Сергей Малицкий
Миссия для чужеземца

Вернувшийся мастер протянул Хейграсту метательный топорик, взял кольчугу и пристроил ее на деревянный щит. Хейграст отошел в противоположный угол и неожиданно метнул свое оружие. Разрубив несколько колец, топорик прочно вошел в деревянное основание.

– Мой металл лучше, – просиял Хейграст. – Но тем не менее даже варм воинов в таких кольчугах – это очень серьезная опасность. А вот как выдержит такой же удар моя кольчуга.

Вадлин рывком вытащил из дерева топорик и вновь подал Хейграсту. Тот метнул его еще с большим усилием, но топорик со звоном ударился о поверхность длинной кольчуги очень мелкого плетения и отскочил на пол.

– Вот! – довольно заметил Хейграст. – Не скажу, что мои доспехи выдержат любое оружие, но уберегут от большинства ударов.

– Ну от сломанных ребер ни одна кольчуга не спасет, – нахмурился Лукус.

– Можешь говорить что хочешь, но доспехи придется выбрать всем. – Хейграст упрямо мотнул головой. – Это тебе не прогулка по мирным белужским землям. Мы с тобой заходили в Дару в лучшем случае на день пути, и то нам приходилось несладко. А сейчас речь идет о двух-трех неделях.[26]26
  Неделя в Эл-Лиа – 6 дней.


[Закрыть]
А деррские леса? Мне совсем не улыбается гибель от случайной стрелы.

– От случайной стрелы не спасет никакая кольчуга, – пробурчал Лукус. – Да и не могу никак припомнить, о каких мирных белужских землях ты говоришь?

– И все-таки, – Хейграст придирчиво оглядел Лукуса и Сашку, – именно я буду командовать отрядом из трех элбанов, отправляющихся в нелегкий путь. Поэтому спорить со мной не стоит. Это касается в том числе и своенравных белу. Не забывай, друг, что по законам твоего племени старший достоин уважения.

– Достоин, – согласился Лукус. – Но не думай, дорогой Хейграст, что мое уважение к тебе основывается только на том, что ты сумел родиться на полгода раньше меня.

– Хорошо, – улыбнулся Хейграст. – Только из уважения к твоим воинским принципам я согласен, чтобы ты не выбирал себе кольчугу, а оделся как всегда.

Лукус что-то пробормотал в ответ, отошел к окну и снял с крючка кожаный жилет с вшитыми металлическими пластинами.

– Беда с этими белу. – Хейграст осторожно шевельнул пальцем беспокоящий клык. – Почему-то они считают, что могут уклониться от любой стрелы и вынырнуть из-под любого клинка. Эй! Не забудь шлем и пояс!

Лукус, не обращая внимания на советы, разложил жилет на столе и стал проверять крепление пластин.

– Теперь ты. – Хейграст окинул взглядом фигуру Сашки и нахмурился. – Насколько я понял, с оружием тебе сталкиваться не приходилось. Значит, по мере сил тебя придется еще и поднатаскать. Хотя бы для того, чтобы отмахнуться от разбойника, который захочет где-нибудь в темноте засадить клинок в твою спину. А уж если я начну натаскивать, то пощады не жди. Что это значит?

– Не знаю, – пожал плечами Сашка.

– Это значит, что кольчужку тебе надо на вырост, – объяснил Хейграст. – А ну-ка, Вадлин, неси-ка сюда ту чудесную штучку, которой я занимался в начале недели.

Вадлин покопался на полке и выудил сверток. Хейграст развернул его, и на стол легла абсолютно черная и тонкая куртка с капюшоном.

– Это кольчуга? – удивился Сашка.

– Еще бы! – Хейграст хмыкнул. – Жаль, не на мои плечи, а Хранду еще рановато, да и не хочу я своему сыну такой судьбы – прыгать под стрелами. Из него мастер получится лучше меня, он кузнец от природы! Я думаю, что это кольчуга работы древних ари. Плетение тонкое, сплав необычный. Так и не удалось выяснить, что это за металл. Такие сейчас уже не делают. Купец, у которого я купил ее, вероятно, думал, что это баловство. Ни тебе драгоценных камней, ни пояса. Застегивается впереди, как обычная куртка, цвет черный. Я вначале подумал, что это особая ткань. Так она и не горит, и цвет не меняет! Недорого с меня купец за нее взял. Видно, не очень он в этом разбирался. Но на самом деле работа изумительная. Металл легкий, тонкий, но очень прочный. Полетали мои топорики и по этой курточке. Прочнее она моей одежки, много прочнее, но и намного тоньше! Правда, магии в ней никакой нет, но, если лет ей лига или больше, какая уж там магия!

– Не скажи, – отозвался Лукус. – Для настоящей магии лига лет ничего не значит, вспомни про Мертвые Земли.

– Помню, помню, – бросил Хейграст. – Но эту кольчугу Вик смотрел. Ничего не обнаружил. Сказал, что очень хорошая работа, и все. Саш, ты, говоришь, очень чувствительный, вот заодно и проверим вещь. Кстати, когда я возился с ней, чувствовал себя не кузнецом, а портным. Даже подумал: может, не выкована она, а соткана? Ну ладно. Теперь оружие.

– Спасибо, не нуждаюсь, – сказал Лукус.

– Успокойся, – засмеялся Хейграст. – Никто не заставляет тебя изменять привычкам. Да и твой маленький клинок очень неплох. Речь идет о Саше.

– Пусть сам выберет, – неожиданно сказал Вадлин.

– Сам? – удивился Хейграст. – Ты имеешь в виду обычай ари?

– Он не воин, – усомнился Лукус.

– Однако он здесь, – крякнул Вадлин, – значит, как минимум он хороший путник.

– Путник, да, но… – Лукус задумался.

– Понимаешь, – Хейграст взъерошил щетину на затылке, – воин сам выбирает себе оружие. Именно то, что просится ему в руку. Скажем, он старается услышать голос.

– Услышать? – удивился Сашка. – Это же железо!

– Не только. – Хейграст покачал головой.

– Пусть выбирает, – неожиданно согласился Лукус. – Что мы теряем? Допустить его до рукопашной – значит не дойти с ним до Мерсилванда. Так что, кинжал ли у него будет за поясом или двуручник в мой рост за спиной, для нас это не имеет значения.

– Хотел бы я, чтобы ему не пришлось махать мечом. – Хейграст нахмурился. – Да и не поднимет он двуручник.

– Как выбирать? – спросил Сашка.

– Закрой глаза, – посоветовал Вадлин. – А я проведу тебя вдоль полок.

– Необязательно… – Хейграст хотел сказать еще что-то, но махнул рукой.

– Не спеши, Саш, – серьезно сказал Лукус. – Воин готовится к такому выбору долгие годы. Я надеюсь только на твои способности. И помни: этот выбор может оказаться одним из самых важных.

Сашка кивнул, окинул быстрым взглядом полки, на которых висели и лежали мечи, топоры, копья, луки.

– А что, если я выберу меч, а он окажется твой или Лукуса? – спросил Сашка Хейграста.

– Невозможно, – ответил тот. – Пойми, не ты выбираешь, тебя выбирают. Мой меч уже сделал свой выбор.

– А свой я тебе все равно не отдам, – заявил под смех Хейграста и Вадлина Лукус. – Даже если ему и захочется.

– Хорошо, – сказал Сашка и, отстранив руку Вадлина, сделал шаг вперед.

Он постарался сосредоточиться. С закрытыми глазами оружейная представилась ему огромной пещерой, которой она, в сущности, и была. Пещерой, наполненной искрами и цветными линиями. Внезапно он понял, что оружейная не вырублена в скале Хейграстом или его предками. Она старше. Водяной поток проточил камень, опустился вниз и пробился наружу над беседкой для умывания. Светящейся голубой линией он жил под полом зала в теле скалы.

Почти все предметы в оружейной издавали свет той или иной яркости. Зеленоватыми линиями защиты искрилась кольчуга Хейграста, неожиданно отсвечивал красным жилет Лукуса. Некоторые доспехи словно гудели негромко, но это не было зовом. Неожиданно Сашка понял, что та кольчуга, которую дал ему Хейграст, выделяется темным пятном. Она не излучала ничего, но именно ее чернота внушала уверенность и спокойствие. Она готова была спрятать в себя! А кольчуга врага была словно вымазана в грязи. Она несла в себе отпечаток зла.

– Ну? – спросил Хейграст, когда Сашка открыл глаза.

– Я знаю, что за древнюю кольчугу ты хочешь отдать мне, нари. Она прячет в себя: думаю, что любой магический предмет, укрытый ею, станет неразличимым.

– Эл с нами, – открыл рот Хейграст. – Ты ничего не путаешь?

– Нет, – покачал головой Сашка. – Смотри, ты положил ее на кирасу. Здесь и здесь заклепки светятся синим. Что это?

– Я не вижу свечения, но они заговорены от усталости, – объяснил Хейграст. – Заклепок таких двенадцать. Как и любой заговор, они не прибавляют бодрости путнику или воину, но, если в пути местность заколдована на изнеможение, могут и выручить.

– Так вот, – продолжил Сашка. – Те заклепки, которые оказались под кольчугой, не видны. Под ней ничего не видно. А я, мне кажется, вижу здесь все. Я даже могу сказать, что эта пещера – бывшее русло ручья и он сейчас заключен в пол. Вот здесь, здесь и здесь. А здесь он делает поворот к беседке. А за моей спиной за этими стеллажами есть замаскированный проход. Очевидно, пещера уходит в глубь скалы.

– Про это как раз никому говорить и не надо! – заметил Хейграст.

– Ты понимаешь, что это значит? – спросил Лукус нари.

– Только одно. Это мантия, – ответил Хейграст. – Мантия демона или мага. Мантия, скрывающая его от взора стража границ. Не думал, что такое возможно. Точнее, не думал, что такая вещь окажется у меня в кладовой.

– Если ты не ошибаешься, – объяснил Лукус Сашке, – то это древнее одеяние мага, которое позволяет ему оставаться незамеченным. То есть казаться простым элбаном.

– Если это мантия, – добавил Хейграст, – то как оружейник и торговец сообщаю: она стоит больше, чем вся моя оружейная!

– Ты скромничаешь, – покачал головой Лукус. – Она стоит больше, чем вся улица оружейников.

– Так что же? – растерялся Сашка. – Кажется, я не должен принимать ее?

– Напротив, – пожал плечами Хейграст, – разве ты не видишь, что я набиваю цену подарку? Только не забудь сбросить ее, когда отправишься домой!

– Сброшу, – искренне сказал Сашка. – Жаль, но я действительно не могу оценить этот дар. Я даже не знаю, что такое страж границ. Не слишком ли дорог подарок?

– Стража границ больше нет, – грустно усмехнулся Хейграст. – Границ больше нет. В какой-то степени теперь мы стражи границ, но тебе это пока ничего не скажет. Заал говорил, что граница проходит там, где ты встречаешь врага. Если ты не собираешься становиться воином, хорошая кольчуга – главное, что тебе нужно. Но ты не выбрал оружие. Может быть, дать тебе совет?

– Меч, топор, лук? – спросил Вадлин.

– Подождите. – Сашка нахмурился, решительно направился в дальний угол и начал копаться в горе железа.

– Саш! – Хейграст щелкнул пальцами. – Это даже и не старье! Это в переплавку! Хлам!

– Тем более! После такой дорогой одежки надо и совесть иметь! – ответил Сашка, отбрасывая в сторону сломанный топор, обрывки ржавой кольчуги и вытаскивая что-то рыжее и продолговатое. – Вот это!

– Он тебя позвал? – удивился Хейграст. – Я взял его на вес у того же купца вместе с кольчугой! Посмотри! Меч настолько проржавел, что я не смог вытащить клинок! Только… Зачем же я засунул его в самый низ кучи? От кого я его прятал?

– Подожди. – Лукус поморщился, взял из рук Сашки старый меч, спекшийся навечно с ножнами, и взвесил его в руке. – Что-то легкий. Размеры приличные, но балансировка необычная. Хотя он в ножнах… Так, может, там и лезвия внутри нет? А почему рыжий? Ты что, в масле кипятил его?

– Я выбрасываю древние вещи только в крайнем случае. – Хейграст поднял ладонь. – Сначала испробую все способы их оживить и уж только тогда… Посмотри, ножны дешевые, нет ни рисунка, ни знаков. Гладкий металл. Рукоятка – то же самое. Только насечка для ладони и ушко для кисти или платка. Хранд даже хотел ножны разбить, но с оружием так нельзя, ты же знаешь.

– Но это не ржавчина. – Лукус покачал головой. – Это затвердевшее масло. И не то, в котором ты его кипятил. От твоего только рыжий цвет. Это не похоронное масло, Хейграст? Кольчуга тоже была вымазана в нем?

– О чем ты? – Хейграст махнул рукой. – Какое похоронное масло? Я, по-твоему, слеп? Это ж хлам! Может быть, этот меч в сырости несколько лет пролежал, он, кстати, именно в эту мантию, кольчугу – или что это там? – и был завернут!

– Мне кажется, что твой купец грабит могильники, – задумчиво сказал Лукус. – Как его зовут?

– Бикс из Кадиша его зовут, – ответил Хейграст. – Непохож он был на могильщика. И на скупщика краденого тоже. Те знают цену древним вещам.

– Тебе приходилось встречаться с ним раньше? – поинтересовался Лукус.

– Нет. – Хейграст сдвинул брови. – Да и какая разница? Предприимчивому торговцу в руки попали старые доспехи и оружие. Он ищет возможность выгодно их продать. Стражник на воротах сказал ему, что один нари на улице кузнецов покупает старое оружие. Вот и все. Кроме кольчуги я купил у него три неплохих ангских топора, которые уже продал с прибылью, и этот меч. Но он и кольчуга мне почти ничего не стоили. Я не стал бы покупать ржавчину, но купцу надо было избавиться от всей партии.

– И ты, конечно, узнал у него имя того стражника? – спросил Лукус. – Оган сказал, что за последнюю неделю в город пришел только один купец, который вез соль. И это было вчера.

– Да! – подтвердил Хейграст. – Он сослался на Омхана, а Омхана я знаю достаточно хорошо. Отбрось подозрения. Я же не переплатил! К тому же этот Бикс мог приехать в город раньше. В любом случае, если бы он не пришел ко мне, кольчуга досталась бы какому-нибудь проходимцу!

– Спасибо, Хейграст, – усмехнулся Сашка.

– Леганд учил, что со старыми вещами нужно обращаться осторожно! А еще более осторожно относиться к непрошеным подаркам и необъяснимому везению, потому что за все рано или поздно приходится платить! – повысил голос Лукус и внимательно посмотрел на Сашку. – Эти вещи из одной партии и из одних рук. Что ты почувствовал?

– Я даже не знаю… – Сашка задумался. – Практически ничего. Большинство вещей здесь… светятся, что ли. А этот… Просто из той кучи потянуло какой-то печалью. Словно кто-то хочет тепла.

– Ну так и согревай его, – согласился Хейграст. – Может, оно и к лучшему. В любом случае в схватке ты нам не помощник.

– Сейчас мы идем к Вику Скиндлу. – Лукус свернул жилет. – Потом сразу к Балу за продуктами. Вадлин здесь все приготовит без нас. Надень, Саш, кольчугу, вряд ли кто отличит ее от обычной матерчатой куртки. И возьми с собой меч. Все-таки Вик Скиндл знает толк в магии вещей, в этом он лучший в городе. Пусть взглянет.

– Нет никого осторожнее белу, – усмехнулся Хейграст. – Надеюсь, мне не придется платить ему слишком много за осмотр рухляди. Ну ладно, все?

– Нет, – остановил его Сашка и показал на доспехи врага. – Вот.

– Что, – переспросил его Хейграст.

– Я бы убрал из оружейной эту кольчугу – она пропитана злом и… – Сашка запнулся, – когда я проходил мимо, мне показалось, что ножны меча стали на мгновение горячими.

Глава 10
ВИК СКИНДЛ

Башня колдуна возвышалась над соседними строениями на целый этаж. Сложенная из грубо обработанных каменных блоков, она выглядела так, словно стояла в долине до того, как трудолюбивые ари возвели здесь город, и будет стоять, когда Эйд-Мер обратится в пыль. Тем нелепее выглядела крошечная терраса у основания башни. За мутным стеклом томился очередной клиент авторитетного мага Вика Скиндла. Ниже по улице стояла приземистая серая башня с металлическими решетками на окнах-бойницах, которая, как объяснил Хейграст, принадлежала одному из городских менял. Выше располагался дом книжника, устроенный то ли в каменном пристрое, то ли в куске крепостной стены. Он выделялся особенной ветхостью. Через доведенное до немыслимой прозрачности стекло выглядывали книги и свитки. Хейграст поймал жадный взгляд Сашки, обращенный на корешки, посмотрел на маячивший на террасе силуэт элбана и решительно завернул в книжную лавку.

– Тепла в твоем доме, Ноб! – поприветствовал он поднявшегося из глубокого кресла старика. – Как торговля? Много ли горожан решили приобщиться к источникам мудрости на этой неделе?

– Негасимого огня в твоем горне, Хейграст, – проскрипел старик в ответ, натягивая на плечи теплое одеяло. – Чтение – это дело для дней мира. Но, хвала Элу, когда беда подходит к порогу, элбаны вспоминают о далеких родных и собираются наконец отправить им весточки о себе. Так что пока я в основном торгую бумагой для писем. Этот юноша и белу с тобой, Хейграст?

– Да, Ноб, – ответил нари.

Сашка и Лукус, как требовали правила учтивости, соединили тыльными сторонами ладони и склонили головы перед стариком.

– Чем старый Ноб может помочь такой странной компании? – спросил старик. – Даже в Эйд-Мере редко бродят вместе нари, белу и… человек? Хейграст, глаза мои видят уже не так хорошо. Это человек или ари?

– Смею надеяться, что я человек, – откликнулся Сашка.

– Акцент твой, чужеземец, мне неизвестен. Но любой элбан, вошедший в мою лавку вместе с Хейграстом, заслуживает безусловного доверия.

– Его зовут Саш, – пояснил Хейграст. – Мы идем к Вику Скиндлу, но мой друг так жадно смотрел на книги, выставленные в твоем окне, Ноб, что я решил завернуть сюда.

– И что же интересует тебя, Саш? – спросил старик. – На каком языке ты читаешь? В основном мои книги на ари, но есть несколько образцов на языках нари, белу, есть даже металлические таблички банги и деревянные дощечки и кора шаи.

– Я действительно чужеземец, – ответил Сашка. – Язык ари только учу. Могу читать на валли.

– Хотел бы я побывать в стране, где все еще говорят на валли, – задумчиво проговорил старик. – Нет ничего прекраснее этого древнего языка. Но у меня нет книг на валли. Они дороги. Да если бы и были – кто бы смог их прочесть? Во всем городе на валли лишь надпись на воротах твоего друга Хейграста, да и то, насколько я знаю, не он ее автор. Теперь на валли говорят только мудрецы народа ари. Язык сохраняется ими, чтобы простые элбаны не узнали их тайн. Но ари давно не приходят в Эйд-Мер.

– Я читаю на валли, – сказал Сашка, – но в моих землях не говорят на этом языке. Просто у меня была книга на валли. К сожалению, она попала в руки… врага. И сгорела, когда он… стал читать ее.

– Сгорела? – Ноб покачал головой. – Тогда это очень сильная магия. Если вы за этим идете к Вику, то вряд ли он поможет. Он заговаривает письма и документы, особенно те, которые не должны прочесть посторонние, но его заговоры неспособны отличить врага от друга. Заклинания сжигают послания, если вскрывать их без должного ритуала.

– Хороший способ устроить пожар в крепости неприятеля, – подал голос Лукус, – отправить туда заговоренное письмо.

– Вряд ли уважаемый Вик Скиндл занимается этим, – не согласился старик. – Да и какой элбан примет неизвестное письмо или любой предмет, не посоветовавшись с местным колдуном? Так чем же я могу помочь тебе, юноша? – вновь обратился старик к Сашке.

– Мне кажется, я мог бы восстановить свою книгу, – ответил тот. – Она – память об отце. Книга старинная, но ценность ее не в древности, а в содержании. Если найти тетрадь с чистыми страницами, я мог бы попробовать. Я знаю текст наизусть, но боюсь, что истинный его смысл ускользает от меня.

– Это очень важно! – оживился Хейграст. – Я бы истратил на это столько монет, сколько нужно. Включая стоимость принадлежностей для письма.

– Вот уж не думал, что можно запомнить наизусть целую книгу, – удивился Лукус.

– Это не сложнее, чем запомнить имена всех трав на равнине Уйкеас, – усмехнулся Сашка. – Я не мог говорить с отцом, поэтому читал книгу, которую он оставил.

– Как выглядела твоя книга? – спросил, нахмурившись, Ноб.

– Размером с две ладони, – показал Сашка. – Деревянная черная обложка с запахом остывающего ктара. Корешок из зеленой кожи в маленьких чешуйках с желтым зигзагом. Три дюжины желтоватых страниц. На них еще проглядывали еле различимые голубоватые линии.

– Ох! Похоже, что она действительно была очень древней! – заохал старик. – За этот экземпляр я бы отдал все, что есть в моей лавке. Может быть, это тебе ничего не скажет, но твоя книга из очень дальней страны. Судя по описанию, она сшита задолго до Большой зимы. Знай же: когда-то существовала прародина людей, удивительная страна Дье-Лиа! Теперь дороги туда забыты. Предания говорят, что страницы священных книг в Дье-Лиа изготавливались из крыльев летучих мышей. Их варили в свинцовых смесях, пока черный цвет они не меняли на белый. Но обложки книг Дье-Лиа изготавливались из металла, а ты рассказываешь о дереве и о корешке из кожи усыпляющей змеи. Подожди! Возможно, это древняя работа ари из священного Аса! Дух захватывает!

Старик возбужденно оглядел гостей и, вновь опустившись в кресло, продолжил дрожащим голосом:

– На книгах из Дье-Лиа был выжжен черный круг. На щитах их воинов – тоже. Страшные заклинания заполняли страницы. Вместе с людьми в Эл-Айран пришло зло. Но это было так давно… Так давно, что не только прекрасная Дара еще не стала Мертвыми Землями, но и не было твердыни Вард-Баст, и не было самого Ари-Гарда. Священный Ас сиял золотыми башнями под небом Эл-Лиа! Боги ходили еще по этой земле в то время!

– Откуда тебе известны столь древние страницы истории Эл-Айрана, Ноб? – удивился Хейграст.

– Книги – источник мудрости, – вздохнул старик. – О книгах я знаю все, а из книг знаю о многом. А вы слишком редко открываете их и слишком часто считаете сказками то, что изложено на древних страницах.

– Вряд ли моя книга была столь древней, – покачал головой Сашка. – Тем более ни черного круга, ни заклинаний я не помню. Только стихи и песни. Историю Эл-Лиа с того момента, как Эл узрел сотворенное им, и до падения Ари-Гарда.

– В таком случае твоей книге тем более нет цены! – торжественно произнес старик. – Где ты собираешься восстанавливать ее?

– Мы уходим из города, Ноб, – вмешался Хейграст. – Все, что я могу обещать Сашу, – это короткое время на привалах и по ночам, если обстоятельства позволят нам развести костер. Я бы настаивал отложить эти дела до возвращения, но в наше время ничего нельзя загадывать заранее.

– Да, – кивнул Ноб. – Опасной стала прекрасная равнина Уйкеас. Да и не пишутся книги у костра. Для письма нужна тишина и ясность мыслей. Но я помогу вам. Нари! Открой-ка вон тот шкаф и возьми сверток на верхней полке.

Хейграст послушно зашелестел тканью. Маленькая коробка предстала глазам спутников. Внутри нее оказалась книжечка в кожаной обложке размером с ладонь, бутылка с чернилами и серебряное перо.

– Такие наборы берут купцы из-за моря, – объяснил старик. – Они ведут в них записи расходов и прибыли. Или убытков, когда наступает тяжелое время. Страницы сделаны из тончайшей и прочнейшей ткани! Книжка кажется маленькой, но тебе она пойдет. Здесь варм страниц! Да-да! Посмотри! Это работа банги! Не только металлами и камнями они славны!

Сашка недоверчиво провел рукой по обложке, расстегнул застежку и открыл книгу. Ослепительно белым блеснули тончайшие страницы.

– Страницы не боятся сырости! – воскликнул Ноб. – Ткань, из которой сшита книжка, ткется женщинами банги из паутины ядовитых горных пауков. Чернила не смываются водой. Серебряное перо удобно в дороге, его не надо макать в чернильницу. Чернила заливаются внутрь сверху и закрываются маленькой пробочкой. И вот еще несколько листов бумаги, чтобы приноровиться к перу. Такой набор стоит пять золотых наров.

– Эл с тобой, Ноб! – Лицо Хейграста вытянулось. – Это же стоимость отличного меча! Месяц беспрерывной работы в кузнице!

– Разве я сказал, что продаю эту коробку?! – возмутился Ноб. – И все ты, оружейник, меряешь оружием. Если тексты, о которых говорит твой друг, подлинны, цена книги будет много выше! Я предлагаю мену!

– Что ты хочешь? – не понял Хейграст. – Я могу предложить отличный меч или доспехи, но зачем они тебе?

– Мне не нужны доспехи, – ответил старик. – И без меча я уж как-нибудь доживу года, отпущенные Элом. Я хочу сделать список с текстов, которые восстановит твой друг. Нет ничего хуже, чем знания и память, обращенные в пыль. Я дарю все это тебе, Хейграст, а ты обещаешь, что дашь законченную книгу для переписывания на две недели, как только вернешься в Эйд-Мер.

– Ну вот еще, – недовольно подал голос Лукус. – Теперь еще и книгу эту охранять.

– Я обещаю, Ноб, – сказал Хейграст и обернулся к обескураженному Сашке. – Забирай. И помни, я дал слово. Надеюсь, мне не придется заставлять тебя упражняться в письме, как я делаю с негодником Храндом?

– Нет, – заявил Лукус, оставаясь на улице. – Я не собираюсь ждать приема в будке. Белу нечего стыдиться. Я пришел к Вику не за любовными приворотами.

– Ты прекрасно знаешь, что Вик не занимается любовными приворотами, – укорил Хейграст белу и дернул за висящий из отверстия в двери шнур.

Где-то в глубине дома раздался мелодичный звон. Прошло довольно много времени, Сашка вопросительно посмотрел на Хейграста, но тот спокойно ответил:

– Дверь не откроется, пока не уйдет предыдущий посетитель. Выход из башни на противоположную улицу. Кто его знает, возможно, есть и еще какие выходы. Вик очень строг и бережлив по отношению к клиентам. И многим это нравится.

– Не понимаю, зачем ему прятать клиентов друг от друга, – подал голос с улицы Лукус. – Ведь официально разрешено заниматься только защитными заклинаниями!

– Вик, кроме всего прочего, еще и врачует! – повысил тон Хейграст. – А два выхода – это закон во врачебной практике!

– Врачевание тоже бывает разным! – огрызнулся Лукус.

– Лукусу не нравится, что у Скиндла служат белу, – объяснил Хейграст Сашке. – А дело всего лишь в том, что у Вика красавица жена и пять очаровательных дочек. Скорее всего, он просто хочет спокойно спать.

– Можно подумать, что белу какие-нибудь евнухи! – возмутился Лукус.

– Нет. Белу не евнухи, – улыбнулся Хейграст. – Представь, что у колдуна служат нари или шаи, и спроси себя, где твое раздражение.

Лукус надул губы, чтобы что-то ответить, но за дверью послышались шаги, и на пороге появился пожилой белу. Волосы его давно поседели, морщины избороздили лицо, но плавные линии бровей и глаз по-прежнему заканчивались аккуратными ноздрями маленького носа. Внимательно осмотрев спутников, он выпростал из-под темно-красной мантии руку и дал знак следовать за ним. За дверью начиналась длинная извивающаяся лестница, ведущая сразу на самый верх. Рассеянный свет падал на ступени из узких окон. Придерживая одной рукой болтающийся на поясе меч, а другой опираясь о стену, Сашка шел последним. Спутники поднялись на площадку, белу распахнул еще одни двери, и они оказались в просторном зале.

После полутемной лестницы Сашка зажмурил глаза. Свет падал не только из громадных окон в стенах, но и сверху. В центре зала в деревянном резном кресле сидел полный, слегка обрюзгший человек в такой же красной мантии, как и встретивший клиентов белу. На скамеечке у его ног играла очаровательная девочка лет трех. Она смешно поправляла белое платье и, оттопыривая губу, нетерпеливо сдувала светлые локоны, падающие на глаза. Белу подошел к столику, расправил лист бумаги, обмакнул перо в чернильницу и замер в ожидании.

– Тепла в твоем доме, Вик, – громко сказал Хейграст, ступая на огромный мягкий ковер.

Сашка подошел ближе и вдруг понял, что поразило его в лице колдуна, который почти лежал в кресле, гладя ребенка по голове. В лучах Алателя купался слепец! Глазные впадины страшными рубцами покрывала серая кожа. Вик повернул незрячее лицо в сторону Хейграста и мягко произнес:

– Здравствуй, Хейграст. И ты, травник, здравствуй. Чем обязан? Все договоренности выполнены. Пять лошадей с упряжью отправлены к Балу под погрузку. Лошади здоровы. Северных кровей, подкованные, пригодные для путешествий по горам и льдам. Ни одна из них не моложе двух лет и не старше трех. Проводник до деррских земель будет ждать вас завтра с утра и до полудня на границе Дары у северной цитадели. Медальон для него я передал тебе, нари. Магический порошок для неупокоенных – тоже. Все ваши условия и направление похода сохранены в тайне. Что еще?

– Я не сомневаюсь в этом, Вик, – склонил голову Хейграст. – Но перед выходом в путь у меня появились некоторые вопросы. И мне нужна твоя помощь или совет.

– Ты помнишь, что я не занимаюсь благотворительностью? – скривил губы Вик. – Моя помощь или мой совет, что, впрочем, одно и то же, стоят денег. Леганд тоже не бесплатно приносит мне камни. После вчерашнего расчета я еще остался должен ему три золотых нара, но это все.

– Ведь ты не сомневаешься, Вик, что я имею право осуществлять все расчеты за Леганда? – удивился Хейграст. – Даже если мне придется истратить больше трех наров?

– Спрашивай, нари. Я отвечу, – кивнул Вик.

– Сколько нас вошло в твой кабинет?

– Двое. – Вик повернул лицо в сторону секретаря. – Или нет? Сколько их?

– Их трое, господин, – ответил белу.

– Кого ты привел ко мне, Хейграст?! – возвысил голос Вик, приподнимаясь и прикрывая ладонью девочку.

– Саш, сними кольчугу, – попросил Хейграст. – Не волнуйся, Вик. Это мой друг и всего лишь человек.

Сашка развязал пояс, расстегнул и снял с плеч кольчугу и протянул ее и меч Хейграсту.

– Подойди ко мне, Саш, – проговорил Вик.

Сашка пошел в сторону мага, но остановился в двух шагах. Девочка подняла голову, весело рассмеялась и протянула маленькую деревянную фигурку.

– И человек тоже… – пробормотал Вик. – Возьми, Саш. Моя младшая дочь не боится тебя. Значит, и мне не нужно опасаться. Возьми подарок. В нем нет наговоренной магии, есть только недоступный мне пока смысл. Возьми, Саш. Это дар чистого существа.

Сашка наклонился и осторожно принял из маленьких пальчиков деревянную фигурку. Тепло детских ладоней хранил человечек с крыльями.

– Ваш «всего лишь человек» не владеет магией маскировки. Саш не умеет скрывать силу. Он светится так, что я мог бы разглядеть его через варм локтей кирпичной стены! Это опасно! – мрачно усмехнулся Вик. – Как вы укрыли его, Хейграст?

– Вот, – дал магу в руки свернутую кольчугу Хейграст. – Я уже приносил ее.

– Я помню. – Вик сжал кольчугу в ладонях, потеребил пальцами. – Теперь я понял, что это. Да. Это очень сильная магия, но я не почувствовал ее. Правда, я был удивлен чистотой вещи. Когда магия разлита в воздухе даже в ничтожном количестве, все пропитывается ею. Да, Хейграст. Это мантия демона. Но не пытайся открыть ее секреты, она сделана не элбаном. Не знаю, как тебе удалось достать такую курточку, но в городе никто не сможет купить ее. И в долине Силаулиса никто не сможет купить ее. И в долине Ваны никто не сможет купить ее. Если только ты не поделишь ее цену на дюжину лиг. В этом случае ее сможет купить Валгас. Правда, даже для уплаты такой ничтожной части ее цены ему придется продать свой храм со всем содержимым. Ха-ха-ха!

Вик рассмеялся, но уже через мгновение его лицо вновь стало безучастным.

– Я не собираюсь продавать ее, – сказал Хейграст. – Это мой дар Сашу.

– Ты щедр, Хейграст, – равнодушно бросил Вик. – Но ты прав. Ничто, кроме этой мантии, не укроет твоего друга. Он горит так же ярко, как полуденный Алатель в начале месяца эллана. За этот вопрос я не возьму с тебя платы. Ты задаешь его второй раз. Что еще?

– Что ты можешь рассказать о Валгасе? – спросил Хейграст. – В городе ходят слухи, что храмовники занимаются магией. Огромный пес едва не убил моего друга.

<< 1 ... 4 5 6 7 8 9 >>