<< 1 2 3 4 5 6 ... 29 >>

Сергей Вацлавович Малицкий
Отсчет теней

– Все, – угрюмо повторил Пускис. – Если нужно захватить пленника, ловцы идут вперед и набрасывают сеть. Что это за маг, который один может остановить целое войско? К чему эти обряды? Или колдуны ари боятся, что жертвы укроются в сухой траве?

– Почему же – в сухой? – не понял Хамм, вновь приложил руку к глазам и вдруг заорал, призывая вармика: – Хозяин! Трава на холме побелела! Да и под ногами у нас. Белая, как поздней осенью!

Вармик, строго оглядывавший ряды мечников, резко развернул коня, и в это мгновение барабаны смолкли. С немым ужасом Пускис смотрел на застывшие легионы, на замерших с раскинутыми руками ари, на высокий могильный холм, отчего-то вдруг ставший серым. Внезапно одна из фигур на холме взмахнула руками – и сухая трава вспыхнула!

– Демон со мной! – вскричал Клебех. – Девка же сгорит!

– Горожанин! – пробормотал Хамм. – Не старик колдовал. Горожанин. Совсем молодой парень.

– Держать строй! – требовательно крикнул вармик. – Трава притоптана, на нас огонь не пойдет! – И неуверенно добавил: – Может, это наши наколдовали?

– Ага! – разочарованно плюнул Клебех. – Чтобы взять их не только живыми, но и поджаренными? Что там, Хамм? Не вижу ничего за пламенем!

– А я тебе что, колдун, сквозь пламя смотреть? – возмутился Хамм.

– Строй! – донесся яростный вопль ардана.

Пламя начало отступать вверх по склону, оставляя за собой выгоревшую землю. Ловцы растянули сети и, сопровождаемые лучниками, медленно двинулись вперед. И в это мгновение звериный вой раздался по левую руку. Пускис повернул голову и остолбенел. Сломав строй, обезумев, как лесные звери, оказавшиеся в огненной ловушке, архи рванулись в сторону леса, сминая арды и оставляя позади множество трупов.

– Спаси нас Эл! – дрожащим голосом прошептал Хамм. – Архи взбесились!..

Часть первая

МЕРУ-ЛИА

Глава 1

ЛЕВЫЙ БЕРЕГ

Где-то внизу поскрипывала деревянная ось. Саш шевельнул рукой, почувствовал слабость, пронзившую тело, открыл глаза. Над головой покачивалось глубокое небо с обрывками облаков. Вдалеке кудрявились раскидистые деревья. Рядом с телегой шел Тиир и довольно улыбался.

– Где остальные? – спросил Саш на валли. – Все живы?

– Все, – раздался добродушный смешок Леганда.

Саш приподнялся на локтях. За телегой шагали Ангес и Линга. Удерживая в руках повод, лошадь понукал Леганд. Мешки, доспехи Тиира и оружие спутников тоже были частью груза скрипучего двухколесного сооружения.

– Я встану! – смутился Саш, но почувствовал головокружение и вновь откинулся на спину.

– Все правильно! – расплылся в улыбке Ангес. – Травник так и сказал, дайте парню вот этот отвар. Выспится, а когда проснется, еще день бежать не сможет. Пусть отдыхает, а то на него обуви не напасешься! Эх, надо было выторговать у шаи, что спасли нас, одну лодку. Хоть часть дороги бы прошли по воде!

– Где Хейграст, Лукус, Дан? – досадуя на собственную слабость, спросил Саш. – Где пес?

– У них теперь другая дорога, – прищурился Леганд. – И скоро ли она сойдется с нашей – неизвестно. Ясно только, что, куда бы мы ни шли, наши пути ведут к одной цели.

– Леганд! – скривился Ангес. – За долгие годы службы в храме Эла мне так надоели торжественные песнопения, что каждое простое слово я готов ценить на вес золота! Нет бы ответить парню, что его друзья живы и здоровы, но срочная необходимость заставила их отбыть в Эйд-Мер. И добавить, что подробнее все расскажешь, когда этот толстый священник уснет или отойдет в сторону.

– Не знаю, как насчет песнопений, а краткостью ты и сам не страдаешь, – заметил Леганд, ловко наклоняясь за блеснувшей в траве красной ягодой. – Всему свое время. И особых секретов от тебя, Ангес, у меня тоже пока нет. И уж совсем точно все, что ты уже слышал, я говорил, зная про твой тонкий слух.

– Ну вот, – раздраженно сплюнул Ангес. – Буду затыкать уши. Но уж если на то пошло, я сам расскажу. Короче, было так. Мы стояли на вершине холма и смотрели вниз. А на равнине выстроились, как посчитал Хейграст, не менее шести лиг головорезов Слиммита – нари, ари и стадо голодных архов в придачу. Нари били в барабаны, ари колдовали и вообще собирались убить нас или еще чего хуже.

– Что – хуже? – не понял Леганд.

– Эх! – махнул рукой Ангес. – Жил бы ты, мудрец, в пределах Империи да ненароком перебежал дорогу какому-нибудь вельможе, сразу бы понял, что есть очень много разного, что гораздо хуже смерти! Но не будем отвлекаться. К холму, значит, подплывали шаи, за которых тебе, Саш, отдельная благодарность, а мы стояли и не знали, как вежливо покинуть наш бугорок, чтобы зрители внизу ничего не поняли.

– Это я помню, – кивнул Саш. – Что было потом?

– Потом? – наморщил лоб священник. – Честно говоря, я уж начал про себя похоронную службу бормотать. Тем более что большая часть нари барабаны за спины закинула, да и сети радды расправили.

– Похоронную службу? – удивился Леганд. – А не ты ли шуточки отпускал, что многовато рыбаков на восемь рыбешек?

– Если я шуточки отпускаю, значит, совсем дела плохи. – С неожиданной резвостью Ангес кинулся за усыпанным ягодой кустиком и с поклоном протянул его Линге. – Когда шутить начинаю, это я так с испугом собственным борюсь. Но, признаюсь, еще больше я испугался, когда ты, Саш, спускаться велел. И не того, что стрела в спину воткнется, а того, что увидел, когда оглянулся через пару дюжин шагов. Восемь элбанов как стояли на вершине, так и остались! И в то же время семеро с холма спускались! А когда я сам себя разглядел, у меня волосы зашевелились!

– Да уж, – кивнул Леганд. – Просто столбняк охватил служителя храма! Хейграст даже подтолкнул его слегка.

– Примета плохая, – нахмурился Ангес. – Самого себя увидеть. Это к смерти. Зря я оглянулся. Что за колдовство ты вершил?

– Не спрашивай, Ангес, – прошептал Саш. Воспоминания нахлынули на него, тошнота поднялась к горлу, испарина выступила на лбу. – Если бы я понимал, что делаю… Как я спасся?

– Пес, – неожиданно вмешалась Линга. – Мы уже сели в лодки, когда пламя охватило склоны холма. Аенор заскулил и побежал в огонь. Он вытащил тебя.

– Значит, пес, – задумался Саш, оглядываясь.

– Другое мне непонятно, – словно сам себе пробормотал Леганд. – Почему радды сразу не поднялись на холм? Почему ждали, когда мы вернемся?

Никто не ответил старику. Приземистая лошадка бодро тянула за собой рассохшуюся телегу по плотно укатанному проселку. Пологие холмы чередовались с лужайками, в урочищах зеленели деревья и кустарники. Бабочки и стрекозы сновали над цветущим разнотравьем, невидимые птицы щебетали над головой. Пик Меру-Лиа сиял впереди. Ангес вполголоса переводил разговор Тииру, щедро сдабривая пересказ собственными шутками.

– Скоро полдень? – обратил лицо к небу Саш. – Где взяли лошадь с телегой?

– Подобрали в разоренной деревне, – помрачнел Леганд. – Беда пришла на землю Салмии. Жители снимаются с насиженных мест и уходят к югу. Торопятся. Лошадь старая, да и телегу пришлось подправить, но обычно салмы даже такое добро не бросают. За три дня мы не встретили ни одного из них.

– За три дня?! – поразился Саш.

– А ты как думал? Лучше бы вообще никого не встречать, но… – похлопал себя по животу священник, – трактир бы нам не помешал.

– Согласен, – окинул взглядом горизонт старик. – Но большие селения лучше миновать. Опасность всюду. Думаю, пока мы легко отделались, но вряд ли враг оставит нас в покое надолго. Хейграст, Лукус и Дан с псом пошли вдоль Силаулиса на юг к ближайшему поселку, а наш путь – на северо-восток, к Верхним порогам. Там переправимся через Крильдис. Сейчас он по левую руку, в паре дюжин ли. Затем по краю Холодной степи на север, до ущелья Шеганов. Дорога не будет легкой. Надо бы разжиться лошадьми. Ничего. В первой же пограничной салмской крепости перекусим и отдохнем.

– Сомневаюсь, что салмы прячутся в крепостях! – зло усмехнулся, поеживаясь от налетевшего холодного ветерка, Ангес. – Да и не так легко будет добраться до пограничных крепостей. Чем дальше к северу, тем больше вероятность встретить раддов!

– Именно об этом я и думаю, – оборвал священника старик. – Саш! Способен ли ты чувствовать опасность?

– Опасность? – Саш поймал тревожный взгляд Леганда, с усилием приподнялся и сел. Голова закружилась, и он оперся на руку. – Нет. Я ничего не чувствую. Какая-то пустота внутри… Значит, я лежу в этой телеге уже три дня? Кажется, бессознательное путешествие начинает входить в привычку…

– Слышишь? – натянул повод Леганд, внимательно посмотрел Сашу в лицо. – Там были очень сильные колдуны ари. Одного я узнал точно. Раддами командовал Тохх, верховный жрец высшего круга Адии. Ее правитель. Там же были барабанщики-нари. Никогда прежде нари не стояли в одних рядах с раддами. Похоже, что Адия, Лигия и Аддрадд вместе ухватились за рукоять окровавленного топора. Тохх – страшный элбан. Мне говорили, что он может убить смертного, только поймав взгляд. Не его ли магия свалила тебя с ног?

– Не знаю, – растерянно оглянулся Саш.

В мгновение он отчетливо понял, что теперь неизмеримо более слаб и уязвим, чем тогда, когда покинул тропу Арбана и пришел в себя в окружении Лукуса, Хейграста, Дана.

<< 1 2 3 4 5 6 ... 29 >>