Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока
Юлия Витальевна Шилова

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 17 >>

– Наталья, ты золотая женщина!

Мустафа положил коробочку с телефоном в пакет и поцеловал меня с такой страстью, что у меня потемнело в глазах и голова пошла кругом.

– У тебя же репетиция, беги! Ты уже и так опоздал.

– Я люблю тебя. Ты – моя жизнь. Моя сказка. Моя любовь. Моя мечта. Моя песня. Моя королева. Моя душа.

– А я-то как тебя люблю…

Как только за Мустафой закрылась дверь, я тут же приняла душ, разложила вещи и, надев купальник, пошла к морю. Подойдя к бару, я увидела у стойки свою соседку по автобусу Татьяну и искренне обрадовалась этой встрече.

– Ну как, ты уже освоилась? – Я села рядом с ней на крутящийся стул.

– Мне кажется, что я уже успела осмотреть все достопримечательности отеля.

– И как?

– Впечатляет. Такое ощущение, что попала в какую-то сказку. Сиди, отдыхай и ни о чем не думай. Замечательно! Кстати, а твой кавалер очень даже симпатичный, – заискивающе произнесла Татьяна.

– А никто и не спорит. Я же тебе сказала, что он красив, как бог.

– А где он сейчас?

– На репетиции. Сегодня вечером для нас будут новое ирландское шоу показывать. Говорят, все будет очень достойно и профессионально.

– Значит, пойдем смотреть. Наташа, а ведь твой турецкий мачо только в сезон работает, а чем он потом занимается, когда курорт закрывается?

– Живет жизнью студента. А в декабре он приедет ко мне в Москву.

– В Москву?!

– Ну да. А что тебя так удивляет?

– А что он в Москве-то будет делать?

– Ему в Москве нравится. Он ко мне уже один раз приезжал.

– Еще бы ему Москва не понравилась, – усмехнулась Татьяна.

Не обращая никакого внимания на неприятную усмешку, я пропустила ее мимо ушей и сказала спокойным голосом:

– Мы с ним за ту неделю, что он был в Москве, объездили все ночные московские клубы. Я и сама не знала, что ночная Москва живет своей жизнью, и эта жизнь в корне отличается от той, которую мы видим днем. Я и представить не могла, что в Москве так много интересных ночных заведений.

– А в эти заведения вы ходили на твои деньги? – В голосе Татьяны был заметен укор.

– Таня, зачем ты задаешь вопрос, если сама заранее знаешь на него ответ? Мы действительно гуляли на мои деньги, потому что у моего возлюбленного денег нет.

– Наташа, а тебе не кажется, что достаточно некомфортно и даже как-то аморально иметь отношения с человеком, который не в состоянии тебе купить хотя бы просто коктейль в ночном баре?

– Придет время, и он купит этот проклятый коктейль, – немного нервничая, ответила я. – Кто знает?! Если он не может купить его сейчас, то это совсем не означает, что он не сможет купить его потом. Жизнь – крайне непредсказуемая штука. А что касается морали… Ты хоть сама знаешь, что это такое? И вообще, кто решает, что в нашем обществе аморально, а что – нет? Это моя жизнь, и, к глубокому сожалению, я живу в государстве, в котором до моей жизни нет никому дела, кроме меня самой. Поэтому я здесь никому и ничем не обязана, кроме моих родителей, конечно.

– Извини, я не хотела тебя обидеть.

– А ты и не смогла это сделать. Я уже давно не обижаюсь на подобные замечания. Люди берутся осуждать то, чего не знают. Судить нас может только Господь Бог. Крутить мне роман с турком или нет – это мое личное дело. Моя судья – моя совесть. Если ты хочешь сказать, что я связалась с альфонсом, то меня это нисколько не напрягает. Конечно, я не хочу всю жизнь быть папой Карло, а мой любимый мужчина – Буратино-альфонсом. Но я тебе уже говорила о том, что я не хочу заглядывать в будущее. Я живу настоящим. Мне сейчас хорошо, и это самое главное. Я стала понимать турецких мужчин. Ведь турком быть нелегко. Если ты захотел секса, то обязательно нужно жениться. А для того чтобы жениться, они должны иметь материальную основу для брака. Это только наши русские Васьки могут жениться с голой задницей. У турков этот номер не пройдет. Поэтому русские женщины для турецких мужчин – это настоящий подарок, – я улыбнулась, но затем сразу сделала серьезное выражение лица и продолжила: – А ведь если говорить серьезно, то турецких мужчин есть за что уважать. Их можно уважать хотя бы за то, что они очень ответственно относятся к своей семье, они любят детей. Ведь действительно приятно посмотреть, как турки относятся к детям. В отличие от наших Васьков, они никогда не бросают их на произвол судьбы. Конечно, я понимаю, что турки в основном женятся на турчанках, и поэтому не строю иллюзий по поводу моего замужества. Я не хочу думать о браке и о моем будущем. Я хочу думать о том, что у меня есть сейчас.

– А я где-то слышала, что зачастую турки на курортах оказывают интимные услуги пожилым немкам, – как-то несмело произнесла Татьяна.

– Пусть оказывают, это не имеет к моему Мустафе никакого отношения, – резко ответила я и, ощутив, что мои нервы уже на пределе, встала со стула и пошла к морю.

Таня побежала следом за мной и заговорила виноватым голосом:

– Наташка, прости меня ради бога. Я понимаю, что не имею права тебя в чем-то осуждать. Не обижайся на меня, пожалуйста. В конце концов, это твое дело, и я не должна задавать тебе лишних вопросов.

– Я рада, что ты это поняла, – сухо проговорила я и села на лежак, стоящий у моря.

– Еще раз извини. Я никогда излишней болтливостью и любопытством не отличалась, а тут сама не знаю, что на меня нашло. Может, на меня так эта страна подействовала. Я тут в первый раз, поэтому для меня тут все в диковинку.

– А у меня от подобных разговоров никогда нервы не сдавали. А тут что-то сдали. Просто надоело это все. Почему все окружающие считают, что я должна стыдиться моей любви?

Этим вечером я вместе с Татьяной сидела на ирландском шоу, которое довольно профессионально поставили аниматоры, и не сводила глаз со своего любимого человека.

– Чудесно! Браво! Замечательно! – кричала я громче всех и хлопала в ладоши, а мой Мустафа постоянно поглядывал в мою сторону и, несмотря на то что он принимал в шоу самое активное участие, оказывал мне различные знаки внимания.

– Слушай, а он и вправду красив, как бог, – не могла не согласиться со мной Татьяна. – Ему бы в кино сниматься. Ему бы тогда вообще цены не было.

– А ему и так цены нет.

Дождавшись, когда наконец мы останемся с Мустафой одни в номере, я с особой теплотой наблюдала за тем, как он возится с мобильным телефоном, словно ребенок с игрушкой, и нежно поглаживала его по спине.

– Не наигрался еще?

– Нет. Так здорово! Тут можно даже клипы снимать. Мне все ребята завидуют. Говорят, какая же у тебя прекрасная девушка и как же сильно она тебя любит.

– Мустафа, а откуда ты так хорошо научился говорить по-русски?

– Я учил русский язык самостоятельно еще в школьные годы. А еще у меня хорошая разговорная практика.

– Разговорная практика с русскими девушками на курортах?

– Наташа, ты меня ревнуешь? Ты же знаешь, что мне никто, кроме тебя, не нужен. А русский язык я учил еще в школьные годы, потому что я всегда верил и ждал, что тебя встречу. Вот и дождался.

От последних слов моего любимого турка на моих глазах появились слезы, и я с трудом удержала себя от того, чтобы не разрыдаться от охватившего меня счастья. Сфотографировав меня несколько раз новеньким телефоном, Мустафа положил его на тумбочку и повалил меня на кровать.

– Наташа, я не хочу тебя потерять.

– А ты меня и не потеряешь. Я всегда буду рядом. Если не в реальности, то мысленно, на расстоянии. И вообще, с чего ты решил, что можешь меня потерять?

– У меня проблемы. Боюсь, что это наша последняя встреча.
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 17 >>