу. И вам того же советую.

Марианна хотела сбросить его руку с колена, но словно оцепенела. По телу пробежал холодок. Марианна стала наливаться краской, страшно злясь на себя за то, что ничего не может поделать. Владлен убрал руку:

– Не смущайтесь. Ничего не случилось. Просто незнакомый мужчина положил на ваше прекрасное колено свою лапу. Это всегда волнует… всегда… каким бы возмущением вы ни прикрывались…

– Вы хам! Или сексуально озабочены? – Марианна натянула юбку на колени.

– Ни то, и ни другое. Ваша жизнь бессмысленна, дорогая Марианна. Жизнь ради денег вообще лишена смысла…

– К моему большому сожалению, родители не оставили мне наследства. По этой причине я не могу рассуждать подобно вам. У каждого своя колея.

– Колея?! Удачное сравнение. Неужели вам никогда не хотелось немного свернуть в сторону? Покинуть колею и посмотреть, что там?

– К чему вы клоните?

– Ни к чему. Я просто спросил: хотелось или нет?

– Сдаётся мне, что вы меня провоцируете. Не пойму только, для чего?

– Так уж и непонятно? – Владлен снова положил руку Марианне на колено, но на этот раз рука долго там не задержалась, и скользнула под юбку. Пальцы властно погладили промежность, отчего трусики у Марианны сделались слегка влажными. Она чуть не задохнулась от возмущения.

Мужчина усмехнулся:

– Видите, сколько у вас сразу стало эмоций, сколько мыслей в голове! Ненавижу колготки! Зачем женщины надевают колготки? Чулки, по-моему, гораздо удобнее.

– Смотря для чего.

– Для всего. Надо быть во всеоружии. Всегда. Никогда не знаешь, что ждёт тебя за поворотом.

– Однако вы нахал. Циник. Прожигатель жизни, – прошипела Марианна, боясь, что пассажиры впереди могут её услышать.

– Вы просто злитесь, что не можете себе позволить быть немного безумной. А почему? Что вас держит?

– Хотя бы люди вокруг. Пассажиры. Не знаю, может, вы их не заметили…

– Не иронизируйте. Мы с вами сидим в самом конце, вдвоём… Это редкая удача.

– В чём же эта редкая удача выражается?

– Можем себе позволить небольшое приключение. Приключение, которое мы запомним надолго. И вы, и я…

– Сдаётся мне, у вас таких приключений навалом.

– Зачем вы так? Не каждый раз я оказываюсь в самолётном кресле наедине с красивой женщиной. Попутчиков не выбирают. Уж вам-то это должно быть хорошо известно.

– В этом вы правы. Попутчиков не выбирают. К сожалению.

– А по-моему, к счастью. Если бы мы выбирали и попутчиков, тогда бы из нашей жизни окончательно исчез элемент неожиданности. То, что делает жизнь непредсказуемой и оттого прекрасной… – Рука Владлена снова скользнула под юбку Марианны, на этот раз пальцы настойчиво стремились пробиться под резинку колготок. Им это почти удалось, но тут в проходе показалась стюардесса с тележкой. Марианна дёрнулась, пытаясь освободиться, но Владлен не торопился убирать руку. Он набросил плед на её колени и улыбнулся подошедшей стюардессе, продолжая ласкать ногу Марианны. Марианна, не зная что делать, поспешно закрыла глаза, изображая спящую красавицу.

– Кушать будете? – Стюардесса подала обеды.

Владлен взял два, выдернув руку в последний момент. Марианна открыла глаза и откинула столик. Она чувствовала себя, словно кролик перед удавом. Владлен поставил перед ней порцию самолётной еды, и Марианна, чтобы отвлечься, начала орудовать пластмассовой вилкой. Лицо у неё горело, а губы пересохли. Владлен тоже занялся едой, казалось, перестав обращать на соседку внимание.

Марианна вдруг страшно захотела в туалет. Она встала, попросив Владлена пропустить её. Он убрал ноги в сторону, как ни в чём не бывало, и Марианна вдруг подумала, что эта воздушная вакханалия ей приснилась.

Но не успела она снять в туалете трусики, как ручку кто-то повернул, и Марианна услышала сдавленный шёпот.

– Марианна, открой! Открой, пожалуйста!

Дрожащей рукой, не смея отказать, Марианна открыла дверь… Владлен проскользнул внутрь и запер туалет. Марианна стояла перед ним в нелепой позе, со спущенными колготками. Владлен повернул её к себе задом, надавил на спину, заставив опереться руками об унитаз. Марианна услышала звон металлической пряжки, и почти сразу почувствовала, как член Владлена вошёл в неё, словно нож в сливочное масло… Марианна была готова. Владлен завращал бёдрами, проникая всё глубже в недра Марианны. Ей было и стыдно и сладко, она покачивалась в такт движениям Владлена, стыдясь своего наслаждения. Он извергнулся в неё, белёсая густая жидкость потекла по бедру Марианны, источая характерный запах. Запах любви.

Владлен отвалился от неё, тяжело дыша, натянул брюки, открыл дверь и выскользнул наружу. Марианна рухнула на унитаз, закрыв лицо руками. Она с трудом могла себе представить, как выйдет сейчас из туалета и сядет на своё место… Это невозможно. Но сидеть в туалете ещё глупее.

Марианна, наскоро стерев с себя следы бурной страсти, и ополоснув лицо, вышла наружу.

Владлен невозмутимо сидел в своём кресле, листая журнал. Марианна, пылая, как маков цвет, прошла на место. Владлен подмигнул ей:

– Ну как?

– Отвратительно! Это просто ужасно!

– Вот как?! Отвратительно? Мне так не показалось… Я думал, вам тоже понравилось. Оказывается, я ошибся.

– Да, вы ошиблись! Я полная идиотка, раз позволила сотворить с собой такое! И хватит об этом, иначе я разобью окно и выпрыгну из самолёта. Неужели непонятно, что мне неприятно вспоминать сие действо.

– Непонятно, если честно… на вашем месте я бы не строил из себя недотрогу. Вам это не идёт. В вашем возрасте, дорогая моя, благодетель не красит женщину. Отнюдь.

– Я что, выгляжу древней старухой?

– Нет, разумеется, вы прекрасно выглядите. Но вам явно больше двадцати пяти, а это не юношеский возраст.

– Спасибо и на этом.

– Пожалуйста. Ненавижу ложь. Зачем вы мне врёте? Я же почувствовал, что вам понравилось, иначе и быть не могло. Не пытайтесь считать меня полным дураком.
<< 1 2 3 4 5 6 ... 11 >>