1 2 3 4 5 ... 12 >>

Мародер
Виталий Сергеевич Забирко

Мародер
Виталий Забирко

Жестоко поступают с путешественниками во времени, если они нарушают законы флуктуации, кардинальным образом меняя уже состоявшееся прошлое. Нарушители вытираются из временного потока, будто их никогда и не было. Нависла угроза «вытирки» и над Егором Никишиным, избравшим себе место постоянного проживания современную Москву.

Виталий Сергеевич Забирко

Мародёр

Они живут так, будто до них ничего не было и после них ничего не будет, а есть только они и так будет всегда.

Глава первая

Мне нравятся крупные развлекательные центры, в которых наряду с игорным бизнесом соседствуют обычные увеселительные аттракционы. Стеклянные двери в громадный зал казино «Фортуна» как бы разделяют два мира: реальный мир, обыденный и пресный, и иллюзорный мир призрачного счастья, где посетителя не покидает ощущение вечного праздника. Не знаю, что больше сказывается на этом ощущении – работа дизайнеров, умело подобравших при оформлении казино радующую глаз цветовую гамму, мажорные звуковые эффекты, подсветку игровых автоматов, ломберных и рулеточных столов, или общая атмосфера, создаваемая аурой посетителей, надеющихся на выигрыш. Сам я не играю и не люблю наблюдать, как играют другие. Во время игры слишком много эмоций, по большей части отрицательных, и не в моих правилах попусту будоражить нервы. Я прихожу в казино, сажусь в углу за стойку бара и наслаждаюсь общей атмосферой праздника. Такое времяпрепровождение помогает развеяться и поднимает настроение. Порой, особенно после работы, это крайне необходимо.

– Добрый вечер, Егор Николаевич, – поздоровался бармен, когда я уселся на высокий табурет у стойки.

– Вечер добрый, Серёжа, – кивнул я.

– Что сегодня предпочтёте?

– Сегодня, Серёжа, я предпочту пиво. Светлое, не пастеризованное.

– Живое?

– Именно! Лучшее, на твой вкус.

– У нас всё лучшее, – улыбнулся Серёжа.

– Вкус у всех разный, – не согласился я.

– Как прикажете, – развёл руками бармен. – Если на мой вкус, то попробуйте «баварское».

– Никогда не поверю, что вы получаете из Германии живое пиво.

– Зачем из Германии? – пожал плечами Серёжа. – «Баварское» – это сорт, а делает его отечественная фирма. Как на мой вкус, лучше, чем натуральное немецкое.

– Что ж, если рекомендуешь, попробую.

Серёжа достал из холодильника бутылку, откупорил и начал наливать в бокал. Нравился мне бармен – всегда приветливый, уважительный и в то же время выдержанный, корректный, знающий себе цену. Никаких там: «Чего изволите-с?» Не выношу в людях ни подобострастия, ни высокомерия.

– Прошу, – поставил бокал на стойку Серёжа.

Я пригубил. Пиво было холодным, приятным на вкус и, как бы поточнее сказать… Душистым? Нет, духмяным, вот!

– Уважил, – оценил я.

Губы бармена тронула улыбка, но ни тени снисходительности в ней не проскользнуло. Приятно иметь дело с людьми, имеющими понятие о человеческом достоинстве, как своём, так и собеседника.

– Что будете под пиво, Егор Николаевич? Омары, лангусты, кальмары, сёмга?

– А раков нет?

Спроси бармена о вобле, он бы меня не понял. Вобла не для таких заведений.

Серёжа развёл руками.

– Вот тебе и пожалуйста, – огорчился я. – Как что заморское, так навалом, а отечественное… Красная икра есть?

– Под пиво? – Брови Серёжи взлетели вверх, и он недоверчиво посмотрел на меня. – Что вы, право, Егор Николаевич…

– Под пиво, – упрямо подтвердил я. – У тебя какая икра – баночная или бочковая?

– Бочковая.

– Жаль, баночная посуше, под пиво лучше. А ещё лучше подвяленная. Выкладываешь её на поддон в один слой и выставляешь в тень на ветерок часа на два… Прекрасный деликатес под пиво!

– Залежалых продуктов не держим, – корректно покачал головой бармен. Как гурман я навсегда упал в его глазах.

– Ладно, давай бочковую…

– На бутербродах с маслом?

– Нет. На блюдце с ложечкой.

Серёжа поставил передо мной блюдце с икрой.

– Ещё что-нибудь?

– Пока всё.

Бармен кивнул и отошёл. Похоже, сегодня доверительного разговора у нас не получится. Огорчил я Серёжу своим гастрономическим бонтоном. Знал бы он, что мне в молодости приходилось есть, не говоря уже о детстве! Никогда туда не вернусь, не затем сбегал.

Я отпил пива, нарочито медленно, контролируя себя, съел ложечку икры и понял, что Серёжа прав насчёт несовместимости красной икры с пивом. Но… Но прав-то он здесь, поскольку никогда не был там.

К противоположному концу стойки подошёл молодой человек в широких штанах с многочисленными карманами и пёстрой рубашке навыпуск, сел и сиплым голосом позвал бармена. Обыкновенный парень. Местный. Лицо у него было застывшим, а взгляд потерянным.

Серёжа повернулся к клиенту, оценил намётанным взглядом и тихо поинтересовался:

– Деньги есть?

– Есть, – буркнул парень, не глядя на бармена. – Водки.

Серёжа не двинулся с места, продолжая пристально смотреть на него. Парень поморщился, пошарил по карманам и уронил на стойку мятую сторублёвку. Руки у него подрагивали – видимо, проиграл крупно.

Бармен налил стопку водки, поставил перед клиентом на стойку и пододвинул блюдце с крохотным маринованным огурчиком. Парень залпом выпил и отодвинул блюдце.

– Не надо.

– За счёт заведения, – корректно сказал Серёжа.
1 2 3 4 5 ... 12 >>