<< 1 2 3 4 5 6 ... 8 >>

Полина Рей
В постели с боссом


– Цвет волос?

– Только не блондинка.

– Рост?

– Не принципиально, но чтобы на каблуках была ниже меня сантиметров на десять. Хотя бы.

– Поняла. Максимум сто шестьдесят пять.

– Вес?

– Мила, ей-богу…

Андрей окончательно избавился от галстука, чувствуя себя не в своей тарелке. Несмотря на то, что секретарь подошла к этому делу ответственно и невозмутимо, его сбивала с толку необходимость думать о том, какой вес будет у женщины, которая станет сопровождать его к Сергею.

– Хорошо. Какая степень полноты уместна?

– Умеренная. В общем, без переборов.

– Образование?

– Не ниже среднего. А лучше, конечно, высшее.

Он побарабанил пальцами по столу. Понимал, конечно, что вряд ли наличие образования будет способно полностью нивелировать риск, что ему попадётся какая-нибудь тупица, но существенно его снизит – без сомнения.

– Хорошо, я вас поняла. Когда описанная кандидатура вам понадобится? Сколько у меня времени?

– До завтрашнего вечера. Завтра я уже должен обладать спутницей, с которой сведу хоть мало-мальское знакомство.

– Завтра? Но они просто не успеют…

Он впервые видел свою секретаршу настолько растерянной. Ему бы даже стало её жаль, если бы не платил ей настолько высокую зарплату.

– Постарайся, пожалуйста, найти тех, которые будут с ногами, – с мрачным сарказмом велел Меньшиков. – Те, возможно, попробуют доехать до нашего офиса хотя бы к вечеру.

Мила поджала губы, но спорить и протестовать не стала. Она здесь для того, чтобы выполнять его указания, и уже успела зарекомендовать себя с самой хорошей стороны. И не такое проворачивала, когда этого требовали обстоятельства. Так что уж как-нибудь добудет ему к завтрашнему дню несколько девиц, желающих неплохо подзаработать. А он выберет себе из них ту, которая будет ему наиболее приятна.

– Есть особые пожелания к кандидаткам? – уточнила Мила через полминуты, записав в блокноте все его запросы.

– Пожалуй, нет. Об особых пожеланиях мы договоримся с ними приватно. Можешь быть свободна.

Она покинула кабинет, а Меньшиков испытал какое-то странное, совершенно контрастное чувство. С одной стороны, было совершенно не в его стиле искать себе женщину подобным образом, с другой… он удивлялся, как подобная мысль не приходила ему в голову раньше. Конечно, такая «девушка по контракту» вряд ли бы задержалась в его жизни и постели дольше чем месяца на три, но Андрей был уверен – недостатка в кандидатках у него бы не было.

К тому же, подобные взаимоотношения регулировались договорами и практиковались в жизни веками. Взять хотя бы институт конкубин или гейш. Если двоих это устраивало – почему нет?

Он снова побарабанил пальцами по столу. Идея показалась ему блестящей. Больше не будет никаких «Инг», которые растопчут сердце и выпотрошат душу. Он просто станет покупать себе женщин при необходимости, а после без сожаления расставаться. И начнёт с той, которая придёт к нему завтра в числе остальных претенденток.

* * *

Наверное, многим людям знакомо то чувство, когда вдруг понимаешь, что дальше жить так, как есть, просто невозможно. Вот и на меня недавно снизошло это озарение, в результате чего я и оказалась без работы и почти без денег.

А все потому, что в отличие от нормальных людей, которые сначала ищут новое место, а потом увольняются со старого, у меня всё получилось с точностью до наоборот. И скажу честно – никогда не понимала, как кто-то умудряется в рабочее время ходить по собеседованиям? Лично у меня в графике не всегда находилось время даже на то, чтобы поесть и уж тем более не могло быть и речи, чтобы отпроситься с работы в будний день даже на час, что начисто лишало меня возможности подыскать что-то новое безболезненно, без перерыва сменив одну работу на другую. А посему последний год мне оставалось только вздыхать, мечтая о лучшей доле или, на худой конец, отпуске. Пока в один конкретный момент я не поняла, что дошла до точки. И что жизнь проходит мимо меня, а я не вижу ничего, кроме бесконечных бумаг, непрерывных клиентских претензий и бесперспективного однообразия в своей карьере.

Несмотря на то, что пахала я по двенадцать-тринадцать часов в день, и не только с понедельника по пятницу, а нередко и по выходным, на этой работе ничего хорошего мне не светило. На должности начальницы отдела, в котором я трудилась, крепко сидела дама, что работала в фирме с момента ее основания и, определенно, никуда не собиралась с этого места сдвигаться. В других отделах руководителей вообще назначали по знакомству, а зарплата моя за три года выросла ровно на две тысячи рублей. И, несмотря на то, что аппетиты у меня в целом были довольно скромными, я начала понимать, что за тот объем работы, что выполняю, заслуживаю все же много лучшего. А потому решила – с меня хватит. Ибо мое существование как-то незаметно превратилось в сплошной тупик, где я загоняю себя до смерти, чтобы заработать лишнюю копейку, которую потрачу на короткий отпуск и где сил чаще всего хватает только на то, чтобы отсыпаться по выходным и листать, как зомби, Инстаграм, любуясь чужими жизнями. Потому как собственной – включая личную – у меня попросту нет.

Хотя по этому поводу я совершенно не унываю. Я вообще из числа тех счастливых идиотов, которые не ощущают вокруг себя бега времени и считают, что ни для чего в жизни не бывает поздно. А ещё – верят, что за непыльную работёнку могут платить хорошие деньги. Что меня, собственно, и привело к событиям сегодняшнего дня.

Вакансия, на которую я решила откликнуться от безысходности, давала совсем немного информации и, исходя из этого минимума, я вполне подходила под данные требования, а именно:

– девушка от 23 до 35 лет – это точно было про меня, причем во всех смыслах;

– не замужем – и это тоже обо мне, вдобавок даже без перспектив в данном направлении;

– приятная внешность – не скажу, конечно, что я красотка, но этого ведь и не требовалось. А уж произвести приятное впечатление мне вполне по силам.

Гораздо интереснее был список обязанностей, согласно которому нужно было лишь выполнять все требования босса и таскаться за ним повсюду, куда бы он ни направился. Против последнего я совершенно не возражала, даже напротив – была бы только рада подобному развитию событий, ибо работа, включающая в себя командировки – это с моей страстью к путешествиям настоящий подарок. Только немного озадачивало само название вакансии – «сопровождающая для руководителя», порождая в голове невольный вопрос о том, не имеет ли потенциальный босс инвалидность и чем данный факт мне грозит. Впрочем, представив, что все так и есть, я рассудила, что худшее, что мне светит в этом случае – это крики и приступы дурного настроения. А такие мелочи за обозначенную крупную сумму вполне себе можно стерпеть.

В общем, недолго думая, я откликнулась на эту вакансию, отослав, как то требовалось, свое резюме и фотографию в полный рост. И, честно говоря, не особо надеялась, что меня позовут хотя бы даже на собеседование, а потому немало удивилась, когда раздался звонок и приятный женский голос сказал, что завтра в одиннадцать утра меня будут ждать в офисе, адрес которого мне пришлют на почту, если я не передумала.

Передумала? Как бы не так! За ту неделю, что я провела в поисках нового места, мне стало окончательно ясно, что все вакансии, на которые я могла претендовать – это в лучшем случае шило на мыло относительно моей прежней работы – и по зарплате, и по тьме обязанностей, которые за эти тридцать тысяч – смешная сумма для мегаполиса – на меня намерены были навесить и то при условии, что я окажусь достаточно хороша в плане опыта и навыков. В общем, подвернувшийся вариант оказался просто манной небесной и я твердо сказала себе, что упускать его никак нельзя. Потому что квартира, снимаемая в аренду, сама себя не оплатит, да и кот с громким именем Принц и соответствующим характером, сам себя не накормит. Последний прискорбный факт порой заставлял меня жалеть о том, что все мыши в доме – старой хрущевке в не самом престижном районе – уже перевелись, замученные Принцем до смерти. А ведь как было хорошо – и коту еда и развлечение, и мне меньше забот.

Впрочем, теперь я надеялась, что Принцу больше не придется от тоски и одиночества гонять по дому не только мышей, но и все, что попадет под лапу. Потому что хотелось верить – с новой работой моя жизнь наконец станет именно жизнью, а не тем серым существованием, в которое она в последнее время безнадежно скатилась.

В день собеседования все пошло наперекосяк с самого утра. Будильник на телефоне не прозвенел и я, проснувшись от неясной тревоги, обнаружила, что на то, чтобы добраться до места назначения, у меня имеется всего лишь час времени. А значит, долго возиться, чтобы соорудить приличные причёску и макияж, мне не доведётся.

Подскочив в постели так, что Принц с недовольным мяуканьем свалился на пол, я рванула в ванную, где обнаружила, что именно сегодня тот самый прекрасный день, когда в моем районе отключают горячую воду. Но делать нечего – стуча зубами пришлось принять крайне бодрящий душ и, нехитро накрасившись, спешно одеваться. Идею поразить будущего руководителя красотой ног я была вынуждена отбросить, когда единственные целые колготки порвались, пока я пыталась натянуть их с нечеловеческой скоростью. А значит, у меня не оставалось иного выбора, кроме как идти в джинсах, которые я не слишком жаловала, считая, что в них моя задница предстает не в самом лучшем виде. Но, в конце концов, мне предстояло просто сидеть на ней, а не вертеть ею под носом у босса, так что, вероятно, неприятность эту мы переживем, как о том вещал кот Леопольд в старой детской песенке.

Вскоре, правда, оказалось, что неприятности на всем перечисленном ещё не закончились. А посему, вдобавок ко всему прочему, меня сначала облила водой из лужи машина, затем оттоптали в переполненном метро ноги и в довершение этого – я умудрилась сломать несколько ногтей, что все вместе ставило выполнение требования «приятная внешность» под немалую угрозу. Одним словом, сегодня, по всем параметрам, был не «день Лизы» и если бы я была фаталисткой – уже вернулась бы домой и спряталась под одеяло, решив переждать эту не вовремя подкравшуюся черную полосу в четырех стенах, но мой истощившийся банковский счёт ясно говорил мне, что я по-прежнему непотопляемая оптимистка и никак иначе.

Офис, назначенный мне местом встречи, находился на тридцать первом этаже огромного, уходящего далеко ввысь небоскреба, расположившегося в центре города. Поднимаясь на стеклянном лифте, из которого открывался вид на город и мелькающих внизу людей, я невольно повела плечами, как от внезапно напавшего озноба. «Лети-и-и, Лиза» – пропела у меня в голове Ёлка и я резко отвернулась к дверям, не желая и дальше представлять, каково это – упасть с такой высоты. Не то, чтобы у меня была акрофобия, но ощущала я себя здесь как-то странно, точно перышко на ветру – беззащитное и невесомое в масштабах бесконечного небесного пространства.

Когда лифт остановился и дверцы распахнулись, выпуская меня на свободу, я отыскала глазами табличку с названием нужной фирмы – «Омега», и только теперь поняла, что даже не поинтересовалась, чем вообще занимается эта контора. Хотя это, наверное, было не так уж и важно для меня, ибо предлагаемая должность согласно описанию никаких профессиональных навыков не требовала, ну а я в любом случае готова была на все, чтобы ее получить.

Оправив короткий приталенный пиджачок – этакая попытка придать хоть какой-то деловой лоск своему облику на фоне фривольных джинсов – я сделала глубокий вдох и, пригладив кое-как волосы, которые так и не успела уложить в прическу, направилась к заветной двери. Уже коснувшись ручки, немного помедлила, задаваясь вопросом, стоит ли постучать или можно войти без предупреждения? Рассудив, что, в конце концов, вряд ли за дверью находится сам босс, к которому я рискую вломиться столь бесцеремонно, все же вошла в офис без предварительного стука.

Навстречу мне из-за стоящего прямо у входа стола поднялась блондинка – судя по всему, секретарша. И, как можно было сделать вывод из впечатляюще гламурной внешности, сидела она здесь не только для украшения приемной, но и чтобы босс ее периодически потрахивал. И зачем только ему ещё какая-то сопровождающая?

Пока я задавалась этим вопросом, блондинка, предварительно оглядев меня с головы до пят столь пристально, что захотелось попятиться, протянула мне руку и сказала:

– Вы, должно быть, Елизавета Шварц. Мы вас ждали, садитесь, – кивнула она на стул перед собой и я, робко сжав ее ладонь в ответном приветствии, присела на указанное место. Руки при этом инстинктивно сложила на коленях так, чтобы не было видно отсутствия маникюра и сломанных ногтей.

– Меня зовут Мила, – представилась, тем временем, секретарша. – Я проведу с вами предварительное собеседование.

Я кивнула, думая только о том, достаточно ли прилично выгляжу и не заметила ли эта Мила моих непрезентабельных ногтей и оттоптанных в метро туфель.

– Итак, вы недавно уволились и находитесь теперь в поисках работы, верно?

– Верно, – подтвердила я и снова кивнула.
<< 1 2 3 4 5 6 ... 8 >>